Блог С миру по Нитке

Руки прочь от «Ролан Гаррос»

«Ролан Гаррос» приближается, и значит, снова всплывают разговоры о его возможных изменениях. Чтобы напомнить, о чем идет речь, сначала маленькое превью к этому турниру, которое было написано для журнала PRO Sport, а потом – реакция на происходящее, изложенная в статье Дональда Линча (TENNIS.com).

Итак, краткая история вопроса (из журнала PRO Sport).

Смена вех

Открытый чемпионат Франции по теннису ждет глобальный ребрендинг. Разговоры о тесных помещениях, трибунах малой вместимости и устаревшей инфраструктуре стадиона Ролан Гаррос идут не первый год. Для начала организаторы турнира решили последовать примеру «Уимблдона» и Australian Open и оградить себя от влияния погодных условий – в мае прошлого года появился проект раздвижной крышей над центральным кортом имени Филиппа Шатрие. Но в том же 2009 году состоялась знаковая встреча величайшего теннисиста всех времен и народов, а по совместительству главы совета игроков при АТР Роджера Федерера с директором турнира Жильбером Исерном, во время которой последнему был вручен длиннющий список жалоб от игроков. Параллельно с этим обзаведшиеся к тому временем современными стадионами Мадрид и Пекин заявили, что готовы принимать у себя турнир «Большого шлема», раз уж Париж не справляется. Особую активность проявил серый кардинал мадридского турнира Ион Цириак, который когда-то вел финансовые дела Бориса Беккера, Марата Сафина и других теннисистов. Испугавшись его экстравагантных идей, таких как грунт голубого цвета и мячи нестандартного размера, французы зашевелились. Был предложен проект расширения существующего стадиона со строительством нового центрального корта в 500 метрах от нынешнего, что позволяло бы сохранить историческое название и атмосферу. Этот проект, наверняка, был бы принят, если бы Парижу удалось получить летнюю Олимпиаду-2012. Но Лондон обошел столицу Франции, и мэрия города притормозила проект, аргументировав свое решение мнением жителей фешенебельного района, не желавших лишиться находящегося на предполагаемом месте стройки общедоступного стадиона. После этого стали рассматриваться варианты полного переезда турнира в пригороды Парижа со строительством абсолютно новой арены (и тогда встает вопрос – что будет с названием турнира?). Одним из вариантов переезда называется пафосный и блестящий Версаль, а другим – попсовый и американизированный Диснейленд. Оба варианта ужасают ревнителей традиций, поскольку ни пышность Версаля, ни дурновкусие Диснейленда не соответствуют историческому окрасу одного из столпов игры с его трудовым теннисом и камерной почти домашней атмосферой. Тем не менее, международная теннисная федерация в лице ее непотопляемого главы Франческо Риччи-Битти давит на организаторов «Ролан Гаррос», и окончательное решение должно быть принято уже в феврале следующего года.

А теперь говорит Дональд Линч, статья называется примерно так: «Руки прочь от «Ролан Гаррос»! Интимная обстановка придает турниру особое обаяние». Товарища очень огорчил Федерер, и он все время его подкалывает, но воспримем это как средство художественной выразительности.

«Поскольку никто не хотел «воровать у меня детство», отправив меня в теннисную академию, то самая суровая истина, которую мне пришлось усвоить в молодости, состояла в том, что теннис по ТВ намного лучше, чем вживую. Я понял это на основе нескольких поездок на US Open, где я со своего места уловил пару чуть слышных попискиваний в нескольких милях ниже меня, а потом мне сказали, что это был «знаменитый стон» Моники Селеш. И корт я видел, как Бетт Мидлер видела мир – синий с зеленым и очень далекий, откуда-то сверху – только в отличие от Бетт, нас с друзьями эта высота не успокаивала и не умиротворяла. На самом деле, пока мы убеждали друг друга, что «нет ничего лучше, чем атмосфера на Open», в глубине души мы думали, что атмосфера была бы намного лучше, если бы они снесли эту гигантскую чашу и построили стадион, на котором не будешь путать Пита Сампраса и Штеффи Граф. Я клянусь, что пока не стану главой American Express или не добьюсь возможности выбирать билеты, как братья Болдуины, я буду смотреть Open в подвале у своего дяди.

Поэтому не удивительно, что мы с друзьями немного волновались, когда отдали все деньги, предназначенные на вечернюю выпивку, за билеты на корты Ролан Гаррос. Безусловно, красная глина, которая вела к стадиону, воспламеняла фантазии, в которых мы сами шли туда играть. И, конечно, вафли, политые теплой нутеллой, радовали безотносительно обстоятельств. Но сможем ли мы, совсем не богачи, увидеть матчи с наших мест? Mais oui! (Конечно, да!). Пока мы пробирались, перед нами открывалась прекрасная картина стадиона разумных размеров. Для того, чтобы увидеть, что происходит, не надо быть важной шишкой или мэром. И если с дешевых мест арены Сюзанны Ленглен сделать Серене Уильямс предложение, крик не потонет в грохоте пролетающих над головой самолетов. Это – и мы все были с этим согласны – был теннис, каким он должен быть.

Можно было подумать, что при таком раскладе федерация тенниса Франции будет полностью довольна нынешним состоянием дел. Но вместо этого они, как какой-то недовольный своим телом подросток, нацелились на изменения, которые позволят увеличить прибыли, и которые уже прошли остальные ТБШ. Они задумались о том, что, может быть, тоже стоит расшириться и укрепиться. По словам директора турнира Жилбера Исерна, чтобы быть конкурентоспособными, организаторам надо либо расширить существующий стадион, либо вообще переехать в Версаль. Или в Диснейленд (можно предположить, что тогда разогревочный турнир будет проходить в Долливуде).

Побуждающей силой к изменениям отчасти стал «длинный список жалоб» на условия проведения «Ролан Гаррос», который Роджер Федерер предоставил Исерну в Монте-Карло в прошлом году. И это заставило Исерна катастрофически оценить ситуацию – он предположил, что турнир может стать устаревшим. Может быть, он представил, что «Ролан Гаррос» станет современным аналогом Australian Open 70-х, что Маргарет Корт и Крис О’Нил вернутся, чтобы побороться за женский титул, а топ-мужчины вообще будут иметь смутное представление, где все это происходит.

И теннисные болельщики всего мира с уверенностью ответят на это: «Любой ценой купите Федереру золотой биотуалет, но от самого лучшего «Шлема» – руки прочь!». Теннис – это спорт, который, как комедийное шоу или театр, хорош своей близостью и традиционным укладом. Тщательно хранимый секрет настоящих болельщиков состоит в том, что на обычных турнирах действо видно намного лучше, хотя ставки для игроков там и намного ниже. И когда эти турниры пытаются подражать масштабам «Шлемов», увеличивая или модернизируя стадион, это не всегда идет на пользу болельщикам или атмосфере. Итальянцы однажды решили усовершенствовать Foro Italico, чтобы придать стадиону Pallacorda, с его драматической историей и статуями эпохи фашизма, статус всего лишь второго корта. Одна из самых прекрасных и атмосферных арен в Европе была понижена в статусе в основном из-за того, что невозможно было высечь из античного мрамора VIP-ложи. Недавно стадион снова перестроили, и я надеюсь, это укрепит его связь с прошлым.

Гонка условий между «Шлемами» неуместна. Полуфиналы и финалы US Open сейчас проходят в том месте, которое на самом деле могло бы быть футбольным стадионом – многие из тех, кто присутствовал при знаменитом срыве Серены, не могли определить со своих мест на верхотуре, почему матч закончился. Им потом приходилось узнавать это по ТВ. Это невозможно на Ролан Гаррос. Может быть, он и переполнен, но если ты попал на стадион – что по правде говоря, намного легче, чем, скажем, на «Уимблдоне» – тебе практически гарантирован хороший вид.

А что там с другими «изменениями»? Новые голубые корты на Australian Open медленны – что приятно – но это был такой резкий переход к новому имиджу турнира, что к нему на несколько лет вернулось прозвище «пятого битла». Выдвижную крышу «Уимблдона» можно считать редким успехом в этом ряду изменений, но должен ли Открытый чемпионат Франции последовать его примеру? Любой, кто играл на грунте, знает, что во время дождя лучше побить баклуши. Французам надо просто глубоко вдохнуть, посмотреть через Ла-Манш и принять тот факт, что хоть у них и нет крыши над центральным кортом, у них есть многие вещи, которых нет у LTA. Например, несколько хороших игроков.

Исерну не стоит волноваться об участии игроков в турнире, какие бы скрытые угрозы они ни делали. Организаторы могут вообще провести турнир на попкорне и настаивать на том, чтобы игроки заворачивались в рыболовные сети, и я гарантирую, что в конце мая Федерер будет там. Он будет убедительно рассказывать, что играть на попкорне станет для него «новым вызовом» и надеяться, что его бедра не выглядят толстыми в новом русалочьем костюме. Так что, Жилбер, слушай его внимательно, наполни его раздевалку голубыми M&Ms, свежесрезанными цветами и положи туда инкрустированный драгоценными камнями бандаж. Но, пожалуйста, ни в коем случае, не пытайся соревноваться с другими «Шлемами».

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.