Блог InoProSport.Ru

Воздавая должное Сафину

 

По звяканью бутылок и смеху нам следовало бы догадаться, что в зал, где проходила пресс-конференция, вкатили тележку со спиртным. Кто-то спросил у Марата Сафина: «Собираетесь как следует отметить вечером?». Он стал новым чемпионом на «Флашинг Медоуз», а затем, в возрасте 20 лет, в 2000 году с невероятной легкостью выиграл «Ю. Эс. Оупен» у непобедимого Пита Сампраса. «Если между нами? – усмехнулся он. – Надеюсь, что так и будет». В тот вечер мы и не догадывались, что в ближайшем десятилетии ему предстояло стать самой большой загадкой в мире тенниса. Все, что мы тогда видели в Марате Сафине, укладывалось в стандартный набор: хорошо смотрится на экране, бегло говорит по-английски, по-испански и по-русски, безусловно обладает талантом, чувством юмора и острым умом. Вот все, что мы знали: он обладает убийственным бэкхэндом, может играть на любых кортах, и он не ботан: это подсказала нам тележка со спиртным. Марат выглядел очень основательно. Он выглядел, как само будущее. Тогда все мы ждали появления новой звезды. Никому тогда и в голову не пришло, что харизмы может быть слишком много, что беспокойный разум может быть злейшим врагом большого спортивного таланта. Тележка со спиртным в схему, конечно, не вписывалась, но он был русским, и это все объясняло: русские… водка… само собой. Кто мог подумать о том, что, даже выиграв еще один турнир Большого Шлема и два других крупных финала, он станет одной из самых больших неудач тенниса? Что он станет сумасбродом, который иногда облекал сумасбродства в хорошую игру? Человеком, поведением которого до сих пор озадачена даже его преданная сестра, Динара? В отношении тенниса Динара ничем не напоминает Марата: она отчаянно борется до последнего, тогда как Марат может просто все бросить. «Если бы у Марата было хотя бы 10 процентов ее преданности делу, он бы оставался игроком номер один в течение десяти лет, – сказал нынешним летом в Париже Ион Тириак, его менеджер. – Если бы у Сафиной было 10 процентов таланта Марата, то в течение десятка лет первой была бы она». Все эти если. И вот итог – «Ю. Эс. Оупен» 2009, объявлен конец карьеры Марата на турнире Большого Шлема. Финал поистине по Достоевскому, счет – 1-6, 6-4, 6-3, 6-4, первый раунд проигран Юргену Мельцеру. Логичный финал идиота. По сравнению с Роджером Федерером, Сафин всегда считался спортсменом, у которого более чистые удары и лучше работают руки; все говорят, что он мог бы стать Федерером, если бы у него было больше желания. До сих пор от Москвы до Манхэттэна все задаются вопросом: что, если? Большей частью потому, что Сафин никогда к этому не стремился, даже и близко. На протяжении всей карьеры он был известен своими остротами, вспышками гнева на корте, громкими жалобами на результаты и броскими женщинами, приветствующими его в его ложе. Женщины всегда были к нему неравнодушны. «Он – очень многогранная личность, – говорит товарищ по команде Дмитрий Турсунов. – И это касается не только тенниса или женщин. Люди любят навешивать ярлыки: Сафин – бабник. Но трудно не быть бабником, если к тебе липнет каждая женщина». Однажды, для того, чтобы отметить победу в важном этапе «Френч Оупен» 2004, Сафин спустил штаны – исчерпывающее олицетворение всего, что он мог сделать, как хорошего, так и глупого. Когда позже его спросили, зачем он это сделал, он ответил: «Я не знаю. Потому что… потому что я это сделал. Так получилось». Мы попытались разобраться глубже. «Некторые люди считают своим долгом помахать кулаками в воздухе, – сказал кто-то на пресс-конференции позднее. – Не помню, чтобы я когда-либо видел, как кто-то спускает штаны для того, чтобы отметить победу в этапе соревнования. Какой внутренний голос сказал вам: спусти штаны?». «Я не знаю, – ответил Сафин. – У меня было такое настроение. Я чувствовал, что для меня это важный момент. И мне захотелось спустить штаны. Что тут плохого?». Конечно же, нам хотелось, чтобы Сафин был серьезнее. Мы хотели, чтобы у него было желание выиграть столько, сколько хотел выиграть весь остальной мир, как Сампрас и Федерер, который и сам некогда выступал в роли идиота, но научился стремлению к победе. Мы задавались вопросом – возможно, решение продолжать теннисную карьеру исходило от жесткой и волевой матери Марата, известной своей непреклонностью Раузы Ислановой, из-за которой Марат и захотел сбежать в Испанию, когда ему было 13. Мы слышали о его поездке в Гималаи, припомнили визит в его пустую квартиру в Майами в 2001 году, в которой единственными личными вещами были одежда и толстая книга Пауло Коэльо. Похоже, что он был в поиске. Казалось, что он считает мир тенниса абсурдным. В этот день его соотечественница Анна Курникова, посмеиваясь, притормозила рядом; Сафин небрежно махнул ей и поспешил в вестибюль, демонстрируя свою характерную катящуюся походку. В это время все говорили о ее предстоящем замужестве со звездой хокея Сергеем Федоровым: Курникова была еще одной падающей русской звездой. На вопрос, как у нее дела, она засмеялась и ответила: «Ну, один парень говорит, что мы помолвлены, другой говорит, что мы женаты. Ну дальше, вы знаете, еще какой-нибудь парень скажет, что он от меня залетел». Это было замечательное высказывание, смешное и лаконичное; в каком-то смысле, Курникова никогда не выставляла себя напоказ. К этому времени внимание зрителей уже испортило ее игру, она так и не научилась бороться с этим, просто посмеявшись над собой, над всем этим феноменом Анны Курниковой, и, с такой точки зрения, это был первый раз, когда выходка Сафина имела какой-то смысл. Что может быть лучше, чтобы разрядить обстановку и избавиться от давления всех этих ожиданий, как не посмеяться над ними? Превратить все в шутку? Отнестись ко всему с насмешливым презрением? В последние годы стало привычным делать большие глаза, когда речь идет о русских – Елена Дементьева и ее проблемы на подаче, неоднократные срывы в карьере Анастасии Мыскиной и Кузнецовой, потеря самообладания Сафиной каждый раз, когда она приближается или играет в финале турнира Большого Шлема. Но в истории тенниса от Билла Тилдена до Панчо Гонсалеса, Илие Настасе и Джона Макинроя от этого не была защищена ни одна знаменитость. Для тенниса всегда были характерны случаи ненависти к себе и саморазрушения у игроков, которые, будучи очарованными своим талантом, затем испытывали жестокое разочарование. Мы не понимаем этого. Легче принимать и ботанов, и чемпионов, и таких, как Агасси или Федерер, которые научились держать своих демонов на расстоянии и находиться в состоянии рановесия. Они убеждают нас. Они говорят, что это возможно. Но, может быть, пришло время воздать должное и другим вместо того, чтобы спешно похоронить их? Сумасброды придают игре неодолимое очарование, которое не под силу вызвать ни одному ботану. Нам будет не хватать Сафина, потому что он заставлял нас ожидать только неожиданного.   Еще иностранная пресса о нашем спорте на www.InoProSport.Ru

Автор
  • Nikov

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья