Блог Руд Буллит

Хоккейному Снеговику – 50 лет. Его придумал (и сам нарисовал) журналист «Известий», соавтор Суперсерии-72

Главный талисман шайбы.

Если б в реальной жизни можно было путешествовать во времени и какой-нибудь болельщик середины 80-х оказался в 2019-м, то поначалу ему бы показалось, что в нашем хоккее ничего не изменилось: сборную все еще называют «Красной машиной», в ее составе считают олимпийских чемпионов, а в декабре приезжают Чехия, Швеция и Финляндия, чтобы сыграть турнир, символ которого – улыбчивый снеговик. В советское время это был культовый персонаж.

История Снеговика напрямую связана с турниром, но не с первого дня. Впервые его провели в декабре 1967-го – под вывеской «Турнир празднования 50-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции». В 1968-м название не стали усложнять 51-й годовщиной (хотя могли бы), а просто обошлись «Международным турниром». Возможно, кубок и остался бы безымянным, но нашелся человек, без которого российского этапа Евротура могло сейчас не быть.

Речь про Бориса Федосова – известного спортивного автора и организатора.

Борис Федосов и Алексей Хомич

Чтоб вы представляли его место в истории: помимо того, что он закрывал спортивные страницы в «Известиях», он был председателем Федерации футбола СССР и председателем Федерации спортивных журналистов СССР – все одновременно. Это как если бы сейчас Александр Дюков еще возглавлял Союз журналистов России и при этом регулярно писал, допустим, в блог на Sports.ru. Для Федосова, судя по воспоминаниям очевидцев, подобное не вызывало проблем. – он помогал еще и в организации крупных спортивных мероприятий (например, прощальный матч Льва Яшина), в том числе будущего Приза «Известий».

Именно Федосов в 1969-м подбил руководство Федерации хоккея СССР (и даже сам написал за него письмо в газету) выйти на «Известия», в которых он работал, с инициативой учредить приз от издания для декабрьского турнира. Все это приняло более солидные масштабы – соревнования стали называться в честь «Известий», а Федосов был среди организаторов.

Борис Федосов (слева) вручает Снеговика Борису Харламову

Легендарный комментатор Николай Озеров в своей книге «Всю жизнь за синей птицей» вспоминал: «Когда в Москве впервые был организован хоккейный турнир на призы газеты «Известия», Борис Федосов, как мы его называли – «известинский снеговик», решил накануне турнира провести бал-концерт. Все на общественных началах, бесплатно: и помещения, и выступления артистов. Бал обычно длился три периода по 120 минут каждый. Занято в концерте было по 35-40 исполнителей. И назывался первый бал – «Самый первый период Приза «Известий».

Бал стал традиционным: за годы в нем принимали участие Левитан, Райкин, Хазанов, Винокур, Петросян, Анофриев, Кобзон, Лещенко, Толкунова, Пахмутова и Добронравов и многие другие. Это было громким событием, но гораздо важнее то, что Федосов придумал турниру настоящий бренд: 15 декабря 1969-го зрители (и читатели «Известий») впервые увидели логотип соревнований в виде снеговика с вратарской клюшкой.

Борис Федосов был и автором, и художником. Сам он вспоминал о появлении Снеговика так: «Скорее всего, его придумала детвора, радостно создающая своего любимого зимнего героя, как только первый морозец разрумянит ребятне щеки, а первый прозрачной чистоты снежок припушит сады, поля, парки. А известинцам ничего не оставалось, как с разрешения тех ребят пригласить Снеговика помочь в организации декабрьского Международного хоккейного турнира». Как видите, Федосов придумал даже легенду – идеальный пиар того времени.

Первые два снеговика были созданы в отделе спорта «Известий» – это подтверждается Всесоюзным агентством по авторским правам. Чем старше становился талисман «Известий» – тем профессиональнее он был нарисован, им стали заниматься настоящие художники. Одним из них был Виктор Арсентьев (его вариант – четвертый слева), который на тот момент уже рисовал хоккеистов – в мультфильмах «Шайбу-Шайбу» и «Матч-реванш». Другие его работы вы тоже знаете: «Ну, погоди!», «Вовка в Тридевятом царстве», «Котенок по имени Гав», «Маугли», «Осторожно, обезьянки!». 

Современники вспоминают, что Борис Федосов всячески старался очеловечить своего героя и просил художников рисовать и другие варианты (да и сам рисовал): например, Снеговик пьет кофе или стоит на лыжах. Чтобы раскрутить образ максимально и доказать, что Снеговик – реально существующий персонаж, журналист писал от его имени справочники турнира, которые выходили регулярно.

Кроме того, по легенде «Известий», именно талисман разбирал почту читателей и поздравлял победителей хоккейных викторин. По статистике издания, с 1969 по 1996 годы «трудолюбивый Снеговик» прочитал 1,4 млн писем.

Рисованным вариантом все не ограничилось. Федосов так хотел, чтобы образ стал узнаваемым, что он появился среди сувениров и даже наград командам. Например, сборная СССР за победу в Призе «Известий» в 1971 году получила 25-местного снеговика-матрешку – каждому игроку досталось по одному. Борису было все интереснее придумывать что-то новое – долгое время участникам вручали фарфорового снеговика, которого делали на Дулевском заводе. А в середине 80-х появился расписанный под Гжель сувенир – работали настоящие мастера.

Сергей Симонов, со временем ставший главным художником Гжельского фарфорового завода, вспоминал в интервью газете «Гудок»: «Федосов хотел, чтобы «фигурка жила, двигалась, помогала хоккеистам в их баталиях на ледовом поле. В трудную минуту выходила на площадку с клюшкой, играла в короткие минуты отдыха на гитаре, пила в перерывах кофе, влюблялась, с веником в бане парилась». Такого Снеговика он видел в своих фантазиях.

Мы и вылепили. Главная скульптура – снеговик с клюшкой в руках. Были и миниатюрные. Кто с хлебом-солью, а кто и с гжельскими чайником и самоваром. Борис Федосов, увидев нового Снеговика, сказал: «Для главного приза делайте точно такого же, только крупнее размером». В итоге наш основной «Снеговик» полметра высотой «проработал» на турнире «Известий» шесть лет. Пока продолжался сам турнир. А его всевозможные повторы разъехались по городам. Только в Канаду их попало пять или шесть. Они теперь стоят в Зале спортивной хоккейной славы в Монреале».

Федосов был зациклен на своем персонаже и даже от коллег получил пожизненное прозвище Снеговик, но его герой был действительно популярен: книги, статуэтки, шайбы, значки, пепельницы и даже заколки для галстука со Снеговиком массово раскупались. Просто посмотрите, сколько товаров того времени с символом Приза «Известий» сейчас продается с рук в интернете: они были и остаются во многих семьях и не считаются раритетом. В честь Снеговика композитор Геннадий Подэльский и поэт Михаил Вершинин даже написали песню.

Снеговика любили не только болельщики, но и сами хоккеисты.

«Хороший талисман. Много раз приносил нашей команде удачу. При нем было немало ярких побед. Это уже символ. И от него отказываться нельзя. Мне он очень нравится. Красивый такой, симпатичный…», – став президентом ФХР, Владислав Третьяк настаивал на том, чтобы от снеговика не отказывались. Он часто получал его в качестве приза.

Вот еще пара авторитетных мнений:

«Еще мальчишкой фанател от талисмана Приза «Известий» – красивого забавного Снеговика», – ностальгировал «Капитан Россия» Алексей Яшин.

«Мандарины? Нет, московский турнир у меня ассоциируется со снеговиком. Кубок «Известий» всегда считался важным делом», – рассказывал Дацюк

Игорь Ларионов (СССР) признан лучшим нападающим турнира-1985

Про снеговика помнит даже нынешний генеральный менеджер сборной Канады Шон Бурк – он стал MVP Приза «Известий»-87 и ему вручили 120-сантиметрового фарфорового «сноумэна». Везти из Москвы его пришлось на отдельном кресле в самолете. «У меня все еще есть этот снеговик, – рассказывал легендарный вратарь в интервью The Atletic. – Эта штука связана с моей семьей навсегда. Сначала он был у отца в течение многих лет. Когда он умер – сестра забрала снеговика. Потом она вернула его мне – теперь он стоит в нашем доме у озера. Прошло больше 30 лет, но каждый раз, когда видим его, пересказываем историю о турнире «Известий» – и о том, что произошло в Москве давным-давно».

Борис Федосов умер в 1989-м, ему было всего 58 лет – в его честь назвали приз лучшему игроку московского турнира.

А Снеговик продолжил жить и без создателя. Он пропал на несколько лет в конце 90-х, когда Приз «Известий» стал «Кубком Балтики» («Российская газета» писала, что новые спонсоры турнира судились за права на изображение снеговика), но вернулся в 2003-м, и с тех пор не пропадал. Его образ, конечно, дорабатывали – но саму идею Федосова не трогали: добродушный снеговик в старом шлеме и с вратарской клюшкой.

Интересно, что московский турнир, который называли неофициальным чемпионатом мира в советские времена, даже не самое главное достижение Федосова в хоккее. Именно он написал в «Известиях» колонку о том, что сборная СССР уже устала выигрывать, ей нужен новый вызов, а достойных соперников нет. Такая дерзость заинтересовала представителей посольства Канады в Москве – и они встретились с журналистом. Вторая их встреча прошла уже при участии руководства советской федерации хоккея.

Осенью 1972-го состоялась Суперсерия СССР – Канада.

Подписывайтесь на наш телеграм-канал и вы не пропустите ничего важного о сборной России

Кубок Первого канала – каноническое зрелище современной России

В 1975-м великий Тарасов тренировал футбольный ЦСКА. Команда играла в «бей-беги» и стала 13-й

Фото: РИА Новости/Сергей Гунеев, Дмитрий Донской; http://www.trud.ru/sports/; fcdynamo.ru; 1tv.ru; ice-hockey-stat.comfhr.ru; fantlab.ru; twitter.com/russiahockey

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья