Блог The Football Economist

Competitive Balance

Друзья, почему каждый уик-энд мы с вами смотрим футбол? Потому что нам интересно узнать, чем он закончится. Именно непредсказуемость результата делает любую игру интересной для зрителя. Спорт - это продукт, в основе которого лежит соревнование с заранее неизвестным исходом, и если этот продукт качественный, люди всегда будут его покупать. А для того, чтобы непредсказуемость результата была гарантирована, необходимо всегда поддерживать баланс между соперниками.

Можно провести аналогию между современным футбольным матчем (или турниром) и выступлениями боксера. Очевидно, что целью боксера является максимизация собственной прибыли. Что ему для этого нужно? Нужен соперник. И чем сильнее, тем больше денег он получит после победы. Без сомнения, именно соревнование пробуждает интерес зрителя. Когда у боксера нет соперников, у него нет прибыли. К слову, это еще одна причина, уже чисто экономическая, по которой Барса не может существовать без Реала, а Реал без Барсы. Чистая монополия - это катастрофа, всегда должно быть противоборство примерно равных по силе сторон. Конфликт - первый закон зрелища, театральных постановок, драматургии.

Этот нехитрый принцип является основой, на которой функционирует весь американский спорт и к которой столь стремительно движется UEFA во главе с господином Платини. Простая логическая цепочка:

максимально сбалансированное распределение доходов среди клубов и лиг --> увеличение конкуренции как внутри чемпионатов, так и среди лиг --> увеличение интереса со стороны зрителей --> повышение спроса на «футбол», как на продукт во всем своем многообразии -->

а) повышение инвестиционной привлекательности футбола, как бизнеса (притоку инвесторов в самые разные клубы и лиги);

б) увеличение доходов во всей индустрии в целом (в том числе и в UEFA);

в) увеличение роли футбола (футбольных организаций) в социально-экономической жизни общества в целом (иначе говоря, власть).

В отличие от Европейского футбола, который восходит к фольклорным традициям и является частью народной культуры, спорт в США с истоков был запланирован, как бизнес: американский дух предпринимательства не обошел стороной и эту сферу общественной жизни. На родине дядюшки Сэма никто не ставил под сомнение необходимость внешнего регулирования спортивных лиг. С самого начала предполагалось, что все клубы должны быть максимально прибыльны. Соответственно, были организованы закрытые лиги (без выхода в высшую и вылета в низшую). Этот шаг позволил привлекать инвесторов, которые могли быть спокойны за то, что из года в год команда, в которую они инвестируют, будет играть на самом высоком уровне.

Кроме этого был принят ряд ключевых решений, позволивших создать максимально справедливую систему распределения как денежных средств, так и самих исполнителей среди клубов соответствующих лиг.

1) Sports Broadcasting Act, 1961 г.: коллективное распределение доходов с продажи билетов и реализации прав на телетрансляции.

2) Salary Cap («Потолок зарплат»): сложная система выплат игроками в американских лигах, предотвращающая возникновение «гонок зарплат», дестабилизации ситуации на рынке оплаты труда и, как следствие, покупки большого количества топовых игроков одним клубом.

3) Система Драфта: распределение молодых игроков по клубам Лиги (лотерея в НХЛ и НБА или обратный порядок драфта в НФЛ). 

Большую часть из этих вмешательств можно было бы назвать неправомерными в других индустриях, однако спорт – это уникальный бизнес, потому что в нем ты зарабатываешь по максимуму только тогда, когда зарабатывает твой прямой конкурент, в этом его парадокс. Спорт -  это совместный продукт. К слову, когда в Дортмунде на заре 21 века случился экономический кризис, главным кредитором выступила именно Бавария.

Существует рад предпосылок, полученных как эмпирическим, так и теоретическим путем, на которых зиждется вся экономика американского спорта:

1)          Неравенство ресурсов приводит к неравенству в соревновании;

2)          Интерес фанатов уменьшается, когда результаты становятся предсказуемыми;

3)          Специфическое перераспределение делает результат менее предсказуемым.

Структура Европейских профессиональных лиг отличается в точности до наоборот от американского аналога. Во-первых, сохранена строгая вертикаль “клубы - национальные лиги – национальные ассоциации – международные организации”. Практически в каждом чемпионате существует разделение на топ-команды, стабильных середнячков и заведомых аутсайдров. Вылезти из низов иерархии без серьезных инвестиций практически невозможно.

Во-вторых, наличествует система “вылетов и выходов” в низшую и высшую лиги соответственно, как следствие, риск потери вложений увеличивается кратно. В том числе и поэтому действительно крупные инвестиции редко когда приходят в клубы второй десятки топовых чемпионатов.

В-третьих, распределение футболистов происходит по раночным законам спроса и предложения без каких-либо дополнительных ограничений. Иначе говоря, кто больше предложил, тот и купил. Из этого вытекает и возникновение повышенной текучки кадров, особенно среди “звездных”  игроков, и переоцененность футболистов на трансферном рынке, и их раздутые зарплаты.

В-четвертых, слабо развиты унифицированные или коллективные соглашения об условиях работы футболистов в клубах, отстутствует коллективная продажа атрибутики клубами и прав на телетрансляцию, что так же приводит к дифференциации условий труда.

Все эти моменты приводят к финансовой нестабильности и спортивному дисбалансу в долгосрочной перспективе: бедные беднеют, богатые богатеют.

Возникает логичный вопрос: что привело к таким разительным отличиям формирования двух систем, одна из которых терпит видимый крах, а другая держит в узде всю спортивную индустрию уже долгие годы? Один из возможных варианов ответа кроется в истории.

На заре оформления людской забавы в самостоятельную сферу предпринимательской деятельности Европа и США пошли двумя принципиально разными путям: если Америка строила свою систему, основываясь на концпции “максимизации прибыли” (“profit maximization”), то Европа  базировалась на концепции “максимальной полезности” (“utility maximization”), где во главу угла ставился спортивный успех, определяемый не только как победа в турнире, но и как выход в соответствующие Лиги и Кубки (ЛЧ, УЕФА, Европы, Ярмарок и т.д.) или невылет в низший дивизион. В рамках этой концепции прибыль рассматривалась не как цель, а лишь как средство для достижения долгосрочной финансовой стабильности и выживания.

Однако сегодня, в век, когда деньги становятся новой религией, бизнес-акулы со всего света всерьез нацелились на футбольный рынок, вследствие чего предпосылка о главенствовании спортивного успеха перестает работать. Другое дело, что в существующей конъюнктуре рынка невозможно выйти на сверхприбыли без трофеев. На первый взгляд кажется, что это и есть путь к спасению – чтобы разбогатеть, клубы будут бороться за титулы и навязывать конкуренцию лидерам. Но в реальности, конкурировать без первоначальных инвестиций архисложно, и чаще коллективы прибегают к спекулятивной схеме работы перепродажи игроков или роли фарм-клуба для извлечения прибыли. 

Все стремительнее команды рассматриваются, как источник обогащения их владельцев. Однако сама система, в рамках которой клубы существуют, изначально не приспособлена и не предназначена для таких целей, в ней нет ни соответствующих регуляторов, ни правил, ни обычаев. Таким образом, весь европейский футбол начинает разрывать изнутри: по информации UEFA в 2012 году 64% (!) европейских клубов оказались убыточными. Часть из этих клубов прячется за спонсорские деньги, но большинству повезло чуть меньше, и никакой подушки безопасности у них нет. В это же время Манчестер Сити, Зенит и Анжи, получающие деньги извне, методично подрывают трансферный рынок и рынок зарплат, тем самым медленно уничтожая эти самые 64% европескийх клубов.

Подобные действия имеют смысл лишь в краткосрочной перспективе: доходы от продажи билетов и атрибутики вырастут, клубы получат дополнительные бонусы и премии за выход в ЛЧ и т.д. Однако обратной стороной медали станут события, случившиеся с Глазго Рейнджерс и Портсмутом. Несмотря на то что видимой связи между покупкой Это’о в Анжи и крахом британсих клубов нет, одно, бузусловно, вытекает из другого, пускай и опосредованно. В долгосрочной перспективе увеличивающаяся финансовая нестабильность и растущие, как на дрожжах, зарплаты и цены игроков к возникновению все больщего числа убыточных клубов. Это может может повлечь за собой прекращение инвестиций в новые стадионы и развитие молодежи. Футбол может превратиться из народной игры в игру богачей, а лиги (или ЕдинаяСуперЛига) станет закрытой не вследствие введения регуляторов, а ввиду экономических причин: богатства одних клубов и разорения остальных.

Современная система организации европейских футбольных лиг противоречит базовому принципу, описанному вначале: спорт – совместный продукт. И для того, чтобы избежать всеобщего краха (или, как минимум, краха большинства), необходимо благополучие всех элементов.

В заключение стоит еще раз подчеркнуть: речь не идет о том, как все шоколадно в славных Штатах, и как все печально в Европе. Речь не идет о полном копировании американского стиля управления, со всеми его нюансами: очевидно, что американский спорт, как и все американское общество заметно отличается от европейского, и, условно, создавать систему драфта в Европе такой, какой она существуют в Америке, бессмысленно. И в данной статье не рассматриваются конкретные шаги по стабилизации ситуации. Нет. Разговор лишь о том, что фундамент самой игры в футбол поменялся со своими внутренними ценностями и ориентирами. Футбол сегодня и футбол 40 лет назад фактически две разные игры. И игнорирование таких изменений похоже на использование телеграфа в эпоху интернета. Изменения необходимы, в том числе и на законодательном уровне, в том числе и на уровне основных принципов работы лиг, клубов и игроков.

Такие изменения уже начались. И ярким тому примером служит система финансового фэйр-плей (“financial fair-play”), о котором более подробно будет рассказано в следующих статьях.

Что посмотреть?

David Dein, бывший директор Арсенала, объясняет возникновение премьер-лиги.

Что почитать?

1) "Футбол это спорт, который хуже всего управляется в этой стране". Hugh Robertson UK Sport Minister январь 2011.

2) Спонсорские сделки должны "стоить справедливо".

3) Andreff W., Szymanski S. Handbook on the Economics of Sport. Cheltenham, Edward Elgar, 2006.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья