«НТВ-Плюс» был готов платить за показ РПЛ 27 млн долларов за сезон в 2007-м. ВГТРК написала письмо Путину и предлагала 600 тысяч

Бывший замдиректора дирекции спортивных каналов «НТВ-Плюс» Владимир Вайнштейн рассказал, как в 2007 году велись переговоры о продаже прав на трансляции матчей российского чемпионата.

«НТВ-Плюс» был готов заплатить 27 млн долларов за год показа, ВГТРК – около 600 тысяч долларов. Представители ВГТРК составили письмо и передали его президенту России Владимиру Путину. В итоге, по словам Вайнштейна, «НТВ-Плюс» заключил контракт, однако получил указание передать половину матчей для показа ВГТРК.

– Подобные контракты вообще дорабатываются несколько месяцев. Это же огромная работа: согласования, гарантирование денег, юридические моменты – как структурировать договоры, как их провести так, чтобы аудит не придрался, финансовая оценка каждого элемента. Это все долго и сложно.

Но как-то закрепить наши договоренность нам было необходимо, потому мы подписали Меморандум между РФС, РФПЛ и «НТВ-Плюс». Он до сих пор хранится в надежном месте: подписанный всеми сторонами, но так и нереализованный в должном виде.

Хотя эта схема была удобна всем. Клубам, хотя тех денег все равно было крайне мало по сравнению с их бюджетами, но они могли стать неплохой базой для развития. Хорошо бродкастеру, который получал долгосрочную программу, который мог развивать показ и был заинтересован в это вкладывать деньги. Хорошо зрителю – мы оставляли бесплатный показ (матч недели на Первом – прим.) плюс региональное вещание. Хочешь больше – тогда оформляй подписку.

– Лига тоже была довольна?

– Интерес у них был огромный. Большие деньги, контракт на четыре года – мы начали с 23 миллионов и дошли до 27. В сумме получалось около 96 млн на 4 года. Причем весь этот объем мы поделили на две части. Права – то есть полный эксклюзив на матчи, хайлайты, новости и так далее. А 6-8 млн долларов – это был спонсорский пакет второго уровня. Первый был у Росгосстраха. Он позволял иметь шесть щитов на поле, официальное обозначение как информационного партнера, но самое главное – рекламу «НТВ-Плюс» как спонсора во время показа матчей.

То есть мы получали рекламное время на других каналах. Это уникальный случай, когда федеральные каналы были вынуждены рекламировать «Плюс». Сейчас ничего подобного вы и близко не увидите. Это как если бы «Матч» рекламировал эфиры НХЛ на «Яндексе».

Когда в ВГТРК поняли, что их прокатили – включились административные рычаги. Причем на абсолютно демагогической, социальной платформе. Рассуждения типа «у народа украли любимую игру, сейчас все пойдут бить стекла». А на носу выборы 2008 года.

Это, конечно, абсолютная бредятина, в результате которой мы имеем то, что имеем, и никуда за следующие почти 15 лет не продвинулись. Хотя могли. В тот день мы объявили о договоренности по новому контракту, у нас в 30 раз выросло количество заявок на установку системы «НТВ-Плюс». В тридцать раз. То есть вместо того, чтобы бить стекла, люди пошли подписываться.

А ведь «НТВ-Плюс» – это не те интернет-платформы, что сейчас. Это нужно было ставить тарелку, не в каждом доме можно было ее установить, не везде тарелка выходила на этот спутник под нужным ракурсом. То есть технически не каждое домохозяйство могло себе позволить это, даже если и хотело. И все равно в 30 раз вырос спрос.

– Что сделали в ВГТРК?

– В течение недели с момента объявления о новом контракте до старта чемпионата ВГТРК усилиями своих руководителей составили абсолютно демагогичное письмо. В итоге на какой-то сельхозконференции Путину его передали. Видимо, Добродеев (гендиректор холдинга). Владимир Владимирович посмотрел и сказал знаменитую фразу.

Все. Больше ничего не надо было. Дальше как у Корнея Чуковского: все задрожали, в обморок упали. Кстати, его внук, Митя Чуковский – директор спортивных каналов «Плюса» – очень помог нам в подготовке и реализации этого контракта. Через несколько дней была пресс-конференция по случаю подписания соглашения. Мутко не появился, хотя его подпись стояла под меморандумом. К чести Михаила Воронцова (тогда – президент РФПЛ – прим.) он пришел, и мероприятие мы провели.

– Получается, ваш контракт так в итоге и не был подписан в том виде?

– Да. Но был подписан меморандум, а он, как это говорится по-английски, binding — обязывающий. Мы уже договорились о сумме и других условиях — нужно было просто согласовывать много деталей. В итоге контракт-то был подписан в июле, хотя старт сезона был в марте.

– Естественно, на других условиях?

– Там смешно получилось. Условия были примерно те же — может, мы немного снизили сумму. Но при этом за спиной мы получили указание половину матчей отдать на ВГТРК. Причем с правом первого выбора, – рассказал Вайнштейн.

Материалы по теме


Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья