Блог Баскетбол. 63-й регион

Руслан Патеев: «Если в Суперлиге статистика так себе — само собой, не буду много играть и в первой команде»

Центровой Руслан Патеев делится впечатлениями от Суперлиги, где он выступает за «Химки-Подмосковье», оценивает перспективы возвращения в главные «Химки», а также вспоминает годы учебы в США.

- Сезон для «Химок-Подмосковье» складывается не очень удачно: команда идет в аутсайдерах Суперлиги. Почему? И как в команде реагируют на это?

– Хороший вопрос. Сезон и в самом деле для нас очень сложный. В команде много молодых ребят, которые играют еще по «молодежке», но им дали шанс проявить себя и в Суперлиге, повысить свой уровень. Но это не всегда получается. Здесь нет каких-то оправданий. Наверное, дело в том, что мы плохо играем и у нас не всегда получается то, что задумано.

Мы, как и любая другая команда, не хотим быть на последнем месте. Выходя на игру, мы, конечно, не думаем: вот очередная игра, очередное поражение... Мы всегда настраиваемся на то, здесь я сужу по себе, что каждый матч нужно стараться выигрывать, нужно показывать все, на что способен. Тем более, опять же, много молодых — кому, как не им, показывать и доказывать? Одна из целей нашей команды — «нарастить» молодежь. А как это можно сделать? Показав в игре, что ты можешь играть на этом уровне.

- Нынешний сезон в Суперлиге — один из самых интересных за последнее время. Любой может выиграть у любого. Ты, например, можешь выделить фаворитов чемпионата?

– Какого-то одного фаворита и не назовешь. Я вот в начале сезона думал, что фаворитом будет «Сахалин», но хорошая команда собралась и в «Самаре», а еще есть «Иркут», «Новосибирск», «Университет-Югра» — всё неплохие команды. А потом раз, и тот же «Сахалин» проиграл в Самаре тридцатку... Для меня это было неожиданностью. Не знаю причин, почему он так проиграл, но если ребята стараются — они любую игру могут выиграть.

Итоги первого круга чемпионата Суперлиги

- Ты недавно играл в Евролиге, вызывался в сборную России... Насколько интересно тебе играть в Суперлиге?

– У меня сейчас ситуация такая, что мне не важно, что за турнир — Евролига, сборная или Суперлига. Прошлый год я пропустил из-за травмы и понимал, что в этом сезоне у меня, наверное, больше времени будет именно в Суперлиге, а не в первой команде. И моя личная задача — наиграться, вернуться на тот уровень, на котором я был. Конечно, всем хочется играть в турнире уровнем выше, в том числе и мне. Поэтому сейчас мне нужно доказать, что я ничего не растерял за тот год.

В сборной России на Евробаскете-2015:

- Если говорить о перспективах твоего возвращения в главную команду «Химок» — от чего они зависят? И как отразилась на них прошлогодняя смена тренера — Душко Иванович вместо Римаса Куртинайтиса?

– Конечно, здесь не все зависит от меня. Но я буду реально смотреть: если у меня в Суперлиге статистика так себе — само собой, не будет возможности много играть и в первой команде. И дело здесь совсем не в тренере. Хотя любой игрок будет говорить, что виноват тренер, а тренер — что виноват игрок. Я всегда стараюсь начинать с себя. У каждого тренера, и у Куртинайтиса, и у Ивановича, есть определенные задачи, у каждого свой характер, каждый любит что-то свое. Но любому тренеру нравится, когда игрок что-то показывает. Надо начинать с себя, с Суперлиги. Как только здесь будет получаться — можно будет думать и о чем-то дальше.

- Ты поработал с разными тренерами в «Химках», с Евгением Пашутиным в сборной. И много лет провел в США. Есть какие-то принципиальные отличия европейских тренеров от американских?

– Я бы не сказал, что отличия принципиальны. Баскетбол всегда остается баскетболом, а упражнения остаются упражнениями. Мне кажется, здесь больше зависит от самого тренера: есть тренеры жесткие или не жесткие, которые кричат или не кричат. Все ведут себя по-разному. К тому же, если сравнивать NCAA и Единую лигу ВТБ или Евролигу — это разные категории: в университетах играют студенты, молодые ребята не старше 23 лет. В Единой лиге, конечно, тоже такие есть, но все же это уже не студенты, здесь профессиональный спорт и думать нужно уже по-другому. И у тренеров разные задачи: там нужно тренировать молодых игроков, чтобы они выросли в кого-то, много внимания уделяется индивидуальным тренировкам, а здесь — показать комбинации, поставить защиту, все это наработать.

Я сужу по себе: первый год в университете, когда ты только пришел из школы, ты, конечно, думаешь о тренировках и о том, как проявить себя, но в целом чувствуется беззаботность — ты знаешь, что у тебя в университете еще есть два-три года. А в профессиональном спорте нужно себя показывать каждый год, чтобы в следующем сезоне у тебя были такие же возможности, как и в этом. Здесь взрослая жизнь, нужно продумывать каждый свой шаг.

- Лично тебе шесть лет в США что дали — в баскетбольном плане и личностном?

– Там я повзрослел. Первый год, когда пришел в университет, я был «зеленым», мало что понимал, а потом уже появляется другое видение, переходить на новый уровень становится легче. А в плане баскетбола — я посмотрел на немного другой баскетбол и стал более зрелым в понимании игры.

До Америки я тренировался в Тимирязевской школе. Мой тренер Геннадий Большаков давал определенные упражнения для «больших». Приехал в США — там дают точно такие же упражнения, один к одному. Но я был уже более взрослым. Когда вернулся сюда, меня спросили: в чем разница? А разницы и нет. Просто человек взрослеет и все воспринимает более обдуманно, более серьезно. Уже нет такого: ой, я это делать не буду, да незачем... Ты уже понимаешь, для чего тебе эти упражнения, что они дадут.

- Возвращение в Россию после учебы в США было для для тебя приоритетом? Или были и другие варианты?

– Других вариантов не было. По окончании студенческой карьеры я понимал, что реальных шансов попасть в НБА у меня не было. Можно было бы, конечно, выставиться на драфт, но толка от этого бы не было. Нужно было возвращаться в Россию, искать себе команду и продолжать играть в баскетбол. Это должен был быть мой первый опыт в профессиональном спорте, и я не знал, что там и как. Самым важным для начала было просто найти команду, а там уже прогрессировать и двигаться дальше.

Сначала я был на просмотре в «Нижнем Новгороде», потом поехал на просмотр в «Химки». То есть «Химки» не были для меня приоритетом, хоть я именно отсюда и уезжал в США. Ведь я уезжал из детской команды, а возвращался уже в первую, и тут уже без разницы — в «Химки» или куда-либо еще. Да и клубу ведь нужны те игроки, которые помогут ему добиться стоящих перед ним целей, и уже не так важно: играл ты в клубной «молодежке» или нет.

- У тебя не самое «стандартное» для баскетболиста образование — психологическое. Оно как-то помогало тебе в жизни или в баскетболе?

– И да, и нет. У любого баскетболиста, не только в России, когда он учится в университете, в голове одно — баскетбол, а не психология или что-то еще. В США, чтобы не играть за университет, надо быть совсем уж двоечником. В основном все спортсмены, и баскетболисты тоже, идут на бизнес-менеджмент. А мне тогда нравилось разбираться в людях, пытаться понять, о чем человек думает — вот я и пошел в эту сферу.

А в жизни все приходит с опытом. Я ведь не профессиональный психолог, а баскетболист. Но когда вижу какие-то примеры, читаю о каких-то случаях — стараюсь их обдумать, чтобы затем, может быть, и воплотить. Это обычная «человеческая» психология, если кому-то интересно разбираться в людях — любой может так делать. Любой может зайти в книжный, купить книги по психологии и пользоваться описанными там навыками. Я тоже в психологию ушел не так глубоко. Но книги читал и после университета. Диплом? Как у многих бывает: получил — и забыл о нем.

- Ты играл в сборной на последнем Евробаскете. Кто из центровых, на твой взгляд, мог бы сейчас претендовать на попадание в сборную? Кроме, конечно, Тимофея Мозгова.

– Про совсем молодых рассказывать не буду — многих я не знаю. В Единой лиге, например, играют Артем Клименко, Андрей Десятников или Павел Коробков — все они перспективные, вопрос больше, наверное, в желании и старании. Или взять причину, по которой я попал в сборную. В составе «Химок» тогда было две травмы у «больших» — и у меня была возможность выйти и что-то показать. Вышел, что-то получилось — меня пригласили в сборную. Так же и у остальных: пригласили в сборную — нужно стараться себя проявить. Например, если ты тренируешься в сборной рядом с Мозговым, нужно стараться взять что-то и от него.

- А в Суперлиге кого из коллег по амплуа можешь отметить?

– Когда начинаешь играть — настраиваешься на определенного соперника. Если центровой чуть пониже ростом или с трехочковым — настраиваешься так. А когда играешь, например, против Алексея Жуканенко из «Самары», который и ростом примерно как ты, и с трехочковым, и спиной играет — понимаешь, что сегодня придется потолкаться. А применительно к сборной России и не знаю, если честно, кого здесь можно выделить. Здесь уже больше вопросы к тренерам. Если посмотреть реально — сколько игроков из Суперлиги попадали в лагерь и сборную? Тренеры знают всех игроков, которых они хотят видеть в команде и которые, например, уже много лет играют в сборной. Хотя все зависит от тренера — если ему понравился игрок из Суперлиги, наверное, он и его может вызвать в сборную.

«В Суперлиге у меня достаточно стимулов, чтобы не думать о “пенсии”». Алексей Зозулин — о новых вызовах

Фото: БК «Химки», БК «Самара», FIBA-Europe

Автор
  • bolshoyleha

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.