Блог Hokejka

25 лет назад «Ванкувер» обманул Буре с контрактом. Он оказался не в той валюте

И получился на четверть дешевле.

Легенды гласят, что микроволновая печь была изобретена инженером, который случайно оставил шоколадку в кармане и при работе с радаром обнаружил, что она подтаяла. В недавнем рассказе про Марка Мессье было лирическое отступление о Буре и его контракте, который неожиданно для Павла оказался не в той валюте. Это было нужно, чтобы показать обстановку в том «Ванкувере» – но в комментариях тема контракта Буре стала второй по обсуждаемости после личности самого Мессье.

И стало понятно, что об этом надо рассказать отдельно. Прольем свет на историю, положившую начало конфликту Русской Ракеты с менеджментом «Кэнакс», который в 1998-м закончился забастовкой и обменом во «Флориду».

Буре заплатил 50 тысяч ради игры в «Ванкувере». Но в Америке его никто не ждал

Павел Буре очень хотел играть в «Ванкувере», но переговоры канадского клуба с ЦСКА были крайне сложными. Несмотря на то, что распад СССР и старой структуры на тот момент уже фактически произошел, это все-таки был армейский клуб, к тому же уже потерявший почти всех своих звезд. За Буре требовали 250 тысяч, «Ванкувер» давал 200. Компромисс нашел сам Павел – пожертвовал 50 тысячами из своего контракта.

Даже сам процесс драфта Буре для «Кэнакс» был непростым. На драфте-1989 его выбрали в шестом раунде. А правила тех времен после третьего раунда позволяли брать только тех европейцев, у которых набиралось два сезона и минимум по 11 игр в каждом в главной лиге своей страны. Но Павлу было всего 18, и в первом из двух сезонов за ЦСКА он сыграл всего 5 матчей. Клубы были недовольны – в пятом раунде представители «Детройта» запрашивали у лиги, доступен ли Буре (а это и так был год, когда «Ред Уингс» задрафтовали Лидстрема, Федорова и Константинова – только представьте себе!), но им отказали. А «Ванкуверу» – разрешили.

Впоследствии офис НХЛ провел свое расследование, по итогам которого президент лиги Джон Зиглер почти через год отменил выбор «Ванкувера» – Буре должен был снова выйти на драфт. Но представители «Кэнакс» сумели вернуть свой актив: главный скаут Майк Пенни где-то раздобыл шесть протоколов с выставочных и международных матчей ЦСКА в сезоне-1988/89, которые доказывали, что Павел норму все-таки выполнил.

После всего этого тем более удивительно, что Буре никто не встретил по прилету в США. Сделал он это самовольно в сентябре 1991-го – соглашение с ЦСКА все еще действовало. «Ванкувер» был так сосредоточен на сделке с советским клубом, что Павел довольно долго сидел один в чужой стране. Лишь через две недели в Калифорнию прибыл вице-президент «Кэнакс» Брайан Бурк. «Я думал, они меня ждали. Я слышал, как «Кэнакс» добивались моего перехода, прилетаю – а тут никого», – удивлялся Буре в 1999-м, уже после обмена во «Флориду». Даже после обеда с Бурком прошло еще десять дней, прежде чем Буре присоединился к команде.

Ожидание стоило того. Все ахнули после первого же матча. Журналисты тогда писали: «Уже после этой игры премьер может назначить Павла в свое правительство в качестве министра скорости и обводки. Его многочисленные проходы вызывали овации и бессчетные возгласы поддержки. От одной мысли о том, что мы будем наблюдать за этим парнем еще 10 лет, улыбнется даже Дон Черри».

Позже генменеджер и главный тренер Пэт Куинн рассказывал: «Если бы я посчитал всех, кто потом мне говорил, что был на той игре и вживую видел дебют Павла в составе «Кэнакс», то получилось бы, что на игре было 250 тысяч человек». Всем хотелось прикоснуться к славе.

За два первых года Буре забросил 94 шайбы, выиграл приз лучшему новичку и вошел бы в третью символическую сборную НХЛ-1992/93, если бы она существовала – в голосовании Русская Ракета уступил невероятным Могильному и Селянне, который в том сезоне забили по 76 голов. После такого начала карьеры Буре наверняка задумался о хорошем контракте.

Параллельно партнер Буре по величайшей-толком-не-состоявшейся тройке Александр Могильный получил от «Баффало» 12 миллионов на четыре года с опцией игрока на последний сезон. Примерно такую же сумму Майк Илич в Детройте выделил на Сергея Федорова. Буре договаривался на 14,7 млн за пять лет.

После обмена в «Пантерс» Павел вспоминал: «В «Ванкувере» мне говорили, что мой контракт маловат. Однако когда я заикнулся о новом, мне ответили: «Успокойся, ты слишком мало сыграл. Ты должен сыграть больше и доказать нам, что заслуживаешь прибавки».

Будущий босс «Вашингтона» говорил Павлу, что он больше не забьет 60

В итоге все-таки договорились – но так думал только Буре. Джентльменские соглашения случаются в НХЛ даже в наше время: почти весь драфт расширения «Вегаса» держался на закулисных договоренностях менеджеров. В 1993-м джентльмены знали, что звезды заключают контракты только в американских долларах – даже ванкуверские журналисты подчеркивали, что ни одна звезда лиги на тот момент не подписывалась на местную валюту. Но в контракте Буре был канадский доллар.

Небольшое экономическое отступление: канадский доллар в те времена был не так волатилен, как наш рубль, но его изрядно трясло по сравнению с американским. Когда шли переговоры по контракту Буре, курс канадского доллара падал: в 1992-м он стоил 83 американских цента, через год – уже 78. В 1999-м, когда должен был закончиться контракт Буре, курс упал до 60 центов.

Валютный кризис тогда чуть не прибил канадскую часть лиги, оказав на нее гораздо более мощный эффект, чем падение рубля на КХЛ в 2014-м: «Квебек» и «Виннипег» переехали, а почти все остальные канадские клубы к началу нулевых ушли глубоко в убыток и даже просили помощи федерального правительства.

В общем, Буре откровенно развели в 1993-м, нарушив неписаные правила. Но и это было еще не все: через пару месяцев после старта нового сезона один из топ-менеджеров клуба заявил Буре: «Тебе повезло с этими 60 голами. Такого больше не будет. Хорошо, если ты забьешь 30 за сезон». После такого оскорбления Русская Ракета завелся и затребовал обмен. Только после этого «Кэнакс» принесли извинения.

Кто же полез на рожон? Буре не называл имени, но журналисты считали, что это был директор по хоккейным операциям «Ванкувера»... Джордж Макфи.

Да, человек, который строил вокруг Овечкина чемпионскую команду, а потом за год собрал с нуля финалиста Кубка Стэнли, в начале девяностых начинал карьеру в «Кэнакс», но уже был основным переговорщиком клуба – Пэт Куинн, который был совместителем, больше занимался тренерской работой. Стиль переговоров Макфи на тот момент уже привел к тому, что Петр Недвед объявил забастовку.

Буре же стачками не занимался, а его сторона работала над подписанием нового контракта – и так уж получилось, что они затянулись до самого финала Кубка Стэнли. Параллельно в прессе стали появляться инсайды: Буре и его агент Рон Сэлсер угрожали, что он не выйдет на игру, если клуб не подпишет контракт на его условиях. И тогда Макфи сказал владельцу команды, что контракт надо подписывать немедленно.

«Ванкувер» еще раз обманул Буре – зажал 1,7 млн, а потом вернул только 1

Прошли годы – и все замешанные в этой истории люди отрицали, что это правда. Опровергал эту версию и Буре: «Это ложь. Рон и Пэт согласовали все условия еще до старта плей-офф. Я не хочу говорить, кто распускал эти слухи, потому что не знаю этого сам». Ладно, Буре сторона заинтересованная – но и Макфи опровергал шантаж со стороны Русской Ракеты, который, между прочим, в некоторых книжках об истории «Кэнакс» упоминается как факт.

Новый контракт должен был удовлетворить все запросы: Буре на тот момент выдал еще один сезон с 60 шайбами, после которого был включен в первую символическую сборную лиги. Но Павел уже не хотел от «Ванкувера» денег – отношения с менеджментом совсем развалились. Как потом сообщали журналисты, Буре отказывался подписывать контракт без личного присутствия Куинна. Когда подписи все же были поставлены, как рассказывал Павел, он посмотрел на тренера и сказал: «Я не хочу этот контракт. Просто обменяйте меня». Фронт-офис «Ванкувера» обещал обмен каждый год, и каждый год его так и не проводил.

Чтобы жизнь медом не казалась, менеджмент «Кэнакс» продолжал доводить Буре. Стороны договорились (и Павел позже отмечал, что отдельно просил об этом Сэлсера при переговорах): в случае локаута клуб выплатит всю зарплату Буре, а не только за часть сезона. Выполнил ли клуб обещание? Неа. «Кэнакс» не возвращали своей главной звезде 1,7 млн долларов. Лишь с помощью топового агента (и – о, ирония – будущего генерального менеджера «Ванкувера») Майка Гиллиса один миллион Буре все же вернул.

Поразительное для наших времен отношение клуба к одному из лучших игроков в своей истории, к человеку, который помог клубу дойти до седьмой игры финала Кубка Стэнли (чего не было в первом финале «Кэнакс» в 1982-м).

Именно поэтому Буре, в отличие от Федорова, считается большинством фанатов «Ванкувера» жертвой, а не скрягой. Новые владельцы клуба вывели из обращения номер Павла, как бы извиняясь, а арена приветствовала его, аплодируя стоя.

До появления двух шведских братьев никто не принес столько пользы клубу, сколько Павел – и никто большую часть карьеры не хотел уехать оттуда так сильно. Возможно, несколько лет будущих проблем были бы пресечены одной человеческой встречей в аэропорту Лос-Анджелеса осенью 1991-го.

Величайшая молодежка в истории. Буре, Федоров и Могильный в одном звене

Кто быстрее – Буре или Макдэвид? Отвечаем на главный вопрос XXI века

20 лет обмену Буре из «Ванкувера». Лукашенко звал его в чемпионат Беларуси, но он выбрал «Флориду»

Больше интересных историй про хоккей – в телеграм-канале «Хоккей №1». Подписывайтесь!

Фото: East News/AP/East News/Mark J. Terrill; REUTERS/Jeff Vinnick, ASSOCIATED PRESS/East News/RON FREHM; Gettyimages.ru/Mitchell Layton

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья