android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview

You run off

Пробежавшись по тренерскому пути Сергея Юрана, уволенного в среду с поста главного тренера ярославского «Шинника», Sports.ru вспомнил, скольких успехов он добился и со сколькими проблемами столкнулся.

Свернув в австрийском «Штурме» игроцкую карьеру, Сергей Юран вернулся в Москву и первым делом поступил в Высшую школу тренеров – но закончил ее только со второй попытки. Поначалу бывший подопечный Лобановского, Эрикссона, Робсона и Романцева злоупотреблял прогулами, испытывая терпение директора ВШТ Андрея Лексакова – бесконечным оно не оказалось. Стоически пережив отчисление, Юран поступил в Школу заново – в 2005, а за три года до того и сам получил директорскую должность – в футбольной академии московского «Спартака».

Непродолжительное время повозившись с красно-белыми дублерами, Сергей Николаевич получил доступ к главной команде – оттуда как раз катапультировался Олег Романцев. В штабе его преемника – Андрея Чернышова – Юран согласился стать тренером номер 2: «Отлично помню разговор в кабинете у Червиченко, – ностальгировал Сергей Николаевич. – Мы были у него с Чернышовым. Обсудили многие важные вопросы, после чего Андрей Владимирович спросил: «Ну, и кто из вас будет главным? Откровенно говоря, в то время я был сыроват для столь серьезной должности. А стать тренером, чтобы рисоваться на публике, – не по мне. Нужно дорожить своим именем. Болельщики ждут результата, клуб ставит задачи, выделяет под это большие средства... Нет, в тот момент это было невозможно».

«Стать тренером, чтобы рисоваться на публике, – не по мне. Нужно дорожить своим именем»

Дуумвират Чернышов-Юран верховодил в народной команде недолго (с июня по сентябрь 2003-го) – Андрей Червиченко не вынес дисбаланса между объемом средств, закаченных в противоречивых рекрутов (Шафар, Станич, Хрман, Белозеров), и количеством набранных очков. Без работы друзья-наставники, впрочем, не остались – если тылом Чернышова явилась российская молодежка, то Юран, опершись на старых (не по возрасту) знакомых из спартаковской академии, взялся за столичный «Алмаз», гонявший в любительской лиге, и в два счета придал ему профессиональный статус – вернее, создал для этого все предпосылки. Первенствовав в московской зоне третьего дивизиона КФК, Юран и его драгоценный клуб готовились к старту в западном подразделении второй лиги – но из-за экономических неурядиц от этой затеи пришлось отказаться.

Впрочем, Сергей Николаевич и некоторые футболисты с алмазно-спартаковским прошлым во второй дивизион все же пробрались – красно-белую братию принял у себя с распростертыми объятиями губернатор Ставрополья Александр Черногоров. Юран подхватил тамошнее «Динамо» всего за пару недель до старта сезона, и, не услышав внятных задач на сезон, сам настоял на выходе в первый дивизион как на первостатейной цели клуба в кампании-2005. Слово свое Сергей Николаевич, разумеется, сдержал, – из 32 матчей южного дивизиона динамовцы уступили только в двух и еще один свели к ничьей. При этом уже в середине второго круга финансовые механизмы ставропольского клуба не на шутку забарахлили и, как результат, к традиционному Кубку ПФЛ, в котором мерятся силами триумфаторы второлиговых зон, подопечные Юрана подобрались заметно исхудавшими и понурыми – к тому моменту минуло три месяца, как они не получали честно заработанного.

После Нового года Черногоров нашел деньги для погашения долгов – но не для участия в первом дивизионе. Второй год подряд, уже занеся было ногу на следующую ступеньку, Юран так и не сделал шаг наверх – о чем довольно долго впоследствии жалел: «Болельщики в Ставрополе сильно переживали – край-то футбольный. Демонстрации устраивали на центральной площади города, меня в аэропорт провожали. Представляете, вылет у меня был в 8 утра, приехал в аэропорт в 6 – и человек 50 – 60 приезжают, чтобы со мной проститься! С одной стороны – приятно было, с другой – очень горько. Не за то даже, что я без работы остался, а за то, что была проделана колоссальная работа, потрачено столько нервов. И оказалось, что в Ставрополе это никому, кроме болельщиков, не было нужно».

Объявив о разводе с «Диттоном», Юран не удержался от битья посуды, назвав поле команды «кочкодромом», а игровую форму «лохмотьями»

2006-й год Юран посвятил освоению Прибалтики. Вице-мэр Даугавпилса и президент тамошнего «Диттона», клуба с могучим по латвийским меркам бюджетом в 600 тысяч долларов, Вячеслав Дриксне позвал на пост главного тренера Юрана и гарантировал ему финансовое благополучие: «Убежден: того, что случилось в «Алмазе» и ставропольском «Динамо», в Даугавпилсе не произойдет. Прежде всего потому что мне дал гарантии помощи во всех вопросах такой уважаемый человек, как вице-мэр города. Я внимательно ознакомился с условиями, в которых предстоит работать. Все вместе взятое и убедило меня, что в Даугавпилсе серьезно заинтересованы в создании клуба, способного составить конкуренцию лидерам латвийского футбола. И средства на это есть». Январский оптимизм сменился майским раздражением. Объявив о разводе с «Диттоном», Юран не удержался от битья посуды, назвав поле команды «кочкодромом», а игровую форму «лохмотьями». Вослед стремительно удалявшемуся в сторону Таллина тренеру Вячеслав Дриксне процедил только одно: «Нам не угнаться за амбициями Сергея Юрана».

На посту главкома эстонского ТМФК Сергей Николаевич усидел с июля по ноябрь, завоевав попутно Кубок и Суперкубок страны. Однако на излете 2006-го Юран вновь рванул в Россию – на зов Анатолия Лисицына, главы Ярославской губернии. Цель вернуть клуб в премьер-лигу пришлась амбициозному тренеру по нутру – заняв лидирующие места в третьем и втором дивизионах, он с удовольствием провернул ту же операцию и в первом. И вновь в качестве сподвижников выступили экс-спартаковцы – Павленко, Динеев, Кудряшов. Очередного столкновения с денежной проблемой Юран и не думал бояться: «В Ярославле работают совсем другие люди. Не буду скрывать: тема финансирования в беседе с губернатором была одной из главных.

«Сергей Юран не останется без работы надолго, равно как и мы – без его нетленных баек»

Если есть серьезная цель, она должна быть подкреплена соответствующими вложениями. Иначе результата не добиться». В ноябре 2007-го тон высказываний Сергея Николаевича слегка изменился: «Словно обухом по голове огрели» – так Юран прокомментировал известие о смене губернатора. Сменивший подавшегося в Госдуму Лисицына Сергей Вахруков разбавил межсезонные будни «Шинника» аудиторскими проверками, на пару месяцев заморозив всяческую финансовую – и в частности, трансферную – деятельность клуба. В итоге усиливаться «Шиннику» пришлось в авральном порядке, что не помешало захомутать, скажем, Юриса Лайзанса и Дениса Бояринцева.

Долгожданный старт в премьер-лиге выдался для Юрана воодушевляющим – ничья на чужом поле с ЦСКА. Однако затем результаты «Шинника» покатились вниз, а самого Юрана понесло в неизвестном направлении: поражение от «Локо» он обосновал заснеженностью тренировочной базы клуба, от «Луча» – судейством Алексея Николаева, от «Томи» – несыгранностью состава, от «Амкара» – непристойным поведением форварда пермяков Мартина Кушева. В конечном счете терпение руководства «Шинника» лопнуло и главному острослову нынешнего сезона было решительно указано на дверь. Нет сомнений, что Сергей Юран не останется без работы надолго, равно как и мы – без его нетленных баек.

Об Эйсебиу

«Отличный человек. Любил баню растопить на стадионе и говорил русским игрокам: «Пойдем!». Португальцев не звал – утверждал, что они этого удовольствия не понимают. Льва Яшина часто вспоминал. Нас с Кульковым называл «сынками». Если президент клуба нервничал из-за статей, в которых описывалось посещение нами какого-то бара, Эйсебиу говорил: «Не надо наказывать. Мои «сынки» встанут и отыграют, они же русские».

О Жозе Моуринью – переводчике «Порту» в сезоне 1994-95

«Жозе обладает потрясающим умением найти контакт с любым, даже самым капризным игроком. Моуринью очень тонко чувствует, когда надо проявить жесткость, а когда просто по-отечески поговорить с футболистом. Случалось, Робсон менял меня по ходу встречи, что, естественно, злило. И я этого, признаюсь, не скрывал. Тогда Моуринью говорил: «Пойми, Сергей, тренер всегда видит игру по-своему. И только ему дано право решать, что делать в тот или иной момент. Вы с Бобби – единомышленники. И, поверь, он тебя уважает». Уже потом, когда Жозе уезжал с Робсоном в «Барселону», он на прощальном обеде откровенно признался, что мечтает о том, когда у него будет своя команда. И что играть в ней будут только те, кому он без колебаний сможет доверять и кто будет безгранично верить ему».

О происхождении своего прозвища

«Дело еще в Киеве было, на сборах. Я на обед опоздал, смотрю, а на тарелке зелени нет. Ну, я и прошу официантку: «Девушка, принесите зелень, она для моего Барсика очень полезна». Мол, сами понимаете, что я имею в виду. Ну так, в шутку... Она засмущалась. А ребята все это дело услышали и прицепили».

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы