Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Доминик Граняк: «О «Динамо» знаю немного, больше слышал о ХК МВД»

    Словацкий новичок ОХК «Динамо» Доминик Граняк – чемпион Чехии и Швеции, а также шесть раз играл на чемпионатах мира. Он собирался в КХЛ еще год назад. Почему не получилось сразу и каково ему теперь в России, защитник рассказал в эксклюзивном интервью Sports.ru.

    Доминик Граняк: «О «Динамо» знаю немного, больше слышал о ХК МВД»
    Доминик Граняк: «О «Динамо» знаю немного, больше слышал о ХК МВД»

    – Доминик, вы ведь могли оказаться в России еще в прошлом году?

    – Да, но не в «Динамо». Я получил предложение от другой российской команды, но не был уверен, что действительно хочу туда ехать. И решил подождать до чемпионата мира, на котором мы сыграли не очень, и я в том числе. Вероятно, поэтому не было хороших предложений, и я решил остаться в Швеции еще на один сезон.

    – Почему «Регле»?

    – Годом ранее я играл в «Фэрьерстаде», это была лучшая команда Швеции, а «Регле» – наоборот. Но я не хотел больше ждать, находиться без контракта. В «Регле» очень хотели видеть меня в команде.

    – Двукратный олимпийский чемпион Кенни Йонссон играл в «Регле».

    – Да, но он завершил карьеру за год до того, как я пришел в команду.

    – Я слышала, потом он стал тренером.

    – Только сейчас. С этого сезона Кенни ассистент главного тренера «Регле». В прошлом году, когда я играл там, он просто иногда приходил к нам на тренировки, немного помогал, но никогда не стоял на скамейке во время матчей. После некоторых игр Йонссон подходил, давал советы, но не всем игрокам. Мне – да. Кенни невероятный хоккеист. Король в Швеции.

    – А его тоже титулованный брат Йорген? Вы же играли с ним годом ранее в «Фэрьерстаде».

    – Да, и он потрясающий игрок. Йорген был нашим капитаном. Он не любил произносить речи, но когда что-то говорил, все вели себя тихо и старались выполнить то, что он просит. Йорген большая звезда, но он не придает себе дополнительной значимости, тихий и вежливый со всеми: от генерального менеджера клуба до человека, который убирает арену. Йонссон не делает различий.

    «На праздновании чемпионства игрок ударился головой о щит-указатель дороги и упал вниз»

    – Он привел команду к чемпионству.

    – Да. На второй год с «Фэрьерстадом» мы выиграли чемпионат Швеции. Тот сезон был великолепным, особенно его вторая половина – одно из лучших воспоминаний в моей карьере. В Швеции, когда выигрываешь чемпионат, дают золотые шлемы, а не кепки, как в НХЛ и КХЛ.

    И я помню, как мы праздновали ту победу. На следующий день взяли наш клубный автобус, открыли у него люк, так, что некоторые парни вылезли и сидели на крыше. Они были немного пьяными от пива. И один из моих одноклубников сидел на крыше спиной, не видя, куда мы едем. Автобус был высокий. Этот игрок ударился головой о щит-указатель дороги и упал вниз. Парню очень повезло, что он был в том самом золотом шлеме, это его и спасло. Удар был очень сильным, таким, что шлем треснул. Но все хорошо, главное, с его головой ничего не случилось.

    – Слава богу. Шведы, кстати, по-моему, очень дружелюбные люди.

    – Да, я полностью согласен. Они отличные. Хотя я словак, родившийся в Чехии. Я люблю мою страну, но хочу сказать, что шведы действительно самые прекрасные люди в Европе. По крайней мере, те, кого я встречал.

    – А русские?

    – Когда я приехал сюда, первое впечатление было, что русские не очень открыты. Но после пары дней общения с ними становилось все лучше и лучше. Сейчас уже никаких проблем. Хотя пока я знаю только своих одноклубников и сотрудников «Динамо».

    – Вы боялись ехать в Россию?

    – Сначала да, немного. Я слышал различные вещи, большинство из них позитивные – особенно сейчас, последние два-три года, почти все словаки счастливы здесь. Я разговаривал со многими хоккеистами.

    – Из «Спартака»?

    – Да, с Бранко Радивоевичем и Иваном Баранкой. И не только с ними. Но еще я общался с теми, кто играл в России немного раньше, и они говорили, что это было тяжело для них.

    «Слышал о России различные вещи, большинство из них позитивные»

    – Жизнь или хоккей?

    – И то, и другое. Для примера, пару лет назад ребят очень часто сажали на базу, как до матчей, так и если они плохо играли или уступили пару встреч. Оставляли на базе, возможно, на неделю. И, может быть, тренировки у них были длиннее, чем у кого-либо еще: утром или три раза в день.

    Но сейчас, с большим количеством иностранцев в лиге, все меняется. Мои родители, брат и девушка поддержали мое решение. Пока у меня нет детей, жены, только моя подруга, она может приезжать сюда на пару недель и потом – обратно.

    – Можете перевести, что написано у вас на тренировочной майке?

    – Я пытался прочесть. Кажется, там написано «уважай партнера»?

    – Верно.

    – Я хоть пока и не говорю по-русски, но немного понимаю. И пытаюсь учить язык, стараюсь слушать тренера, ребят. Часто провожу время с Константином Горовиковым. Он играл со многими чехами и словаками, знает прилично, особенно чешских слов. Мне легче общаться с ним. Он помогает. Еще Комаров. Лео очень умный парень.

    – До приезда сюда знали что-то о «Динамо»?

    – Немного. Я слышал больше о ХК МВД от Мартина Штрбака. Когда стал разговаривать с «Динамо», в первую очередь, спросил Мартина. После подписания контракта узнал, что два клуба соединили в один. Все говорили мне о базе и о том, что в «Динамо» все на высоком уровне. Это действительно так.

    – А что-то об Олеге Знарке?

    – Да, тоже от Мартина. Он говорил, что Знарок великолепный тренер и человек. Большинство ребят остались в этой команде из-за него. У Штрбака тоже были другие предложения, но он сказал: «Если Знарок остается, то я – тоже». Это впечатлило.

    – Знарок сказал, сборы в Пинске были тяжелыми.

    – Да, очень. Я никогда не проходил через такие вещи, как здесь.

    – Самое непривычное в России?

    – Москва. Город. Я никогда не видел таких. Так много машин и людей везде. Пробки. В мой первый день здесь мы ехали из аэропорта на базу два с половиной часа. О, это самое трудное для меня. Не знаю, где я, где что-то. Москва огромная.

    – Наверно, когда только приехали в Прагу, она казалась большой?

    – Да. Конечно, с Москвой не сравнить. Но я уехал из дома в 17-18 лет, и так как я сам из маленького города, Прага в то время, для совсем молодого меня, была очень большой. В Чехии стартовала моя карьера профессионального хоккеиста. Было трудно.

    «Штрбак сказал: «Если Знарок остается, то я – тоже». Это впечатлило»

    – Еще бы.

    – Первый год я учился в университете и играл в хоккей, но это было слишком много для меня. И я бросил учебу, когда стал играть в команде мастеров. Это важная часть в моей карьере, великолепные времена. Потому что у нас был очень хороший тренер.

    – Кто?

    – Владимир Ружичка. Он сложный иногда, а иногда забавный. Ружичка заставлял нас выкладываться на тренировках на 100% и играть на 100%, каждый день, всегда.

    – И в первом же сезоне вы стали чемпионом Чехии?

    – Да, мне было всего девятнадцать лет. Я только переехал в Чехию. Сразу начал играть в основе со многими звездными хоккеистами. Я не выходил при численном преимуществе тогда, потому что у нас была очень сильная команда. Но я сыграл большинство матчей.

    – Кто был в той команде?

    – Франтишек Кучера старый защитник, он уже закончил карьеру. Йозеф Беранек. Одного возраста со мной Якуб Клепиш. Еще Ян Гейда, он играл в ЦСКА, а сейчас в НХЛ. Радек Дуда, он был в Казани пару лет назад. Радек первый, кто приходит на ум, когда спрашивают о самом странном игроке. Он сумасшедший.

    – А Якуб Клепиш какой?

    – Он мне нравится, мой очень хороший друг. Я виделся с ним этим летом. Якуб очень забавный парень и классный хоккеист. Талантливейший. И он не заморачивается, никогда не нервничает. Всегда делает то, что хочет. Ему все равно, что тренер кричит на него, он занимается своим делом.

    – Чем Ружичка забавный?

    – Иногда он становится таким сумасшедшим, он просто кричит и пинает все. И пытается что-то сказать, но потому что он такой сумасшедший, он говорит что-то, что не складывается в предложения. Произносит абсолютно неправильно слова, и потом осознает, что сказал, и начинает смеяться.

    – Говорили с ним на чемпионате мира?

    – В этом году мы играли в разных группах, но год назад виделись. Еще иногда, когда я приезжал в Прагу. Но давно с ним не общался.

    «Иногда Ружичка становится таким сумасшедшим, он просто кричит и пинает все»

    – Последний чемпионат мира стал для вас разочарованием?

    – С одной стороны – да, потому что мы не попали в четвертьфинал, но в то же время у нас была новая команда, много ребят, которые первый раз на таком турнире. И, что очень важно, у нас появился новый тренер Глен Хэнлон. Думаю, это самая позитивная вещь, случившаяся для словацкого хоккея.

    И хотя мы не добились успеха в Германии, играли не так уж плохо. Если сравнивать с прошлым чемпионатом, все было гораздо лучше: и хоккей, который мы показывали, и то, чего Хэнлон хотел от нас. Всем нравилась атмосфера, настроение в команде.

    Еще у меня очень сильные воспоминания о моем первом чемпионате мира. Он был в Чехии. Мы проиграли в полуфинале Канаде. И потом уступили в матче за бронзовые медали. Но в любом случае мне тогда было только 20 лет.

    – Вы и в Москве первый раз побывали именно на чемпионате мира, да?

    – Верно, три года назад. Сейчас здесь все немного другое: как тренировки, так и вообще жизнь. Но я не думаю, что это большая проблема. Сборы немного длиннее, чем я привык. Да, подготовка отличается. Но хоккей – одна и та же игра везде.

    – Какой стиль у вас?

    – Я защитник, но не большой парень, не такой высокий и габаритный, поэтому стараюсь кататься больше, люблю владеть шайбой и, конечно, быть в атаке. Могу сказать, я защитник атакующего плана. Не дерусь много, не толкаюсь. Стараюсь создавать моменты.

    – Вы сейчас играете в паре с Баландиным.

    – Я считаю, он великолепный игрок. Мне нравится играть с ним. К тому же, он отличный парень. Михаил не говорит по-английски, а я – по-русски, но мы можем немного общаться. Я слышал от ребят, как он играл в прошлом году – очень хорошо. И до сих пор так же – как я вижу. И надеюсь, я буду играть именно с ним.

    Первая цель на данный момент остаться здесь на сезон. Потому что сейчас у нас шесть звеньев, тридцать хоккеистов. И никто не сказал: «Ты приедешь и будешь играть весь сезон». Я должен доказать, что достаточно хорош, чтобы остаться в «Динамо».

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы