«Мы рано утром уехали из отеля, чтобы нас не увидели, и улетели в Лондон». Куэрри о том, почему покинул Россию после положительного теста на ковид

Американец Сэм Куэрри поделился, как принял решение вместе с семьей улететь из Санкт-Петербурга после положительного теста на коронавирус, сданного в октябре перед турниром ATP 500.

– С тех пор, как теннис возобновился на US Open, фактически на каждом турнире были один-два человека с ковидом, и их просто помещали в карантин в турнирном отеле недели на две, какими бы ни были местные правила, а потом спокойно отпускали.

Когда я играл в Петербурге, мы с женой и сыном приехали заранее, в среду вечером. Мы встали в четверг утром, пошли сдавать анализы в отеле. Позже в тот же день мы получили отрицательные результаты, и нам сказали прийти через четыре дня, чтобы сделать еще один тест. Так что в воскресенье перед началом турнира мы с женой сдавали еще один тест. Я пошел на тренировку, она осталась в номере с ребенком. Днем мне позвонила женщина, занимающаяся тестами. «У вас с женой положительные результаты, не могли бы вы спуститься и сдать еще раз, чтобы убедиться?» Нет проблем. Мы спускаемся, сдаем еще раз, возвращаемся в номер.

Она перезвонила через пару часов. «Вы сдали положительные тесты. Пожалуйста, оставайтесь в номере. С вами кто-нибудь свяжется». Я понимал, что существует такой риск и есть правила, и мы ничего не имели против. С нами связался представитель ATP: «Ребята, обязательно оставайтесь у себя, закажите все в номер. Вам что-нибудь нужно?» Так что ситуация отстойная, но таков план, мы ему следуем. Мы в карантине два дня, заказываем еду в номер, ее приносят в контейнерах навынос, оставляют новые простыни за дверью, непохоже, чтобы были какие-то серьезные проблемы. Мы собирались провести в карантине две недели, чувствовали себя в безопасности – мы в турнирном отеле, все в порядке.

Спустя два дня около восьми вечера мне позвонил один из супервайзеров ATP: «Ребята, вы больше не можете оставаться в отеле. К вам в номер придут два врача: для вас с женой и педиатр для ребенка. И они определят, есть ли у вас симптомы, и если да, вы трое отправитесь в больницу как минимум на две недели».

Работала громкая связь, так что жена запаниковала. Я, разумеется, был не в восторне, потому что мы чувствовали себя в безопасности в турнирном отеле. А теперь придут два каких-то врача? Кто эти врачи? Я понятия не имею, откуда они, из какой больницы, что происходит. И я не мог получить никаких ответов.

К тому же нашему сыну тогда было семь месяцев, у него резались зубы и небольшая температура поднялась в любом случае. И поэтому я не знал, посчитают ли врачи температуру симптомом. «Они отвезут ребенка в другую больницу отдельно от нас?» И никто не отвечал на эти вопросы. Никто не мог сказать: «Вы наверняка останетесь вместе», – или что-то в таком духе.

Так что в тот момент я чувствовал себя очень неуютно. И не говоря уже о том, что было 10 вечера, поэтому я сказал супервайзеру: «Я не позволю врачам заходить в номер в 10 вечера в воскресенье. Ребенок спит. У нас тоже по сути нет симптомов (Куэрри оценил свои симптомы на 1,5 из 10 – Sports.ru). Мы все в порядке». И тогда я позвонил [своему агенту] Джону Тобиасу, и мы связались с ATP в надежде получить какие-то ответы и помощь. Я сказал: «Мы чувствуем себя очень уязвимыми, нам очень неуютно. Ситуация зависит от этих российских врачей, они будут определять, проведем мы в больнице в России две недели или нет».

Еще раз, нам очень нравилось в отеле. Мы дистанцировались. Мы оставались в номере, и не было ни жалоб, ни проблем. Поэтому я сказал: «Пожалуйста, постарайтесь, чтобы врачи пришли завтра в 10 утра, а не в воскресенье в 10 вечера». В конце концов тур на это согласился, а мы по-прежнему собирались получить помощь от тура, посольства. Но мне вроде как пришлось принять решение между 10 вечера и 10 утра следующего дня. Рядом были жена, ребенок, и просто по-человечески я такой: «Мне все это не нравится». Поэтому мы решили нанять самолет и улететь.

– Позвольте мне вас остановить. Есть один момент, о котором говорят люди: что вы сами в это ввязались. Вы повезли семью через океан во время ковида, и такая вероятность не исключалась. Как вы ответите?

– Я скажу им, что изначально планировал играть на «Ролан Гаррос», потом в Санкт-Петербурге, потом в Кельне, Вене, Париже, так что получалось семь-восемь недель. У нас ребенок, и я не хотел так долго оставаться вдали от жены и сына, а они – от меня, и поэтому они приехали. И мы знали, что есть риск заразиться ковидом и что в правилах – карантин в отеле, и нас это устраивало. Не то чтобы мы были одни такие. Я не единственный привез с собой жену и ребенка, другие тоже взяли жен и детей. Так устроен теннис. Мы знали о риске, но не думали, что вообще случится что-то серьезнее, чем карантин в номере.

– Так как вы уехали?

– Я связался с агентом, занимающимся чартерами, и спросил, можно ли часов через девять получить самолет, вылетающий из Санкт-Петербурга в Лондон. И ему удалось такой найти (рейс стоил Куэрри около 40 тысяч долларов – Sports.ru). И мы рано утром вышли из отеля, чтобы нас не увидели, и поехали прямо к терминалу аэропорта и улетели в Лондон.

Все это время мы с женой оставались в респираторах, ни разу их не снимали, чтобы попить или поесть. Мы приземлились, поехали прямо в квартиру, которую я арендовал онлайн, и провели там две недели в карантине. Как отец и муж я понимал, что существует человеческий фактор, и должен был делать то, что считаю правильным. Я не хотел, чтобы наша семья попала в больницу минимум на две недели там, где мы были.

Когда я приземлился, новость разошлась. Тогда я расстроился, потому что складывалось впечатление, будто я только что заразился и сбежал. История, как ее рассказывали, была непохожа на то, как было на самом деле. Я не отказывал врачам, стоявшим у двери, я просто попросил их прийти на следующий день – и они согласились. Я читал, что нам предложили роскошную квартиру – нам никогда такого не предлагали. Нам предложили квартиру, но не сказали, где она, как мы будем получать еду. И ее предложили в случае, если эти врачи установят, что у нас троих нет симптомов.

На мой взгляд, мы никого не подвергали опасности, мы дистанцировались, на нас было две маски, мы делали все возможное, чтобы свести к минимуму контакт с кем-либо, и, честно говоря, я думаю, что мы отлично справились. Когда мы позже общались с врачами, они такие: «Слушайте, вы, ребята, отлично справились, и просто невозможно представить, как бы вы кого-то заразили в этом путешествии».

У американского теннисиста в Петербурге нашли ковид. Он сбежал из России, потому что испугался госпитализации

Материалы по теме


Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья