Блог Капли Дождя

Светлана Кузнецова: «Неравный брак» – сериал для бабушек. А я ни одну серию не пропустила»

– Света, вам с журналистами о чем интереснее разговаривать? О теннисе или о какой-то другой стороне жизни?

– О другой стороне, конечно. Банальное «как ты себя чувствуешь, как прошел матч», – на эти вопросы ни один теннисист никогда по правде не ответит. Как плохо было или что он будет делать дальше. Никто никогда. Любое интервью посмотришь, все отвечают очень банально, мне не нравится такой примитивный подход.

– У меня ощущение, что мы на Australian Open увидели какую-то другую теннисистку Кузневову – не ту, что мы знали раньше.

– Вчера один мой знакомый – он к теннису никакого отношения не имеет – сказал, что я какая-то другая стала. Это реально так. Но я сама пока точно ответить не могу почему. Как-то все переменилось в моей жизни за этот перерыв с травмой колена. Я стала по-другому смотреть на многие вещи, мне стало комфортнее внутри себя. Гармония какая-то появилась с самой собой. Я побыла дома, переоценила некоторые вещи, с другой стороны на них посмотрела. И стала больше получать удовольствие от жизни.

«На вопрос «Как ты себя чувствуешь?» ни один теннисист никогда правду не ответит»

– Это может прозвучать странно, но, кажется, это полугодовалый перерыв пошел вам на пользу. Не случись этой травмы, ничего бы этого не было.

– Это правда. Сейчас я чувствую себя на корте комфортно, хотя мне и не удалось полностью подготовиться так, как хотелось – просто времени не хватило. Я снова начала делать те теннисные комбинации, которые делала раньше, когда играла хорошо. Колено меня до сих пор беспокоит чуть-чуть, но с психологической точки зрения все у меня стало лучше.

– В одном из ваших интервью вы сказали, что человек не может полноценно жить без цели. Как только она появляется, все сразу приходит в относительную норму. Получается, у вас просто появилась цель?

– Я не могу сказать, что раньше ее не было. Я всегда хотела играть и выигрывать. Просто иногда раньше было слишком много давления, иногда – скованности. Я не могу сказать, что сейчас у меня появилась какая-то новая конкретная цель, абсолютно нет: я не ставила себе задачу – буду делать вот это и точка. Сейчас я стараюсь на себя не давить.

– Вы сами удивились тому, какой теннис удалось показать на Australian Open?

– Я не могу сказать, что я себя удивила. Я просто вошла в сезон, сыграла много матчей и реально наслаждалась своей игрой на корте. Я всегда от себя ожидаю довольно многого. И, кстати, может, от этого себя и передавливаю. Но тем не менее, я уверена, что могу играть еще лучше.

– Чем вы занимались полгода, что лечили колено? Что помогло вам отвлечься?

– Ой, я очень мало смотрела теннис, только некоторые матчи. Я люблю теннис, это игра, которую я понимаю. Но мне не хотелось быть на месте других девочек в тот момент. Я прямо ловила себя на этой мысли, что мне хорошо дома, с моей собакой. Я могла сходить с друзьями куда-то покушать, в кино. Сказать, что я делала что-то особенное, совсем не могу. Разве что я стала больше думать о жизни после тенниса. Это совсем не значит, что я собираюсь заканчивать, а значит, что я понимаю, что теннисная жизнь не навсегда.

– Сейчас мне придется спросить у вас о том, что же вы надумали.

– Мне кажется, это будет самый сложный переход в моей жизни. Мое колено оказалось в тяжелом положении, я не знала, буду я играть или не буду. Я, конечно, предполагала, что восстановлюсь, но не могла быть уверена на сто процентов. И начала думать о том, что будет дальше, что я буду делать. Все говорят, что подготовить себя к жизни после тенниса очень сложно, и я это осознаю. Знаю, какие ошибки люди совершают. Но это ведь не мои ошибки. Надо какую-то базу создать, может, какой-то маленький бизнес, посмотреть, что я могу в теннисе дальше делать. Нужна какая-то система.

– У вас в голове есть пример, который вам кажется правильным? Может, Марата Сафина, который пошел в политику? Или Динары, которая пошла учиться, увлеклась кулинарией?

– У каждого свои страсти. Я в политику точно не пойду. По крайней мере, я так не думаю. Готовить, дома сидеть мне сложновато. Динарка учится, она молодец. Но я вряд ли буду еще получать образование. А делать что-то для тенниса, помогать его развитию, отстраивать какие-то клубы, академии – это с удовольствием. Нужны какие-то доходы еще и финансовые, так что другие проекты тоже смотреть надо.

«Я полгода не знала, буду дальше играть или не смогу»

– Как вам в голову пришла идея завести собаку? Вы же все время в разъездах.

– Это уже моя вторая попытка. Первая была, когда я жила с мамой в Барселоне. Я принесла щенка домой, и мама сказала: ну что, ухаживай за ним. У меня, конечно, на это времени не было абсолютно. Сейчас у меня есть друзья, домработница, которая может погулять с собакой, дрессировщик. Но с собакой я стараюсь проводить очень много времени, потому что я знаю, это ему важно. И у меня на сердце теплее становится. Вот я сейчас уехала в Австралию, приехала, гуляю с собакой и думаю: неужели у меня есть собака? В Австралии я была месяц, но по ощущениям прошло какое-то огромное количество времени. У меня иногда подружки, которые родили рано, говорят: «Ой, мы не верим, что у нас есть ребенок». Вот я так же, хотя я и не родила еще, думаю: ой, моя собака.

– Откуда у собаки такое имя – Дольче?

– Я просто очень люблю Dolce & Gabbana. (Смеется.)

– Вы как-то сказали, что, если бы про вас снимали кино, вам бы хотелость видеть в главной роли Блэйк Лайвли из сериала «Сплетница». Вы любите сериалы?

– Да, очень. Я все смотрю. Надо мной смеются мои друзья: как ты такую чепуху смотришь? Но мне все равно. Сейчас идет сто пятьдесят серий «Неравного брака», это сериал, который смотрят бабушки. А мне все равно, я ни одну серию не пропустила, уже шестьдесят три посмотрела. И мне не стыдно говорить об этом. Gossip Girl – «Сплетница» – мне тоже очень нравится. Я предпочитаю сериалы на английском смотреть.

– Судя по всему, мне жутко повезло застать вас в Москве. Какие у вас сейчас планы? Будете играть на Кубке Федерации?

– Я уже в середине следующей недели улетаю на турнир в Доху. Должна буду играть квалификацию: по своему рейтингу напрямую пока туда не попадаю, уайлд-кард мне не захотели давать. Кубок Федерации не могу физически сыграть, мне надо сейчас поднимать свой личный рейтинг. В Москве я, потому что мне нравится тут быть. Если у меня есть неделя-две, я всегда приеду в Москву. Таскаться по заграницам тоже надоедает.

– Где ваш дом находится?

– В России.

– В Москве или Петербурге?

– Я разрываюсь между ними. На данный момент у меня квартира в Москве, я больше времени нахожусь здесь. Но своим родным городом я всегда буду считать Питер, потому что там я родилась.

«Очень люблю Dolce & Gabbana»

– Сложилось впечатление, что вы переживаете за теннис в России. Дорогие корты, детям приходится уезжать.

– Это очень большая проблема. Мне кажется, нужно пытаться строить более доступные корты, должно быть больше тренеров. Все уходят тренировать на коммерческой основе, и с этим тяжело что-то сделать. Наверное, должен появиться большой спонсор, который проспонсировал бы огромную академию, чтобы у детей было большое возможностей играть и тренироваться.

– Вам, двукратной победительнице турниров «Большого шлема» свободный корт в Москве тоже не так-то просто найти?

– Мне как раз очень повезло. Этот корт на улице Коштоянца для меня постелили мои друзья. Я тут тренируюсь по пять часов. Я одна из немногих теннисистов, у которых в Москве есть корт. Десять минут от моего дома, тут есть тренажерный зал и бассейн – мне очень удобно.

– Серена Уильямс называла вас лучшей подругой в женском туре. Вы продолжаете общаться?

– Я не могу сказать, что мы лучшие подруги, но мы можем пойти поужинать, пообщаться. Мы не можем быть подругами из-за соперничества на корте. Когда я хорошо играю, она для меня одна из основых соперниц. И это чувствуется. Но общаемся мы хорошо, друг друга уважаем. Среди девчонок, кто в десятке, в двалцатке, я с большинством в очень хороших отношениях.

– Несмотря на то что Азаренко выиграла Австралию, кого вы считаю своей главной соперницей сейчас? Серену?

– Серена эффектнее, крепче всех, но Вика своими результатами доказывает, что очень сильна. Если она выиграла Australian Open, значит, на данный момент именно она сильнее других девочек.

– Многие ругают женский теннис. Якобы он не такой интересный, как мужской.

– Женский теннис стал гораздо интереснее, хотя все говорили, что нет лидера. Да и хорошо, что нет кого-то одного. Зато есть Маша, Вика, Серена. Я очень люблю смотреть за их игрой. И обожаю поединки Надаля и Федерера.

– Пародии и проделки Новака Джоковича вам нравятся?

– Да, я всегда смеюсь над его шутками. Когда он на Австралии вышел в костюме доктора и начал изображать медицинский тайм-аут, это же очень забавно. Но у меня на такие штуки не хватит, наверное, смелости или юмора. Все же разные. Вот он может себе такое позволить. Людям нравится, почему нет? Надо как можно больше улыбок приносить в нашу жизнь.

– Я буквально на днях общалась с Катей Макаровой, которая в этом году тоже до четвертьфинала Australian Open дошла. Ей кажется, что ничего не может сравниться с олимпийской медалью. Вы выигрывали US Open и «Ролан Гаррос», вам уже никому ничего не надо доказывать. Тяжело искать мотивацию выходить на корт и выкладываться на тренировках?

– Я доказала прежде всего самой себе, чего я стою. Но в теннисе мне еще очень многого можно добиться. Самое сложное для меня в теннисе – это переезды, это быть вдалеке от дома. Когда я пойму, что все, хватит, я устала, то я уйду. Но не сейчас.

Фото: instagram.com/svetlanak27

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья