Square One
Блог

«Хонда умолял «МЮ» подписать его, а люди говорили: остановись, это унизительно». Как устроен футбол (и жизнь) в Японии

Четыре года назад британский журналист Крис Хаф переехал в Японию, чтобы перезапустить и жизнь, и карьеру – а потом завел отличный блог Lost in Football и стал одним из главных гидов по японскому футболу для англоязычного мира. За 4 года Хаф проехал всю страну, посетил больше 40 стадионов и глубоку погрузился в местную культуру – разумеется, не только футбольную. Виталий Суворов созвонился с Крисом и расспросил его о суровых традициях, отношениях с японцами и самых любопытных персонажах местного футбола. 

Из этого интервью вы узнаете:

• Почему в Японии не очень любят Кейсуке Хонду, а Зико – обожают?

• Как японский национализм проявляется в обычной жизни и на стадионах?

• Как европейцу вписаться в японский стиль жизни и причем тут алкоголь?

• Как работоспобность японцев повлияла на популярность местной ЛЧ?

Оман, Токио, пустое место в поезде

– Для начала расскажи, как ты вообще оказался в Японии.

– Я переехал сюда жить в 2017-м. До этого уже бывал в Японии раза 3-4, но это был просто отпуск. В тот момент я жил на Ближнем Востоке, но как только впервые очутился в Японии, сразу подумал: вот где я хочу жить. Когда перебрался сюда уже по-серьезному, первым делом пошел учить японский в языковой школе. А потом сам стал учителем английского. 

– Чем ты занимался до переезда в Японию?

– Я был журналистом. Сначала дома в Англии – там я работал в журнале о мотоспорте. Но в 2008-м случился финансовый кризис, и ситуация была так себе – тогда-то я и наткнулся на объявление о работе на Ближнем Востоке. При этом в объявлении даже не написали, о какой именно стране идет речь! Там просто упоминалась «экзотическая арабская страна». И я почему-то решил, что это стопроцентно Дубай, но чуть-чуть промахнулся – и оказался в городе Маскат в Омане. 

В Маскате я работал в спортивном отделе газеты Muscat Daily, а когда перебрался в Дубай, сперва перешел в англоязычную газету Khaleej Times, где делал новостные репортажи, а затем в журнал Time Out. В Time Out была уже развлекательная журналистика – мы делали гиды по разным местам, писали про рестораны, бары и все в таком духе. 

– Как вообще устроена работа репортера – особенно новостного – на Ближнем Востоке? 

– Да уж, это непростое дело. Даже в Time Out было сложно. Это же журнал о том, как весело провести время в городе. И, естественно, имеются в виду всякие походы по барам, выпивка… А нам даже нельзя было употреблять слово «пиво»! Его можно было называть только «солодовым напитком». Мы не могли написать слово «водка» – только «русский напиток». И таких ограничений было полно. Грубо говоря, мы должны были писать о ресторанах и барах, в которых, конечно же, был алкоголь, но при этом мы не могли «рекламировать» алкоголь. И тут постоянно нужно было искать баланс: как написать о чем-то так, чтобы это звучало как веселое место, но при этом не одобрять все эти вещи. 

Ну и, конечно, в ОАЭ тебе надо говорить вещи в духе «тут все прекрасно, просто отлично». И поскольку в Time Out я работал редактором, мне нужно было быть очень ответственным и аккуратным, чтобы случайно не пропустить в печать что-нибудь запрещенное – последствия в этих странах могли быть довольно серьезными.

– Самые страшные последствия, которые тебя накрывали?

– Прямо по-настоящему жесткого ничего не было, но в Khaleej Times мы как-то написали «Персидский залив» вместо «Арабского залива», как принято говорить в арабских странах, и нас обвинили в государственной измене. Но, к счастью, все закончилось нормально – хотя пару напряженных встреч пришлось провести. В Time Out было уже проще, так как это все же не новостная и не политическая журналистика.

– Насколько комфортно ты чувствовал себя на Ближнем Востоке?

– Мне там, конечно, нравилось, но иногда складывалось впечатление – особенно в Дубае – что за всем этим поблескивающим фасадом с небоскребами и офисами было маловато настоящего. Поэтому в какой-то момент я начал думать: что я вообще тут делаю? В этом месте как будто не было ничего реального. И думаю, именно на вот этом контрасте меня так восхитила Япония с ее потрясающей культурой. Не хочу говорить, что у Дубая были прямо проблемы с этим, но там я оказался в небольшом пузыре – ходил в одни и те же торговые центры, каждые выходные сидел в одних и тех же барах в отелях. И из-за этого возникало ощущение, что это какая-то ненастоящая жизнь.

Перед переездом в Японию я еще успел пожить в Абу-Даби, где-то около трех месяцев. И вот там мне было прямо очень тяжело – я жил далеко от офиса, дорога занимала часа полтора, солнце жарило целыми днями. К тому моменту я провел на Ближнем Востоке восемь лет, и тогда уже действительно задумался, что пора что-то менять. При этом конкретного плана на будущее у меня не было – я просто решил, что всегда любил Японию, и это, пожалуй, мой последний шанс там пожить.

Поэтому я запросил студенческую визу, получил ее и сел в самолет. 

– Первая мысль, которая пришла тебе в голову, когда приземлился в Токио?

– Я был совершенно ошеломлен. Полное сумасшествие. Еще когда я приезжал в Японию на каникулы, эта страна произвела на меня очень сильное впечатление, особенно Токио. Я сразу решил, что это лучший город в мире – безумно яркий, живой. Просто невероятно крутое место. Люди, храмы, неоновые огни. Это целиком захватывает и придает тонну энергии, все это движение вокруг. Я прилетел в аэропорт «Нарита», сел на аэроэкспресс Skyliner и поехал в город, на станцию Уэно. И первым, что увидел, когда вышел на улицу, были Торо, традиционные местные каменные светильники, ведущие к парку. То есть вышло такое абсолютное японское клише, что было очень клево, потому что я прямо с первой же секунды попал в эту атмосферу.

Никаких знакомых в Японии у меня не было, к тому же я слегка переживал перед первым походом в языковую школу. Был уверен, что буду самым старым учеником в классе – мне тогда было 32 года. И я думал, что буду сидеть в окружении 15-летних. Но в итоге кого там только не было – ребята из Швеции, Норвегии, Турции с большим разбросом по возрасту. Кто-то просто увлекся аниме и приехал, чтобы узнать о Японии побольше. Кто-то приехал с четкой целью – остаться там до конца жизни.

Я же просто был счастлив, что мне не нужно возвращаться домой. Я теперь здесь, я живу в Японии. Уже шесть лет прошло, а я до сих пор иногда ловлю это ощущение – и поверить не могу, что я тут.

– Как выглядела твоя жизнь в первые полгода в Японии?

– Первые 2-3 месяца я только учился, но быстро понял, что надо искать подработку, потому что ситуация с деньгами была довольно тяжелая. У меня не было вообще никакого опыта работы учителем, но я все же пошел работать в школу на парт-тайм, так как мне хотелось немного отдохнуть от журналистики – и кроме того, чтобы писать о стране, все-таки нужно хорошо знать местный язык и понимать, что происходит вокруг. Все это совмещалось с курсами японского, поэтому иногда у меня вообще не было выходных – шел учиться сам к часу дня, заканчивал в пять вечера, а в шесть уже шел работать до девяти. Конечно, я совершенно не чувствовал себя готовым для работы учителем. В первый день думал: «Что я вообще делаю»? Но это была не стандартная школа с кучей людей в классе, а уроки один на один со взрослыми людьми. И я чувствовал удовлетворение от такой работы – ученики очень милые, действительно хотят учиться, а у тебя есть возможность им в этом помочь. Кроме того, это был отличный шанс узнать японцев поближе.

Скажем, когда я работал уже в обычной школе со старшеклассниками, мой урок был необязательным для посещения, чем-то вроде дополнительных курсов. В какой-то день на то же время у ребят стояла обязательная футбольная тренировка. И вот они всем классом пришли ко мне, поклонились и сказали: «Очень просим у вас прощения, но мы не сможем сегодня к вам прийти, нам поставили тренировку». Вау! Сразу чувствуешь уважение. В Англии ничего такого, конечно бы, не произошло.

– Насколько тяжело было наладить отношения с другими учителями?

– В Японии, конечно, есть свои нюансы в том, что касается рабочих отношений, и поначалу к ним тяжело привыкнуть. Например, очень часто ты должен произносить одни и те же выражения, потому что так принято. Скажем, в конце рабочего дня все говорят друг другу «Спасибо за усердную работу» – именно эту конкретную фразу, каждый день, это по сути ритуал. В Англии, естественно, все гораздо менее формально, все просто говорят друг другу «Привет, доброе утро». То есть, люди ведут себя примерно так же, как в обычной жизни. А вот в Японии в офисе ты ведешь себя иначе. В основном все крутится вокруг того, что тебе нужно демонстрировать максимальное уважение. 

– Ты говорил, что в Дубае тебя напрягал фасад. Когда ты каждый день говоришь одну и ту же фразу, разве это не фасад? 

– Хороший вопрос! Пожалуй, можно сказать, что вся эта структуризация поведения на работе – это немножко фейк, немножко фасад. Разница тут наверное в другом: например, когда работа заканчивается и ты идешь с коллегами в бар или ресторан – вот там ты уже видишь настоящие эмоции. И в этом плане в Японии легче узнавать людей на более глубоком уровне. В ОАЭ встретиться с коллегами за пределами офиса было невероятно сложно, потому что культура слишком отличалась.

Плюс в арабских странах большую роль в жизни играет религия: если ты не мусульманин, прочувствовать местную культура до конца довольно сложно. Японцы же очень гордятся своей страной и всегда рады что-нибудь рассказать или, например, посоветовать какой-нибудь ресторан. У них есть желание показать тебе «настоящую Японию». 

И это особенно проявляется после работы. В офисе люди могут сдерживать себя, не высказывать свое мнение, но когда вы идете в бар – все, вот это место, где ты выражаешь себя.  В офисе довольно сильно чувствуется иерархия – если ты молодой сотрудник, то не имеешь права спорить с теми, у кого более высокая должность. А вот после работы у тебя уже чуть больше свободы. Это, конечно, не самая здоровая офисная культура. Особенно учитывая, как много работают японцы и какое количество дополнительных часов им приходится проводить в офисе. Это безумие.

Мой босс не японец, поэтому у нас не так. Но если ты работаешь в более традиционной местной компании, то да – ты должен делать только то, что тебе сказали. И даже домой раньше начальника ты уйти не можешь – если он решил задержаться до десяти вечера, ты тоже должен сидеть на месте. Даже если ты уже сделал всю работу и тебе вообще нечем заняться. 

– Какие еще культурные различия сразу бросились в глаза?

– Готовность японцев следовать правилам. Особенно сейчас, во время пандемии. В Японии конституция не позволяет правительству насильно посадить всех на локдаун. Поэтому они могут только «советовать» и «рекомендовать» – сидеть дома, носить маску и так далее. И хотя сейчас количество заражений довольно высокое, не могу сказать, что у нас был момент, когда ситуация прямо вышла из контроля. Правительство просто сказало: «Пожалуйста, не делайте этого, этого и этого» – и почти все следовали этим правилам.

Это проявляется даже в мелочах. Например, все очень трепетно относятся к своему району, почти никогда не мусорят – а пожилые люди по утрам выходят из дома и убираются. Или, скажем, на платформе японцы обязательно выстроятся в очередь на поезд ровно в том месте, где должна быть очередь. И точно дождутся, пока все выйдут из поезда, прежде чем зайти в него. Думаю, это отличная черта, учитывая, какая в стране плотность населения, особенно в городах. Тебе нужно, чтобы люди следовали правилам, потому что если не будут этого делать, начнется хаос.

При этом не могу сказать, что правительство тут какое-то особенно популярное – это не так. Но из-за того, что эти люди у власти, остальные будут их слушать. Это именно культурная особенность. Текущее правительство не то чтобы очень уважали: они периодически принимают довольно сомнительные решения. Да и вообще политическая система тут немного странная. Со времен Второй мировой в Японии правила одна и та же политическая партия – только один срок за это время достался другим.

Так что по сути это однопартийная система, и оппозиции добраться до власти достаточно тяжело. Поэтому мне кажется, в обществе есть некоторая апатия – в духе «что бы ты ни делал, изменить систему не получится». Кроме того, Япония – стареющая нация, а пожилые люди, как правило, голосуют за ту самую партию, которая сейчас у власти. Поэтому молодые чувствуют, что ничего не могут с этим поделать.

– Слышал, что в Японии у многих есть проблема с алкоголем. Правда?

– Да, это проблема, и довольно серьезная. Например, довольно часто видишь людей, которых тошнит на остановке, или они вообще отключаются где-нибудь в углу. Когда босс после работы приглашает тебя в бар, ты не можешь отказаться, и вот вы пьете, пьете, пьете. И когда наконец выходишь из бара и отправляешься домой, на остановке вырубаешься. 

– Как японцы ведут себя рядом с тобой, иностранцем?

– О-о-чень часто возникают ситуации, когда ты чувствуешь некоторый страх с их стороны, почти каждый день. Думаю, каждый иностранец в Японии рассказал бы тебе о феномене под названием «пустое место в поезде». Когда заходишь в поезд, можешь быть уверен: последние место, которое кто-нибудь займет, – это место рядом с иностранцем. Серьезно! В Японии мало эмигрантов, это очень однородное общество, почти все – местные. Так что когда они видят иностранца, это все еще вызывает шок. Человек хочет сесть, потом поднимает глаза, видит иностранца рядом, и такой: ммммм, да, пройду-ка я, пожалуй, дальше. Думаю, больше всего они боятся, что ты заговоришь с ними на английском, а они ничего не поймут и окажутся в неловкой ситуации. 

– Японию часто называют страной, у которой есть проблемы с расизмом. Сталкивался ли с ним ты?

– Лично у меня проблем не было, но я знаю, что когда пытаешься снять квартиру, очень часто в объявлении будет написано: «Иностранцам – не сдаем». Такие же надписи иногда можно увидеть на дверях баров и ресторанов. При этом тебе могут ответить: «Мы просто не говорим на английском». Хотя, разумеется, это так себе аргумент. 

– Правда, что национализм в Японии на подъеме?

– Да, и уже не первый день. Я часто вижу черные фургоны с тонированными окнами, которые катаются по улицам, и из них националисты кричат антимигрантские лозунги, все в таком духе. Причем не только в больших городах, а по всей Японии. Это не случайные люди, конечно, а организованная группа. Опять же, насилия тут нет, но выглядит довольно устрашающе. Что особенно грустно, часто их лозунги направлены против корейцев, китайцев. И полиция ничего с этим не делает, эти фургоны спокойно ездят по городу. Короче говоря, ничего хорошего.

– Последний вопрос о жизни – и переходим к футболу. За те четыре года, что ты живешь в Японии, были ли у тебя отношения с местными девушками?

– Да, я встречаюсь с японской девушкой. Она любит британскую культуру и несколько раз была в Великобритании, поэтому хорошо понимает западный менталитет. Но понятно, что это такой особенный случай, обычно не так. Для многих японских девушек было бы непросто вступить в отношения с иностранцем из-за того, что у вас будут разные ожидания.

Скажем, в Японии совсем не принято публично выражать чувства – обниматься, целоваться. Ты просто этого не делаешь. Держаться за руки – это уже проще, но все равно у тебя уйдет много времени, прежде чем вы окажетесь на этой стадии. Когда японские девушки встречаются с иностранцами, они чувствуют серьезное давление, так как парни ожидают быстрого развития отношений. Но в Японии вообще все движется медленнее, поэтому да, нужно запастись терпением и уважать местный ритм.

Зико, Иньеста, Хонда

– Ты переехал в Японию в 2017-м. Когда впервые сходил на футбол?

– Что забавно, в первый год я не посмотрел ни одной игры. Мне хотелось, но это было очень сложно: у меня был почти нулевый уровень японского, я вообще не понимал, что происходит вокруг, как все работает. Невозможно было даже купить билеты на матч, я был абсолютно потерян. Собственно, это во многом заставило меня завести блог Lost in Football – мне хотелось помочь иностранцам разобраться во всем этом, объяснить, как сходить на игру, добраться до стадиона и все в таком духе. Потому что без четкой инструкции это очень запутанный процесс.

В первый раз я пошел на матч в марте 2018-го, когда уже совсем не мог терпеть – мне было без разницы, кто будет играть, где будет стадион. И я совершенно случайно выбрал матч «Вегалты Сэндай» в городе Сэндай – это город где-то в четырех часах езды к северу от Токио. Я взял билет на автобус, купил билеты на матч в супермаркете, забронировал ночь в капсульном отеле (популярный в Японии формат отелей с небольшими спальными ячейками – прим. Sports.ru) и отправился в путь.

Это был групповой этап Кубка лиги – то есть по сути игра, до которой никому не было дела. Когда приехал на стадион, там еще лежал снег – Сэндай довольно далеко на севере, и там было реально холодно, к чему я не очень подготовился. Их стадион вмещает больше 20 тысяч зрителей, но на матч пришли где-то две тысячи человек – холод был собачий. Но это был очень крутой опыт. Я наконец-то посмотрел футбол в Японии, матч был очень интересным, и я понял, что мне все это дело очень нравится. Я хочу ездить по стадионам и узнавать все больше и больше.

– Главное отличие японского футбола от европейского?

– Первое, что бросается в глаза: в Японии футбол – это очень семейная штука. На стадионе полно женщин, особенно в сравнении с Европой. Иногда буквально половина стадиона может быть заполнена женщинами. И очень много детей. Поэтому не ощущаешь вообще никакой агрессии, что иногда проскакивает в Европе. У фанатов есть страсть к игре – они очень здорово болеют, создают шум. Но при этом все очень спокойно – собственно, как и в самой стране. Инициировать проблемы – это просто не в культуре японцев.

Пожалуй, есть только один клуб, который можно назвать исключением – «Урава Редс» из Сайтамы – пригороде Токио, где я живу. В последние годы они попадали в разные истории. Например, их фанаты как-то вывесили баннер на стадионе, на котором написали: «Только для японцев» – что именно было «только для японцев» они не уточняли (премьер-министром Японии тогда был Синдзо Абэ, и страна в целом склонялась к правым взглядам). В наказание «Ураву» заставили провести следующий матч без болельщиков. Их же фанаты забрасывали автобусы соперников камнями и дрались с болельщиками других команд. Их хардкорная база фанатов немного напоминает европейцев в этом плане – они явно более агрессивны, чем остальные. В меньшей степени такое можно сказать про «Гамбу» из Осаки и «Йокогаму Ф. Маринос».

Вообще у японских фанатов особо нет причин быть агрессивными. До того, как в 1993 году появилась Джей-лига – высший японский дивизион – футбол в стране в основном существовал в виде корпоративной лиги. То есть почти все клубы были командами разных компаний. «Урава», например, была командой «Мицубиси» и базировалась вообще в другом городе. Поэтому какой-то богатой истории у клуба нет, в Сайтаме они очутились только в 90-е.

– Насколько вообще популярен футбол в Японии?

– Есть много футбольных сайтов и ежедневная футбольная газета, которые публикуют много интересных вещей. Но для большинства людей футбол – явно второй вид спорта после бейсбола. Бейсбол – с отрывом самый популярный. На национальном телевидении Джей-лигу упоминают очень редко – я, если честно, не вспомню, когда в последний раз видел что-нибудь о чемпионате. Даже о недавнем переходе Кего Фурухаси в «Селтик« ничего не говорили. что довольно грустно. При этом хайлайты бейсбольных матчей показывают каждый день. Но да, на футбольных сайтах все освещают довольно плотно.

Еще я заметил, что японцы рассматривают Джей-лигу как вещь в себе, не сравнивая свой чемпионат с другими лигами вроде Ла Лиги или АПЛ, которые тут очень любят. Даже внутри Азии особого соперничества между лигами нет. У нас есть азиатская Лига чемпионов, но это очень странный турнир. Когда я впервые пошел на матч ЛЧ,  был уверен, что на стадионе будет огонь. Вместо этого он был полупустым, и всем было плевать на этот турнир. Потом я поехал на матч японской команды с южнокорейской и думал: ну вот тут точно будет здорово, соперничество стран, эмоции, ни одного свободного места. Приезжаю – и там тысяча человек на весь стадион. 

Как выяснилось позже, одно из объяснений – расписание азиатской ЛЧ. Матчи проходят по вечерам во вторник и среду, и люди физически не могут попасть на игры из-за работы – как мы уже обсуждали, японцы работают очень много, часто до восьми, девяти вечера. Поэтому матчи посреди недели – явно не лучший вариант. Джей-лига же проходит по выходным, поэтому на играх чемпионата с посещаемостью все в порядке.

– Самая большая история, которая случилась в японском футболе после твоего приезда?

– Думаю, все, что касается «Виссел Кобе». Когда я только приехал, они подписали Лукаса Подольски, а затем устроили самый громкий трансфер в истории японского футбола, когда заполучили Иньесту. Для Джей-лиги это было важное событие. Когда чемпионат только появился, они периодически подписывали суперзвезд вроде Гари Линекера, но потом долгое время не происходило ничего подобного. Так что когда приехал Иньеста, это был настоящий взрыв – тем более он очень здорово себя проявил, наладил отличную связь с болельщиками и выкладывается по полной. Кстати, из-за довольно плотной связи между «Висселом» и «Барселоной» – «Кобе» владеет компания Rakuten, которая спонсирует «Барсу», – многие местные фанаты были уверены, что Месси переедет в Японию. При этом несмотря на огромный бюджет и европейских звезд, «Виссел» до сих пор толком ничего не выиграл – только Кубок Императора и Суперкубок по одному разу. К победе в чемпионате они даже близко не подходили. 

– Как японцы относятся к своей сборной?

– Если это большой матч или важный турнир вроде чемпионата мира или Олимпиады, это огромное событие. Не знаю, смотрел ли ты матч Японии с Мексикой за бронзу на Олимпиаде, но там была большая история с Такефусой Кубо – Япония проиграла, и он прямо рыдал на поле, не мог остановиться минут пять. И это сразу попало в тренды твиттера, все это обсуждали. К слову, это хороший пример, насколько для японского игрока важно быть ролевой моделью для общества. Тебе нужно выкладываться на сто процентов в каждом матче и вести себя правильно и на поле, и за его пределами. То есть не попадать в скандалы, не пить, не быть слишком грубым игроком, не создавать проблем. 

В Англии, скажем, футболисты часто попадаются с выпивкой, и из этого не раздувают скандалы. В Японии это будет большой удар по репутации. Игрокам нужно быть идеальными гражданами страны. Тренируешься, выходишь на поле, выкладываешься по полной, и на этом все. В прошлом году, например, одного японского игрока арестовали за вождение в пьяном виде, и его моментально выгнали из клуба. Не просто оштрафовали, а именно уволили в тот же день. 

Еще более мощная история была с бразильцем из Осаки. Он пошел пить после матча, пил всю ночь, не спал. Утром, все еще пьяный, поехал на тренировку, врезался в пять автомобилей, добрался до тренировочной базы, где спокойно провел занятие, и никто ничего не заметил. А потом на базу приехали полицейские и арестовали его прям там же – и клуб, естественно, мгновенно его выпер!

Короче говоря, то, что называется ночной жизнью, для футболиста в Японии неприемлемо. В «Ураве», например, был игрок, которого обожали женщины, такой красавчик. И он основал свою соцсеть: регистрация была платной, зато потом ты мог с ним поболтать. Играл он при этом в тот момент так себе, и, конечно, фанаты сразу на него накинулись – типа ты сначала по воротам попади, а потом уже соцсеть делай. От игроков ожидают абсолютного профессионализма.

– Какие еще колоритные персонажи попадались тебе в Японии?

– Томоаки Макино – тоже из «Уравы Редс», защитник – довольно занятный парень. Перед каждым матчем он исполняет новозеландский танец Хака – причем делает это в полном одиночестве, никто вместе с ним не танцует. Как он сам рассказывал, ему это помогает собраться. 

Еще есть Кадзуйоси Миура из «Йокогамы», которому уже 54 года. Он очень отличается от большинства японских игроков, потому что уехал из Японии, когда ему было 15 лет, чтобы играть в Бразилии. Для японского футбола это было важнейшее событие – он проложил дорожку для будущих игроков. В 1980-е в Японии даже не было профессиональной лиги, и вот Миура отправился за мечтой на другой континент и добился там успеха. Когда в 1990-м он вернулся в Японию, стал первым по-настоящему звездным игроком в стране. Получается, он играет уже дольше, чем существует Джей-лига.

Знаю, есть люди, которые не очень рады, что он продолжает карьеру – вроде как это обесценивает чемпионат. Если ты не особо следишь за футболом, а потом включаешь матч и видишь 54-летнего игрока – ну, выглядит это не очень. Но на самом деле он до сих пор играет на достойном уровне, ему есть что предложить. В прошлом году я ходил на матч его «Йокогамы». Он тогда остался в запасе, но я наблюдал за ним во время разминки, и он был в абсолютном порядке – ты бы никогда не подумал, что ему 54. Он двигался лучше меня! И мне кажется, для молодых игроков находиться с таким парнем в одной команде – это круто. У него многому можно научиться – например, как следить за своим телом и держать уровень столько лет.

На пике Миура был, пожалуй, самым любимым игроком местных фанатов. Еще все, конечно же, обожали Сюнсуке Накамуру, который, кстати, до сих пор играет. Причем в одной команде с Миурой, хотя ему тоже уже за сорок.

– Есть ли легионеры, которых любили так же сильно?

– Да, Зико. Он большая фигура для «Касимы Антлерс», играл за них в первом сезоне после основания Джей-лиги и делал это роскошно – сильно лучше всех остальных. Потом он был тренером «Касимы», а сейчас работает спортивным директором. Ему даже статую около стадиона построили, его там очень любят. Еще был другой бразилец, Руй Рамос, который играл за «Токио Верди» в 1980-х. Он вообще сменил гражданство и выступал за сборную Японии. Он очень известный в стране, думаю, его знают абсолютно все – даже те, кто не следит за футболом. Он прямо полностью адаптировался к местной культуре и стал в Японии своим.

– Есть ли звезды, которых наоборот не очень любят?

– Тут наверное можно вспомнить Кейсуке Хонду. Он был звездой, но довольно спорной фигурой. Он самоуверенный, не стеснялся высказывать мнение по разным вопросам и делал это часто, а в японском обществе к такому относятся не очень хорошо. Плюс в прошлом году он просился в разные клубы, прямо-таки умолял «Манчестер Юнайтед» в твиттере его подписать, и это испортило его репутацию. Люди говорили ему: «Пожалуйста, остановись. Это унизительно». Его, конечно, не ненавидят, но когда ты натыкаешься на него в соцсетях, у тебя возникает небольшое чувство стыда. 

– На твоем сайте полно историй о японских клубах. Какие из них особенно выделяются? 

– Во-первых, «Кавасаки Фронтале». В 2011-м, как все знают, в Японии произошло чудовищное землетрясение, которое сильно затронуло город Сэндай – тот самый, где я впервые оказался на японском стадионе. В первом матче после землетрясения «Сэндай» как раз играл с «Кавасаки». Болельщики «Фронтале» тогда, разумеется, сильно поддержали «Сэндай», и после всего этого между клубами появилась связь. С тех пор игроки «Кавасаки» каждый год приезжают в регион Тохоку, где находится Сендай, и делают разные волонтерские вещи, чтобы поддержать жертв трагедии. Это очень здорово, учитывая, что так-то Кавасаки не имеет никакого отношения к Сендаю, между ними пять часов езды на автомобиле. 

Еще есть два клубы из Йокогамы – «Йокогама Ф. Маринос» и «ФК Йокогама», где играют Миура с Накамурой. При этом раньше в Йокогаме был еще один клуб – «Флюгелс». И ты наверняка уже обратил внимание эту букву «Ф» в названии у «Маринос». Вышло так, что в 1999-м спонсоры «Флюгелс» решили, что они больше не хотят финансировать клуб, и разродились худшей из возможных идей: пришли к «Маринос», которые тогда были просто «Маринос», без «Ф», и предложили им соединить два клуба. «Маринос» ответили: «Да без проблем. Правда, мы сделаем только две вещи: добавим букву «Ф» в название и заберем ваших лучших игроков». Фанаты «Флюгелс», естественно, были в полном шоке и решили основать новый клуб – «ФК Йокогама», который в прошлом году вышел в высшую лигу и теперь снова играет в одном дивизионе с «Маринос» («Маринос», кстати, входят в City Football Group шейха Мансура). Это важная история, потому что «ФК Йокогама» стал первым профессиональным клубом Японии, которым полностью владеют болельщики, – не только в футболе, а вообще. Раньше, как я уже говорил, клубы принадлежали корпорациям. А в случае с «Йокогамой» у фанатов наконец-то появилась власть.

– Насколько насыщенная жизнь у клубов за пределами высшего дивизиона?

– Есть очень занятная команда в Japan Football League – это четвертый дивизион, по сути нон-лига, но из нее можно выйти в первые три дивизиона Джей-лиги. Так вот, там есть клуб под названием «ФК Хонда», которым владеет Honda. У них о-о-очень хорошая команда, я бы сказал, что это вообще одна из лучших команд Японии. Но они не могут выйти в третий дивизион, потому что клубы Джей-лиги не имеют права называться в честь компаний. То есть им нужно выбросить слово Honda и назваться в честь Хамамацу – города, в котором они базируются. Но Honda делать этого не хочет, поэтому они продолжают играть в четвертом дивизионе и выигрывают его почти каждый год, потому что на голову круче всех. Больше того, в Кубке Императора они постоянно обыгрывают команды из высшей лиги, каждый божий год. 

Еще есть интересный клуб «Нанкацу» – они играют в региональной лиге Токио, это седьмой уровень японской пирамиды. Интересны они тем, что называются в честь команды из «Капитана Цубаса», знаменитой серии манги (японские комиксы – прим. Sports.ru). Потому что их директор – это и есть тот самый человек, который придумал «Капитана Цубаса». Весь их мерч крутится вокруг «Капитана Цубаса», «Нанкацу» – это название вымышленного города из манги, и все такое. У них уже есть лицензия на выступление в Джей-лиге, поэтому если они когда-нибудь поднимутся по этой пирамиде, то окажутся в профессиональном дивизионе.

Кстати, недавно все японские клубы выпустили специальные футболки с фотографией «Капитана Цубаса» на спине – так что да, это все еще суперпопулярная штука. Помню, как несколько лет назад в Японию прилетал Алессандро Дель Пьеро и встречался с крошечным клубом «Гифу» из третьего дивизиона, у которых на форме есть фотография «Капитана». И он тогда сказал, что приехал в Японию и вообще начал играть в футбол, потому что его вдохновил «Капитан Цубаса»!

Вообще футбол в Японии очень плотно связан с поп-культурой. Есть даже отдельный жанр аниме и манги, который вдохновлен футболом. Я вот недавно купил мангу о японском футбольном тренере, который работал в Англии, а потом вернулся спасать клуб из первого японского дивизиона. И таких историй полно, что очень здорово, потому что люди начинают интересоваться футболом и становятся болельщиками.

– Ты катаешься по японским стадионам уже 3 года. Сколько стадионов уже посетил?

– 44. Самый крутой – пожалуй, у «Нагано Парсейро». Нагано – это горы, так что там очень красиво. Сам клуб довольно маленький, играет в третьем дивизионе и никогда не поднимался выше. Но стадион у них один из лучших в стране, совершенно невероятный. Когда я приехал туда, то обалдел – это настоящее произведение искусства. Классный дизайн, идеальная акустика, горы, которые виднеются за трибунами. И это третий дивизион! 

Еще в Нагано есть клуб «Мацумото Ямага», и их стадион выглядит так, как будто они его строили-строили, но, построив половину, устали и сдались. Причем в хорошем смысле! Там нет крыши, нет лоска – все металлическое и открытое. И это выглядит очень круто, потому что погода в этом регионе постоянно меняются, вокруг тоже горы, и каждые десять минут картинка перед глазами меняется – то облака плывут, то дождь, то снег. А фанаты там просто бешеные – самые громкие в Японии.

Я был там в 2019-м, последний матч сезона. Они всего дважды в истории играли в высшей лиге и обычно сразу вылетали. В 2019-м, когда я пришел на игру, уже было известно, что они вылетают во второй дивизион. Но на стадионе не было ни одного свободного места! Болельщики смотрели игру стоя и пели целый матч. Это было потрясно.

А вот интервью о Японии русского ученого

Подкаст Виталика Суворова с Артемом Шмелевым

Фото: instagram.com/lostinfootballjapan; instagram.com/yokohamafc_official; East News/Rodrigo Reyes Marin, Robin Utrecht/ABACAPRESS.COM, AFP PHOTO / Jewel SAMAD; globallookpress.com/Oleksiy Maksymenko/imageBROKER.com, Cezary Kowalski/Keystone Press Agency, Artur Widak/ZUMAPRESS.com, Naoki Morita/AFLO, Yohei Osada/AFLO; instagram.com/keisukehonda

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные