Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Без шансов, без вариантов. В последний раз про Супербоул

    Станислав Рынкевич находит в себе силы отрефлексировать нанесения тяжких телесных повреждений «Денверу» и перевернуть страницу сезона.

    «Двенадцатый игрок» – так зовут себя фанаты «Сиэтла», самые шумные в лиге. Фото: Fotobank/Getty Images/Jonathan Ferrey

    Четыре дня потребовалось на то, чтобы эмоционально перезагрузиться после главного матча сезона (если быть точным, постсезона) НФЛ. В этом году я впервые прочувствовал всю тяжесть миссионерской роли Супербоула. Так чувствуют себя любители соккера во время матчей сборной России или финала чемпионата мира. Так чувствуют себя любители хоккея во время зимних Олимпийских игр. Наш праздник становится общим.

    С одной стороны, это очень здорово. Многие, включая меня, тоже когда-то начинали с Супербоула, потому что как иначе подсаживать людей на новую спортивную иглу? Все самое лучшее, все самое хайпнутое. В конце концов, если пациенту будет тяжело воспринимать реальность на поле, он оживится во время хаф-тайм шоу. Мои друзья и знакомые, знающие об американском футболе только по постам в соцсетях, брали отгул на работе, чтобы посмотреть Событие.

    С обратной стороны, это утомительно. Супербоул является игрой в игре, он менее всего похож на будни американского футбола по тем же причинам, по которым его так ждут. И когда финальный матч сезона обвиняют в том, что он больше похож на поп-культурное событие, чем на спортивную игру, это звучит нелепо. Так можно обвинять Новый год в том, что он мало похож на обычный четверг. Мы не делаем салат оливье в обычный четверг, не взрываем петард и не слушаем послание президента. В этом его, четверга, прелесть.

    Но после большого праздника наступает момент, когда надо собраться с силами, пропылесосить квартиру и зажить обычной жизнью. Жизнь любителя американского футбола не умерла на 9 месяцев после того, как «Сиэтл» стал лучшей командой года. У нас впереди съезд скаутов, подписания свободных агентов, драфт и многое другое. Классно, если этой жизнью после Супербоула с нами начнет жить еще несколько человек. И на следующей неделе я расскажу, что им делать, как не уплыть из мира НФЛ без воскресных матчей. А сегодня – в последний раз – про XLVIII.

    Конечно, все немного разочарованы. Впервые за столько лет в финале сошлись две лучших команды лиги, защита против нападения, басенная битва кита со слоном – и такой пшик. Спортивный матч тем интереснее художественного фильма, что в нем совершенно никто не знает, чем все закончится. Если действие происходит в прямом эфире, то спойлеры исключены, все испытывают эмоции одновременно. Но концовка фильма может не содержать в себе интриги только если режиссер сплоховал. А на футбольном поле нельзя гарантировать, что будет интересно до самого конца. В конце концов, это спорт, а не шоу, что бы про гридайрон не говорили.

    Интрига – это единственное, чего не доставало финалу. В ней был сюжет. Мы на Sports.ru сознательно раскручивали персону Пейтона Мэннинга не только потому, что он заслуживает быть узнаваемым за пределами США, но и потому что очень важно знать историю хотя бы одного человека в матче. Чем больше ты знаешь таких историй, тем интереснее, но история Пейтона была самой богатой. История падения гиганта не многим уступает истории его восхождения. Позорное пятно вместо увековеченного величия – это та же трагедия, только без хэппи-энда.

    В игре было зрелище. Возврат от Перси Харвина, фамблы и перехваты, господи боже, сэйфти при первом же розыгрыше! Любители суеверий выли от ужаса после того, как Джо Нэмет бросил монетку в воздух, когда никто из капитанов команд не определил, кто «решка», а кто «орел». А затем подарок в два очка и владение для «Сиэтла» на первом же розыгрыше. Я считал и продолжаю считать, что классная игра защиты в американском футболе смотрится не менее круто, чем игра в нападении. И этим Супербоул был богат.

    Алексей Марченко незадолго до матча задавался интересным вопросом, как влияет результат финала на наше восприятие игры. Честно говоря, пока ни на что глаза не открылись. «Защита выигрывает чемпионство»? Эта классическая поговорка в истории уже давала сбои. Правда в том, что такой защиты, как у «Сиэтла» не было в лиге очень давно. Специалисты говорят, что 14 лет, с первого чемпионства «Балтимора» и Рэя Льюиса. «Сихокс» идеально провели матч, просто идеально. Защита смяла одну из лучших оффенсив-лайн в НФЛ, Расселл Уилсон не выпендривался и не ошибался, а Перси Харвин сделал то, чего от него ждали весь сезон – взрывался в каждом розыгрыше.

    «Бронкос» в то же время совершили массу мелких ошибок, которые суммировались в большую катастрофу. Разумеется, Пейтон провел неудачный матч. Но можно ли записывать его в единоличные виновники поражения, когда его принимающие отдавали мяч сопернику? Когда защита не могла остановить неэлитное нападение «Сиэтла» на третьих даунах? Мы посмотрели, как одна команда сыграла на максимуме своих возможностей, а другая – на треть своих возможностей. Судьба трофея Ломбарди решили не ярды и дюймы, оно было выиграно не на тоненького (как финал НФК с «Сан-Франциско»), а с самым солидным запасом в новейшей истории НФЛ.

    Если отбросить эмоциональную риторику, то статус Пейтона Мэннинга тоже никак не изменился. Он не перестал быть пятикратным MVP, спортсменом года, и так далее. Что, кто-то всерьез полагал, что второй перстень вдруг заставить всех склонить головы и признать его лучшим квотербеком в истории? Да черта с два. Консенсуса относительно великих не будет никогда. Индивидуальные титулы раздали до Супербоула. В Супербоуле разыгрывался командный титул. И если количество чемпионских перстней является для вас универсальным мерилом в иерархии квотербеков, и Джо Флакко для вас лучше Дэна Марино, то у нас с вами разные системы ценностей.

    No time for losers, как пел классик. Перед чемпионами полагается снять головной убор. Пит Кэрролл создал классную команду, которая шла к этому титулу постепенно, а дошла, когда западный дивизион был сильнейшим в НФК. Разбойничья банда защитников с дурацким прозвищем The Legion of Boom вошел в историю. Расселл Уилсон всего лишь на второй сезон после драфта добился того, к чему великие шли десятилетия и так и не дошли. «Сиэтл» – чемпион. С этой простой фразой мы готовы войти в новый сезон.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы