Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Бундеслига.ру

Die Hollywoodmannschaft

Прощания с игроками бывают разными. Где-то и когда-то – красивые хореографии, много теплых слов, букеты, овации стадиона и стадиону, сквозь слезы в глазах. Где-то и когда-то – недомолвки, ссоры, обиды, переходы в другие клубы, и хорошо, если не перерастет в масштабный скандал. И как же жаль, что в сборной Германии последних становится все больше – настолько, что впору заимствовать у своего базового клуба старое прозвище, а со знаменитого холма в Лос-Анджелесе – большие белые буквы, чтобы выставлять у въезда на тренировочную базу.

1

В ответе на вопрос, правильно ли делает Йоахим Лев, что омолаживает сборную, мнения расходиться вряд ли будут – бесспорно, правильно. Об этом написано много текстов, все  новички давно представлены миру, и многие лица уже примелькались в основном составе. Мы же поставим другой вопрос – как именно протекают перемены, почему и главное, чем они грозят?

Ответ на первый вопрос довольно очевиден. Если оглянуться на всю значимую карьеру Йоги, становится видно, что бескровно расходиться с футболистами, если инициатором разрыва выступал он сам, у него получалось, мягко говоря, не всегда. Наверняка и поэтому, кстати, он всегда так подолгу и отчаянно держался за любимчиков – человеческая природа такова, что мы очень неохотно делаем то, что у нас плохо выходит.

И именно потому новость, взбудоражившая позавчера всю Германию и заинтересованных, стала таким сюрпризом. Без объявления войны, внезапно и, как уже не преминули заявить в «Баварии», совершенно не вовремя Йоги, лишь недавно хваливший Тер Штегена, но напоминавший, что у сборной есть Нойер, вдруг отцепляет от состава трех давних игроков, с которыми никогда не конфликтовал и, на минуточку, выигрывал Чемпионат мира.  

Сюрприз, да обманчивый. Все дело в том, что именно сейчас, после позора в России и, до кучи, нокаута в Лиге Наций, Лев, похоже, наконец, осознал: если он хочет, чтобы работа в сборной еще имела для него и для самой сборной смысл, ему придется учиться делать то, что он плохо умеет.

Что ж, учиться, не делая ошибок, не получится ни у кого. Первая, правда, была сделана даже не самим Йоги, а всеми руководящими лицами бундестим – речь, разумеется, об Озиле. Интересно, кстати, что главным инициатором того скандала выступила пресса – тогда, летом, злые как черти масс-медиа с налитыми кровью глазами рыскали по всем новостям из штаба Немецкого футбольного союза в поисках виноватого. И нашли его, разумеется, в лице самого критикуемого игрока. Здесь бы Оливеру Бирхоффу и Райнхарду Гринделю стиснуть зубы, отвечать на все вопросы: «Без комментариев» и ждать, пока буря утихнет. Увы, даже немецкой выдержки не хватило, и Оливер клюнул на провокации. Фраза о том, что, возможно, Озила не следовало вызывать на ЧМ, атомным взрывом выжгла все первые полосы газет, и ответная бурная реакция Месута, разумеется, была неудивительна. В такой ситуации сдержаться смогли бы немногие.

Конечно же, НФС не собирался никого обижать, обвинять в расизме и записывать в козлы отпущения. Однако робкие попытки всего штаба объясниться вызывали в тот момент лишь новые волны ненависти и обвинений. Итогом, виновником той ситуации, в общем, можно признать банальные эмоции – все хоть мало-мальски заинтересованные стороны были слишком расстроены и на нервах, чтобы мыслить разумно.

2

Сейчас, однако, ситуация иная. Уже поутихли страсти, и даже вылет в низший дивизион Лиги Наций не был воспринят в Германии с такой яростью – состав сборной уже начал перетасовываться, во многих последних матчах были замены перемены к лучшему по игре, это немцы без внимания не оставили. И на волне такого относительного, зыбкого спокойствия (ну и понаблюдав, конечно, за игрой «Баварии»), Йоги и решил, что настал момент все же резать по живому. Увы! Итог тот же – обиженные игроки вновь открыто выражают недовольство.

Ошибка Лева здесь, пожалуй, лишь в отсутствии хороших навыков выстраивания таких переговоров. В том, что он действовал сейчас слишком резко и, возможно, с недостаточным количеством необходимого в данной ситуации такта. Сюда же можно отнести и чересчур быстрое, по мнению Томаса Мюллера, объявление о его решении миру. Казалось, бундестренер занимался всем этим торопливо, ведомый отчаянным желанием скорее покончить с неприятным делом – так в школьные годы троечники делают домашние задания. Однако с учетом того, что Йоги вряд ли облек свое решение в слова а-ля: «Играешь, как полное дерьмо, приятель, вали-ка из сборной подобру-поздорову», недовольство Мюллера формой подачи де-юре нельзя назвать легитимным. В конце-концов, футболисты – профессионалы и тренер не обязан сперва записывать их на прием к психологу, чтобы подготовить к неприятным известиям.

Однако просто по-человечески и реакцию Мюллера, и очевидное огорчение Боатенга понять можно. В конце концов, Томасу всего 29, Хуммельс и Жером старше меньше чем на год, и пусть даже они играют уже совсем не так, как в лучшие годы, от завершения карьеры все трое пока далеки. Увы, им сейчас трудно понять простую вещь – для них расставание со сборной наверняка вышло бы болезненным в любом случае. Проблема в том, что всем троим не повезло выиграть Чемпионат мира в самом расцвете сил. Их сейчас еще достаточно, как и банальной «физики» и стремления биться за флаг своей страны. Всего этого уже не было, например, у Лама с Мертезакером, морально выхолощенных предыдущими турнирами и не видевших никаких причин не завершить красиво карьеру в национальной команде сразу после громкого триумфа. А вот у тех, кто не прошел до победного ЧМ через полдесятка поражений в полуфиналах, желания еще хватает. Не хватает другого – той самой внутренней, подсознательной мотивации, недостаток которой просто физически не дает футболисту играть на максимуме.

Это замечали многие и уже давно, в том числе по выступлениям всех троих за «Баварию». И конечно, без мотивации в сборной делать нечего. Тем более при наличии толпы талантливой молодежи, активно топчущей пятки старожил. Пожалуй, даже если бы Йоги и не сделал такой решительный шаг, карьера в сборной легко могла закончиться для всей троицы еще плачевнее – проваленные матчи один за другим, критика прессы, болельщиков, обида и разочарование. Банальный упущенный шанс уйти вовремя. Ведь тот самый пресловутый голод по трофеям почти невозможно взрастить в себе заново или разбудить – он или есть, или его нет. 

4

А итог всего этого неутешительный. С одной стороны, хорошо, что Йоги все же делает то, что нужно, омолаживает состав и перестраивает игру. С другой – плохо, что из-за, скажем так, этических ошибок на этом пути сборная Германии стремительно теряет симпатию собственной страны и многих своих болельщиков. Да и настроение в раздевалке тоже теперь далеко от идеала. Вопросы к нему были, кстати, даже до Чемпионата мира в Бразилии, но тогда у команды еще были лидеры, которые легко и быстро привели микроклимат в порядок. Сейчас же страшно то, что кандидатов на замену Швайнштайгеру с Подольски не видно даже на горизонте. Никто не готов быть весельчаком, мягко и ненавязчиво объединяющим разноклубные группировки, прививающим каждому определенное уважительное отношение и к тренерскому штабу, и к товарищам по команде, и к фантам. И при этом имеющим достаточно авторитета для того, чтобы заниматься такими вещами.

Именно поэтому так быстро испарилось из лагеря бундестим то единство, которым дышала эта команда в 2014-м году. И можно было бы, конечно, без него обойтись – обходились же на Евро-2012, – но плохо то, что заявление Озила создало прецедент конфликта игрока с НФС, критиковать который теперь никто не боится. Можно, конечно, полагать, что пресса встанет на сторону футболистов, продавит, сыграв в третью власть, и в штабе сборной таки полетят чьи-нибудь головы, что приведет к обновлению системы на всех уровнях. Такая революция могла бы помочь и атмосфере вокруг сборной, и ее микроклимату, но это, пожалуй, слишком истеричный ход, на который в верхах вряд ли кто-то пойдет. Да и практического смысла в нем нет – Германия получила Евро-2024, Лев небезуспешно занимается строительством новой команды, строительный материал в наличии. И даже идея Йоги ясна – избавляясь столь стремительно от старых лидеров, оставляя, казалось бы, команду без вожаков, тренер хочет заставить молодой состав сплотиться на этой почве, запустить механизмы, которые автоматически выявят в новой команде новых лидеров. Это отлично сработало в 2010-м году в ЮАР, и Лев надеется, что фокус удастся провернуть дважды. По логике вещей, все, в общем и целом, идет как надо.

Одно горько – наблюдать, как, отчаянно барахтаясь, никак не может выбраться из трясины скандалов команда, которая девять лет назад считалась многими одной из самых дружных и сплоченных. Как с каждой новой ссорой ненависть к своей национальной сборной у многих простых немецких болельщиков сменяется убийственным и почти брезгливым равнодушием. Как футболисты, которых мы помним по чудесным играм и которым всегда будем благодарны за все, что они сделали для бундестим, покидают ее так бесславно и с тяжелым сердцем. И думать, что если бы болельщик сборной Германии прямо сейчас, выйдя на улицу, вдруг столкнулся лицом к лицу со Швайнштайгером, была бы лишь одна вещь, которую он, протянув ему руку, со вздохом бы сказал: «Прости нас, шеф, мы все про**али».

Возможно, когда-нибудь оно вернется. Будем ждать.

45

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+