Федерер о том, что Большая тройка задавила целое поколение игроков: «Были ли они так же талантливы, как мы? Может, нет»

Роджер Федерер после победы над Кеи Нисикори в четвертьфинале «Уимблдона» (4:6, 6:1, 6:4, 6:4) рассказал о своей игре и предстоящем полуфинале против Рафаэля Надаля.

В чем, на ваш взгляд, главная трудность ваших соперников в матчах с вами?

– Так рассуждать вредно, потому что так можно начать играть, будто играешь с собой, а это неправильно, потому что у моих соперников сильные и слабые стороны не такие, как у меня. Например, я подаю в тело, чтобы они не захотели делать так же. Но это тоже неправильно – на корте нужно делать то, что хочешь. Всегда лучше играть от себя и своих сильных сторон, а не от соперника.

В чем главная трудность в матчах с Рафой?

– Ну вы не первый день работаете – знаете о нем все – как и я (улыбается). Он очень прибавил на этом покрытии и сейчас играет совсем не так, как раньше. Мы очень давно не играли на траве. Он сейчас подает совсем по-другому, гораздо сильнее, очки завершает гораздо быстрее. Приятно видеть, как долго он уже играет на этом уровне, потому что про него уже в 2008-м говорили, что это конец, – как про меня в 2009-м. А мы все еще тут, и приятно снова встретиться тут.

Какой из ваших прошлых матчей может быть показателен в смысле того, чего нам ожидать в пятницу?

– Ну надеюсь, не последний на «Ролан Гаррос» (улыбается). Условия там были немно-о-ожко другие, как вы помните. Было безумно ветрено. Не слышал, чтобы тут послезавтра ожидалось такое же. Надеюсь, и не будет. А то было бы весело. Не знаю, может, финал Australian Open. А вообще, какая разница! Имеет значение только текущая форма: его и моя.

Вы недавно сказали, что у вас осталась сетка с финала «Уимблдона»-2009 и что это ваш любимый сувенир. А где она, что с ней?

– Все так же свернута. Я думал пристроить ее куда-нибудь, но не вешать же ее на окно гостиной. Нужно что-то специальное. Я думал сделать для нее место в гараже, но в итоге там сделал другое. Не знаю, может, когда-нибудь установлю ее на своем корте, но вообще хотелось бы что-то особенное, потому что это воспоминание о волшебном дне.

Сколько времени в своей жизни вы проводите в одиночестве?

– Немного. Мне не нравится быть одному. Я не боюсь этого, просто мне нравится быть с друзьями, семьей. Это мое любимое. Я люблю общаться. Да и с четырьмя детьми какое одиночество. Для меня это идеально. Я очень счастлив.

Что для вас значит выиграть 100 матчей на «Уимблдоне»?

– Это нечто особенное. Наверное. За этим стоит много лет. Но сегодня на корте я ни разу об этом не подумал. А потом я давал автографы на корте, и один болельщик: «Поздравляю с соткой!». А я: ой, точно, а я и забыл. Да, кто бы мог подумать, что я выиграю сто матчей на «Уимблдоне». Точно не я.

Люди изумляются, что из действующих игроков ни один младше 28 не играл в финале «Шлема», не говоря о том, чтобы выиграть его. Учитывая, что вы к этому возрасту выиграли 15, вам не казалось, что этот период доминирования должен был закончиться раньше?

– Сейчас определенно не... Как сказать? Необычное время в мужское теннисе. Невозможно было предположить, что я, Рафа и Новак будем играть так долго и так успешно. Так что, во-первых, мы многих ребят не пустили к большим победам. Во-вторых, были ли они так же талантливы, как Рафа, Новак, я? Может, не были.

Плюс, распределение рейтинговых очков очень сильно сдвинуто вправо – тебе нужно пройти очень далеко по сетке, чтобы получить возможность подняться в рейтинге. Поэтому стало труднее пробиться и задержаться в восьмерке, которая дает лучшие сетки на «Шлемах». Не говоря уже о четверке – она всегда занята. Получается [замкнутый круг]: чтобы попасть туда, надо выиграть «Шлем». Заместить «Шлем» можно разве что «Мастерсами», но Рафа разбирается с грунтом, Новак выигрывал все хардовые, я еще иногда цепляю что-то, а еще есть Маррей, и Стэн, и другие ребята, которые раскрылись позднее, дель Потро. В результате получается, что особо не за что ухватиться.

Так что я думаю, что тут комбинация факторов. Но все может поменяться. Я, например, еще помню систему бонусов: обыграл №1 на «Шлеме» – плюс 100 очков, на другом турнире – плюс 50. Так что пара больших результатов – и ты мог взлететь в рейтинге. Да, в следующем году тебе могло даже не представиться возможности защитить очки, если тебе не попадались точно такие же сетки. Короче, сейчас сложнее пробиться в топ, потому что Новак и Рафа по-прежнему очень, очень сильны.

Федерер и Надаль сойдутся на «Уимблдоне» впервые с великого финала-2008. Рафа даже на траве фаворит

Опрос


Материалы по теме


Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья