Блог Чувствуя Манитобу

Максим Афиногенов: «Неправильно подошли к матчу с Канадой»

К началу января Максим Афиногенов имел на своем счету очков больше, чем за два предыдущих года в «Баффало», а после заброшенной в ворота «Питтсбурга» шайбы побил личный рекорд по забитым голам в одном сезоне. В интервью блогу Puck Daddy нападающий «Атланты» рассказал о своем будущем в новой команде, прошедшей Олимпиаде, машинах, музыке и любимых напитках.

– Макс, что можешь сказать о своем сезоне?

– Если мы попадем в плей-офф, то этот сезон можно будет назвать успешным. По сравнению с последними годами, моя личная статистика улучшилась. Удалось избежать травм, мне давали много игрового времени. В целом, все хорошо. Но попадание в плей-офф было бы хорошим завершением сезона.

– Последние два сезона были для тебя кошмаром?

– Так получилось, что последние пару лет меня преследовали травмы, было не слишком много возможностей играть. А здесь мне дали шанс показать, на что я способен.

«Я провел в «Баффало» десять лет, и не могу сказать, что сжег все мосты»

– Какие у тебя воспоминания о «Баффало»?

– Я провел там десять лет, и не могу сказать, что сжег все мосты. Было много хорошего. Например, мы дважды доходили до финала конференции. У меня там осталось много друзей. Есть что вспомнить. Последние два года немного смазали общее впечатление, но я ни о чем не жалею. Просто нужно было продолжить карьеру где-то в другом месте. Прошлым летом я принял решение, и думаю, что не ошибся.

– И почему ты решил, что именно в «Атланте» у тебя получится начать все сначала?

– В первую очередь, у тренеров тут немного другой взгляд на хоккей, если сравнивать с «Баффало». Тут больше думают об атаке, и тут играет много русских, что тоже неплохо.

– Дон Уодделл говорил, что такие игроки, как ты и Николай Антропов, добавили команде лидерских качеств. Каково ощущать себя лидером? Не испытываешь давления по этому поводу?

– Я всегда его испытываю. Когда находишься на льду, то нужно ко всему подходить ответственно. Думаю, что все игроки считают так же. На льду каждый должен делать то, что от него требуется, и показывать все, на что способен. Именно поэтому нас и держат в команде.

– Считаешь себя лидером «Трэшерс»?

– Почему бы и нет? Каждый игрок должен быть лидером. Ты должен выходить на лед и доказывать, что можешь помочь этой команде.

– Ходили слухи, что Илья Ковальчук не слишком нравился некоторым игрокам, и что далеко не все были расстроены его уходом.

– С чего бы? Все были расстроены, включая наших болельщиков и руководство. Но это бизнес. Насколько я понял, у Ильи заканчивался контракт, а все разговоры о его продлении зашли в тупик. Нужно было что-то делать, чтобы не потерять его летом бесплатно. Нужен был обмен, и это в конце концов случилось.

«Когда мы выигрываем два-три матча подряд, на трибунах становится больше болельщиков»

– Когда в декабре пошли все эти разговоры о том, что договориться с Ковальчуком не получится, вы проиграли около 11 игр кряду. Есть тут какая-либо связь?

– Конечно, на него сильно давила эта ситуация. Тяжело играть в хоккей, когда решается твое будущее. Но Илья профессионал, и он понимал, что каждый игрок оказывается в подобной ситуации хотя бы раз в своей карьере. Ковальчук старался играть как можно лучше, и чем мог помогал команде.

– А как вся эта ситуация повлияла на команду? Ведь он все-таки был капитаном.

– Контрактные дела не выносятся на поверхность. Мы не сидели и не обсуждали эти вещи внутри команды. Каждый сам принимает решения. Конечно, уход Ковальчука это огромная потеря для команды. Мы с Ильей неплохо сыгрались, с таким игроком очень легко выходить на лед.

– Тяжело играть, когда на стадионе столько пустых мест, как в Атланте?

– Когда мы выигрываем два-три матча подряд, на трибунах становится больше болельщиков. Конечно, когда мы проигрываем, немногие хотят ходить на матчи. Но сейчас мы боремся за попадание в плей-офф, побеждаем. Сейчас, даже несмотря на то, что у нас нет аншлагов, много народу ходит на наши матчи.

– Останутся ли «Трэшерс» в Атланте через пять лет?

– Сложно ответить на этот вопрос. Вокруг ходит очень много слухов. Я надеюсь, что команда останется. Это хороший хоккейный город и болельщики обожают, когда мы выигрываем. Зачем команде переезжать? Я не вижу в этом никакого смысла.

– Все как раз будет зависеть от посещаемости.

– Определенно, раньше болельщики ходили смотреть на Кови, но сейчас мы боремся за попадание в плей-офф. Наши болельщики верят в нас, приходят на матчи, поддерживают. Я не вижу тут никаких проблем.

«Я игрок, и мое дело играть. Вызовут в сборную, буду стараться помочь ей как могу»

– Ты – спортсмен, публичная персона. Как ты справляешься с вниманием всех к твоим отношениям с Еленой Дементьевой?

(жестко) Я ни с кем не обсуждаю эту тему.

– Не могу не спросить тебя об Олимпийских играх в Ванкувере. Сейчас прошло некоторое время, все успокоились. Так что же случилось со сборной России в матче против Канады?

– Думаю, что мы просто неправильно подошли к этой игре. С самого начала все пошло плохо. Когда ты проигрываешь четыре шайбы такой сильной команде да еще в таком матче, практически невозможно отыграться. Мы бились до конца, но повторюсь, мы просто неправильно подошли к этому матчу. С первых минут мы неправильно играли против них.

– Что ты имеешь в виду под «неправильным подходом»? Неправильно подошли тактически?

– И тактически тоже. Канадцы оказывали на нас большое давление. Мы начали ошибаться, и из-за этого проиграли. Нам надо было постараться справиться с прессингом, сыграть немного осторожнее, а мы стали играть в атакующий, открытый хоккей. Но тренерам виднее. Думаю, что они уже обсудили игру, поняли наши ошибки и подобное больше не повторится.

– Игра против Словакии показала слабости сборной России, и канадцы по полной их использовали.

– После матча со Словакией у нас было командное собрание, мы поговорили с тренерами, с другими ребятами. Против чехов мы показали хороший хоккей, одержали победу. Но потом случился этот матч с Канадой.

– Может быть российской сборной нужен был настоящий генеральный менеджер, чтобы он путешествовал и просматривал игроков? Как, например, Стив Айзерман в сборной Канады.

– Я игрок, и мое дело играть. Поэтому я не буду ничего говорить на эту тему. Если меня вызовут в сборную, буду стараться помочь ей как могу.

– Несколько наших обычных вопросов. Какой твой любимый напиток?

– Думаю, что яблочный сок. Определенно не пиво.

– Что у тебя сейчас за машина? Есть ли машина твоей мечты?

– Сейчас я вожу машину (смеется). «Мерседес». Машина – это не мечта. У меня такой мечты точно никогда не было. Машина должна доставлять тебя в пункт назначения. Хотя, конечно хочется иметь красивую машину.

«Машина – это не мечта. Машина должна доставлять тебя в пункт назначения»

– Какая музыка у тебя в iPod?

– Куча разной музыки. В основном русские песни. Но названия групп я точно не помню. У меня много разных сборников.

– У «Атланты» молодая команда с несколькими перспективными молодыми игроками в составе. Кто станет будущей звездой клуба?

– Сложно сказать. Сейчас у нас есть отличный парень, Кэйн. Перспективный защитник Богосян. Оба очень многообещающие игроки. Они самые молодые в команде и только начинают свой путь в НХЛ. Посмотрим, что будет в следующем сезоне.

– А как насчет Максима Афиногенова?

– У меня еще нет контракта на следующий год. Так что не знаю, что со мной будет.

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.