Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Баскетбол. 63-й регион
Трибуна

«На площадку не тянет. Я сосредоточена на другом – быть мамой и налаживать быт». Ольга Артешина – о жизни после баскетбола

От редакции: вы в пользовательском блоге «Баскетбол, 63-й регион». Здесь пишут про лучшую лигу России – суперлигу – и разговаривают с незаметными героями отечественного баскетбола. Плюсуйте, подписывайтесь – и таких постов на Трибуне будет еще больше.

Трехкратная чемпионка Европы, призер чемпионатов мира и Олимпийских игр Ольга Артешина рассказывает о своей жизни после завершения карьеры, рассуждает о причинах провала сборной и легионерах и дает советы молодым баскетболисткам.

- Всегда казалось, что Ольга Артешина — что-то такое неизменное. Но год назад вы все-таки завершили свою карьеру. Как пришли к такому решению?

– Это решение у меня зрело еще три года назад. И только благодаря моему очень хорошему другу, директору УГМК Максиму Рябкову и моей семье, которые меня всегда уговаривали и убеждали: «Оля, посмотри, какой ты хороший сезон провела. Ты много играла, все получалось... Давай еще!» — я отыграла еще пару лет. А окончательное решение завершить карьеру было связано с тем, что я очень скучала по дому. Дочка здесь, в Самаре, а я десять лет вне дома — меня это очень тяготило. Да и физические возможности после 32-33 лет давали о себе знать. Хотя я всегда любила баскетбол и хотела играть и играть... Наверное, только поэтому я доиграла до 36 и решила закончить.

- Неужели за все годы, особенно в детстве, не было момента, когда баскетбол вам надоедал и хотелось все бросить?

– Как ни удивительно, это была любовь с первого взгляда. Когда в девять лет к нам на урок физкультуры пришел тренер из спортшколы и попросил учителя, чтобы мы все сорок минут просто играли с мячами и бросали в кольцо — я взяла мяч, бросила в кольцо... В тот же момент я и поняла, что именно этим и хочу заниматься. Попросила родителей отвести меня в спортшколу на Металлурге. Попросила маму убрать подальше музыку, все эти сольфеджио, хор, инструменты — чтобы ничто не мешало занятиям баскетболом. Мне было настолько интересно, что бросить баскетбол никогда уже не хотелось.

- Как вы провели этот год «после баскетбола»?

– Ходила с ребенком в школу. Наконец-то делала с ним каждый день уроки, как и положено маме (смеется). Год прошел без спорта, вся физическая нагрузка — это пробежки, побросать мяч в кольцо, которое стоит у нас на участке, плюс тренировки с дочкой. Но время путешествий, связанных со спортом, не закончилось: Даша занимается большим теннисом, и мы уже принимаем активное участие во всех соревнованиях и в России, и от Европейской ассоциации — поэтому постоянно «сидим на чемоданах», постоянно в поездках. Просто сейчас не я сама этим занимаюсь, а смотрю со стороны, как занимается мой ребенок, поддерживаю ее.

Год получился достаточно насыщенным. Да, есть, наверное, какие-то моменты, по которым я скучаю, больше всего — по команде. Но это первый для меня «домашний» год, и я очень рада, что провожу столько времени в Самаре с семьей.

- Многие «звезды» после завершения игровой карьеры остаются в баскетболе в роли функционеров. Например, ваши партнеры по сборной Илона Корстин и Светлана Абросимова. У вас были такие предложения?

– Были. Недавно мы общались с президентом БК «Самара» Камо Погосяном. У нас же теперь в БК «Самара» есть и женская команда. И Камо Сергеевич мне предлагал: если мне интересно — заниматься этим, помогать клубу, развивать женский баскетбол. Но я честно сказала, что не готова этим заниматься: каждый день ходить на работу, быть к чему-то привязанной — это не мое. При этом я готова всячески помогать баскетболу. В Самаре есть спортшкола, названная моим именем (СШОР №13 имени О.Д. Артешиной — прим. авт.) — стараемся для нее решить какие-то вопросы, например, с залом.

Илона и Светлана всегда, и когда мы еще играли, были более медийными фигурами. А я и Маша Степанова обычно были в стороне, поближе к дому и семье, а ходить на какие-то мероприятия — только если уж прям нужно. Такой я и осталась: постоянно быть в обществе, кому-то звонить, решать какие-то вопросы — это не мое. Сейчас я занимаюсь своим ребенком. В большом теннисе, в отличие от баскетбола, все ложится на плечи родителей: весь менеджмент, покупка билетов, логистика... Но, конечно, хочется помогать и баскетболу, развитию детского баскетбола, особенно инфраструктуре: у нас мало залов и площадок для качественной тренировочной работы.

- Баскетбола в вашей жизни сейчас нет даже на уровне тренировок?

– Мне кажется, у нас больше развит мужской баскетбол: проводится много соревнований среди любителей, среди ветеранов. А среди женщин... Наверное, есть возможность, просто придти куда-нибудь в зал побросать. И меня приглашали в команду СГАУ — там работает Владимир Федорович Калинин, он всегда мне говорит: «Оля, приходи, будешь за нас играть». Там, кстати, до сих пор играет Ольга Пивоварова (Русанова), с которой мы вместе играли за ВБМ-СГАУ. Но я нет, пока на это не решилась. И самое главное — меня пока к этому и не тянет. Я сосредоточена на другом: быть мамой, вести хозяйство, налаживать быт...

- Как сейчас выглядит обычный день Ольги Артешиной?

– Я живу за городом, поэтому, если это учебный год — в 6:30 подъем, в 7:30 мы с дочкой выезжаем в Самару в школу. Потом возвращаюсь домой: прогулка с собакой, уборка снега (если зима) или работа в огороде (если лето). Еще готовлю обед и везу его с собой, когда еду за ребенком: тренировки у нее в городе, поэтому пока едем со школы на тренировку — она обедает в машине. Тренировка заканчивается — едем домой делать уроки. Такой вот насыщенный день.

- А почему теннис? Как Даша к этому пришла?

– Это именно ее выбор. Я была удивлена, но при этом и рада, что у нее была такая ясная позиция при выборе вида спорта. Когда ей было шесть лет и я поняла, что уже нужно заниматься этим вопросом, я ее спросила: «Даша, чем ты хочешь заниматься, каким видом спорта?» На что получила ответ: «Мама, как ты — я не хочу». Я не стала расспрашивать, чтобы не расстраиваться, видимо, ребенок уже что-то для себя решил. «Тогда чем?» — «Большим теннисом!» Этот выбор я только поддержала: я и сама мечтала в детстве заниматься большим теннисом — до восьми лет, пока не познакомилась с баскетболом.

- За четыре года занятий удалось пообщаться с кем-то из кумиров?

– Не то чтобы пообщаться... Два года назад мы ездили в Академию Рафаэля Надаля, которую он недавно открыл на Майорке. Мы были там в период, когда шла подготовка к «Ролан Гаррос», и Рафа приехал вместе с аргентинцем Диего Шварцманом, который входит в «Топ-20». Мы смотрели их тренировки, увидели, как работают профессионалы, и получилось взять у них автограф и сфотографироваться. А в январе мы ездили на «Санкт-Петербург Опен» — там проводится специальная автограф-сессия со спортсменками, были и Анастасия Павлюченкова, и Дарья Касаткина, и Маша Шарапова, и немка Юлия Гергес. И дело даже не в автографах, самое главное — мы смотрим их матчи, смотрим, как все должно быть организовано на профессиональном уровне.

Ольга Артешина и турнир ее имени в Самаре:

- Теннис очень отличается от баскетбола, в том числе и атмосферой на трибунах. Вам интересно смотреть теннисные матчи?

– Я выросла в спортивной семье, и в детстве мы с папой смотрели все спортивные трансляции. Я много лет была активной болельщицей мужского баскетбольного ЦСКА, ездила на все «Финалы четырех», с огромным удовольствием и интересом слежу и за Единой лигой ВТБ, и за женским чемпионатом. А сейчас смотрю и теннисные матчи и турниры, тем более, что вижу, насколько это интересно ребенку. А атмосфера... Поражает, особенно после баскетбола, вот что. Часто, когда играет Даша, хочется что-то крикнуть ей с трибуны, поддержать — но, в отличие от баскетбола, здесь во время розыгрыша ты вообще не имеешь права ничего сказать. Иначе будет замечание или даже штрафное очко для игрока. Эти правила, конечно, немного тяготят. Думаешь: ребята, что-то вы тут лишнего придумываете...

- Вы сказали, что уже ездите на международные турниры. Какими успехами можете похвастать?

– Пока мы доходим до четвертьфиналов, а на одном турнире заняли второе место в паре. Но сейчас мы играем в категории на год старше, и определяющим для нас должен стать следующий год — тогда мы сможем адекватно оценить себя и свои успехи. А на российском уровне занимали и второе место. Но рейтинг начисляется по очкам, и в Самарской области Даша сейчас идет первой. Хотя мы за очками не гонимся. Как нам говорят, только после 14 лет будет понятно, каковы шансы развиваться дальше.

- Еще в интервью десятилетней давности вы рассказывали про увлечение работой в огороде, затронули эту тему и сейчас...

– К огороду меня приучали с детства: дачи, бабушки, дедушки... Если ты приезжал на дачу, то не отдыхать или играть — а работать. Так и воспитывали, в труде. Но меня это никогда не напрягало, всегда ездила на дачу с огромным удовольствием. И всегда хотелось, чтобы был свой дом, свой участок — и не просто засеять его газоном, посадить цветочки и любоваться ими... Сейчас у нас есть теплица, и все лето можно не ходить на рынок: зашел, сорвал огурчик и помидорку, порезал — и салатик готов! Посадила арбузы и дыни, за ними особый уход не нужен, и очень интересно, как они растут. Еще у меня уникальная малина, доставшаяся от предыдущих хозяев — ремонтантная, долго цветет и дает крупные ягоды. Клубника цветет до самых заморозков, до сих пор ее собираем. Яблони, которыми я засадила участок четыре года назад, сейчас дают первый урожай... Ничего необычного, все как у всех — но мне доставляет удовольствие заниматься всем этим.

- Вы продолжаете следить за баскетболом и ездили на недавний женский Евробаскет. Что скажете о выступлении нашей команды?

– Результат неудовлетворительный. Те задачи, которые стояли перед командой (минимальные — попасть на Олимпиаду, а максимально хотелось бы, конечно, взять медаль), решены не были. Проиграли испанкам — как раз тот матч, на который мы приехали с дочкой. Но даже и это поражение оставляло надежду, нужно было выигрывать в следующем матче шведок, хотя бы 1 очко, и проходить дальше... Задача не выполнена, очень обидно, что такой провал: второй цикл подряд мы пропускаем Олимпийские игры. У нашего поколения, когда мы играли, таких провалов не было: мы всегда отбирались на Олимпиаду и мир, а Европу выигрывали через раз. Печально, что Россия, страна с такими традициями, уже сколько лет не может создать серьезной конкуренции на европейском уровне, я уже не говорю про мировой. Причем проигрываем таким странам... Ведь что такое Швеция в масштабах России?! Я знаю многих девчонок из сборной, со многими играла. Сказать, что у них не было желания, нельзя. Все хотели, все бились, и это было видно, но чего-то не хватало. Может быть, эмоций. Может быть, тренер что-то должен был сделать по-другому. Хотя я прекрасно знаю Олафа Ланге, он профессионал с большой буквы.

Чего-то не хватило... Может быть, дело в целом в системе. Я считаю, что обязательно должен быть лимит. Хотя знаю, что у всех очень противоречивое мнение. Уж сколько мы общались и спорили с руководителями УГМК — они считают, что лимит однозначно не нужен, он только усугубит ситуацию. А я считаю наоборот. Когда мы играли — был лимит, причем достаточно жесткий: двое русских в любой момент обязательно должны были быть на площадке. И не приглашали в таких количествах иностранок: были сильные русские игроки — в иностранках просто не было необходимости. Сейчас же многие россиянки во всех важных матчах попросту сидят на скамейке, особенно в Евролиге, играют только единицы, которые и получают важный опыт. Вот и результат. На что еще здесь сослаться?..

И еще. Очень хочу, чтобы Федерация сейчас приняла решение и выбрала в сборную русского тренера. Понимаю, если бы мы с Олафом Ланге что-то выиграли или решили стоявшие задачи — но когда мы приходим к нынешним результатам с иностранным тренером... И ты думаешь: вот как же так? Ведь задача РФБ — развивать баскетбол, искать и развивать игроков тренеров. Как же вы тогда на такие серьезные, да даже не столько серьезные, сколько патриотические должности, ставите иностранного тренера, пусть и именитого, а вторым тренером у него идет серб? Для меня патриотизм очень важен. Почему я перестала болеть за мужской ЦСКА? Я смотрела последний «Финал четырех»: в стартовой пятерке вышел один только Никита Курбанов, да и весь матч играл только он, а остальные игроки на площадке не имеют отношения ни к ЦСКА, ни к Москве, ни к России. Этого я вообще не понимаю. Поэтому и в сборной России должны быть все россияне. Да, пусть будет один разрешенный натурализованный игрок — но не больше!

- Вы начинали карьеру, когда в команде СГАУ и не мечтали о легионерах. А завершали — когда в УГМК, по сути, только легионеры и играют. Как это «нашествие» иностранок виделось изнутри?

– Раньше мы вообще не были знакомы с проблемой легионерок. Но уже в ВБМ-СГАУ Андрей Ищук поставил некий эксперимент, пригласил первых иностранных игроков: Азия Джонс, а до нее была еще Тамара Саттон Браун. Они получали огромное количество игрового времени — но их было только двое! Соглашусь, что легионерки более техничны — но, опять же, не все, а только игроки высокого уровня. А когда берут «середнячка», привозят ее, и у нее зарплата больше, но от российского игрока она ничем не отличается... Такие моменты, конечно, задевают. Зачем вы даете ей столько игрового времени? Только потому, что у нее американское гражданство?.. Но ведь делает-то она то же самое, что и игрок-россиянин!..

Когда мы в 2005 году выиграли Евролигу, у нас в составе, наверное, 70% игроков были русскими, а 30% — иностранками. А в УГМК с каждым годом русских на площадке оставалось все меньше и меньше. Но это коммерческий клуб — как говорится, кто платит, тот и заказывает музыку. Но в целом, считаю, ситуацию нужно исправлять. Результат на уровне сборной очевиден. И мое мнение, что это связано именно с тем, что российские игроки не получают достаточной игровой практики по ходу сезона.

Два года назад наша сборная стала чемпионом мира U19. А сейчас только, наверное, Мария Вадеева получает много времени в УГМК. Даже Раиса Мусина сидит практически весь сезон. До этого в «Спарте» они играли и получали игровую практику. благодаря чему и стали чемпионками мира. Играй они в каждом матче хотя бы по 13-15 минут — и это многое бы им дало. У нас же из всей сборной достаточную практику получают Евгения Белякова, Мария Вадеева и... Даже не знаю, кого еще назвать...

Я сама в 16 лет играла по 40 минут в Суперлиге, у меня всегда была игровая практика. Как и у остальных девчонок нашего поколения. Поэтому мы и могли создавать конкуренцию на европейском и мировом уровне.

- Как реагировали легионерки на российские реалии? Наверняка ведь было много всяких забавных ситуаций...

– Когда они приезжали, например, в Екатеринбург, обустраивались, и через какое-то время ты начинал с ними разговаривать, спрашивая о России — выяснялось, что они ехали к нам с опасениями. До сих пор, в XXI веке, у многих иностранцев представление о России — это какой-то мрак, лес, где ходят медведи. А потом они приезжают в тот же Екатеринбург — и видят нормальную цивилизацию. К тому же в УГМК колоссальное отношение к игрокам со стороны руководства — окажут любую помощь, за каждым легионером закреплен персональный переводчик. Всем все нравится. Поэтому сейчас Россия для баскетбольной «общественности» — одно из приоритетных направлений, чтобы ехать и играть.

- Но это благодаря исключительно финансам? Или и с игровой точки зрения?

– И финансам. Но и сам чемпионат у нас достаточно сильный: шесть-семь команд точно конкурентоспособны. И иностранки с удовольствием к нам едут, понимая, что могут здесь и заработать, и получить неплохой игровой опыт.

- Если говорить о тренерах — работа с кем вам больше всего запомнилась? Кто дал вам, как игроку, больше других?

– Я за карьеру сменила всего три клуба, даже два: когда ВБМ-СГАУ переехал в Москву и стал ЦСКА, мы, по сути, всего лишь сменили местоположение. Поэтому не могу сказать, что работала с каким-то огромным числом тренеров. Если говорить по порядку — очень много мне дал, конечно, мой первый тренер, Анатолий Новиченко, который и привил мне любовь к спорту. Затем у нас был очень профессиональный тренер Константин Миловидов, работавший с командой самарского СКА. СКА играл и на европейском уровне, мы были, не соврать, призерами Кубка Ронкетти. Команда была очень сильная, играли одни русские девчонки. Когда я туда пришла, Константин Петрович многое требовал, но и объяснял, что и как нужно делать. Вадим Капранов сам играл, поэтому знал, через что нам нужно пройти, и был на одной волне с девчонками, заводил нас своим характером. И, конечно, Евгений Яковлевич Гомельский. Вместе с Вадимом Капрановым они многое для меня сделали.

А из иностранных тренеров назову, наверное, только Олафа Ланге. Я с ним очень долго проработала. Он профессионал, многое привнес к нам из американского баскетбола, поскольку, хотя и немец, много работал в Америке. К тому же он хороший психолог и всегда старался не выходить на какие-то эмоции, сдерживать их. Это вообще такой американский стиль, не как у нас в России. У нас на тренировках могут разговаривать с игроками на матерном языке. У американских тренеров этого нет — и это, конечно, удивляет: ты привык, что на тебя кричат, могут приложить крепким словцом, здесь же человек спокойно пытается до тебя что-то донести. Иной раз тебе даже не хватает каких-то эмоций.

- Вы отыграли всю карьеру в двух клубах — а были ли варианты попробовать себя в НБА?

– Сейчас я думаю, что да, можно было бы съездить и попробовать. Но тогда, как я уже говорила, я была очень домашним человеком, любой переезд меня очень пугал. Меня много приглашали учиться в американские университеты, а потом и в НБА — но я так и не решилась. Спрашивала совета у мамы. Родители хотели, чтобы я поехала, но тоже сомневались, боялись меня отпустить. Думаю, если бы я сказала: «Еду!» — они с удовольствием бы меня отпустили, потому что понимали, что это возможность получить образование, да и баскетбол на другом уровне многое бы мне дал. Но я так и не решилась. А, наверное, в НБА стоило бы съездить, оценить свои силы, вообще посмотреть, что это такое.

- Зато в России вы наверняка одна из самых титулованных баскетболисток. Помните, сколько у вас титулов чемпиона страны?

– Одиннадцать или двенадцать. Я так и не собралась подсчитать...

- Если верить Википедии — одиннадцать.

– Но там, по-моему, неправильно. Мне постоянно звонят: ты что, не видишь — в Википедии же неправильно, нужно им написать и исправить! Самое памятное чемпионство? Всегда задают этот вопрос — и всегда у меня нет ответа... Никогда эти чемпионства не были легкими, к каждому ты долго идешь. Каждое по своему интересно, о каждом есть, что вспомнить. Могу только обобщить: мне посчастливилось, что моя спортивная судьба сложилась так, что мне и российском уровне удалось поиграть в топовых клубах, с которыми мы из года в год становились чемпионами, и на международном уровне играть в командах, выигрывавших если не титулы, то медали. С каждого чемпионата или первенства мы приезжали с медалями! В спорте, как и в обычной жизни, чтобы тебе повезло, нужно и самому очень стараться. Но и удача тоже должна сопутствовать. Ведь сколько девчонок и ребят играют в баскетбол! И только единицам удается пройти весь путь до побед с клубом и сборной.

- Вспоминая всех, с кем вы вместе поиграли за эти годы, кого бы включили в свою «пятерку мечты»? Можно отдельно — россиянок и иностранок.

– У россиянок центровой — однозначно, Мария Степанова. Четвертый номер — Елена Баранова. На позицию третьего номера — Илона Корстин и Светлана Абросимова, с ними я очень долго отыграла. Первый номер — тоже моя подруга, Екатерина Демагина (Рузанова), воспитанница самарского баскетбола, мы с ней и чемпионками Европы вместе становились, очень хорошо видела площадку и понимала игру. А второй номер — Оксана Рахматулина, еще одна самарская баскетболистка.

А если брать иностранок... Пенни Тейлор и Дайана Таурази — вторые-третьи номера. Первый номер — Эдвиж Лоусон, четвертый — бельгийка Энн Воутерс, которая до сих пор играет, ей 38 лет, а она играла на недавнем Евробаскете. И центровой — пусть будет Бритни Грайнер.

- Грайнер знаменита тем, что может забить сверху, что для женского баскетбола пока еще редкость. Вы сами не пробовали?

– Желание такое было, очень, конечно, хотелось. Когда мы играли в ВБМ-СГАУ, у нас был тренер Владимир Жарков. После тренировок он давал нам сначала теннисный мяч — и в мом 22 года забивать сверху теннисным мячиком у меня получалось. Потом давал волейбольный — и им тоже получалось, точно помню. Это было здорово! Но баскетбольным, я понимала, сделать это было уже нереально. Нужно было как-то колоссально работать над прыжком. Вот Мария Степанова могла, даже с двух рук — и она забивала сверху в «МТЛ Арене», можно посмотреть эту запись.

- Брат вас не подкалывал? У него-то очень хорошо это получается...

– Все же реально понимают, что женский баскетбол пока остается без данков. Так что никаких подколов. А разговоров о баскетболе нам хватает. Каждую игру Димы мы смотрим всей семьей, потом ее обсуждаем. В начале августа он уехал в Ревду, началась подготовка к новому сезону. Я дала ему какие-то наставления, с учетом того, что сама завершила карьеру и знаю возможности организма «после 30». Сказала ему: «Завершишь карьеру — куда пойти работать с хотя бы приблизительно такой же зарплатой? Это просто нереально. Поэтому старайся следить за своим здоровьем, чтобы как можно дольше оставаться конкурентоспособным». Что тебе дала спортивная карьера, понимаешь уже тогда, когда ты ее завершил.

- Сейчас очень активно развивают баскетбол 3х3. Как вы относитесь к этой разновидности игры?

– Для меня баскетбол 3х3, наверное, больше связан с детством, когда каждый год в Самаре проходили турниры на площади Куйбышева — это был баскетбольный досуг на все выходные! И по-прежнему для меня это больше развлечение. Как к профессиональной игре у меня к баскетболу 3х3 пока нет никакого отношения, нет даже желания, например, поехать и посмотреть какой-то турнир — с большим интересом я посмотрю «классический» баскетбол. С другой стороны, здорово, что баскетбол 3х3 включили в программу Олимпийских игр – для игроков, которые не попали в сборную 5х5, это еще одна возможность проявить себя. Но, наверное, не совсем правильно, когда одни и те же люди играют и 5х5, и 3х3. Если в женском баскетболе 3х3 игроки из МБА смотрятся еще органично — то, например, Никиту Курбанова или Андрея Воронцевича я в игре 3х3 не представляю, для меня они игроки именно сборной 5х5.

- В завершение — небольшой совет начинающим баскетболисткам. Что именно вам помогло стать звездой российского и мирового уровня?

– В первую очередь — работоспособность. Нужно любить то дело, которым ты занимаешься. И делать больше, чем остальные: если ты будешь делать столько же — ты так и останешься на прежнем уровне. Делай больше, значительно больше! Ты вышел с тренировки — и должен понимать: до следующей тебе нужно что-то сделать дополнительно, какие-то упражнения или, например, кросс. А те задания, что дает тренер — делать добросовестно и максимально приближенно к его требованиям. Когда твою работоспособность, твои горящие глаза видит тренер — тебя замечают и на другом уровне. Ты сам выстраиваешь свою карьеру. Плюс удача любит тех, кто по-настоящему искренне относится к своему делу.

Фото: Федерация баскетбола Самарской области, БК УГМК

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+