Блог Перехват

Станислав Ильницкий: «После рождения ребенка молодежь спрашивает не только о баскетболе»

Капитан «Локо» — о рождении сына, игре команды без Алана Уильямса и приготовлениях к Новому году.

Форвард «Локомотива» Станислав Ильницкий в последние полгода примерил на себя сразу две важные роли — сначала капитана, а затем и отца. «Перехват» поймал игрока перед новогодними праздниками и расспросил про 2020 год в подробностях: коронавирус, капитанство, рождение сына…

Это интервью можно посмотреть на YouTube, но можно и почитать.

«Рождение сына — непреодолимое счастье»

— Стас, у тебя совсем недавно родился ребенок. Как себя чувствуешь?

— Да, последняя неделя была насыщенная, супруга родила мне сына. Назвали Марком. Мне даже удалось поприсутствовать на родах, потому что была недельная пауза между играми. 19 декабря утром я впервые в жизни взял на руки своего ребенка. Его выписали, он дома, жена тоже дома. Мы привыкаем, обживаемся.

Пока все не так плохо, как рассказывают некоторые родители, что спать невозможно и все в таком духе. Я пока не жалуюсь. Беруши спасают, на всякий случай в квартире есть дополнительная спальня. Да и наши мамы нам помогают. Поэтому только теплые чувства, никаких отрицательных моментов пока не было.

— Что чувствуешь, когда впервые берешь на руки собственного сына?

— Я в жизни таких ощущений не испытывал. Ни с какими победами в спорте это невозможно сравнить. Твоя частичка рождается на твоих глазах, это какое-то непреодолимое счастье. От радости наворачиваются слезы, желаю всем такие чувство испытать. Не могу ни с чем сравнить. Наверное, у кого нет детей, тот не поймет.

— Ты сказал очень важную и страшную вещь: ты присутствовал на родах. Расскажи…

— Я видел практически все, что можно было увидеть. Можно сказать, был в эпицентре событий. Всю ночь поддерживал жену.

Скажу так: это не для всех мужчин. Я, например, нормально отношусь к крови и достаточно жестким вещам, возможно, из-за спорта, все-таки наша работа иногда сопряжена с тяжелыми травмами. Так что для меня было больше приятных ощущений. Но знаю, что некоторые папы тяжело это переносят, в обмороки падают. У меня ничего подобного не было.

У каждого свое отношение к этому. У кого-то супруга не хочет видеть мужа на родах, а у других, наоборот, затаскивает, но муж не хочет. У тех, кто уверен в своих отношениях и не боится крови, будут приятные ощущения; а если человек боится, лучше сидеть на телефоне дома, ждать жену и готовить праздничные шарики.

— Ты как встречал Настю дома? Украсил комнату?

— Да! Заказал домой шарики, много шариков. Дом украсил. Мы с тещей и моей мамой быстро с этим справились. Как обычно, купил цветы. Все, чтобы первая встреча сына и жены с домом получилась приятной.

— Что уже поменялось в твоей жизни за эти несколько дней? Помимо мироощущения.

— Хлопот, конечно, прибавилось. Но за счет помощи родителей получается справляться. У жены, конечно, все изменилось, весь график. Свой график я стараюсь подстраивать под тренировки и не так сильно его менять — все же нужен стабильный сон, питание, отдых. Хорошо, что мы сейчас в Краснодаре, дома, и все можно обустроить.

В любом случае, об изменениях пока рано говорить. Жена и сын дома всего два дня, я пока подвис, можно сказать, в организационных хлопотах.

— У вас в команде много более опытных в этом плане ребят. Ты спрашивал у кого-то совета? Ты вот пока не почувствовал, но в ближайшие два-три месяца ведь жизнь должна круто измениться…

— Все, у кого есть маленькие дети, постоянно говорят про сон, что надо беречь каждую минуту, что силы надо восстанавливать. К этому меня готовили абсолютно все: спрашивали про отдельную комнату, про возможность высыпаться… В остальном же ничего такого не припомню.

— Ты пока не самый опытный в этом деле человек, но я все равно спрошу. Как правильно провести границу между отцовством и профессиональной карьерой? Где эта граница вообще может проходить?

— Считаю, что в этом случае только супруга, родители, няня могут в этом помочь. Чтобы не погрязнуть в домашних хлопотах и чтобы жена не заставляла тебя в три часа ночи укачивать ребенка, когда тебе завтра на тренировку. Только поддержка со стороны семьи поможет провести эту границу. А вообще, я думаю, любой папа будет рад прийти вечером с тренировки и провести несколько часов с ребенком.

Надеюсь, моя жена все понимает, знает, что у меня есть тренировки, перелеты, игры, и что поэтому домашний сон и восстановление очень важны. Мы планируем помогать друг другу.

«Сначала я сравнивал — а как было там, а как здесь… Сейчас прошло уже много времени, и я просто благодарен, что оказался в Краснодаре»

— За последние полгода ты попробовал себя в еще одной новой роли — капитана «Локомотива». В твоем подходе к тренировкам, к общению с партнерами что-то поменялось?

— Конечно. Когда ты становишься капитаном, чувствуешь доверие от тренера и от руководства. Ты уже не рядовой игрок, а находишься между игроками и тренерским штабом.

У нас в команде к тому же появилось много молодых игроков, и я теперь отвечаю за поддержку молодежи, за помощь, подсказки на тренировках и в жизни. Кстати, с рождением ребенка молодежь стала у меня спрашивать не только про баскетбол — теперь спрашивают про детей и семейные ценности. В этом плане моя роль изменилась, наверное, больше всего.

Ну и общение с тренером, конечно. Хотя не могу сказать, что я не общался с тренером в прошлом году, когда не был капитаном. Мы в хороших отношениях.

— А какие советы молодежь просит? На площадке?

— На площадке почти никогда не просят советов, я там сам стараюсь подсказать, если вижу какие-то моменты. Понятно, что если у кого-то — неважно, молодой или нет — возникает вопрос по тактике, то они спрашивают. Я всегда рад помочь.

А в раздевалке… Да это всегда в шутливой форме. Обращаются «капитан» только когда хотят подстегнуть меня или посмеяться. А так у нас просто дружеская атмосфера. Их интересует, как те же сами роды проходят, стоит ли сходить, как это вообще. Такие же вопросы, как у тебя (улыбается).

— А как выбирали капитана? Командное собрание или просто позвонили и сказали, что тебя выбрали?

— Это было тогда, когда большая часть команды болела коронавирусом. Мы были на карантине тогда, в сентябре. Мне позвонил тренер и сказал, что пообщался с игроками, с руководством, и вот такое есть решение по поводу меня. Я был рад и согласился, взял эту роль с удовольствием.

— Какие первые чувства, когда тебе звонит Пашутин и говорит: «Стас, ты будешь капитаном»? Это ответственность? Воодушевление?

— И то, и другое, наверное. Доверие руководства и тренерского штаба. Рад, что иностранцы и молодежь поддержали меня. Это же новая роль, серьезная, в хорошем клубе. Поэтому я был счастлив.

— А есть такое, что с капитаном разговаривают отдельно? Мы в фильмах такое часто видим, когда тренер через капитана пытается донести до команды какую-то философию, идеи.

— С тренером мы разговариваем, да. Если у него есть какие-то мысли или он хочет что-то донести до молодых или иностранцев, то он всегда может рассчитывать на мою помощь. У каждого из молодых же свои мысли в голове, у них разный характер, некоторые обижаются, тяжело воспринимают критику. Если тренер их ругает на тренировке, то мне в раздевалке нужно подбодрить, сказать, чтобы не опускал руки. Я считаю, это важно.

— Ты пришел в «Локомотив» три с половиной года назад. Что изменилось за это время в команде? Но не в игровом плане, а в плане организации.

— Здесь клуб уделяет много внимания мелочам. Самая тяжелая работа — это организовать выезд, чтобы был комфортный перелет, хороший отель, удобные места в самолете. В этом плане организация растет, все стараются максимально помочь и ценят каждые пять минут нашего отдыха. Грамотное расписание. Это работа всех, в этом плане мы очень выросли. Приятно, когда даже в мелочах клуб растет, хотя как организация «Локо» был на хорошем уровне и до моего прихода. Просто сейчас все делают еще дополнительные усилия.

— Ты помнишь, с какими чувствами три с половиной года назад перебирался в Краснодар из «Химок»? Ты вырос в этом клубе…

— Отчасти это было и мое решение тоже, поэтому никакой разочарованности не было. Это был как новый вызов для меня. К сожалению, первые годы в «Локо» сложились не лучшим образом, я получал не очень много игрового времени.

Это был первый серьезный сознательный переезд для меня, если не считать переезд из Белгорода в 14 лет. Новый вызов, новый тренер, нужно было доказывать. Не думал о том, что вот как жаль, что в «Химках» не сложилось… Это была новая мотивация, я искал новые силы под то, чтобы хорошо тренироваться и показывать себя. Сейчас я уже три с половиной года в Краснодаре и уверенно себя здесь чувствую. Тем более, в этом году стал капитаном.

— Ты сказал, что это было и твое решение. Получается, у тебя была возможность остаться в «Химках»?

— Да, у меня было два хороших предложения — от «Химок» и от «Локомотива». Там было много нюансов, но в конце концов я сделал выбор в пользу Краснодара. В первые полгода я еще сравнивал — а как было там, а как здесь… Сейчас прошло уже много времени, и я просто благодарен, что оказался здесь. Не думаю, где мог бы оказаться, если бы выбрал другой вариант. Я тут как дома, меня все устраивает, мы привыкли к городу, к климату. В Москву зимой уже не хочется ездить (смеется).

— Вы совсем скоро принимаете «Химки». Воспринимаешь этот клуб как место, где ты вырос, или как очередного соперника?

— Конечно, «Химки» — особенный для меня клуб, я провел там много лет, у меня там есть друзья среди игроков, там есть Римас Куртинайтис, который привлек меня в первую команду. Всегда рад его видеть. Но не могу сказать, что эта игра для меня какая-то особенная.

Наверное, в первый год после ухода из «Химок» было ощущение какое-то трепетное, дополнительная галочка где-то в голове стояла, что это не просто игра, а игра с «Химками». Сейчас все уже приелось, притерлось, много игр провели, каждый год встречаемся и на товарищеских матчах, и на предсезонных. Только рад буду видеть старых друзей в Краснодаре.

«Людям из администрации виднее, сколько человек сейчас безопасно пускать на трибуны»

— Это было необычное лето. Было ли оно более сложное, чем обычно?

— Не могу сказать, что оно было сложнее. Большую паузу между матчами мы восполнили большим количеством тренировок, поэтому нельзя сказать, что я, например, этим летом как-то очень много отдыхал. Наоборот, работы было немало.

Лето было тяжелое в плане того, что никто не знал, какой будет сезон, как будет проходить, что будет со второй волной. Было такое непонятное состояние. Так что лето и «предсезонка» оказались просто другими.

— В этом сезоне многие впервые сыграли при пустых трибунах. Как ощущения? Когда были болельщики, игроки всегда их благодарили, говорили, что фанаты придают им сил. А сейчас болеть некому…

— Слава богу, в Краснодаре пока не полностью пустые трибуны. Хотя бы так, спасибо и на этом. На игре с «Зенитом» был аншлаг, продали все эти разрешенные 25-30% от заполняемости. Приятно, что люди приходят. Самые ценные наши болельщики все равно поддерживают нас, после игр пишут нам постоянно. Они стараются не пересекаться с нами даже после игр, чтобы не нарушать правила, но социальные сети помогают общаться.

Конечно, сравнивая с предыдущими сезонами, непривычно видеть, как в Краснодаре 30% арены приходят. Раньше у нас на самые нерейтинговые матчи приходили по 50-70% от арены, а на хорошие игры было много людей. Но что есть, то есть, слава богу, что играем — треть зала и болельщики по телевизору наслаждаются баскетболом. В нынешней ситуации главное — сохранять здоровье. Людям из администрации виднее, сколько человек сейчас безопасно пускать на трибуны.

— Расскажи немного про путешествия в ковидную эру. Понятно, что они сильно изменились, но как именно?

— Сложность в том, что раньше у нас было два перелета — мы летели в Москву, а оттуда уже, скорее всего, прямым рейсом в тот город, где играли. А в этом году прямых рейсов из Москвы в Европу очень мало, потому что границы закрыты, и приходится делать дополнительную пересадку, например, в Стамбуле. В Литву мы ехали через Калининград и переходили пешком границу.

На самые сложные путешествия клуб берет чартер — когда несколько тяжелых игр подряд с серьезными соперниками, например. Опять же, это про подход к организации перелетов, о чем я говорил.

«В Красноярске мы еще надеялись, что Уильямс вылетит не до конца сезона»

— Вы очень мощно смотрелись, пока Алан Уильямс не получил травму. Это вообще, наверное, худшая новость сезона для «Локо». Можешь вспомнить раздевалку в Красноярске? Наверное, тогда уже было понятно, что лучший игрок вылетает надолго…

— Было неприятно. Атмосфера была необычная еще и с той стороны, что это была последняя игра перед «окном» сборных, и вроде как завтра у тебя смена обстановки, ты летишь в сборную, приятные рабочие хлопоты… Но ты не можешь ни о чем думать, кроме как о травме [Уильямса]. И тренер, было видно, нервничал. Так что атмосфера была неприятная…

— Хотя вы выиграли с запасом.

— Да, выиграли много. Но, честно, не хочется и вспоминать. Все с тяжестью вздыхали. Но Алан держался как мужчина, надо сказать. Он в этот момент сидел с нами в раздевалке, держал лед и ждал отъезда в клинику. Не давал поводов унывать, принимал слова поддержки. В тот момент мы еще надеялись, что он вылетит не до конца сезона, а хотя бы на два-три месяца, что будет какая-то легкая операция, что к плей-оффу он вернется в строй. Но сложилось так, будем прорываться и за себя, и за того парня.

— А он же приходит на игры и остается частью команды? Или улетел?

— Да, он периодически и на тренировки приходит. Восстанавливается по своему плану, посещает игры. Больше скажу — он в перерывах на матчах подсказывает нам какие-то мелочи. Он же всех нас знает, кто и что умеет делать лучше всего, раздает индивидуальные советы. Сейчас вот только Уильямс улетел на Рождество, но, думаю, скоро вернется.

— Приятно, что есть и такие легионеры, которые приезжают не только деньги зарабатывать.

— Алан был и в том году очень позитивным игроком, и в этом им остался. Он очень хорошо воспринимает русскую речь. Некоторым американцам очень тяжело уловить наше произношение, даже если они стараются что-то выучить по-русски. А вот Алану достаточно один-два раза повторить, и он тут же все это схватывает. Такой вот американец с русскими традициями.

«Характеристика 2020 года — коронавирус, капитанство, отцовство»

— Уже решил, как будешь отмечать Новый год?

— Дома, конечно. Приедут брат, теща с мамой будут тоже здесь, большая семья соберется за столом. За последние 4-5 лет у меня не было такого большого количества людей в гостях. Поэтому все будет семейно, спокойно, тем более, 3 января игра с «Химками», будем готовиться к этому матчу. Интересно, как это — праздновать Новый год с маленьким ребенком.

— Подарок жене уже купил или все в последний момент?

— В последний момент… Было очень много хлопот в последние месяцы, потом рождение ребенка, выписки, сейчас уже когда все устаканится, можно будет спросить у жены, что ей хочется получить в подарок.

— Как раз хотел спросить у тебя, как ты будешь выбирать, что подарить.

— Да, я не мастер подарков. Стараюсь спрашивать даже у тех людей, которых хорошо знаю. Меня очень удивляют эти люди, которые за полгода до даты услышат, что нужны там какие-то кроссовки или наушники, которые этот человек хочет, записать себе и потом подарить. Я так, к сожалению, не умею, намеки не понимаю, понимаю только прямые фразы. Думаю, что спрошу у Насти, а если она не ответит, то придется уже ломать голову.

— 2020 год уходит. Охарактеризуй его тремя определениями.

— Если поэтапно разобрать, то это как раз темы, которых мы сегодня коснулись, — карантин и коронавирус, капитанство и вот сейчас в декабре это сын. Для меня это было так. Думаю, для всех основная характеристика года будет карантин, вирус, коронавирус и т.д., а у меня так и получилось по порядку: сначала коронавирус, когда привык к нему, стал капитаном в «Локо», а когда привык к капитанству, стал отцом.

Если вам понравилось интервью, подписывайтесь на Telegram-канал «Перехват» — там я много пишу о европейском баскетболе.

Автор

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья