Блог Без недокрутов

Судейство в фигурном катании напрягает: манипуляции с ребрами и недокрутами, нельзя подать протест, нет объяснений

До главных чемпионатов в фигурном катании еще далеко, но у болельщиков уже накопились вопросы к судьям.

В центре внимания – прыжки спортсменок из группы Тутберидзе. На Гран-при Франции Алине Загитовой впервые во взрослой карьере судьи поставили два неясных и одно неверное ребро на лутцах; спустя неделю в Китае придрались к Анне Щербаковой – пострадали даже уникальные четверные.

Судьи начали охоту на фигуристок Тутберидзе: придираются к прыжкам, 90% последних лутцев – с ошибками

К Алене Косторной в Гренобле возникли претензии сразу к двум зубцовым прыжкам: лутцу и флипу.

«Я никогда не отслеживала флип, потому что и лутц раньше прыгала с внутреннего ребра», – удивилась Алена, увидев протоколы.

Эталонную технику на обоих этапах зафиксировали только у Трусовой.

Мы уже писали, что вторая оценка у фигуристов – максимально необъективные и устаревшие. Судьи ставят компоненты за флаг, тренера, репутацию, симпатичное лицо и сильную музыку – критерии настолько размыты, что позволяют манипулировать ими практически безнаказанно.

Казалось, что баллы за элементы – более справедливый критерий. Но нет – арбитры распоряжаются технической оценкой слишком свободно: могут искусственно увеличить отрыв от соперников; могут «утопить» фигуриста в недокрутах и сбавках за качество исполнения.

Ниже – 6 причин, почему оценка за технику не менее субъективна, чем за компоненты.

Недокруты и неверные ребра – инструменты для манипуляций

В сезоне-2019/20 правила к прыжкам с неправильного ребра или с недокрутом смягчились – увеличилась база. Но и следить за нарушениями решили строже: если на ЧМ-2019 судьи были максимально лояльны к ребрам, то в сезоне-2019/20 не скупятся на наказания даже для олимпийской чемпионки.

Например, на ЧМ в Сайтаме Софье Самодуровой изначально зачли лишний флип вместо лутца, выполненного с неверного ребра. Решение отменили, но если бы техническая бригада была настойчивее, спортсменка лишилась бы около 7 баллов за прыжок.

Пока Евгения Медведева считалась первым номером сборной, ей ставили неверное ребро на лутце лишь однажды – на второстепенном Мемориале Непелы перед Олимпиадой. Символично, что членом технической бригады тогда был Джерон Принс – тот самый, который в Гренобле не пожалел Загитову.

Сейчас кажется, что недокруты и неверные ребра на прыжках зависят даже не от техники фигуриста, а от его репутации и номера в рейтинге ISU. Поэтому самое популярное объяснение строгого отношения к россиянкам в новом сезоне – желание уменьшить их представительство в Финале Гран-при ради сохранения интриги. 

Как Загитовой попасть в Финал Гран-при? И сколько наших уже там? Расклады перед последним этапом

Повторы для судей и повторы для зрителей отличаются

За те минуты, что фигурист проводит в kiss and cry после проката, перед судьями прокручиваются повторы моментов, поставленных на пересмотр. Иногда графика в трансляциях дает понимание, какие элементы под подозрением: например, в Пхенчхане это был лутц Евгении Медведевой.

Нарезка для зрителей и судей отличается – часто по ракурсу из трансляции уловить логику техбригады чрезвычайно трудно.

Общедоступные повторы с судейской камеры могли бы снять многие вопросы. После этапа в Гренобле поклонники Загитовой в твиттере попросили у технического контролера тех соревнований продемонстрировать гифку или скриншот, на котором видно неверное ребро у Алины. Джерон Принс ответил, что рад бы предоставить видео от ISU, но это запрещено правилами, как и публичное обсуждение вынесенных решений.

Идеальная, но далекая перспектива – видео каждого элемента, прикрепленное к протоколу. Это принесло бы пользу не только зрителям, но и спортсменам – не все ошибки очевидны фигуристам по ходу проката, а зачастую и после.

Иногда проблему не видит даже тренер у борта. Например, реакция Александра Жулина на оценки Бобровой и Соловьева в коротком танце ЧЕ-2018 была странной: «По уровням все нормально, на сто процентов выполнили то, что я хотел видеть. Думаю, в румбе что-то или судейская ошибка, оценку хотелось бы повыше. Может, все потому что был первый старт в разминке. Но в целом я доволен, завтра будем стараться. Все это вкусовщина, все на тоненького... но для этого и придумали техбригаду».

Судьи не устраивают пресс-конференции и не объясняют спорные решения

Еще одна глобальная проблема – арбитры не готовы публично отвечать на важные вопросы. О тенденциях судейства можно только догадываться – например, в этом сезоне очевидно пристальное внимание за ребрами, недокрутами, а еще превышением времени проката – за лишнюю секунду уже оштрафовали Загитову, Константинову и Литвинцева.

Иногда терпение заканчивается даже у тренеров и чиновников.

Год назад, увидев недокруты в протоколе американца Винсента Чжоу, вскипел его тренер Том Закрайчек:

«ISU нуждается в более качественном оборудовании и, как минимум, еще одной камере с другим углом обзора, чтобы судейская бригада работала более точно. Итог с разницей в 0,63 балла от подиума дорого обошелся Винсенту с точки зрения призовых денег, очков на пути к финалу Гран-при, рейтинговых очков. Я бы также рекомендовал разрешить ISU, чтобы тренер или спортсмен могли попросить повтор сразу после объявления результатов, как это делается в теннисе или американском футболе».

После Гран-при Франции-2019 возмутилась уже Россия: направила претензию по поводу судейства Косторной и Загитовой.

Максимум прозрачности, который позволяет себе ISU – опубликовать список отстраненных судей. Последний громкий скандал – пара дисквалифицированных китайцев после Олимпиады-2018, обвиненные в национальной предвзятости.

Опротестовать можно только математические ошибки

Протесты в фигурном катании – большая редкость. По правилам нельзя обжаловать ребра на прыжках, уровни дорожек и оценки за компоненты: можно лишь лично поинтересоваться в кулуарах, что именно не понравилось судьям. Единственный шанс на протест – математическая ошибка.

Но есть исключение: если до начала церемонии награждения рефери получит информацию об ошибке ввода данных (например, вместо тройного лутца в протоколе появится двойной) и вся техбригада с этим согласится – результаты пересчитают.

В 2017-м пересмотру подверглись результаты в коротком танце на Евро: судьи не заметили лишнюю поддержку у Анны Каппеллини и Луки Ланотте. Балл штрафа оказался критичным – на первом месте итальянцев сменили Екатерина Боброва и Дмитрий Соловьев.

На Играх-2018 судьи обидели Элизабет Турсынбаеву, не сразу засчитав бонус за каскад во второй половине программы. После пересмотра оценка выросла почти на балл, хотя на итоговый результат это не повлияло.

В этом сезоне – новый казус: на Skate America пересчитывали оценки за ритмический танец: неправильно вычислили GOE за паттерн. 

Каждый арбитр судит по-своему, а результаты разных соревнований невозможно сравнивать

В фигурном катании всерьез обсуждают составы судейских бригад перед стартами: имена жестких технических контроллеров и предвзятых арбитров давно известны. Известно, что на ЧМ судьи гораздо щедрее: охотнее фиксируют рекорды и реже придираются к недочетам, а самое лояльное судейство на командных турнирах и национальных первенствах.

Баллы с разных этапов Гран-при напрямую влияют на выход в Финал серии, но их сравнение некорректно из-за разницы в подходах судейских бригад.

Бешеная инфляция, сексизм и надбавка за флаг: что не так с оценкой за компоненты у фигуристов?

В одной из твиттер-дискуссий про завышенные GOE за грязные прыжки Нэтана Чена вмешалась Меган Дюамель: «Вы когда-нибудь общались с техпанелью? Там три человека: двое могут поставить второй уровень, а один – четвертый. На следующем старте панель совершенно другая: в ней один видит второй уровень, другой третий, а последний – четвертый».

Бонусы выставляются субъективно, но сильно влияют на итоговую оценку

Самая честная вещь в фигурном катании – базовая стоимость элементов. Она определена правилами и не меняется по ходу сезона: спортсмен заранее просчитывать наиболее выгодный контент. Но есть и субъективный фактор – оценка за качество исполнения (GOE). В прыжках учитывают безусильность, высоту, пролет, положение спортсмена в воздухе и еще несколько критериев. Для вращений – креативность позиций, центровку и вписанность в музыку.

GOE существенно улучшает стоимость элемента – например, на этапе в Москве Александр Самарин дважды получал больше пяти бонусных баллов за каскад четверной лутц – тройной тулуп.

А в танцах оценка за качество элемента вообще стала важнее его уровня.

На Гран-при Франции Пападакис и Сизерон собрали лишь третью техбазу в произвольном танце – подвели уровни дорожек. По чистоте уровней их опередили Загорски – Гурейро и Гиньяр – Фаббри, причем итальянцы получили максимальные уровни за все элементы. По базе ритмического танца Пападакис и Сизерона обошли еще и поляки – но мировой рекорд поставили не им.

Просто цифры:

• паттерн французов изначально стоил 7,33 балла (бригада поставила второй уровень партнерше и третий – партнеру). После прибавки GOE паттерн потянул уже на 11,21 – судьи решили, что, несмотря на некачественные шаги, элемент выглядел классно.

• Гиньяр с Фаббри техническая чистота паттерна удалась лучше – третий уровень у партнера и четвертый у партнерши. Правда, итоговая стоимость элемента ниже, чем у чемпионов мира – всего 10,84.

• еще один пример: секция фокстрота с тремя незасчитанными кипойнтами у Чок – Бейтса всего на 1,3 балла дешевле, чем у получивших максимальный уровень итальянцев.

Кроме того, топ-дуэтам лояльнее оценивают хореоэлементы – слайдинги, мини-поддержки, твиззлы. По умолчанию все они имеют первый уровень сложности – 1,1 балла по базовой стоимости.

Те же Пападакис и Сизерон за два хореоэлемента в произвольном танце во Франции получили 9,44 – большую часть этой оценки составляют надбавки за качество. 

Как бороться с субъективным судейством?

Искоренить субъективность в фигурном катании, пожалуй, невозможно – не тот вид. Вряд ли в обозримом будущем компьютеры смогут оценивать музыкальность, артистизм и композицию программ, но есть вещи, с которыми техника справится лучше людей. 

1. Оценивать прыжки точно помогла бы техника – датчиков на коньках или специальные программы вроде японской Ice Scope. Компьютеры способны определять высоту и пролет прыжков – ровно то, что напрямую влияет на размер надбавок за качество.

2. Методике оценивания ребер и недокрутов необходима последовательность в независимости от того, судит сегодня жесткая или лояльная бригада, строгий или добрый техконтроллер: ребро на прыжке – не та вещь, которая меняется несколько раз за год.

3. Базовая стоимость прыжков с неправильной техникой могла бы быть существенно меньше, чем сейчас – лутц и флип с неверного ребра сохраняют 80% базовой стоимости и получают минимальные сбавки в GOE. 

Есть и более радикальный путь: засчитывать лутцы с неправильных ребер как флипы, а флипы – как лутцы. Риск обнуления лишнего прыжка заставил бы фигуристов со слабой техникой зубцовых задуматься о наличии проблемных элементов в программе.

4. Спорные случаи нуждаются в публичности – с разбором видео, обсуждением и убедительной аргументацией. Да, у болельщиков нет квалификации арбитров ISU, но они хотят четкости и понимания судейских решений.

Татьяна Тарасова любит говорить: «Чтобы победить – нужно быть на две головы выше других». Это справедливо, но хочется, чтобы судейство  было упорядоченным и идентичным для всех фигуристов – без скидок на зачетку, флаг и сумму спонсорских контрактов.

Иначе фигурное катание рискует превратиться в «Евровидение» – но тогда нужны ли ему арбитры?

Телеграм-канал автора, где еще больше про ребра и недокруты

Фото: globallookpress.com/David G. Mcintyre/ZUMAPRESS.com, Raniero Corbelletti/AFLO (1, 6, 7, 10), Kenjiro Matsuo/AFLO, Anke Waelischmiller/SVEN SIMON; Gettyimages.ru/Dennis Grombkowski; РИА Новости/Алексей Даничев, Владимир Песня; globallookpress.com/Hitoshi Mochizuki/AFLO

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья