Реклама 18+
Реклама 18+
Блог В мечтах о слэмданке

Борис Соколовский: «За 18 игр чемпионата России мы хотим догнать США?»

Главный тренер студенческой сборной России и новосибирского «Динамо-ГУВД» Борис Соколовский в интервью для блога «В мечтах о слэмданке» рассказал о своем общении с Владимиром Соловьевым, работе в УНИКСе, отставке Николая Танасейчука, стажировке в США и о любви к поездкам на автомобиле. 

– Летом вы давали большое интервью «Спорт-Экспрессу», в котором сказали, что за 4-е место на Олимпиаде в Лондоне вам «сняли голову». Что вы имели в виду?

– «Сняли голову», конечно, это иносказание. Имел в виду, что меня отправили в отставку с поста главного тренера сборной России.

Сейчас, по прошествии полутора лет, считаю, тот факт, что мы не взяли медалей, не смогли показать что-то большее, позволяет признать результат выступления нашей команды в Лондоне – неудовлетворительным. Ни на тренерском совете, ни на исполкоме РФБ я не стал заострять внимание на каких-то объективных причинах такого результата, хотя они были. В турнире не смогла принять участие Мария Степанова, которая была бы явным лидером сборной России в передней линии. Ряд игроков был травмирован, не совсем здорова по ходу подготовки была Ольга Артешина, серьезную травму получила Марина Карпунина… 

Тот результат отражал состояние нашего женского баскетбола. Поясню: в Премьер-Лиге всего 10 команд, достаточно много игрового времени занимают легионерки, что, с одной стороны, хорошо, делает наш чемпионат одним из сильнейших в Европе, а с другой – останавливает развитие российских игроков. Страшно то, что сейчас мы ищем волшебника, который выведет нашу сборную из штопора, в который она попала. Вот, приглашаем Сергея Базаревича, которого я хорошо знаю и которого неоднократно рекомендовал на пост главного тренера мужской сборной России. Он маститый баскетбольный специалист. Но, прежде всего, надо думать о том, чтобы наши игроки росли в клубах.

Как вы прикажете за 18 игр чемпионата России развивать игроков? За 18 игр догнать США? США, где только за летний период команды играют 34 матча в регулярном чемпионате + матчи плей-офф. А в период «осень-весна» эти игроки получают, как правило, львиную долю игрового времени в нашем и других европейских чемпионатах.

И мы хотим за эти 18 игр что-то изменить? Многие тренеры-иностранцы не сильно заинтересованы в развитии игроков. Их задача – давать результат, который устраивал бы владельцев клубов. А такой результат проще всего дать руками приглашенных баскетболисток. Этот и еще целый ряд факторов сильно сдерживают рост российских спортсменок. Я не против легионерок, но за их разумное количество. Чтобы эти игроки оказывали, так называемое, тренирующее воздействие. А это уже прерогатива тренера. 

– Тем не менее, в «Динамо-ГУВД» трое легионерок, одна из которых, бельгийка Ноэми Майомбо, действует на позиции разыгрывающей. Позиция первого номера в нашей стране считается самой проблемной, ведь практически во всех клубах Премьер-Лиги на ней играют иностранки…

– Я думаю, что здесь федерация должна занимать более активную позицию по «заказу» на подготовку игроков клубам. Первые номера просто так не вырастают, их нужно готовить. Одна из самых талантливых российских разыгрывающих Аня Остроухова выступает за ногинский «Спартак», получает много игрового времени, результативна. Но, не исключено, что «Спартак», как и «Енисей» или, например, «Динамо-ГУВД», не попадет в плей-офф. И все – 7 месяцев до следующего чемпионата. Я бы законодательно сделал, чтобы кандидаты в сборную России, особенно на проблемных позициях, играли не менее 20-25 минут за матч. А если этого не будет происходить – отправлять их туда, где они получили бы такую возможность. 

Недостаточно нескольких сборов по амплуа, это все краткосрочные меры, а не глубокого характера. Игроки должны отслеживаться по всем параметрам. Работая с американскими игроками я вижу, что они более мобильны, динамичны, отлично «пик-н-роллят», цепко играют в защите. Сталкиваюсь с тем, работая с первыми номерами, что наши игроки обладают слишком высоким ведением. Для того, чтобы «разрулить» пик-н-ролльную ситуацию нужен не только набор технических навыков, но и необходимо обладать хорошим видением площадки, знать, куда отдать передачу, когда пойти на обострение, остановиться, «скинуть»… Эти ситуации должны отрабатываться целенаправленно. Тот же пик-н-ролл является одним из наиболее современных видов концовок в нападении. Могу сказать, что когда к нам пришла Майомбо, российские игроки на позиции первого номера Евгения Финогентова и Ольга Соколовская в этом компоненте заметно прибавили, хотя преимущество в борьбе за место на площадке, в большинстве матчей, все равно остается у Ноэми. Нужна система распределения кандидатов в сборную по клубам, в которых они смогут расти, а тот же «Динамо-ГУВД» готовит смену для сборных Швеции и Бельгии (Бинта Драммех и Ноэми Майомбо).

***

– Этим летом российская сборная сенсационно не смогла преодолеть барьер первого группового этапа чемпионата Европы. Помните ваши первые впечатления после матча со сборной Италии?

– Я не сильно вдавался в тонкости регламента, был в полной уверенности, что нашей команде по силам выиграть у Италии с хорошей разницей в счете. Тогда речь шла только о разнице, без подсчета коэффициентов, победы в 6 очков, вроде бы, было достаточно для выхода в следующий этап. Подсчет коэффициентов, нелепые ошибки на последних минутах – все это привело к плачевному результату. Но, все равно считаю, попади мы во второй этап, задачу-минимум – попадание на чемпионат мира, наша команда бы выполнила. 

Проводя аналогии с чемпионатом Европы-2011, мы тогда тоже начали с проблемами, у нас было мало времени на подготовку, где-то 38 дней. В этом году их было еще меньше, 15-го мая началась подготовка, а уже 15 июня – начался Евробаскет. Может быть, этих нескольких дополнительных дней и не хватило. И, на мой взгляд, у команды Альфредаса Вайнаускаса не было какой-то внутренней сплоченности. Не несли позитива и создавали проблемы приезды-отъезды Эпифанни Принс. В итоге, произошла настоящая катастрофа. Но я не склонен во всех грехах обвинять только главного тренера…

***

– Большой резонанс летом получила история, в которой вы рассказали, что вас пытались заставить взять Светлану Абросимову на Олимпиаду в Лондон. А Владимир Соловьев, фигурировавший в этой истории, в эфире «Вести FM» отметился жесткой критикой в ваш адрес…

– Владимир этой передачей не ограничился, я сам слышал еще несколько передач, в которых он меня, вкупе с бывшим президентом РФБ Александром Красненковым, называл «могильщиками российского баскетбола». Думаю, здесь был такой частный интерес. Конечно же, Светлана очень хотела попасть в сборную, я ее прекрасно понимал. Она великий игрок, но все ее величие как действующего игрока, на тот момент, закончилось уже как 2 года. Я мог включить ее в состав на период подготовки, но не видел в этом смысла. У меня были глубокие размышления на эту тему, до объявления состава мы проводили беседы с моими помощниками, обсуждали всех кандидатов. Никто из помощников не сказал: «Давай все-таки включим Светлану в сборную».

Я не исключаю, что, возможно, Светлана нам бы и помогла, но свои лучшие показатели она демонстрировала в сезоне-09/10, когда выиграла чемпионат России в составе УГМК, блестяще справившись с Дайаной Таурази в финальной серии, выиграла чемпионат WNBA… После этого, из-за каких-то внутренних конфликтов, сначала с Гундарсом Ветрой, потом – с Паулаускасом (хотя Альгирдас относился к ней более лояльно), игровое время и показатели Светланы стремительно поползли вниз.

Я не только смотрел статистику, в сезоне-11/12 я посмотрел не менее 15 игр с участием УГМК. Мое видение, объективные данные статистики и мнения помощников – совокупность этих факторов не позволила включить Абросимову в состав.

Не знаю, кто был инициатором этого, но меня попытались попросить раз, другой… Я не стал ничего менять, на тот момент состав был объявлен. Кстати, Владимир тогда серьезно передернул карты. Он предложил мне: «Смотри, ну кто такие эти игроки? Возьми Светлану…». Я ему ответил: «Владимир, результат любого тренера строится на костях игроков», имея в виду, что все девчонки тренируются и играют не щадя живота своего, и «каждый игрок заслуживает уважения». А Соловьев, в том интервью, сказал, что я с цинизмом сказал про «результат на костях». То есть, подоплека уже совсем другая. Владимир – большой мастер штабных игр, я считаю его профессионалом высокого класса, он умеет преподнести все так, как ему это надо.

Тогда Владимир и пообещал негативную прессу при любом результате выступления сборной России. И позитивную, если включу в состав Абросимову. И это умело использовалось, когда даже игры, выигранные в трудной борьбе, преподносились как неудачные. Дошло до того, что один из комментатор после победы над сборной Великобритании сказал мне: «А вам не кажется, что эту игру достойнее было бы проиграть?». Это после победы над командой-хозяйкой Игр, командой, которая дала серьезный бой сборной Франции. После победы над сборной Турции, обеспечившей нам выход в полуфинал, один из журналистов сказал: «Борис Ильич, у меня задание от главного редактора написать разгромную статью за неубедительную победу над Турцией». Мы забываем, что в Турции сейчас многое делается для развития женского баскетбола и баскетбола вообще, их успехи неслучайны.

***

– Неожиданно для многих в сезоне-11/12 вы оказались в тренерском штабе казанского УНИКСа. Как поступило это предложение?

– Так получилось, что решение о моей отставке было принято в октябре. К этому времени, естественно, все скамейки главных тренеров были заняты. Можно, конечно, было подождать, когда кого-нибудь «скинут», но я не могу находиться без работы, такой стиль жизни. Последовало предложение приехать на разговор в УНИКС. Я его с удовольствием принял, учитывая, что с казанской командой меня связывают два хороших сезона (-03/04 и -04/05), тем более, очень уважаю президента клуба Евгения Борисовича Богачева.

Работали с Ацо Петровичем, Александром Зрядчиковым, Гинтарасом Крапикасом. Потом команду возглавил Станислав Еремин. Работа с мужской командой – она более рутинная. Мужской баскетбол – другой по накалу игры, более технологичный. Пойдя на эту работу, я только приобрел, почерпнул много нового. Тренер заканчивается тогда, когда он начинает работать на «старом багаже». Исключительно с благодарностью вспоминаю об УНИКСе.

– В чем заключалась ваша работа?

– Я индивидуально работал с высокорослыми игроками. Эта работа, как мне кажется, оставила у Яна Вуюкаса, Костаса Каймакоглу, Владимира Веремеенко и других ребят позитивное впечатление. Все они многого достигли в спорте, но когда им предлагались определенные программы и системы – они их с удовольствием выполняли.

– В начале 2013-го года, вновь неожиданно, вы заняли пост главного тренера студенческой сборной России, сменив на этом месте Николая Танасейчука, который не провел с командой ни одного официального матча…

– Здесь предыстория немного другая. Когда Николая Танасейчука сняли с поста главного тренера ногинского «Спартака», в сезоне-11/12, я настойчиво рекомендовал руководству федерации назначить его главным тренером второй (резервной) сборной России, которая в нечетные года должна будет участвовать в Универсиадах. По инициативе тогдашнего руководства РФБ на исполкоме мы приняли решение о создании этого забытого института второй сборной.

Я работал в УНИКСе, меня вызывают в Москву, предлагают занять должность главного тренера студенческой сборной. Я трижды отказывался, говорил, что это неэтично. В итоге, мне показывают контракт с Танасейчуком, где указано, что контракт с Николаем Константиновичем истекает в декабре 2012-го года. Говорят, что тренером будет кто-то другой. 

Александр Красненков, Наталья Галкина и председатель тренерского совета Евгений Гомельский убедили меня принять команду. Оставался последний аргумент, как на это посмотрит Евгений Богачев. После возвращения в Казань, после одной из тренировок, Евгений Борисович сказал: «Мне звонил Красненков, и я дал ему свое добро». Конечно, ситуация была щекотливая, не знаю, почему такое решение было принято в отношении Танасейчука. Возможно, руководству федерации добавлял уверенности мой опыт работы со сборными, в который вошли и молодежные чемпионаты, два чемпионата мира, участие в двух Олимпиадах, два чемпионата Европы…

Не знаю, у кого получилось бы лучше, но, по крайней мере, две Универсиады, в которых я был главным тренером, наша команда заканчивала с «серебром». В этом году, правда, команда уступала по своему мастерству той, что была у меня в Белграде.   

– Какие впечатления оставила казанская Универсиада?

– Как человек, побывавший на 4-х таких комплексных мероприятиях (две Олимпиады, две Универсиады), могу сказать, что Казань была вне конкуренции. Я даже удивился, что при всех традиционных российских трудностях, у нас получилось провести такое соревнование. Размещение, питание, организация тренировок – все было на высшем уровне! 

– По ходу турнира многие были недовольны тем, что за сборную России выступали 12 профессиональных игроков, когда за ту же сборную США выступали девушки из NCAA. Вы не видели в этом чего-то некрасивого?

– Некрасивым для меня стало то, что в финальном матче мы проиграли, как и в Белграде, хотя там у нас шансов было побольше. А что касается участников… Наверное, чтобы не было такого рода вопросов, нужно, например, ограничить возраст спортсменов. В индивидуальных видах выступали люди, которым было по 27-28 лет. Формально, человек – студент. Ну и что, что он профессионал? Если он студент, подходит по возрасту, почему не принять участия? Тем более, в своей стране, в соревновании, которое работает на твое развитие и на престиж твоей страны.

– Но ведь у нас есть Ассоциация студенческого баскетбола…

– Я лично знаком с исполнительным директором АСБ Сергеем Крюковым, вижу, какую огромную работу он проводит, привлекает зарубежных специалистов, ведет постоянный диалог с руководителями вузов… Надо понимать, что у нас в командах Премьер-Лиги и Суперлиги не хватает квалифицированных игроков. Мы не добьемся хороших результатов, пока не будет профицита в квалифицированных игроках, некоторые из которых потом пойдут в вузы.

В 2011-м году я был 3 месяца на стажировке в Америке, в университете Луисвилл. По тем подходам, которые там присутствуют – они большие профессионалы, чем некоторые наши профессионалы клубы. Например, команда тренируется 2 раза в день, а если это одноразовая тренировка, то она может продолжаться 3-4 часа, включая видео, физическую и баскетбольную работу, восстановительные мероприятия. Студенческие команды летают чартерами. У них все гораздо лучше, чем у наших команд Премьер-Лиги, за исключением зарплаты, которую американские студенты просто не получают. Зато получают фантастические возможности для развития. Один зал находится в постоянном распоряжении женской команды, другой – в распоряжении мужской. Многие мечтают попасть в команду к знаменитому Рику Петино или к Джеффу Волзу, выигрывавшему чемпионат NCAA в 2006-м году.

Команды используют самые последние технологии, имеют высококвалифицированные тренерские штабы. Я видел, какой скаутинг получают игроки, этим скаутингом занимается целая группа специалистов. Кабинету главного тренера команды позавидует ректор любого российского вуза. Там понимают, что настоящая студенческая команда – это серьезная структура с определенными затратами и стабильным финансовым положением, что позволяет работать в развитии.

***

– Какое самое яркое неспортивное впечатление осталось у вас от Казани?

– Я достаточно часто бываю в Казани, вижу, как за последние 18 лет город сильно изменился в лучшую сторону. Сейчас это один из лучших городов России. Великолепная архитектура, дорожная система, различные заведения, спортивные дворцы, объекты культуры… Приветливые люди!

– На другие соревнования во время Универсиады удалось сходить?

– Нет, так как работа требовала полнейшего в нее погружения. Ведь помимо подготовки к матчам, тренировок, были еще индивидуальные беседы с игроками, собрания с тренерами, мы обменивались технологиями с представителями сборных Чехии, Швеции… К сожалению, на другие соревнования времени просто не оставалось.

– А как вы предпочитаете отдыхать от баскетбола?

– Который год не могу отойти от баскетбола, так как с 2003-го года не было ни одного свободного лета. Даже после Олимпиады и до момента моей отставки – во время паузы – я думал о работе, приходилось писать разные доклады…

Голова отключается от баскетбола, когда я сажусь за руль машины. Я не лихач, но люблю ездить на машине, люблю быструю езду. Проезжал за день и 1500 километров. Из Самары ездил в Анапу, заезжал в Ейск, потом в Ростов-на-Дону, Воронеж… За неделю получалось 4500 километров. Не специально, а просто был момент, когда нужно было пообщаться с семьей, а так, отдыха практически нет. Хотя при работе тренером он необходим. Всегда нужно какое-то восстановление. В этом году на сборах в Хорватии с «Динамо-ГУВД» я трижды в день (перед завтраком, перед обедом и после вечерней тренировки) совершал заплывы по 30-40 минут, для меня это прекрасный отдых. 

– Игроки примеру главного тренера не следовали?

– Я рекомендовал, так как море – прекрасный восстановитель. Другое дело, что им нельзя долго находиться в воде из-за особенностей тренировочного процесса.

– А какое место вы могли бы назвать своим любимым?

– Любимое место – Самара, мой родной город. Люблю приезжать к моей маме в Ейск. Ей 91 год, она находится в полном умственном здравии, чего, к сожалению, не скажешь о здоровье. Она участник войны, накопила болячек… Мама меня многому научила. Был момент, когда мы находились недалеко отсюда, в военных лагерях, когда я учился в Куйбышевском политехническом институте, у нас была сложная обстановка, с утра до вечера – стрельбы, окопы… Я написал об этом маме, пожаловался, на что она ответила: «О чем ты говоришь? Если бы ты посмотрел, что было на войне – ты бы об этом забыл!». С тех пор взял за правило никогда не жаловаться, мы живем в прекрасное время, могут быть какие-то неудачи, но жаловаться не на что. Жаловаться из-за долгого полета или длинной поездки – не про меня. В этом плане моя психология сильно поменялась. 

***

Беседовал Виноградов Антон (winant2008@gmail.com)

Фотографии Александра Лукина

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+