Блог Норвежский лес

Елена Вяльбе: «Не сдамся, пока не выиграем Олимпиаду в Сочи»

Трехкратная олимпийская чемпионка, президент лыжной федерации Елена Вяльбе пригласила Марию Командную в свой загородный дом, где полным-полно кубков, медалей и меховых трофеев, и долго рассуждала о том, как обыграть Норвегию и Швецию, в очередной раз пожурила Легкова, раскритиковала «жучков» и заверила, что Россия не будет чужой на Играх-2014 в Сочи.

- Елена Валерьевна, навярняка с такими сложностями, как в федерации лыжных гонок, вам приходится сталкиваться впервые.

– На лыжах было гораздо проще бегать, это точно. Я в этом убедилась еще тогда, когда первый раз работала в федерации.

- Можно сказать, ваша нынешняя работа – вызов самой себе?

– Да я даже не знаю. Поймите, я не для своего удовлетворения решила работать в сборной. Побывав с ребятами в 2004 – 2006 гг, зная их потенциал, мне очень сильно захотелось им помочь. К сожалению, я такой же человек, как все остальные – у меня нет волшебной палочки. Очень многое пока я решить не могу.

«Я не для своего удовлетворения решила работать в сборной»

- Когда вы работали в федерации в прошлый раз, мне кажется, вы уходили разочарованной.

– Да нет, наверное. Просто там изначально была договоренность другая. Логинов мне говорил, что я поработаю и через два года приду на пост президента федерации, уже понимая, как и что. Но потом Владимир Алексеевич не захотел освобождать эту должность. А я себя в качестве второго человека не видела и не вижу. Я не думаю, что сейчас Владимиру Алексеевичу очень нравится со мной работать, но в жизни ведь всякое бывает.

- Вы сказали, что потенциал у наших лыжников и лыжниц большой...

– Про лыжниц я не говорила, не надо. Я имею в виду только лыжников. Когда я стала работать в федерации в 2004 году, только-только пришли из юниоров Панкратов, Дементьев, Легков, Вылегжанин. Многие иностранцы тогда говорили, что в России собралась очень сильная мужская команда, что сейчас она все будет выигрывать. Но мы ждем этого до сих пор. Многие из этих ребят вообще уже выпали из обоймы сборной, кто-то продолжает бегать, но на посредственном уровне.

- Но мне бы все равно хотелось понять, куда делись в нашей стране сильные лыжницы. Если сравнивать ваше поколение с теперешним – откуда такая пропасть в результатах?

– Не надо забывать, что в Турине девчонки все-таки выиграли золото в эстафете. Сидько, Чепалова и Медведева были в призерах. Сейчас просто смена поколений, вот и все. Нашей женской команде нужен лидер, который смог бы сплотить вокруг себя других девчонок. Даже когда Юля Чепалова была в сборной, при всем к ней уважении, она никогда не была этим лидером.

У нас сейчас все девочки очень ровные. Нет такой, как говорится, с бойцовским характером. Когда была Ира Хазова в команде, я ей говорила, что она должна на себя должна взять роль лидера. Причем не только на тренировках, но и в жизни. Это очень важно. Когда все одинаковые, ровные, спокойные, то так все ровно и спокойно идет. Борьбы нет. А она должна быть каждый день, каждую тренировку, каждую секунду.

- В мужской команде у нас лидер, о котором вы говорите, есть?

– Конечно. Здорово, что кто-то остался из тех людей, которые еще могут повести за собой. Вылегжанин – лидер, Легков – лидер. Понятно, что молодые – Женя Белов, Петя Седов – еще на эту роль не годятся. Но иногда в команду приходят по-спортивному дерзкие люди, которые никого и ничего не боятся. Это не может не радовать.

«Я до чемпионата мира еще убеждала ребят, что не надо бояться Норвегии»

- Вы довольны результатами нашей команды на чемпионате мира в Норвегии? Мы привезли четыре медали, что, в приниципе, не так уж плохо.

– Я максималистка. Думаю, что и все тренеры в нашей команде со мной согласятся: нам просто необходима была золотая медаль. Ну необходима! В мой адрес поступали обвинения, что до чемпионата мира я зря сказала, что Легков обязан побеждать. Но он обязан побеждать! Точно так же я сказала и про Лешу Петухова. Но они перегорели – или еще что-то.

Что касается самого выступления на чемпионате мира, то я считаю – по пятибалльной шкале мы выступили на четыре. Даже не на три, но и далеко не на пять. Пускай это будет слабенькая четверка. Если судить по предыдущим чемпионатам мира, все-таки мы выступили лучше. Судить по Ванкуверу нельзя, потому что Олимпиада – это другое. Другой статус, другие волнения. Я до чемпионата еще убеждала ребят, что не надо бояться Норвегии.

- В смысле норвежцев?

– В смысле страны. И норвежцев, да. У меня в 1997 году там был очень приятный опыт. Хотя сейчас я не люблю Норвегию. Потому что не так все получилось, как хотелось бы. Но, в принципе, у меня как у президента федерации только начало пути. И у Олега Перевозчикова, главного тренера мужской команды, тоже начало пути. Каждый из нас допустил определенные ошибки. Но мы можем еще все исправить и в будущем их уже не повторять.

- Что это за ошибки?

– В основном это тактические ошибки. Не совсем правильная расстановка спортсменов. Не ко всем объективно отнеслись, что называется. Того же Седова не надо было ставить на тридцатку, надо было ставить только на пятнашку. Неизвестно, кто бы после этого попал в эстафету. Может быть, и Саша Легков не попал бы.

- Неужели перед эстафетой вы не видели, что он никакой?

– Мы предлагали ему не бежать 15 км, я с ним долго беседовала по этому поводу. Но его тренер сказал, что Саша будет в тройке. Я думаю, Сашка уже должен себя чувствовать как спортсмен очень высокого уровня и сам все понимать. Ничего – каждый учится на своих ошибках. Думаю, Саша тоже многое переосмыслит. Ему нужно просто остудить голову, понять, что он уже взрослый мужчина. Посмотреть на Макса Вылегжанина и повторять: я такой же спокойный, как и он, у меня есть цель, я должен к ней идти. И все.

«Я была злая, кричала, да?»

- Но приятные моменты на чемпионате мира ведь были. Давайте о них тоже поговорим.

– Несмотря на то, что девчонки выступили плохо, мне очень понравилось, как они отнеслись к эстафете, даже в интервью говорили, что собираются бороться за первую тройку. Они с хорошим настроем выходили выходили на старт и заняли в итоге шестое место. Они ведь так давно уже не поднимались. Тем более на чемпионата мира. Когда в протоколе видишь, что спортсменка из России была на своем этапе первая (Юлия Чекалева – прим. Sports.ru), это просто здорово. Хотя в личных гонках Юля так ни разу и не попала в первую шестерку, где она должна была быть. И все равно у нас есть еще в женской команде такие люди, которые хотят бороться.

- Вы никогда не ставите спортсменам себя в пример? Дескать, вспомни, как я бежала, почему ты так не можешь?

– Я так никогда не говорю. Хотя порой понимаю, что иногда сравниваю, чего добились мы и чего добивается команда сейчас. Но так делать категорически нельзя, и я часто себя останавливаю. Лыжные гонки стали другим видом спорта. Они более динамичные, более контактные. Сравнивать нет смысла.

Мы были больше силовиками. Но все равно мне бы хотелось думать, что лыжники меня как спортсменку уважают. Не знаю, уважают ли они меня как президента федерации, – меня еще, по сути, не за что уважать на этом посту и любить, но как спортсменку, надеюсь, все-таки уважают.

- Вы больше полугода работаете в федерации, да?

– С июня, восемь месяцев уже.

- Мне кажется, в вас изменилось что-то за эти восемь месяцев. Потому что, помню, как-то звонила вам, когда вас только назначили...

– Я была злая, кричала, да?

- Честно? Да.

– Может быть, вы попали просто в такой момент. Я сегодня днем тоже была злая. Разные люди же приходят. Какие- то аферисты.

- Правда?

– Конечно. Все же хотят чего-то такого: кто-то принес на бумажке инструкцию, как достичь результата. А я и сама все это знаю. Только в жизнь не могу воплотить. Не могу – по ряду объективных причин. Я все понимаю. Эти аферисты мне говорят: я просто хочу помочь, мне деньги не нужны. Но при этом человек хочет через спорт зайти к руководителям страны.

Я никогда никого не приведу и не скажу: посмотрите, это какой-то там уникальный волшебник. И я злюсь на таких людей. Они же отвлекают меня от работы. Даже элементарные добавки к пище приносят, два часа рассказывают, что якобы весь мир на этом бегает. А если отдать эти добавки на анализ, выясняется, что это чуть ли не манная крупа.

«Волшебной палочки у меня нет. Я это понимаю»

- Как эти люди проникают в здание Олимпийского комитета на Лужнецкой? Там же охрана.

– Никогда этим не интересовалась, но вот как раз такие почему-то и проникают (смеется).

- Но вы же как президент федерации не должны размениваться на общение с ними. У вас же наверняка и так дел достаточно.

– Бывает такое, что кто-то этих аферистов рекомендует, но потом выясняется, что весна на дворе – у человека играет непонятно что.

- Что вами руководит на посту президента? Желание возродить лыжные гонки в нашей стране или что?

– Это в первую очередь. И еще Сочи. На самом деле, если бы не Сочи, я бы, может, и не пришла. Просто как-то обидно. Мы такие были всегда сильные, а сейчас у нас лыжи в плачевном состоянии находятся. То есть мы вроде тоже сильные, но чего-то все время не хватает. Какой-то мизер, но что-то сделано не так. И пока еще есть возможность что-то доделать, переделать и заявить о себе.

- В Сочи?

– Конечно. Я уверена в этом.

- Кто будет бороться за медали в 2014 году?

– Любой из нашей команды может выстрелить. Вот, возьмите Стаса Волженцева. Он даже не тренировался с основной командой. Но мы все его знали, хотя я впервые с ним толком на чемпионате мира пообщалась. И как спортсмена очень зауважала. Я думала, у нас только Вылегжанин такой спокойный и рассудительный.

Дело в том, что в Норвегии у Легкова очень плохо ехали коньковые лыжи. И перед эстафетой он даже думал бежать на чужих лыжах. А Стас тоже на Madchus бегает. И я за день до эстафеты подошла к Стасу, он как раз откатывал лыжи, и спросила, нет ли у него хорошей коньковой пары. Он на меня посмотрел и спросил: «Для Саши Легкова?» Я сказала, ну да. А он мне: «Елена Валерьевна, мне кажется, ему просто надо успокоиться». И у меня такое чувство уважению появилось к Стасу, я подумала, что он все понимает. Хотя они с Сашей в принципе одного возраста. Надеюсь, Саша на меня не обидится, что я эту историю вам рассказала.

- Так давайте я просто не буду об этом писать, и все.

– Почему? Пишите. Саше надо просто отключить телевизор, интернет, телефон. И заняться лыжами. Он же любит это дело. Очень любит. Как только он прекратит думать о всем подряд, все к нему придет.

- Вы по ходу нашего разговора не в первый раз к нему возвращаетесь. Мне кажется, вы как-то по-особому к нему относитесь.

– Я на самом деле к нему отношусь не так, как ко всем остальным. У нас с ним был очень хороший контакт, когда я работала в команде еще в 2004 году. Я видела, какой он взрывной. Мы часто даже гуляли вечером. До 12 ночи гуляли, чтобы он заснул. А то он рассказывал, что по вечерам плохо засыпает. Сейчас он мне говорит: «Елена Валерьевна, я уже сплю». Это все смешно, конечно. В прошлом году он даже ко мне в гости ездил, я его специально пригласила, чтобы показать, что он как человек и спортсмен мне не безразличен.

«Пока я не вижу каких-то больших перемен»

- Вы чувствуете, что за восемь месяцев вы проделали большой объем работы? Что смогли уже что-то к лучшему изменить?

– Нет, конечно. Мне недавно Юрий Михайлович Каминский сказал: с Логиновым было гораздо легче работать. Он же никуда не лез, не вмешивался в тренировочный процесс. А я пытаюсь вникнуть во все – почему сейчас мы туда едем, почему в горы и тому подобное. Может, это минус мой, не знаю. Но, когда люди могут высказать свое мнение и прийти к единому, это же лучше. Пока я не вижу каких-то больших перемен. Не все так просто, как хотелось бы. Нет одного, второго, третьего, тут проигрываем, там проигрываем. Казалось бы, мелочи, но из этих мелочей все и вырастает.

- Но можно как-то эти проблемы попытаться решить?

– Я надеюсь, что в следующем сезоне мы процентов на восемьдесят эти проблемы решим. У меня есть определенные мысли: если не получается одним путем пойти, значит, пойдем другим. Или третьим. А что делать? Я не сдамся, это однозначно. Нам же надо Сочи выигрывать.

СЮЖЕТ Марии Командной на «России 2» – в гостях у Елены Вяльбе

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья