Фонарь
Блог

«Устал уже его тренировать. Он такой упрямый». Грегг Попович о Тиме Данкане

Главный тренер «Сан-Антонио» провел пресс-конференцию, посвященную уходу легендарного центрового.

alt

Оригинал

На встречу с журналистами Грегг Попович пришел в футболке с изображением Тима Данкана и надписью «Невозможное – это шанс проявить себя».

Попович: «Он заставил меня так одеться… Благодаря ему я получаю зарплату, так что почему он не может отдать мне свою одежду.

Я пытаюсь сейчас понять, почему я стою здесь перед вами, а он – нет. И мы все знаем почему. Это не в стиле Тима Данкана. Мы говорили об этом уже 19 лет, и он действительно озабочен лишь тем, как делать свою работу на площадке наилучшим образом и быть тем, кем он был для своих партнеров, и быть тем, кто любит свою семью. Вот все что о нем нужно знать.

Так что подобное мероприятие не могло прийти ему в голову. И я подумал, что лучше я появлюсь здесь и проведу эту пресс-конференцию, и каким-то образом попрощаюсь с ним, что, конечно, невозможно, по множеству причин.

Я пытался представить, с кем его можно сравнить и что о нем можно сказать. И у меня есть несколько мыслей, которые могут показаться вам скучными. Знаете, часто люди говорят о том, с кем бы они хотели бы поужинать. Ну, знаете, если бы у вас была возможность провести с кем-то вечер, и обычно в таких случаях называют кого-то вроде Матери Терезы, Иисуса, Далай-ламы и… ну вы поняли. Но если вы подумаете о ком-то более реальном, о людях, которые интересны и с которыми вполне реально было бы встретиться, то я бы назвал здесь людей вроде Уильямса Бакли, с одной стороны, и Гора Видаля, с другой, когда они вели между собой дискуссии. Некоторые из вас тут достаточно стары, чтобы помнить такие вещи. Это были очень умные, проницательные люди, которые высказывали потрясающие вас идеи… Но я честно вам скажу, что я бы поужинал с Тимом Данканом, потому что это самый искренний, самый основательный, самый настоящий человек, которого я только встречал в жизни. Он настолько оригинален, что это трогает до глубины души, почти как Бакли или Видаль.

Провести время с Тимми – это по-настоящему грандиозный опыт. Мало кто знает, насколько он остроумен. Я бы сравнил его с кем-то вроде Джона Клиза, умного, проницательного, саркастичного. Мало кто знает, что Тимми таков. Например, я могу прессовать его во время игры, спросить у него, почему он не борется за подборы, не играет жестко, наорать на него перед всеми, а затем, направляясь на паркет, он скажет: «Спасибо за мотивацию, Поп», «Спасибо за поддержку, Поп», и отвернется, скосив глаза. И мы оба рассмеемся. Никто этого не видит, кроме его партнеров, и поэтому одноклубники обожают его – он всегда был лучшим партнером, которого только можно вообразить.

Подумайте, сколько людей поиграло вместе с ним. Все, что нужно было сделать Тиму Данкану – это поднять одну из своих ручищ, правую или левую, положить им на плечо, и тепло и комфорт, которые они ощущали, позволяли им стараться показать свой лучший баскетбол. Множество людей приходили к нам и добивались успеха, а затем уходили в другие места только потому, что Тим Данкан создал эту атмосферу, так, чтобы любой, кто прошел через эту систему, мог развиваться и зарабатывать на жизнь своей семье. И мы все благодарны ему за это.

Я не собираюсь здесь заниматься самоуничижением в каком бы то ни было виде. Люди, которые выросли со мной, знают меня. Я бы не стоял перед вами, если бы не Тим Данкан. Я бы работал в какой-нибудь захолустной лиге где-нибудь в Америке, отрастил бы себе пузо и по-прежнему пытался бы одновременно играть в баскетбол и тренировать. Но вот я стою перед вами. За все эти годы он обеспечил семьи сотен людей, тренерского штаба, игроков и никогда не сказал ни слова. Просто приходил на работу каждый день. Приходил рано. Оставался допоздна. Помогал каждому человеку, от лидеров до последнего скамеечника, потому что вот такой он человек.

Его невозможно заменить. Это не может случиться. Каждый из нас уникален, но он настолько важен для столь многих людей, что с ума сойти можно. Я даже подумать не могу о том, что он ушел – невозможно представить, как теперь приходить на тренировку, как готовиться к матчам, как ездить на автобусе, как приносить ему кусок пирога с морковью, да все что угодно.

Он всегда оставался верным себе. Я вчера читал статью – я это делаю не особенно часто, потому что большинство из вас пишут всякую хрень, поэтому я ее не читаю – но Джейсон Гэй из Wall Street Journal сумел очень точно все воспроизвести. Не знаю, как часто он смотрит баскетбол и с кем он консультировался, но он попал в яблочко в том, что касается стиля Тимми, его скромности, его стабильности с течением времени.

Тимми не бил себя в грудь так, словно являлся первым человеком, которому удалось поймать мяч, как сейчас делают многие. Он не указывал в небо. Он не кривлялся перед камерами. Он просто играл. Мы могли наблюдать за этим так долго, что это стало чуть ли не рутиной. Но это было так необыкновенно, что следует запомнить.

Джейсон Гэй, автор этой статьи, пишет, что Данкан «оставался скрыт на самом виду» лучше, чем кто-либо еще. И это правда. Я пытался подумать о ком-либо подобном. Я сам гурман – люблю поесть и выпить вина – так что в моей голове возникло имя Энтони Бурдена. Никто, кроме гурманов, и не знает, кто это. После того как он написал первую книгу, то стал очень популярен, сейчас он работает на CNN, ведет шоу о путешествиях. Он очень эрудирован, остроумен, и все его любят. Он рассуждает о Ramones, рассказывает о самогоне, разглагольствует о еде, все спрашивают: «Кто этот парень?» А он этим занимается уже очень долго. Просто вы его никогда не замечали.

Вот с Тимми та же история. Величайший игрок на этой позиции в истории баскетбола выходил на площадку, а теперь все говорят: «Ах, да». Вот такое ощущение. Впрочем, Тимми все равно.

alt

– Читали ли вы материал Wall Street Journal о статье по социальной психологии, которую Тим написал в Уэйк-Форесте?

– Да. Как мы знаем, Тимми к образованию относился серьезно. Он очень гордится этим и по-настоящему дорожит. Но в данный момент я могу сказать вам о том, что делало его по-настоящему счастливым – я сейчас за него говорю и не знаю, насколько это точно – но я думаю, что по-настоящему счастливым, помимо болельщиков и партнеров, его делало время, которое он проводил с детьми перед матчами. Он всегда таким был и таким остался.

– Многие команды, теряя суперзвезду, начинают период перестройки. У «Сперс» иная ситуация. Насколько альтруизм Данкана – в том, что касается его зарплаты – помог в этом смысле?

– Тимми, вместе с другими игроками, особенно Ману и Тони, за эти годы многим пожертвовал, и это позволило нам сохранить команду. Конечно, Ар Си Бьюфорд и его штаб тоже очень постарались и находили жемчужины, которые никто не видел или на которых не обращали внимания. Все эти факторы и помогли нам продолжить оставаться конкурентоспособной командой.

– Данкан не говорил, не планирует ли он вернуться и помочь вам в будущем?

– Он слишком умен для того, чтобы тренировать. Это точно. Не думаю, что мы можем увидеть Тимми на боковой. Но у меня есть ощущение, что, по крайней мере, он выслушает предложение остаться в клубе, в том или ином качестве, возможно, на частичной основе. Я совершенно точно постараюсь надавить на все, на что я могу надавить, чтобы постараться сохранить его как можно дольше, ведь он значит так много для всех в клубе.

– Что самое главное из того, что будет не хватать клубу после ухода Данкана?

– Мне кажется, той ауры, которую он создает, той легендарной фигуры, которой он являлся все эти годы, той подушки безопасности, той базы, той основы – всего того, чем он являлся, будучи игроком. Даже когда он не набирал много очков в последние годы, люди и не понимают, насколько он был эффективен для нас в защите. Просто посмотрите на его индивидуальный рейтинг защиты в этом сезоне и сами все поймете.

В нападении тоже, команда знает, что делать, потому что он выбирает правильную позицию. Он двигался на паркете и реагировал на ситуацию тогда, когда другие игроки не понимают, куда идти и просто мешаются. Но он знает, куда бежать. Так что, даже несмотря на то, что его статистическая продуктивность упала, мы выиграли 67 матчей, так как он по-прежнему был центром всего, что мы делали на обеих сторонах площадке, хоть другие и набирали больше очков. Так что нам будем его не хватать, и нужно понять, как мы будем действовать без него. Другим предстоит занять его место лидера. Это будет очень важно: кто сможет проявить себя и стать тем же незаметным лидером, которому подчиняются остальные, которого уважают, от которого подпитываются? Не все на это способны. Так что увидим, как все сложится.

– Есть ли какая-то красота в том, как завершил карьеру Тим?

– Все разные. Люди уходят в разное время по разным причинам. Все ждали, что Тимми уйдет именно так. Он остался тем же человеком в плане жизненных ценностей и собственного мироощущения, что и в начале карьеры.

Я все еще помню, как его отец смотрел мне в глаза и говорил: «Ты будешь отвечать мне за то, чтобы, когда он завершал карьеру, он остался тем же человеком, каким он является сейчас». И в этом плане все так и осталось. Он стал взрослее, как и все мы с опытом. Но его сущность не изменилась, он был очень скромным, когда пришел сюда. И после всех этих наград, всего этого успеха он остался тем же человеком. Ни изменился ни на йоту.

– Вы не пытались его отговорить?

– Нет, Я слишком устал тренировать его, он такой упрямый. Я бы никогда не стал отговоривать его от чего бы то ни было.

– Насколько легко он воспринимал указания тренера?

– Это очень важный момент. Его желание выслушивать мои указания и моего штаба, его готовность к критическим замечаниям «Здесь ты сыграл хорошо. Здесь ты выглядел плохо. Обрати внимание на это»… Это стало одной из основ успеха, так как задало тон для всех остальных игроков, которые входили в эту дверь. Когда кто-то вроде него принимает тренера и ищет у него совета и указаний и хорошо реагирует на это, это мешает остальным вести себя иначе. И это очень важно для нашего успеха.

– Чему он вас научил как лидер?

– Тому, что его разные виды лидеров. Он был спокойным лидером. Он не размахивал полотенцем. Он не выдавал речей. Когда он говорил, то обязательно с какой-то целью. Для него чем меньше, чем лучше. Поэтому когда он говорил, это имело больший эффект.

И он вел за собой собственным примером. У него было свое видение. И все начинали разделять его взгляд. Он не осуждал людей, благосклонно относился к ним. Ему даже не нужно было чего требовать, так как они и так знали, чего он ждет от них. Они видели это в нем самом каждый день и на тренировках, и во время матчей. Как он переносил поражения, как он перенес то поражение от «Майами» в финале-2013, как он воспринял победу над «Майами» в финале-2014. Таким он был и так он вел за собой.

– Выделите какие-то конкретные игры?

– Нет, ничего конкретного. Помню только один прекрасный матч в Летней лиге, когда он только пришел. Грег Остертаг тогда заблокировал его бросок. Это было забавно».

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья