«При Сталине и то оправдывали чаще». Фанат «Сибири» отсидел 2,5 года по ложному обвинению в убийстве фаната «Енисея»

Фанат «Сибири» Виктор Афанасьев рассказал о том, как отсидел почти 2,5 года из-за смерти фаната «Енисея» Эдуарда Самышкина в результате драки.

В ноябре 2017 года во время драки между фанатами «Сибири» и «Енисея» Самышкину пробили висок и сломали шейные позвонки, из-за чего он умер на месте. По версии следствия, именно Афанасьев нанес смертельные травмы. Виктор находился в заключении и пытался доказать свою невиновность. Только в мае 2020-го он вышел на свободу.

– Я был уверен, что тот, с кем я дрался, не получил никаких травм, он был в сознании, и ударов я ему сильных не наносил. Ко мне начали ходить оперативники и следователи и, по сути, заставляли взять вину на себя, написать чистосердечное. Они обещали минимальное наказание и переквалификацию статьи на менее тяжкую.

Когда пришли экспертизы, там не было ничего, что указывало на меня. И вот тут-то я понял, что правда никому, кроме меня, не нужна. И всем было все равно, кто будет сидеть. Им важно закрыть дело и отчитаться. А я оказался самым удобным кандидатом.

Как я узнал позже, ко мне домой приходили с обыском. И давили на семью, что сяду именно я, что лучше будет признаться. Никто в это не верил, все, кто меня знает, понимали, что я не могу так избивать человека.

Потом уже начали всплывать показания тайных свидетелей, на которые ссылалось следствие. Я сразу понял, что это все вранье. Но не мог представить, от кого все это идет. Мотивы-то очевидны, кто-то хочет избежать наказания и пошел на сделку со следствием. Дал им то, что они хотят – все остались счастливы. Я думаю, они не верили, что я и мои близкие пойдем до конца и добьемся правды.

– Зачем тебя оговорили?

– Им надо было выгородить себя. Чтобы это сделать, нужно кого-то скормить системе. В данной ситуации это было выгодно следствию. Можно сослаться на их показания и вокруг них выстроить обвинение. По сути, это и легло в основу обвинения.

– Не терял надежду на справедливость, пока был в заключении? Как адаптировался к новым условиям?

– 2 года и 5 месяцев, проведенных в следственном изоляторе – это не передать словами. Меня поймут только те люди, кто был там и видел условия содержания. Также меня поместили в камеру вместе с убийцами и насильниками. Сидел я только с теми, у кого были особо тяжкие статьи.

Надежда на справедливость начала угасать после первого суда. 8 лет и 6 месяцев, по сути, ни за что. Это тяжело. Следствие нас не слышало, суд тоже не разбирался. Руки опускались. Но я и мои близкие держались и верили.

В заключении меня приняли, как и всех. По большей части там все говорят, что невиновны. Конечно, и я говорил, что не виноват.

– Твоя история с полной реабилитацией перед законом – редкость для нашей судебной системы?

– Мой случай – наверное, один на миллион. Можете посмотреть статистику оправдательных приговоров по стране. Если не ошибаюсь, это 0,36% в 2019 году. При Сталине и то число было в разы больше, оправдывали чаще.

Но, я считаю, если правда на твоей стороне, то возможно все, – сказал Афанасьев.

Материалы по теме


Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные