Загрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскать

Тренды-2011. Герман Ткаченко: «В «Динамо» и «Зените» платят больше, чем в «Анжи»

Всего за один год в России стало на один топ-клуб больше. Пока не статусом, но деньгами «Анжи» вербовал игроков, которых два круга назад нельзя было представить не то что в Дагестане – в России вообще. Не имея официальной должности в клубе, управлением новым проектом Сулеймана Керимова фактически занимался Герман Ткаченко, бывший генменеджер «Крыльев Советов» и босс крупной консалтинговой конторы. Юрий Дудь пообщался с Ткаченко в рамках сериала «Тренды-2011» и узнал, состоит ли Керимов в «Единой России», правда ли за переезд в Россию Юрий Жирков получил настоящий танк и с какой стати Роберто Карлос перемещается по Москве на машине с мигалкой.

Диуф, страшный сон

– Три вещи, которые не получились у «Анжи» в 2011 году?

– Мы все-таки кого-то не купили из тех, кого хотели. Второе – мы не сумели, хотя и много для этого сделали, переломить антикавказский тренд. Третье – мы к концу года не смогли уйти от того, что нас медийно используют все кому не лень. Но с этим мы сейчас будем бороться.

– Как?

– Поначалу мы относились к этому просто: любое упоминание, кроме некролога, это хорошо. Это тащило узнаваемость вверх. Сегодня это нас не устраивает, мы воспринимаем себя по-другому. Мы выбрали человека, которого даже в страшном сне не хотелось бы видеть у себя в команде, но который болтал, что у него есть предложение из «Анжи». Мы будем с ним судиться. Я говорю об Эль-Хаджи Диуфе. Вообще, поведение прессы одно из разочарований года для меня. Профессиональной прессы в основном нет не только у нас, но и на западе. Например, летом мы покупаем Джуджака и покупаем Жиркова. И вся пресса начинает писать, что к нам переходит еще и Малуда. Ну что это такое? Люди в футболе ничего не понимают? Но там серьезно эту тему анализируют, придумывают его интервью, интервью его представителей.

– Почему Диуф не подойдет «Анжи»?

– Он не подходит ни по качеству, ни по профилю, ни по своему поведению. При этом он лично давал интервью Sky Sport. Но про него мы даже не думали! Таких много: Янко, Диуф. Или тут появился Ховланд. Просто мозг выносил своими рассуждениями, метаниями, принимать ли ему предложение «Анжи». А мы о его существовании узнали через Sports.ru. Это из серии неуловимого Джо. Почему он неуловимый? Потому что никому не нужен...

«Ховланд выносил мозг своими метаниями, переходить ли в «Анжи». А мы о нем узнали через Sports.ru»

– Самая удивительная новость, которую вы прочитали про «Анжи» в 2011 году?

– Что Это’О будет жить в Милане и прилетать только на матчи. Глупость, которая поддерживалась у нас газетами. Если бы мы об этом даже подумали, это значило, что мы даже к себе относимся несерьезно.

– В прессе вас называют стратегическим консультантом «Анжи». По сути, это ведь значит управляющий, второй человек после Керимова?

– Мы были консультантами, советниками. Но судьба подарила нам возможность быть свидетелями и где-то даже влиять на принятие тех или иных решений. Можно сказать, что мы были советниками, формирующими мнение в «Анжи». Для нас важен вектор развития клуба. Он сохраняется. Клуба, который имеет возможность выигрывать и конкурировать в России, а в течение семи лет стать клубом, регулярно выходящим из групповой части Лиги чемпионов. Клуба, который будет привлекать к себе внимание, и отличаться особой атмосферой. Клуба, где будут играть большие спортсмены, которые будет радовать свой регион. Клуба, который будет нести определенную просветительскую функцию.

– Какой из Германов в «Анжи» главнее: Чистяков или Ткаченко?

– Я Германа очень люблю. Он один из моих единомышленников. Я считаю большой находкой, что пригласил его играть большую роль в этом проекте.

– Вы не ответили на вопрос.

– Я сказал то, что сказал.

– Этой зимой Герман Чистяков из гендиректора превратился в вице-президента «Анжи» притом, что президента у клуба нет. Правильно ли это понимать как разжалование путем перевода на более статусную должность?

– Не хотел бы так говорить. Проект формировался в спрессованное время. В так называемой общественно-хозяйственной области могло быть сделано и больше, чем просто вопросы развития и движения вперед. А Герман как раз силен в движении, в работе со спонсорами, у него очень сильные внутренние коммуникации. Президент у нас будет. Либо это будет Роберто (Карлос – Sports.ru), либо кто-то другой возглавит cовет директоров клуба. То, что сейчас происходит в «Анжи», делает и клуб, и Германа сильнее. Ни о каком разжаловании речи не идет. Он будет сконцентрирован на более конкретном участке работы, где сможет применить все свои конкурентные преимущества.

Красножан, репутация

– У «Анжи» новый тренер. Вы сказали, что советовали Сулейману Керимову другого. Хиддинка?

– Мы участвовали в дискуссии по новому тренеру. И мы рекомендовали хорошего тренера, поверьте. И мы точно не можем сказать, что к ним не относиться Юрий Красножан. Красножан – хороший тренер. Встречался ли я с Гусом Хиддинком? Встречался.

– Объясните: зачем? При всей человеческой симпатии Гус Хиддинк производит впечатление того, кто не хочет напрягаться. С каждым годом его все тяжелее представить на клубной работе.

– Он голоден до ежедневной работы. Он голоден настолько, что это можно почувствовать, зайдя в комнату. И это основной фактор, который заставлял меня думать, что Гус Хиддинк может быть подходящим вариантом для «Анжи».

«Хиддинк так голоден до ежедневной работы, что это можно почувствовать, зайдя в комнату»

– Красножан непубличный человек. Как он сможет работать в команде, к которой приковано бешенное внимание?

– Ребята, которые отвечают у нас за внешние связи, консультировались насчет того, как Юрий Анатольевич общается с прессой, и получили от бывших и нынешних сотрудников «Локомотива» несколько другие оценки. Да и вообще у нас есть кому общаться с прессой, есть через кого показывать, кто мы. Все будет нормально.

– Все обсуждают, хватит ли у Красножана авторитета, чтобы работать с Это’О, Буссуфа, Жирковым и Джуджаком. И правда – хватит?

– На нашей встрече Юрий Анатольевич задал вопрос: «Какие риски вы просчитываете, назначая меня?» Я считаю, это хороший вопрос. Я сказал об этом риске – том, что вы только что сказали. И та дискуссия, которая у нас после этого развернулась, говорит о том, что проблемы с авторитетом не будет. Кроме того, клуб будет содействовать тому, чтобы все прошло хорошо. Игроки уважают владельца настолько, чтобы принять его решение, а оценивать уже будут в процессе работы. А то, что уровень работы будет высоким, у меня нет сомнений.

– Вы же понимаете, на что вы себя обрекаете, приглашая Красножана? Теперь ни у кого не будет сомнений, что увольнение после матча «Локомотив» – «Анжи» произошло не просто так.

– Я в интернете прочитал: «Керимов своих не бросает»... Это одна из глупостей. Мы воспринимаем ее как попытку украсть нашу победу, которая для становления «Анжи» была очень важной. Это наша победа, и никто не вправе трогать ее своими грязными руками. Команда обыграла на тот момент одного из лидеров, обыграла красиво, хорошо. Никто не может сказать, что или мы, или «Локомотив» играл не в полную силу.

– Юрия Красножана, когда он собирался на работу в «Анжи», смущал резонанс того матча?

– Он об этом спросил: «Не смущает ли такая репутация вас?» Не смущает. Лучше нас никто не знает, что это полная чушь.

«Красножан спросил: «Не смущает ли такая репутация вас?» Не смущает»

– Новый гендиректор «Анжи» Алан Созиев – агент Юрия Красножана. Не так важно, бывший или нынешний. Первым же назначением Созиева на новом посту стало приглашение Юрия Красножана. Это тоже никого не смущает?

– До назначения Алана я с ним встречался один раз – в марте, в кабинете Керимова. Мы обсуждали какие-то трансферные сделки, которые «Анжи» в тот момент оказались не очень интересны. Качества, которые у него востребованы: юридическая грамотность, организация управленческо-хозяйственного блока. Как он разбирается в футболе, покажет время.

Назначение Красножана – это не назначение Созиева или Ткаченко. Это решение акционера. Я к акционеру отношусь предельно серьезно, и раз он это сделал, значит у него были для этого основания. Помните, как все возмущались, когда Ариго Сакки из второй лиги был назначен главным тренером «Милана»? А что из этого получилось?

Хочу особо подчеркнуть – фактор успеха «Анжи» – это не Ткаченко или Созиев, Хиддинк или Красножан. Фактор успеха «Анжи» – это Керимов, его личность и масштаб.

– Объясните, почему осенью «Анжи» уволил Гаджи Гаджиева.

– Вообще, в футболе часто увольняют. Я попытаюсь высказать свою позицию, но выскажу ее завуалированно. В клубе существует принцип, что дискуссия идет до принятия решения. Мы участвовали в дискуссии по поводу увольнения или неувольнения Гаджиева. Это решение было принято. Сегодня я ничего не могу говорить, кроме того, что Гаджи сделал хорошую работу. Играл, может быть, не совсем в интересный, но единственно возможный футбол, чтобы набирать очки. Коллектив формировался при нем. Его человеческого масштаба было достаточно, чтобы помогать формированию этого коллектива. Обо всем, что сделано им, можно говорить только хорошее.

– Говорят, решение по Гаджиеву принадлежит лично Керимову. Будто бы ему очень не понравился характер матча «Анжи» – «Терек» и в эмоциональном порыве он уволил тренера.

– Такая версия может существовать, но мне сказать нечего. Просто подтвержу, что решения по снятию или назначению тренера обычно принимается акционером.

– На следующий день после матча «Анжи» – «Терек» Герман Чистяков написал на гостевой книге «Дикой дивизии»: «Требуя уволить Гаджиева, болельщики предали команду». Через несколько дней Гаджиева уволили. Получилось забавно.

– Герман там ни слова не сказал, что не надо увольнять Гаджиева. Он сказал, что нельзя во время матча требовать отставки тренера. После матча – можно. Во время – нельзя. Во время матча надо поддерживать свою команду. Наш с Германом принцип: тренера надо поддерживать до последнего, до тех пор, пока он не уволен.

«Замгендиректор Эрмитажа, бизнесмены, студенты – наши клиенты. Завтра они будут следить за «Анжи» как за второй командой»

– Тренера «Анжи» Арсена Акаева за два дисциплинарных нарушения крупно оштрафовали и сделали последнее китайское предупреждение. Какие санкции были к Гаджиеву за сломанную дверь в судейской раздевалке?

– По-моему, был выговор. Ну и дисквалификация. Но не преувеличивайте, не передувайте вопрос этой двери. Если бы вы посмотрели, как он толкал эту дверь, то поняли, что слово «выбил» – это вообще не оттуда. Просто вылетела ее часть. Да, этого не нужно было делать, это был неправильный поступок. Безбородов после этого эпизода стал судить нас хуже во втором тайме. Ошибок, которые могли повлиять на ход игры, в пользу «Динамо» было больше, чем в нашу сторону.

В тот момент «Анжи» уже изменился. Если помните, мы стали уходить от эпатажа, от каких-то скандальных вещей. Мы пытались высокую узнаваемость конвертировать в некую стабильность репутации. Конечно, по нам тогда еще ударило это поведение полицейских в матче с «Зенитом», эти семь минут позора. Футбольный клуб не виноват ни в чем! Отличная атмосфера, небольшие ошибки фанатов в смысле флага и его сдирания, но совершенно непропорциональное применение силы ОМОНом.

– Что может сделать клуб в таких ситуациях?

– Мы понимали риски и занимались вопросом безопасности заранее. Вопрос отношения к нашему болельщику и особенно приезжему мы обсуждали в ручном режиме. Мы возили наших милиционеров учиться в Донецк, принимали катарских ребят серьезных из International Сentre for Sport Security – академии спортивных секьюрити. Да, на зенитовской трибуне были засланные группировки. Но 90 процентов – нормальные люди. Замгендиректора Эрмитажа, бизнесмены, студенты – все это потенциально абсолютно наши клиенты. Те, кто завтра будут следить за нами как за второй командой.

– Согласно версии болельщиков «Анжи», конфликт начался с того, что на зенитовских баннерах они опознали руну Одал. Понятно, я невежда и даже не знал о существовании такой руны – не то, что о ее связи с нацистской Германией. Признайтесь: вы знали, как она выглядит, до этого матча?

– Я – нет. Но знаю, что на совещании, где принимаются баннеры, этот просили не вешать, как раз из-за руны. Во время матча один из нормальных, интеллигентных людей из «Дикой дивизии» зачем-то полез эту руну сдирать…

Жирков, Лэмпард

– Вы согласны, что трансфер Диего Тарделли – ошибка?

– Конечно, ошибка, как по-другому? Но не забывайте, что мы должны были совершить трансфер нападающего в течение двух-трех недель. Мы на день опоздали по Ласина Траоре и должны были брать другого человека. Почему не получилось? Я читал интервью Гаджиева, он сказал об отсутствии у Тарделли спортивного характера. Наверное, в этом и есть причина.

– Наличие в команде и Джуджака, и Жиркова говорит многим о том, что «Анжи» бесится с жиру. Два крутых, дорогих, но абсолютно одинаковых игрока.

– Они не одинаковые! (подходит к планшету, где нарисована схема 4-3-3 и показывает на одного из центральных полузащитников) Вот лучшая позиция Жиркова, это позиция Лэмпарда. Это мнение многих ведущих специалистов. Здесь он один лучших в мире.

– Но он же так никогда не играл.

– В «Челси» он играл именно на этой позиции. Другой вопрос – почему не получилось.

«Позиция Лэмпарда – лучшая позиция Жиркова. Здесь он один из лучших в мире»

– Насколько нам известно, в контракте Жиркова есть пункт, согласно которому жить он будет только в Москве, не в Махачкале. Это правда?

– Неправда. Такого пункта нет ни у него, ни у одного другого футболиста «Анжи».

– Вы действительно думаете, что приезжие звезды «Анжи» согласятся жить в Махачкале, когда клуб построит там базу?

– Если к этому будет готова Махачкала – почему нет? И что значит «жить»?

– Проводить там семь дней в неделю.

– Зачем? Для игры в футбол? Для игры в футбол они должны хорошо выступать. Когда Махачкала будет готова, команда обязательно будет там жить. Но сейчас «Анжи» играет для Дагестана, за Дагестан, бывает там много дней – не только за день до игры и в день игры.

– То есть Кратово – это история не на год-два, а лет на пять?

– Посмотрим, Кратово ли. Может быть, Москва. Может быть, Сочи. А может быть, Дербент. Это вопрос цели. Цель – достигать больших результатов. Нет ничего плохого в том, что выбирается такой путь. Путь, который обеспечивает ребятам комфорт и позволяет привлекать в команду больших футболистов.

«Когда убеждал Жиркова, говорил, что назначим его замгендиректора музей Великой отечественной войны»

– Вы знаете подобные примеры в мировом футболе?

– Я знаю пример «Анжи»! И знаю НБА, НХЛ и другие американские лиги, где команды в самолетах проводят времени не меньше, чем живут в своем городе. Вопрос в том, как ты играешь, с какой душой, как относишься к болельщикам и что для них делаешь.

– Известно, что Юрий Жирков увлекается коллекционированием военных артефактов. Говорят, пару лет назад он чуть не купил настоящий танк то ли за миллион, то ли за два миллиона долларов. Правда ли, что этот танк подарил ему «Анжи» в качестве подъемных?

– Насколько я знаю, Сулейман подарил ему очень редкий набор военной формы с домашним альбомом человека, который эту форму носил. Ну а я когда убеждал Жиркова, говорил Юре: сделаю все, чтобы назначить тебя замгендиректора музея Великой отечественной войны.

Шучу.

Роберто Карлос, мигалка

– Роберто Карлос в следующем году будет игроком или тренером?

– Думаю, тренером. Впрочем, решать Красножану и Роберто.

– Переговорная хитрость, на которую вы пошли, вербуя Роберто Карлоса в «Анжи»?

– Когда я рассказывал ему о Махачкале, все время говорил, что это special area. Когда уже подписали контракт, Роберто спросил: «А что именно вы имели в виду под этим special area?» «Роберто, ты был в Стамбуле?» «Да!» – он засиял от радости. «Так вот это не Стамбул. А ты был в Кабуле?» «Нет», – тут он сильно напрягся. «Это не Кабул. Махачкала – это где-то посередине».

– В этом году он не раз был замечен передвигающимся по городу на полицейской машине с мигалкой. Зачем она ему?

– Дорога слишком много занимала. Машину вневедомственной охраны, которая нас обслуживает, он иногда использовал, чтобы бороться с пробками.

«В «Анжи» платят не больше всех в России. В «Динамо» и «Зените» – больше»

– Разве это правильно?

– А что неправильно? Это машина, которая обслуживает клуб. Это платная услуга, это не милиция. А так у него даже телохранителя нет.

– Вспомните вашу первую встречу с Это’О.

– Париж, ресторан гостиницы George V, 3 июля. Я был впечатлен! Нет сомнений, что в будущем это большой политик, очень крупный бизнесмен. Очень умный, знающий, чего хочет. Не могу сказать, что я так же формулировал после первой встречи, но что-то похожее в послевкусии от встречи у меня было. Он попросил время, чтобы подумать. Потом сказал, что готов вести переговоры.

– Правильно ли понимать, что Самюэль Это’О – самый высокооплачиваемый футболист мира? Кто получает больше: он или Лео Месси?

– Я оставлю этот вопрос без комментариев. Скажу только, что он получает деньги, соизмеримые со своей личностью. И скажу, что в «Анжи» платят не больше всех в России. Скажем, в «Динамо» платят больше.

– Это вы как считаете?

– Если убрать самую большую зарплату и самую маленькую и посчитать среднюю. В «Динамо» платят больше, в «Зените». Мы – на третьем-четвертом месте.

Хипстеры, флаг Ичкерии

– Сразу на нескольких матчах «Анжи» вы были в обществе бывшего тренера «Челси» Авраама Гранта. Зачем вы так часто таскаете его в Россию?

– Я не таскаю. Он часто бывает здесь по своим делам и просто приезжает ко мне в гости. У него здесь бизнес интересы, друзья. Он очень разносторонний человек, футбол не единственная его работа. При этом в футболе он для меня один из самых квалифицированных собеседников. Я не говорю «тренеров» – я говорю «собеседников». Людей, которые понимают футбол, как он устроен. Я со многими про футбол говорю, с Грантом это делать интереснее всего.

– Как дагестанские болельщики и руководители относились к вашему постоянному участию в шоу «Удар головой»?

– Надеюсь, в следующем году мое отношение к этому проекту изменится. Я с большой симпатией отношусь к людям, которые делают этот проект – и Никите Белоголовцеву, и Игорю Порошину, Федор Погорелов тоже мой товарищ. Но в какой-то момент они меня разочаровали. Не хочется цитировать Василий Уткина, но содержательно они проваливались очень серьезно и не успевали за внешней оболочкой, которую делали хорошо. Я там чувствовал себя адвокатом дьявола, конечно. И если перефразировать фразу, которую мы услышали перед Новым годом, я выглядел слишком одиозно для этого нового прекрасного мира, который там строили. Но в войне я чувствую себя хорошо. И в тот период, когда для становления «Анжи» это было важно, мне кажется, наша позиция звучала хорошо.

«На «Ударе головой» я чувствовал себя адвокатом дьявола, конечно»

– Я спросил, потому что это шоу несколько отличается от того, что руководители многих российских клубов – южных уж точно – привыкли видеть под вывеской футбольной программы.

– Мне об этом как-то говорили. Но я связывал это не с формой программы. Людей, переживающих за «Анжи», больше раздражала антикавказская или антианжийная позиция. А красивые ноги Ирины Шадриной или Анны Кастеровой… На востоке об этом, может, и непринято говорить, но это всем тоже нравится. Возможно, еще причина в том, что я, когда туда ходил, был килограмм на 15 крупнее. А представлять футбольный клуб все же лучше, находясь в других физических кондициях.

– Чем именно «Анжи» помогает президент «Стрелки» Илья Осколков-Ценциппер?

– Он является нашим консультантом в вопросах формирования бренда. Илья – один из лучших специалистов в дизайне коммуникаций... Почему вы засмеялись?

– Потому что совершенно не понял, о чем речь. Кроме того, я не перестаю удивляться, как людям удается продавать воздух.

– Что же здесь непонятного? Есть коммуникации, их нужно упаковывать. Упаковка и есть дизайн. Дизайн, стопроцентно соответствующий продукту, в нашем случае – футбольному клубу. Илья вообще не знает, что такое футбол, и в этом его сила. Он влюблен в наш проект, лучшие английские дизайнеры занимаются брендом, формированием бренда, введением этого бренда. Эта работа еще на полгода, думаю, она очень поможет нам в будущем. Поможет в понимании, кто мы, как об этом говорить, как об этом думать, как с этим жить.

– Вы сказали про антикавзкаский тренд. Он, конечно, есть. Но вам не кажется, что антирусский тренд на юге России также существует?

– Дагестан – максимально пророссийская территория. Это более пророссийская территория, чем Москва. Я абсолютно искренне это говорю. Там поют гимн России. Искренне поют! Их нельзя заставить петь, это не такие ребята. Там нет сепаратистских настроений. Там озлобленность другая. Те же вещи, о которых мы говорим в Москве, – коррупция, поведение власти. Но антирусских настроений я не почувствовал ни разу! Повторюсь, я говорю про Дагестан. По другим местам Северного Кавказа я так много не ездил, не могу сказать.

«Если вы зайдете в энциклопедию, то увидите, что это был не флаг Ичкерии»

– Ценципер – один из генералов армии хипстеров. Вы рассчитываете на то, что люди в узких штанах и обтягивающих кардиганах будут ходить на «Анжи»?

– Если в линейке ценностей этих людей появляется футбол, «Анжи» уже занимает там место. Потому что этот проект яркий и интересный.

– Разве в их головах он не предстает чем-то вроде катарского представительства внутри России?

– Это не так. Мы далеки от Катара.

– Объясните, почему «Анжи» не Катар. Кроме того, что он выступает в гораздо более интересном чемпионате.

– У нас другие принципы формирования команды. У нас другие возрастные требования. У нас совсем другие цели. Жирков в Катар бы не поехал. Это’О до Катара еще лет семь играть. А Роберто сыграл свою роль совсем по-другому, не так, как это делают в Катаре.

– Представим, что хипстер – условный кинокритик Роман Волобуев – приходит на матч «Динамо» – «Анжи» в Химках. Как на фан-секторе «Анжи» отнесутся к его узким джинсам и большой оправе очков?

– Если Роман Волобуев придет на фан-сектор ЦСКА или «Динамо», уверен, к его джинсам там отнесутся куда напряженнее. Когда команда будет играть в Химках, Роман Волобуев найдет возможность попасть в одну из лож, где встретит людей, которых он знает, с которыми он говорит на одном языке. Вообще, у нас на фан-секторе много хороших ребят, выездные ребята просто отличные. Выездной сектор у нас, думаю, самый интересный после «Зенита».

– У «Зенита» была руна Одал, на выездном секторе «Анжи» – флаг Ичкерии. Действительно, интересно.

– Если вы зайдете в энциклопедию, то увидите, что это не флаг Ичкерии. Это флаг дудаевской республики. Он похож и на нынешний чеченский флаг, и немного – на флаг «Дикой дивизии». Есть такой фактор, что чеченцы, как и другие кавказцы, приходят на наши московские матчи и вывешивают свои флаги. Это добрая традиция. Так или иначе, ситуации с флагом, который все приняли за флаг Ичкерии, больше не повторится. Мы будем относиться к этому внимательнее.

«Единая Россия», Собчак

– 24 декабря вы были на проспекте Сахарова. Знаю людей, которые были там исключительно для самопиара. Быть в оппозиции модно и полезно.

– Ну слушайте, вы же меня знаете: если мне нужен будет пиар, я сумею его сделать и другим способом.

«Моя позиция – между Ксюшей Собчак и Алексеем Кудриным»

– Тем менее, ни одного другого руководителя клуба премьер-лиги там, как я понимаю, не было. Вот и отлично придуманный пиар для интеллигенции.

– Почему, я видел там хороших людей в костюмах похожих… на спортивные... Но я шел не ради пиара. Я шел, потому что это важно. Важно осознавать, что в стране много честных людей. Моя позиция – между Ксюшей Собчак и Алексеем Кудриным. Я хочу, чтобы власть становилась лучше. И именно ради этого пошел туда. Это касается не только верховной власти. Это касается мэров, губернаторов. Это очень сильно касается и нашей футбольной власти. И та власть, которая есть сейчас, может стать лучше. Сейчас на этих постах нельзя быть неумехой, надо иметь широкие взгляды, уважать людей и чувствовать, чего они хотят.

– В Википедии написано, что ваш нынешний работодатель – Сулейман Керимов – член «Единой России». Как он отреагировал на то, что вы были на митинге?

– Сулейман не является членом «Единой России»... Я еще раз повторю за Ксюшей Собчак: мне не нужна власть, я хочу, чтобы власть была лучше, чтобы она меня слышала. И та власть, что есть сейчас, может быть лучше.

Алиев, долги

– Консультируя «Анжи», вы продолжаете руководить компанией, которая ведет дела многих игроков. Хочу спросить о некоторых из них. То, чем Алиев занимался прошлой зимой, умоляя отпустить его из «Локомотива», на ваш взгляд, выглядело достойно?

– Слушайте, не надо надевать костюм пиар-менеджера «Локомотива». Он вел себя более или менее нормально. Ему запретили тренироваться. Поэтому мы делали все, чтобы трансфер в киевское «Динамо» состоялся. Он был как заложник.

– Почему же?

– Ему мстили за то, что он открыто выступил в поддержку тренера, который для нынешнего руководства «Локомотива» является красной тряпкой. С конца ноября до начала марта ничего хорошего Алиеву в «Локомотиве» не сказали и не сделали. Ему запрещали быть с командой, тренеру запрещали с ним общаться.

– Юрий Красножан не мог повлиять на эту ситуацию?

– Не мог. Он сделал попытку. Но потом услышал позицию руководства и ждал, чем ситуация завершится.

– Примерно 40 минут назад мы говорили об авторитете Красножана. Разве в таких ситуациях тренер не лупит по столу кулаком и не говорит: «Он мне нужен!»?

– Саша сам хотел уйти, он этого не скрывал. Поэтому Красножану не было смысла за него биться.

«Алиеву мстили за то, что он выступил в поддержку тренера, который для руководства «Локомотива» является красной тряпкой»

– Денис Колодин восстановился от травмы, но провел за «Динамо» всего пару матчей. В клубе говорят, что у него большие проблемы с настроем. Объясните, он еще интересуется футболом?

– Конечно! Он хочет играть. Летом у него были предложения, но «Динамо» потребовало за него деньги, несоответствующие ситуации. Они запретили ему тренироваться с основой. Кроме того, его очень долго лечили.Там даже поменяли после этого медицинский штаб. Потом все друг на друга стали перекладывать вину. Потом его попросили не тренироваться с командой. Но в футбол он играть очень хочет.

– После вашей работы в «Крыльях» осталось очень много долгов…

– Вы еще скажите 80 миллионов. Представляете, что такое 80 миллионов? Каким-то волшебным образом сейчас осталось всего лишь 5 миллионов. Откуда взялись такие волшебные люди, которые все это оплатили? Относитесь к этому по-другому. Мы, конечно, какие-то долги оставили в «Крыльях». Мы об этом говорили каждый момент. Но в «Крыльях» я не жалею ни за один из шагов. Там мы делали максимально верную модель, которая должна была спасти наш футбол. Мы формировали интересную команду, которая играет в зрелищный футбол, у которой есть растущая аудитория. Эта аудитория могла коммерциализироваться. Нам года полтора не хватило до роста рекламного рынка. Все, что про нас говорят, – просто болтовня. Мы делали нормальную команду, потом «Ростехнологии» ее профинансировали, бросили и оставили кредит на 40 миллионов и 15 миллионов долгов. Какое отношение я имею к кредиту, на который жила команда?

– Во время второго прихода в «Крылья» – четыре года назад – вы провели там всего три месяца. Почему?

– Наверное, мы по-разному смотрели на развитие клуба. Мы – это я и Завьялов, который руководил клубом.

– К чему я спросил про долги. Экс-президент «Крыльев» Виктор Развеев, еще принимая дела, говорил о сделке по корейцу О Бом Соку: «600 тысяч долларов заплатили его отцу, еще одному агенту – 100 тысяч, третьему – 125 тысяч». Трансфер О Бом Сока организовывали вы. Почему комиссий было так много?

– Ну так рыночная цена О Бом Сока тогда была 2,5 миллиона. А мы, получается, брали его за те деньги, которые и составляют эти комиссии, то есть втрое дешевле. Одна из комиссий – русскому агенту Абрамову, можете у него спросить. Если объяснять людям, которые не понимают специфики бизнеса: это комиссии, которые позволяют сэкономить на трансферной стоимости.

– А это законно?

– Конечно. Бывают сделки, где десять агентов подключены. Если это помогает приобрести игрока, тем более, на выгодных условиях, на это надо идти. Главное, чтобы была выбрана правильная стратегия сделки. Чтобы понять, насколько все было честно в сделке по О Бом Соку, еще раз предлагаю поговорить с мистером Честностью «Советского спорта» – с Владимиром Абрамовым.

Роберто Карлос: «В «Анжи» взял бы Неймара, Это’O и Месси»

Самюэль Это’О: «Русскому метро я говорю: «Браво»!

Арсен Акаев: «Если такое еще раз повторится, приедете на базу и скажете мне: «Ты трепло!»

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы