Блог Hokejka

Первый сезон Гретцки в НХЛ: его считали слишком худым и сравнивали с Моцартом и Эйнштейном

Прошло 40 лет.

Существует городская легенда, что Уэйн Гретцки оказался в «Эдмонтоне» после партии в нарды, которую владелец «Ойлерс» выиграл у хозяина «Индианаполиса». Такой анекдотичный способ, впрочем, вряд ли был бы удивительным для ВХА, где Великий провел свой первый профессиональный сезон.

Уэйн подписал контракт с «Индианаполисом» в 17 лет, хотя даже в такой бесшабашной организации, как ВХА, до 18 играть было нельзя. Но владелец организации Нельсон Скалбаниа заключил с ним не контракт, а некое «соглашение о предоставлении услуг» – и Гретцки по его условиям мог служить хоть садовником хозяина «Рэйсерс». Никаких юристов и печатей на контракте не было: просто кусок бумаги.

Показательно, что Скалбаниа ничего не знал о хоккее – для него «Рэйсерс» были любимой игрушкой, на которую можно и потратиться. Чтобы удостовериться в том, что юный Уэйн действительно так хорош, как ему говорили, еще нестарый владелец устроил с ним 10-километровую пробежку. Уэйн обогнал торговца недвижимостью Скалбанию – и тот решил, что этого достаточно для заключения контракта.

Так и жила ВХА, где размах «новых русских» появился за двадцать лет до самих новых русских. Лига продержалась всего семь лет – показательно, что в сезоне-1976/77 одна из команд прекратила существование по ходу сезона, а еще три отвалились летом. В той ВХА, где начинал Гретцки, оставалось всего семь команд – и Великий попал в самую слабую из них, где даже с билетами за 4 доллара арена не наполнялась и наполовину. Скалбаниа надеялся, что молодой Уэйн всколыхнет город из баскетбольного штата – и количество владельцев абонементов выросло с 2000 до... 2100. Это был крах.

По ходу сезона Скалбаниа решил закрыть «Рэйсерс» – все игроки, даже Гретцки, стали доступны для обмена. Владелец «Инди» уже договорился с хозяином «Виннипега», где тогда играл Бобби Халл, об обмене Гретцки, но этому воспротивился генеральный менеджер «Джетс», который посчитал, что Гретцки слишком легковесный. «Его просто убьют», – объяснял он своему нанимателю, который занимался продажей одежды.

Тогда Скалбаниа отдал Гретцки «Эдмонтону» – до «Рэйсерс» он владел канадской командой и знал ее нового владельца Питера Поклингтона. За Гретцки и еще двух игроков тот заплатил 850 тысяч долларов. Однако Глен Сатер, который уже тогда работал в «Ойлерс», не совсем правильно оценивал полученные активы.

«Сатер в реальности хотел видеть в команде только Питера Дрисколла и Эдди Мио – он хотел получить хорошего молодого вратаря и жесткого форварда. Я же шел просто в нагрузку. Нет, я был ему интересен, но в тот момент он считал, что главные фигуры сделки – это Дрисколл и Мио», – объяснял Гретцки для Sportsnet (несколько лет назад тот текст перевел блог «Хоккейный уголок»). Сатер не угадал – два партнера Гретцки провели в НХЛ только 250 матчей, а Дрисколл набрал за всю карьеру в новой лиге меньше очков, чем Уэйн штамповал за месяц.

В «Эдмонтоне» очень быстро поняли, кого получили на самом деле. Дрисколла и Мио забыли моментально. Буквально через полтора месяца, когда Гретцки исполнилось 18, в праздничной программке к матчу писали: «Каждый день после своего обмена Гретцки осаждают журналисты. Он раздает невероятное количество автографов. Сразу же он стал одним из лучших бомбардиров «Ойлерс». Гретцки – идеальный представитель команды на льду и вне него. Он последыш в этой команде – но игроки уважают его.

Гретцки стал символом молодости и процветания Эдмонтона, где молодость и процветание сегодня бьют ключом (Эдмонтон – нефтяной город, а тогда цены на нефть сильно выросли – Sports.ru). Возможно, он стал примером идеального человека, попавшего в идеальное место и время – но оставим это социологам. Смотреть на Гретцки сейчас – все равно что смотреть на пятилетнего Моцарта, играющего на пианино, или на пересказывающего математические таблицы наизусть семилетнего Эйнштейна».

Прямо на игре с «Цинциннати», в начале которой Гретцки был преподнесен праздничный торт, на лед вышел Питер Поклингтон и объявил о подписании 21-летнего контракта с Гретцки – до 1999 года, «на весь период его хоккейной жизни» (как точно угадал!). Как и в случае с «Индианаполисом», речь шла не о хоккейном контракте, а о неких «личных услугах». Это покажется странным, но этот контракт гораздо больше хотел сам Уэйн, чем Поклингтон – Гретцки заявлял своему агенту, что в Эдмонтоне он хочет играть до конца карьеры. За 300 тысяч в год – почему бы и нет?

Глен Сатер называет поворотным моментом карьеры Уэйна матч с «Цинциннати», сыгранный еще в ВХА – тренер усадил свою звезду на скамейку после грубой ошибки в обороне и выпустил вновь, когда «Ойлерс» проигрывали. Гретцки сделал хет-трик и превратил счет 1:2 в 5:2. «Не каждый бы сохранил мотивацию после такого контракта. Но он хотел быть лучшим», – говорил Сатер.

За 72 матча в новой команде Гретцки набрал 104 очка. «Эдмонтон» вышел в финал последнего плей-офф ВХА (где и было всего пять команд), но проиграл как раз «Виннипегу» с Бобби Халлом. Через несколько месяцев когда-то амбициозная лига подняла лапки кверху, и ее самые везучие клубы попали в НХЛ – в их числе и оба финалиста, так что Уэйн оказался бы там при любом выборе своего бывшего владельца.

В новой лиге всем было начхать на голы Гретцки в ВХА – НХЛ всегда относилась к своим конкурентам снисходительно. Белобрысого дрища никто особо не воспринимал. Генеральный менеджер «Айлендерс» Билл Торри говорил: «Никто не верил, что Гретцки будет зажигать в НХЛ так, как в ВХА. Все говорили, что он тощий». Когда Гретцки дебютировал в ВХА, он весил лишь 64 кг – но ему это не помешало. Не помешало и в НХЛ. Как говорили партнеры и тренеры, такие разговоры его лишь сильнее заводили.

Опасения в какой-то степени были оправданы – когда осенью 1979-го «Эдмонтон» проводил беговые и силовые тесты, Гретцки был худшим в команде. Его плюсы заключались в другом – Уэйн был лучшим в упражнениях на выносливость и восстановление сил. Этим журналисты объясняли то, что он заметно лучше выглядел в третьих периодах или в концовках длинных смен, когда соперники подсаживались. Ему не мешало даже катание, которое отец Гретцки открыто называл угловатым.

Не сказать, что 18-летнему Уэйну нашли фантастических партнеров (небогатым «Ойлерс» с его контрактом это было сделать уже сложно). Вместе с ним в первом сезоне НХЛ играли люди, имена которых ничего читателю не скажут – Бретт Калиген, который в ВХА набирал примерно 0,7 очка за игру (и это при том, что тогдашняя ВХА была немногим сильнее АХЛ), и Блэр Макдоналд – еще один выходец из ВХА. Еще там эта тройка заиграла так, что получила свое имя – GMC Line, в честь знаменитой марки авто. Макдоналд в единственном сезоне рядом с Гретцки забил 46 голов – и это была половина его шайб в НХЛ за всю карьеру.

Первая игра «Ойлерс» и Гретцки в НХЛ состоялась в Чикаго. Перед ней он дал местным газетам полосные интервью, которые синхронно вышли под заголовками «Великий Гретцки». Уэйн говорил журналистам: «Когда я выйду на лед и услышу звуки национального гимна, у меня будут порхать бабочки в животе».

«Перед игрой я очень нервничал – почти как перед Матчем звезд ВХА в Эдмонтоне. Но сейчас рядом нет Горди Хоу, который бы успокоил меня», – рассказывал он после игры. Кажется, перенервничала вся команде – к третьей минуте «Чикаго» вел 2:0.

Журналист Edmonton Journal Терри Джонс писал: «Кажется, в сезоне не будет десяти минут, которые «Ойлерс» проведут хуже, чем эти. Кажется, они заставили всю арену думать: «Господи, неужели эти команды из ВХА будут НАСТОЛЬКО ужасны?». Но «Ойлерс» более-менее достойно отыграли остальные 50 минут, проиграв лишь 2:4 и получив похвалы от легенд «Чикаго». Гретцки набрал свое первое очко в НХЛ, отдав в большинстве пас на Кевина Лоу.

Через четыре дня Уэйн забросил первую шайбу в НХЛ – жертвой оказался вратарь «Ванкувера» Глен Хэнлон, будущий первый тренер Овечкина в «Вашингтоне» и нескольких европейских сборных. Потом Хэнлон шутил, что «сотворил монстра». А Гретцки вспоминал: «Шайба просто зашла между ног. Вратарь рано дернулся, и я бросил в домик. В тот момент я думал: «О, Господи, наконец-то забил», и давление с меня немного спало». Добавим, что Гретцки забил за минуту до конца и позволил «Ойлерс» вырвать ничью – 4:4.

Из первых десяти матчей «Эдмонтон» выиграл один, а за сезон – всего 28, но все равно попал в плей-офф. В лиге, куда попали «Ойлерс», в плей-офф выходили 16 команд из 21 – по четыре из дивизиона. «Эдмонтону» достаточно было обогнать такой же хромой «Виннипег» и «Колорадо Рокис», где тогда царствовал Дон Черри, открыто называвший дырой своего шведского вратаря Харди Острема.

В сезоне у Гретцки было два суперматча – его 7 очкам против полудохлого «Вашингтона» никто особо не удивлялся, но за несколько дней до конца регулярки Уэйн сделал 2+4 против «Торонто». За полтора дня до игры капитан «Мэйпл Лифс» Дэррил Ситтлер назвал 19-летнего Гретцки самым ценным игроком сезона – и на льду все оказалось даже круче, чем кто-то из «Торонто» мог представить.

Тренер «Мэйпл Лифс» Джо Крозье назвал игру Гретцки «величайшим перформансом, что я видел за 25 лет в хоккее». Глен Сатер вспоминал, что «Торонто» даже приставил опекуна к Уэйну – это было бесполезно. Отец Гретцки говорил прессе, что за день в его доме раздалось 30 телефонных звонков с поздравлениями – игру показывали по национальному телевидению, и ее посмотрели около миллиона человек. За билеты, которые в Индианаполисе стоили 4 доллара, некоторые в Эдмонтоне платили уже 40.

За март Гретцки отыграл 13-очковое отставание от Марселя Дионна, который в тот момент казался досрочным победителем гонки за «Арт Росс», и после игры с «Торонто» сравнялся с ним. Когда вундеркинд набивал очки против «Торонто», Дионн смотрел скачки. Журналистам он сказал: «Конечно, я этого не видел, но говорил с парой людей, которые смотрели игру на CBC. Парень был невероятен, м? Думаю, теперь он показал всем», – Дионн особенно подчеркнул в речи это «всем».

Дионна и Ги Лефлера тогда называли «Иисусом и Богом НХЛ». В первый же сезон в НХЛ Гретцки встал с ними в один ряд – зимой 1980-го он сказал, что догонит Дионна. Обещание он сдержал, даже дважды – 50-й гол он обещал положить дома против «Миннесоты» и сделал это. В последнем матче сезона он набрал три очка и сравнялся с Дионном за полторы минуты до конца – помогли «Колорадо» и тот самый шведский вратарь, которого весь сезон пинал Дон Черри.

В плей-офф «Эдмонтон» напоролся на «Филадельфию» эпохи «Хулиганов с Брод Стрит» и кусался очень достойно, доведя два матча до овертайма (в первом «Флайерс» сравняли счет только за полторы минуты до конца). Но силы «Ойлерс», у которых была предпоследняя оборона лиги и почти никого за спиной Гретцки, были слишком малы: в серии до трех побед они получили 0-3. Гретцки набрал три очка в своем первом плей-офф, но все понимали, что дальше – больше.

Молодой Уэйн поделил «Арт Росс» с Дионном, но обогнал его в голосовании за «Харт»- и это был первый из восьми подряд. В следующем сезоне он побил рекорд Фила Эспозито по очкам за сезон – но это уже совсем другая история.

Третьяк – первый русский в Зале славы. Выбрали с третьей попытки, было много споров, до сих пор есть недовольные

Владимиру Крутову могло бы быть 60. Вспоминаем его великий гол канадцам

Фото: Gettyimages.ru/Steve Babineau/NHLI; East News/AP Photo, Murray; whahockey.com

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья