Блог БК Триумф Люберцы

Юваль Наими: «Я слишком амбициозен, чтобы быть ленивым!»

Представление новичков «Триумфа» мы решили начать с защитника люберецкой команды и сборной Израиля Юваля Наими.

Этим летом Наими помог своей сборной завоевать путевку на Евробаскет в Словении, а в последнем матче «Триумфа» с «Жальгирисом» в рамках Единой Лиги ВТБ Юваль, реализовав 7 из 12 дальних бросков, стал не просто самым результативным игроком нашей команды с 27 очками на счету, но также вошел в «Книгу рекордов ЕЛ ВТБ».

 

Фото: БК Триумф

УЖЕ ДАВНО РЕШИЛ, ЧТО ПОЕДУ ИГРАТЬ В РОССИЮ

- Юваль, все эти годы, до нынешнего сезона, вы играли в Израиле. Почему вдруг решились уехать за границу?

– Последние четыре года я получал много предложений от различных клубов Европы -  Греции, Испании, Италии, России...  Но тогда мне нужно больше опыта. Я попросту не был готов играть в другой стране. Мне нужно было стать лидером в Израиле,  быть одним из лучших игроков, чтобы на новом уровне, в другой стране чувствовать себя комфортно и иметь возможность помочь своей новой команде.

Как только я понял, что готов, то принял предложение «Триумфа».

- То есть, играя в Израиле, вы не чувствовали уверенности в своих силах?

– Не совсем так. У меня всегда была уверенность в своих силах. Другое дело, что этого было мало для того, чтобы ехать в Европу в ранге лидера новой команды.

Мне нужно было вырасти в игрока хорошего уровня, научиться общаться с партнерами по команде, получить опыт – и не только игровой, и я рад, что у меня была такая возможность.

- Есть ли разница между израильским и европейским баскетболом?

– Не очень большая. В Европе команды показывают довольно дисциплинированный, организованный баскетбол, четко выполняют указания тренерского штаба. В Израиле же играют более свободно, больше импровизируют на площадке.

-  Вам по душе импровизация в баскетболе?

– Я играл в Иерусалиме, и наша команда по своему стилю была ближе к европейским командам, чем остальные в чемпионате Израиля. С дисциплиной у нас все было отлично. Я считаю себя командным игроком, мне важно быть полезным команде, но если тренер позволяет и доверяет игрокам импровизировать, то я с удовольствием буду играть так, как вижу.

- Почему приняли решение поехать именно в Россию?

– Когда три года назад мы играли против УНИКСа в Еврокубке, мне очень запомнился этот матч, сама атмосфера, и для себя я решил, что отдам предпочтение России, когда наступит время уезжать в Европу.

Этим летом мне поступило хорошее предложение от «Триумфа», и я принял его без особых сомнений.

Фото: Даниэла Гайдель

ДЖЕФФЕРСОН ПОСОВЕТОВАЛ ЕХАТЬ В РОССИЮ

- Что вы знали о люберецком клубе, когда вам поступило предложение от «Триумфа»? Что скажете про чемпионат России в целом?

– Я стараюсь следить за всеми баскетбольными событиями, имею хорошее представление о российской лиге. Это чемпионат высокого уровня. В Европе отлично знают такие команды, как ЦСКА, «Химки», УНИКС.

Что же касается «Триумфа», то меня впечатлили прошлогодние результаты. К тому же я много хорошего слышал про главного тренера «Триумфа» Василия Карасева. Перед подписанием бумаг я созвонился с ДиДжеем (Джефферсоном), с которым мы дружим, и он поделился со мной своими впечатлениями о России и «Триумфе».

- Джефферсон советовал вам ехать в Россию или отговаривал?

– ДиДжею очень нравилось играть в «Триумфе», он сказал, что все было отлично организовано, у команды очень дружные и активные болельщики.

Джефферсон все так красиво расписывал, что я не мог не пошутить: ДиДжей, ты, наверно, просто не хочешь говорить ничего плохого? Но он лишь рассмеялся, что ничего плохого не было, все было просто замечательно!

- Дал ли Джефферсон вам какие-то советы?

– Да. Он сказал: будь собой. ДиДжей знает меня, мой характер, поэтому и оставил мне такое пожелание.

- Кто-то из близких или друзей был против вашего переезда в Россию?

– Когда я получил предложение, то сразу же сообщил об этом своей семье и девушке. Сказал, что наступил правильный момент, когда мне нужно сделать новый шаг. В Израиле я добился того, чего хотел, был одним из лидеров чемпионата.

Все пожелали мне удачи.

- И неужели никто не сказал: «Куда ты едешь? Это же Россия, там опасно!»?

– Нет, в Израиле очень много русских, и они все говорят только хорошие вещи о вашей стране. Конечно, в каждой стране есть свои проблемы, но это не может быть препятствием для того, чтобы совершенствовать себя.

- С какими сложностями вы уже столкнулись в России?

– Языковой барьер. К сожалению, на улице, в магазинах мало кто говорит по-английски. В этом и есть основная сложность. Но  я по своей натуре домосед, к тому же клуб предоставил мне все необходимое, и я ни в чем не нуждаюсь.

- Взяли ли вы что-то особенное из Израиля в Россию?

– Тфилин. Эта вещь всегда со мной, она имеет особое значение. Я беру тфилин с собой во все поездки, ведь я молюсь трижды в день.

- Джефферсон очень ярко показал себя в прошлом сезоне, став MVP чемпионата России. Вы планируете повторить достижение вашего друга?

–  Признаться, я даже не думал о каких-то своих личных достижениях, для меня гораздо важнее командные успехи. Вся моя карьера показывает, что когда команда на высоте, то каждый игрок в выгоде от этого, чем если один игрок пытается достичь чего-то, забывая о своих первоочередных обязанностях. 

Фото: БК Триумф

САМОЕ ГЛАВНОЕ – ИГРАТЬ, А НЕ РАССУЖДАТЬ О СИСТЕМЕ ПРОВЕДЕНИЯ ТУРНИРОВ

- Вы сказали, что уровень чемпионата России достаточно высок. В этом году «Триумф» дебютирует в Единой лиге ВТБ, в рамках которой матчи между российскими командами будут идти в зачет чемпионата России. Вам понятна эта система?

– Для меня такое в новинку. Но это не проблема, самое главное – хорошо играть, а не рассуждать, по какой системе нужно проводить турниры и как считать очки. Знаете, игрокам может многое не нравиться. Например, когда в Израиле чемпион страны решается в «Финале Четырех». Но это не в компетенции баскетболистов рассуждать и возмущаться. Наше дело – играть и выигрывать.

- Первый матч сезона против «Химок» подарил болельщикам надежду, но в игре с ВЭФом «Триумф» был сам на себя не похож... Что случилось?

– К Химках все были настроены агрессивно, особенно в защите. Про игру с ВЭФом мы долго говорили после матча. Иногда случаются плохие дни. У нас была и мотивация, и силы. Но не получилось сыграть хорошо.

Конечно, нам нужно всегда бороться до конца. Думаю, что подобная игра не повторится. Мы сделали правильные выводы.

- Может быть, нашей команде нужен лидер, который поведет команду вперед, невзирая ни на что?

– Думаю, что рано говорить о том, что нашей команде чего-то не хватает. Мы хорошо укомплектованы, каждый из нас может взять инициативу на себя. Возможно, нам еще не хватает сыгранности, на это нужно еще немного времени. В команде у нас много хороших игроков..

- А можете ли назвать, к примеру, тех, кто может претендовать на роль лидера?

– Каждый имеет такую возможность. Думаю, не ошибусь, если назову одними из лидеров МакКи, Карасева или Кузякина. Или, например, меня.

Лидерство – это всегда ответственность, и молодые игроки иногда боятся брать на себя ответственность за отдельную атаку, за результат матча, но это проходит, когда они набираются опыта.

Фото: Даниэла Гайдель

НАЧАЛ ИГРАТЬ В БАСКЕТБОЛ В ДВА ГОДА

- Как вы начали заниматься баскетболом?

– Самое мое раннее воспоминание – мне два года, я играю с баскетбольным мячом в саду. У папы даже есть видео, как я веду мяч в этом возрасте. Меня никто не учил, никто не заставлял, так получилось само – мне с самого раннего детства нравился баскетбол. А потом, когда мне было 9-10 лет, я стал заниматься баскетболом по программе для молодых спортсменов.

Мои родители поддерживали меня, сами они никогда не играли в баскетбол. Отец не пропускал ни одной моей игры в Израиле, всегда очень переживал за меня.

- А другими видами спорта вы никогда не интересовались?

– Я серьезно занимался большим теннисом. У меня очень хорошо получалось, но я все же выбрал баскетбол.

- В 2010 году был какой-то скандал, когда ваш отец в газете раскритиковал действия вашего тренера. Что тогда произошло?

 – Иерусалимский «Хапоэль» хотел, чтобы я подписал еще один 4-летний контракт, я же решил взять небольшое время на раздумье. А следующие несколько матчей я практически не играл, тренер держал меня на скамейке.

- Это было что-то вроде наказания?

– Наверно, да. И тогда мой отец возмутился этой ситуацией и выступил в прессе. Контракт позже был подписан, но не на четыре, а на два года.

- Ваш отец часто вмешивается в вашу жизнь?

– Нет, это был единственный раз.

- Критикует ли ваш отец вас за , например, ошибки в игре?

– Никогда. Это разговор сугубо между тренером и игроком. С отцом же я общаюсь на другие, не менее важные темы. Я каждый день разговариваю по скайпу с родителями, рассказываю о своей жизни, советуюсь с ними.

- Газета «Хааретц» несколько лет назад назад написала про вас: «Один из самых талантливых игроков, кого Иерусалим когда-либо видел». Вы согласны с этим?

– Мне приятно это слышать, но, признаться, я не особенно прислушиваюсь к мнению журналистов. Это работа репортеров – писать, рассуждать, критиковать и хвалить. Моя работа  – играть, и я сам знаю, чего стою.

- Вам безразлично общественное мнение?

– Мнение репортера – да. А вот мнение болельщиков для меня очень важно. Я играю для них.

- Вы считаете себя талантливым игроком?

– Решайте вы. Я буду доказывать своей игрой.

 

Фото: Даниэла Гайдель

РЕЛИГИЯ ПОМОГАЕТ В СПОРТЕ

- В своем блоге на Еврокубке вы писали, что вам сложно совмещать религию и профессиональный баскетбол. Как вы справляетесь?

–  Это непросто, но все можно преодолеть. Например, я молюсь три раза в день. И чтобы помолиться с утра, а затем поехать на тренировку, я просто встаю пораньше. В этом нет ничего сложного.

- Ваша семья религиозна?

– Нет, если только отец. Но никто так не увлечен этим, как я.

В юношестве, когда я искал свой путь в жизни. Мне нужно было на что-то положиться, и я нашел решение в религии. Мне кажется, что желание стать профессиональным баскетболистом и посвятить себя религии пришли ко мне одновременно.

Это мой путь, я сам выбрал так прожить жизнь.

 - Религия помогает в спорте?

– Да, помогает сконцентрироваться, успокоиться, найти мотивацию, познать себя. Религия помогает по молодости, когда приходят успехи и большие деньги, чтобы не вскружило голову. Помогает и потом, чтобы найти силы после поражений, после травм, после сложных моментов. Думаю, что религия – очень верный путь для каждого в жизни. По крайней мере, он не приводит ни к чему плохому.

- Вы говорите, что стараетесь неукоснительно выполнять все правила, а как насчет субботы, в которую нельзя работать?

– Да, суббота... Вот это самое сложное. Пока, в силу определенных причин, я должен путешествовать, тренироваться, играть, водить машину в субботу. Это все – необходимость.

Но религия – это процесс, причем осмысленный. Сперва я делаю что-то одно, а затем чувствую в себе силы делать еще больше. Сейчас у меня нет возможности соблюдать шаббат. Но, возможно, в будущем, я  смогу это делать.

- А как дела обстоят с кошерной едой?

– Сложно. Но я уже привык. На выезд обычно беру с собой то, что мне разрешено есть. Очень часто готовлю дома.

- Как считаете, если кто-то ставит для себя какие-то ограничения, например, предписанные религией, значит ли это, что у него сильный характер? Или, наоборот, слабый, и эти ограничения позволяют держаться, не сорваться?

– Хороший вопрос. Если говорить про меня, то сейчас у меня сильный характер.

- Есть ли у вас какие-то вредные привычки?

– Вы имеете ввиду нарушения режима? Можете писать смело: я не курю, не пью алкоголь. Даже никогда не курил чемпионскую сигару. А шампанское из Кубка  – да, было дело, сделал глоток, но не думаю, что это можно считать нарушением.

Не знаю, можно ли это назвать привычкой, скорее чертой характера – я очень упрям и ненавижу проигрывать.

- Были ли моменты в вашей жизни, когда вы были готовы бросить баскетбол и посвятить свою жизнь только религии?

– Нет, религия – это не вся моя жизнь, это только образ жизни. К тому же я очень сильно люблю баскетбол.

-  Украинский форвард Леонид Стефанишин уходил из баскетбола в священники, но спустя недолгое время вернулся в баскетбол.

– Нет, такое точно не для меня. Я хочу играть в баскетбол еще лет десять.

- А потом?

– Получить высшее образование по социологии. И стать, например, психологом.

- Насколько распространено в вашей культуре регулярно общаться со священником?

– Дважды в неделю я разговариваю с раввином по скайпу. Раньше, когда я жил в Иерусалиме, я ходил к ребе дважды в неделю. Мы говорим не о спорте, а о жизни. Как, например, уважать тех, кто рядом, как лучше вложить деньги, как справиться с какими-то сомнениями или проблемами.

 

Фото: Даниэла Гайдель

Я СЛИШКОМ АМБИЦИОЗЕН, ЧТОБЫ БЫТЬ ЛЕНИВЫМ

- Вы – один из лидеров национальной сборной Израиля. Однако в этом году на отборочном турнире вы сыграли очень мало. В чем причина?

– Часто сборная занимает всего один месяц в сезоне, и в этот отрезок времени приходится полностью менять свою игру под требования тренера.

Иногда внести изменения не получается так быстро, как хочется. Думаю, в этом может быть причина такого небольшого количества моего игрового времени на этом отборочном турнире. Ведь если игрок мало играет, это значит, что ему нужно больше работать над собой. Я вижу это так.

Конечно, мне хотелось проводить больше времени на площадке. Мы довольно откровенно пообщались с тренером, ведь я уже не в том возрасте, чтобы стесняться чего-то, и мы хорошо поговорили, все выяснили. И вы могли видеть, что ближе к концу отборочного турнира я играл уже гораздо больше.

- Значит ли это, что на Евробаскете в Словении вы будете проводить привычно много времени на паркете?

– Я надеюсь.

- Для вас важно играть за сборную?

– Да, это огромная честь. Я всегда мечтал об этом. И сейчас горжусь, что являюсь частью сборной.

- Вы следите за баскетболом?

– За Евролигой, за НБА. У меня нет любимых команд, я просто смотрю баскетбол. Моя девушка говорит, что я повернут на баскетболе. Я прихожу с тренировки и включаю трансляции. Но что поделать, это моя жизнь.

- Ваши любимые игроки?

– Наварро – он делает невероятные вещи. Мне нравится, как играет Швед.

А моим кумиром был Ади Гордон, это один из самых великих израильских игроков.

- Что терпеть не можете делать на тренировках?

– Я думаю, что все, что делаем на тренировках, потом поможет в игре. Поэтому я спокойно отношусь к тренировкам, стараюсь выполнять все корректно. Не могу себя назвать ленивым человеком... Я слишком амбициозен, чтобы быть ленивым.

Фото: 15min.lt

БЫЛ БЫ НЕ ПРОТИВ СЕСТЬ ЗА ШТУРВАЛ ИСТРЕБИТЕЛЯ

- В Израиле все служат в армии. А вы служили?

– Нет, я освобожден от этой обязанности как игрок сборной. Конечно, все игроки сборной надевали военную форму и ходили по школам, рассказывая про спорт и баскетбол. Но оружия мне никто не выдавал и не заставлял бегать по плацу. Хотя, впрочем, я был бы не против сесть за штурвал истребителя.

- С кого в жизни берете пример?

– С моего отца. Сейчас его работа – заботиться обо мне. Мы регулярно созваниваемся, я очень надеюсь, что он приедет в Россию поддержать меня.

- На сайте ФИБА в вашем профайле написано: бесстрашный игрок. Это действительно так, вы ничего не боитесь?

– Боюсь только одного (показывать пальцем наверх).

- У вас никогда не было желания научиться данковать?

– Я умею забивать сверху. Но это вовсе не то, что требуется от меня на площадке, поэтому на тренировках, и уж тем более в официальных матчах я не уделяю внимания этому элементу.

- Но все же, если представится такая возможность, вы можете пообещать поставить сверху специально для наших болельщиков?

– Только если наша команда будет выигрывать 20 очков, я буду один на один с кольцом, и партнеры создадут все условия для моего быстрого отрыва. Поэтому будем ждать удобного случая для данка.

- Ваш игровой номер 18 что-то значит для вас?

–Всю жизнь, с 10 лет, я играл под номером 10. В этом году я решил поменять номер и взял  18. 18 на иврите значит «живой», это хорошая цифра, надеюсь, она станет для меня удачной.

 

Беседовала: Елена Кулагина

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья