Всему Головин
Блог

«Не будет лимита – я за 200 тысяч евро найду ребят из Африки. Там талантов очень много!» Григорий Иванов из «Урала» – фанат лимита

Босс клуба РПЛ против Головина.

В русский футбол постучались реформы. В августе РФС презентовал новую систему розыгрыша РПЛ, которая повысила бы конкуренцию в лиге и принесла больше денег, и в тот же момент заговорил об отмене лимита на легионеров. «Предложение касается изменения подхода к определению количества легионеров. По сути, можно говорить об отказе от лимита на легионеров в принципе», – объяснял глава РФС Александр Дюков. Идею поддержали Валерий Карпин, Сергей Семак, Леонид Слуцкий и еще десятки тренеров и бывших игроков.

Решение о лимите вынесли на голосование клубов, но за полную отмену выступили только четыре команды. Большинство проголосовало за сохранение лимита, в основном – в формате 10+15. Один из тех, кто выступил жестко против реформы, – президент «Урала» Григорий Иванов. «Я всегда был за лимит», – повторял он в каждом интервью, но не высказывался развернуто. В основном ограничивался примерами Захаряна и Тюкавина, которые выросли благодаря лимиту, и предлагал обратить внимание на профессию детского тренера.  

Разве он не считает, что лимит раздул зарплаты русских игроков? Что тормозит лигу и отбивает желание уезжать в Европу? Мешает сборной?

За ответами на эти вопросы Александр Головин съездил к Иванову в Екатеринбург.

– Вы часто высказываетесь в поддержку лимита. Но наверняка есть те, кто не знает ваших аргументов. Объясните им: почему вы против отмены? А дальше мы обсудим каждый тезис отдельно.

– Тема лимита обсуждается всегда. У меня есть мини-футбольная команда «Синара», в ней играют только воспитанники школы. В этом году мы стали чемпионами страны, один раз выиграли Кубок УЕФА. Выиграли своими ребятами. То есть я за то, чтобы играли наши.

Я не сравниваю большой футбол и мини. Но для чего создаются академии? Чтобы выходили свои. А если отменить лимит, клубу выгоднее взять 11 иностранцев по 200 тысяч евро, которые будут сильнее выпускников. Закончили – выгнали – других привезли. 

И кто тогда будет играть в сборной? Я за то, чтобы в сборной не играли иностранцы. При всем уважении к Гильерме – ну не останется он в России. А сборная объединяет всех болельщиков. И я хочу, чтобы сборная выступала хорошо.

Новая Россия развивается всего 30 лет. Мы все похоронили, всю советскую систему. Сейчас заканчивается период тренеров старой школы, а новое поколение еще не выросло. Поэтому пока нужен лимит, чтобы ребята росли. Тюкавин, Захарян, Сафонов уже выросли, потому что появились поля, хорошие академии у «Краснодара», «Динамо», ЦСКА, «Спартака». «Зенит» сделал академию, там все на современной основе.

Говорят, эти ребята должны проходить в состав даже без лимита. Но вот ты тренер, у тебя есть игроки: наш молодой и иностранец за деньги. Иностранец чуть выше классом. Кого ты поставишь? Тем более стоит задача не вылететь, а из РПЛ вылетают четыре команды. Конечно, наши не будут проходить в состав. Тренер скажет: «Сами ставьте, у меня задача – не вылететь».

Знаю, все говорят: «Вот, при лимите они сидят, в ладоши хлопают, у них такие зарплаты». Так не платите им такие зарплаты! Давайте сядем – РФС, лига – и между собой установим правила. Сделаем это официально. Мы ведь сами такие зарплаты делаем. Кто же им платит? Мы и платим. Давайте не будем платить. 

Хорошо, давайте сделаем лимит не как сейчас. В заявку внесем не восемь иностранцев, а 10, но пусть на поле будут пятеро наших. Пусть даже 7+4 будет: четверо наших на поле обязательно. А по 11 иностранцев выпускайте в еврокубках, чтобы рейтинг поднимать. 

Почему-то после каждого большого турнира мы хотим все менять, реформировать. Но сначала надо базу сделать. Пусть ребята подрастут при лимите, давайте подождем.

Мы даже во времена СССР, когда выигрывали чемпионат Европы, дважды Олимпиаду, становились четвертыми на чемпионате мира, играли армянами, грузинами, украинцами. Их команды выигрывали кубки кубков, а российские клубы – нет. Хорошие футболисты появлялись в основном в Москве и в Питере, хотя «Зенит» считался лифтом – постоянно вылетал. «Локомотив» всегда называли пятым колесом в московской телеге. А сейчас мы вдруг решили, что должны все выигрывать. 

Но мы перескочили. Я всегда был за лимит. Он есть во всех странах, а у нас его можно даже ужесточить: пусть в заявке будет 12 иностранцев, а на поле выходит только шесть. Пусть иностранец меняет иностранца. 

– Вы сказали про проблемы с детским футболом. Их нельзя решать одновременно с отменой лимита? Я не говорю, что он изменит чемпионат, но повысит конкуренцию и снизит зарплаты. 

– Можно, почему нет? Но у нас только второй сезон работает система 8+17, давай немного поживем с ней. Пройдет два-три года, мы скажем: «8+17 не устроило». Но эту позицию должны высказывать ведущие клубы, которые и покупают иностранцев.

Пусть ведущие клубы посмотрят, как сработала система. Помогло это нам или не помогло. А то завтра такой лимит, послезавтра – другой. Да сделайте хоть 15 иностранцев в заявке, но чтобы трое наших на поле. Хватит вам восемь иностранцев? Восемь хватит? Нашим-то надо места дать, наши-то куда пойдут? Они школу заканчивают, конкуренцию не каждый выдержит. 

Иванов считает, что без лимита клубам нет смысла растить игроков – воспитанники не играют даже в «Барселоне»

– Теперь давайте разбирать каждый тезис отдельно. Если русские игроки топ-клубов не выдержат конкуренцию, то пойдут в более слабые «Урал», «Уфу», «Нижний», «Арсенал». Конкретный пример: «Спартак» из-за лимита держит в составе воспитанников Ломовицкого и Рассказова, которые очевидно не соответствуют уровню команды. Если отменить лимит, они окажутся не нужны «Спартаку» и уйдут в Тулу, где хорошо играли. Справедливо? 

– А зачем тогда Федуну будет нужна школа? Федун и «Зенит» смогут купить 11 иностранцев, зачем им содержать академии?

Я бы с удовольствием брал футболистов у них, мы Федю Смолова так взяли из «Динамо». До нас он забил всего два гола в РПЛ, после нас – стал лучшим игроком и лучшим бомбардиром чемпионата. Мы ему дали вторую жизнь, а в Москве и в «Анжи» он не мог пробиться из-за легионеров. 

– Школа просто дешевле. Состав из качественных иностранцев стоит под 100 млн евро, топовая школа – около 5 млн евро в год. При этом из нее может выйти футболист, которого потом реально продать за 10-20 миллионов и отбить все траты за несколько лет. Можно продать дешевле, но несколько человек. Примеры – Захарян и Тюкавин, которые точно отобьют траты на академию. И которые, кстати, выиграли конкуренцию у иностранцев.

– Так они попали в состав благодаря лимиту. 

– Неправда. У «Динамо» не было проблем с лимитом, на их месте спокойно играли Н’Жи и Филипп за 20 млн евро. Но Захарян и Тюкавин выиграли конкуренцию у мощных легионеров и доросли до сборной. 

– Не согласен. Если бы не было лимита, они бы выбрали, может, не Н’Жи, а еще сильнее футболиста, и наши не выиграли бы конкуренцию.

Или вот они купили [Филиппа] за 20 млн, а он не играет. Подписал контракт на большие деньги и закончил. Мы говорим, что наши заканчивают после большого контракта. Ладно, наши хоть в магазины в России ходят, а иностранцы сразу же домой деньги пересылают.

– Так это же его проблемы, что он плохо играет. Я говорю про другое: Захарян с Тюкавиным выиграли конкуренцию у легионеров, а вы говорите, что молодежь не может выиграть.

– Почему его проблемы? Мы его взяли, думали, что он будет такой-то, а он подписал контракт с премиальными, которые там в жизни бы никогда не получил, и подумал: «Зачем мне играть, сейчас покурю тут два года и поеду обратно». Это мы говорим, что он миллион заработал и хочет второй заработать. Да такие же они! 

– Хорошо, вернемся к изначальному вопросу. Лимит отменяют, топ-клубы покупают по 11 иностранцев. Вы говорите, что нашим негде играть, хотя на самом деле они пойдут к вам. И вы от этого только выиграете. 

– Так нам тоже будет выгоднее иностранцев купить. Я куплю их сильнее, чем выпускников школы «Краснодара», «Зенита» и «Спартака». 

– Пять минут назад вы сами сказали, что рады принять русских у себя, потому что Смолов раскрылся. 

– Смолову сколько лет было? 

– Но и вам тоже не выпускников отдадут. Представим, что Федун покупает 11 иностранцев. В этом случае вам дадут Максименко, Ломовицкого, Гапонова, Бакаева. Бакаев – хороший игрок? Да. Он бы играл у вас в основе? Да. Вы переживаете за сборную, вот будет Бакаев из вашей команды…

– …играть в сборной страны.

– Да. Что плохого? 

– Не знаю. 

– Как не знаете? В «Урале» – игрок сборной, плюс вы получите бонус от РФС. Дюков и голландцы предлагают сделать систему, по которой клубы, которые используют много легионеров, платят взносы, которые распределяются среди тех команд, где играет много русских. Логично звучит? 

– Логично. 

– Вы сможете направить этот бонус на академию. Из академии кто-то вырастет, вы его продадите, эти деньги опять инвестируете в академию. 

– Так нам один игрок из академии обходится дороже, чем иностранец. Ты не можешь этого понять? 

Я за 200 тысяч евро найду ребят из Африки. Там талантливых мальчишек очень много! Чисамба приехал к нам в 19 лет, люди его любили. Он техничен, у него школа сильнее, чем наша. Если взять Чисамбу в 19 лет и нашего в 19 – Чисамба на две головы выше. И таких парней там – масса. Тех же футболистов в Бразилии, которые играют в низших лигах – они сильнее наших. Они поедут сюда за 10 тысяч играть, с удовольствием поедут.

– Но Чисамба – единичный случай, больше вы таких не покупали. В трансферах высока вероятность ошибки. Академия – неограниченный источник трансферов, работа вдолгую. Вы бизнесмен, вы должны это понимать. 

– Так, а сколько у меня игроков в академии? 

– Еще раз: вы продаете одного – и отбиваете затраты на всех. 

– Кого из наших футболистов продали за 50 миллионов? 

– За 50 – никого, но сейчас Захарян вышел из академии, его продадут за 15 и отобьют затраты за три года. 

– Это один футболист, а их целая команда. Их поили, кормили, возили на соревнования, одевали. У них были тренер, врач, массажист, водитель автобуса, бухгалтер. Это все считается. 

А если ты берешь иностранца, то не надо такие деньги тратить. Заплатил 200 тысяч евро, и все.

– Так вы отобьете эти деньги. 

– За счет кого? У нас некого продавать.

– Значит это проблема академии, что там такие тренеры. Как можно за 10 лет не вырастить человека уровня РПЛ?  

– Да пускай будет хороший тренер. Но даже в «Барселону» не подходят воспитанники, хотя там хорошие условия.

– «Барселона» – это мировой уровень. 

– У нас мировой уровень – это «Зенит», «Спартак», ЦСКА, «Краснодар». И туда воспитанники не могут пробиться. 

Вот таблица: прошлый сезон, собственные воспитанники, которые играли более 300 минут. В ЦСКА их было девять, в «Локомотиве» – восемь, в «Зените» – шесть. А вы говорите, что не могут пробиться. При этом в «Урале», где так переживают за воспитанников, всего один человек. 

– И кто в ЦСКА играл?

Дзагоев – воспитанник Коноплева. Помазун сыграл две игры, когда они у нас его отобрали. Потом снова сел на лавку. Тикнизян очень мало сыграл, Чалов – согласен, Щенников – тоже. Кучаев – в прошлом году играл, в этом из-за травмы мало играет. 

Я согласен, что девять воспитанников, но не все из них играют.

– Хорошо, «Локомотив». Куликов там появился? Кстати, не из-за лимита, потому что впервые Семин выпустил его в Лиге чемпионов, где лимита нет. И Николич тоже выпускал в Лиге чемпионов, хотя мог попросить купить иностранца на его место.  

– Ну и что? До сборной он не доиграл. 

Кто там еще? Жемалетдинов и Баринов – взрослые, Миранчуки – не дети, Коченков – тоже. Если я возьму, кто сильно заиграл – это Куликов, Магкеев и Рыбчинский. 

– Трое воспитанников – и все в основе. 

– Согласен. 

– Смотрим остальных.  

– «Краснодар»: Уткин и Шапи получали мало времени в прошлом сезоне. «Спартак»: Максименко – вратарь, не в счет. Бакаев не очень много сыграл. 

– Они хотя бы играли, а у вас один человек. 

– А у «Спартака» – два. И чего? 

Или в «Динамо»: Тюкавин – да, а Евгеньев сидит на лавочке. Вышел – из-под него забили гол. 

– Он проиграл конкуренцию. Выиграет – выйдет.  

– А если не выиграет? 

– Значит пойдет в «Уфу». 

– Я не согласен, я за лимит. 

– Подождите. Давайте разберем этот случай по аналогии с Круговым. Круговой оказался не нужен «Зениту», за 10 млн рублей перешел в «Уфу». Там выиграл конкуренцию, вырос и вернулся в «Зенит» за 2 млн евро. Все в плюсе. Евгеньев не нужен будет «Динамо» – перейдет к вам. Выиграет конкуренцию – вы продадите его обратно за пять. Что плохого? 

– Ничего. Но таких примеров немного.

Из всего списка я согласен только со школой ЦСКА. Хотя мы сейчас смотрим результаты – с этими футболистами они заняли шестое место, а при Вагнере Лаве всегда были в призерах. Вот и разница. Свои ребята – шестое место. 

– Потому что резко ввели в состав, плюс они не чувствовали конкуренцию. А вы вообще хотите, чтобы за русскими были забронированы места, как при системе 6+5. Так они вообще перестанут расти, расслабятся и займут 10-е место. 

– Я так не думаю. Уровень повысится, дайте им поиграть еще пару сезонов. А болельщики и руководители говорят: «Нам надо, мы обязаны». Кому мы обязаны? Как мы сейчас обязаны выиграть Лигу чемпионов? Там футболистов покупают по 130 миллионов, а мы по 30. Там по 150 покупают, а мы за 16 и еще говорим: «О, вот мы за 16 миллионов его купили, а он не заиграл». Все равно мы их пока не догоним, хоть каких привезем. 

Почему вы, молодежь, говорите, что если сделать так, то будет так? А почему не по-другому будет? У нас традиций еще таких нет, мы еще не вырастили таких футболистов. 

Иванов не видит связи между лимитом и высокими зарплатами россиян. Его версия: топ-клубы сами по себе развратили игроков деньгами и должны договориться, чтобы не платить много 

– Второй тезис – зарплаты. Вы говорите, что нужен потолок для молодых русских. Почему просто не отменить лимит, который автоматически опустит уровень зарплат? 

– Потому что ничего он не опустит. Мы сами платим такие деньги. И посмотри, как они ходят. У всех «Луи Виттон»! 

Шатов во времена молодежной сборной получал у меня небольшие деньги. Как-то он рассказал такую историю: «Звонит мне Кокорин из Москвы: «Я везде посмотрел, тут у нас нет такого «Луи Виттон», а у вас есть. Ты сходи, купи». Я пошел, посмотрел, но эта вещь стоила три моих зарплаты». 

Так почему вы Кокорина испортили деньгами? Он должен был забивать на чемпионатах мира и в сильнейших чемпионатах. А в итоге карьера не задалась. Все из-за денег. 

– А почему он получал такие деньги? Потому что перспективные русские очень ценятся. «Динамо», «Зенит» и «Спартак» понимали: если не дадут ему много миллионов долларов, то их даст конкурент. 

– Да. Так давайте выработаем правила и не будем платить такие деньги. 

– Будут платить налом или начислять безумные бонусы. Найдут схему. 

– Тогда можно ничего не делать. В любом виде деятельности можно любую схему найти. 

– Это правда, поэтому есть отличный инструмент: отмена лимита. Русские футболисты сразу перестанут быть золотыми. Мухин не нужен будет ЦСКА, ему никто не повысит зарплату в 30 раз. Макаров останется в «Рубине» и не перескочит с 1,5 млн рублей сразу на 9 млн. 

– В хоккее есть система – первый контракт игрок должен заключить с клубом, который его выпустил. На пять лет. Давайте так сделаем.

– Это рабство. Клуб посадит игрока на лавку, тот обидится, в ответ клуб откажется его продавать. Потеряем человека. 

– Сейчас у каждого клуба РПЛ есть второй состав, молодежный – есть, где играть. Или в аренду пусть отдадут. Пускай к нам приходит или в «Уфу». Это надо прорабатывать, садиться и проговаривать. 

Ты не первый, с кем я спорю по поводу лимита. Вот ты говоришь: «Цены упадут». Да в честь чего они упадут-то?

– Потому что русским игрокам не будут платить за паспорт. 

– Так и сейчас не дают деньги за паспорт. 

– «Спартак» дает. Зобнин получает 3,5 миллиона евро, Джикия – 3 миллиона. 

– Надо же на себя посмотреть. Откуда это пошло?

– Оттуда, что если не даст «Спартак», то даст «Зенит». А даст потому, что в условиях лимита важны сильные русские. 

– Но «Зенит» не может же взять сразу и Зобнина, и Джикию, и Соболева. Сразу пять человек из «Спартака» «Зенит» не возьмет. У них тоже состав есть, команда-то не резиновая. 

– «Локомотив» возьмет, «Динамо». 

– Пять-шесть клубов. Они и платят больше всех. Пусть они договорятся между собой, это же они зарплаты завышают, это же они делают. 

Ладно, пусть возьмут по два-три сильнейших игрока, но не делают парням из вторых команд или молодежек зарплаты как сейчас. Знаю, что ЦСКА не платит много в молодежной команде. Так же и «Спартак» может сделать, и «Зенит», и «Локомотив».

– Игрокам хочется заработать. Почему ушел Тикнизян? Потому что он увидел, сколько дали Мухину – намного больше, чем ему, воспитаннику. И перешел на другие деньги, чтобы купить хорошую машину, одеваться в «Луи Витон». 

– Ладно, я тебе свое мнение сказал. Я буду на этом стоять. Надо договариваться и ограничивать зарплаты. 

– Но это невозможно. Вы же бизнесмен, вы понимаете, что есть рынок. Соперники не договорятся. Миллеру и Гинеру хочется выигрывать, понятно, что они будут искать лазейки. Единственный способ снизить зарплаты – полностью убрать или максимально ослабить лимит. Я не утверждаю, что это все исправит, но зарплаты упадут и появится конкуренции. Советский Союз – пример, что происходит, когда нет конкуренции. Почти никакого импорта, одежда своя, продукты свои, машины свои. Что случилось, когда появился свободный рынок? Хлынул импорт, и наша продукция почти исчезла, потому что существовала в тепличных условиях. То же самое и с футболистами. Это экономика. 

– Я понимаю, что экономика. Но у нас еще есть сборная России, кто будет там играть? 

Баскетбол смотришь? Есть команда УГМК, которая по 50 очков в каждой игре всем привозит, потому что в ней играет сборная мира. При этом мы уже не попадаем на чемпионат мира, на Олимпийские игры, потому что из россиянок никто не играет. В Евролиге в ЦСКА играют иностранцы, в чемпионате – иностранцы.

– Они играют в топ-клубах, которые могут себе это позволить. Какая-нибудь «Вологда-Чеваката» играет своими. 

– И что толку? Мы не попадаем на Олимпиаду два раза. 

– Потому что в баскетболе нет стимула выращивать своих. В футболе он будет за счет бонусов и другой экономики: в баскетболе нет таких трансферов. 

– Я все равно за лимит. 

Иванов считает, что Аршавин, Жирков и Кержаков пробились без лимита, потому что раньше не было столько иностранцев, плюс им доверяли иностранные тренеры 

– Тогда перейдем к третьему тезису – сборной. Ваша позиция: отменим лимит – там некому будет играть. 

– Конечно. Представь, что клубу накупят иностранцев, в составах останется по трое наших. Что, из 45 человек будут набирать сборную?

– Во-первых, все не накупят иностранцев. Мы уже обсудили, что русские пойдут во вторую восьмерку. Во-вторых, русские наконец-то поедут в другие чемпионаты. В-третьих, процент времени иностранцев на поле никак не влияет на сборную. Смотрите, в России иностранцы играют только 42% времени

– И что?

– А в Бельгии 61%. То есть свои – всего 39%, намного меньше наших. При этом их сборная сильнее, и игроки для нее находятся. Просто они играют в других чемпионатах. 

– В Бельгии никто из местной лиги в сборную не попадает. У них вся команда играет в ведущих чемпионатах

– И наши начнут туда уезжать. Лунев же уехал в «Байер». Почему Самошников не может уехать? Почему Кутепов не может уехать? 

– Я не знаю. 

– Они могут уехать, просто не хотят. Рассказовым интересовался «Аугсбург», но ему комфортнее получать большие деньги в «Спартаке». Кутепову удобно получать 2 млн в «Спартаке» за счет паспорта, чем биться за 800 тысяч в «Герте». 

– Не согласен. Кутепов просидит еще два года, у него закончится контракт, и ему скажут «до свидания». И больше никто не даст ему таких денег. Так что ему выгоднее уехать, чем сидеть, если он уже три года сидит после чемпионата мира. 

– Зато он уже 6 млн заработал. 

– И что? 

– Жизнь обеспечена. Он бы нигде столько не получил. 

– Ты же понимаешь, как они тратят. Поэтому я не думаю, что жизнь обеспечена. Тем более он посидит еще, и его не возьмут даже в России. 

Мы же знаем, как сложилась карьера Беляева и Бурлака. Они были ведущими защитниками «Локомотива», сильнейшими в России по своему возрасту. Но когда футболист говорит: «Да что мне там Смородская 50 тысяч долларов предлагает зарплату, да пошла она»… И потом началось: «Рубин» – «Крылья» – «Арсенал». 

Им дали очень большие зарплаты в молодости, у них выросли крылья, и футболисты из них закончились. Клубы не должны давать молодым парням такие большие деньги.

– Я с вами абсолютно согласен. 

– Вот и все. А лимит нужен. Это же защита рабочих мест.

– Лимит – это тепличные условия, которые приводят к тому, что Беляеву и Бурлаку становится мало 50 тысяч долларов. Вы сами только что об этом рассказали. Игрок хорошего уровня пробьется без лимита. Шатов у вас пробился бы без лимита? Пробился. Кокорин пробился бы? Да. Смолов пробился бы? Да. При этом им бы платили в 10 раз меньше, и тот же Кокорин не слил бы карьеру в унитаз. 

– Федя Смолов сидел на лавке в «Анжи» и «Динамо». Его не ставили, потому что туда привозили других футболистов. 

– В «Анжи» его ставили, в «Динамо» он выходил на замены, но не забивал. 

– Выходил редко на 5-10 минут. Можно статистику поднять. Заиграл он только в «Урале», потому что мы начали его постоянно ставить, говорить, что он лидер. На него играли, он стал забивать и ушел в «Краснодар». А в «Динамо» и «Анжи» просто не играл. 

– Окей, Шунин появился бы даже без лимита. 

– Вратари не в счет, потому что с лимитом считается, что лучше взять защитника, опорника или нападающего, а вратарская позиция должна быть русской. Вот у нас и выросли Максименко, Сафонов, Шунин и еще масса вратарей. 

– Аршавин, Кержаков, Жирков, Быстров, все бронзовое поколение-2008 выросло без лимита, выиграло конкуренцию у иностранцев. 

– Тогда не привозили столько иностранцев.

– В первый сезон в ЦСКА на месте Жиркова играл купленный Гинером защитник молодежной сборной Аргентины Осмар Феррейра. Но молодой Жирков его вытеснил. 

– Потому что был иностранный тренер, которой видит, кто сильнее. Того и ставит. А наши тренеры ставят того, за кого заплатили деньги. 

– Игорь Шалимов, Олег Кононов и Мурад Мусаев ставили в «Краснодаре» Сафонова, Шапи, Игнатьева и Уткина, хотя могли ставить тех, кого брали за деньги. «Краснодар» и без них вписывался в лимит, но тренеры ставили молодежь, потому что она выиграла конкуренцию. 

– Не согласен. 

 

– Хорошо, любой другой игрок, который не пробьется в топ-клуб, может перейти в «Урал» и «Уфу». И оттуда попадать в сборную. 

– И какое место будет занимать сборная? 

– А сейчас она занимает какое-то место? Сейчас есть толк от того, что Семенову обеспечено место в основе «Ахмата»? Он промахивается мимо мяча с простейшей ситуации. Есть толк от русских вратарей? В основе все равно выходит Гильерме. 

– Я тебе свою точку зрения сказал, ты мне – свою точку зрения. Я с твоей не согласен, а ты с моей не согласен. Мы с тобой на разных позициях. 

Я за лимит, но с разумным подходом. Не менять его каждый год хотя бы. Только поменяли, клубы избавились от иностранцев, потеряли в деньгах, а сейчас нам говорят: «Мы открываем границы, и пусть все приезжают». А мы только деньги потеряли.

Хорошо, не понравилось нам восемь в заявке, давайте перейдем на другую систему: 6+5, 7+4, чтобы иностранец мог менять иностранца. Как в баскетболе есть лимит: в чемпионате человек не выходит, а в еврокубке может. 

– То есть клуб будет держать футболиста ради шести матчей в сезоне? 

– Почему шести? Проходите дальше по сетке. Тем более скоро мы отборочные начнем играть матчи, чтобы дойти до группы. 

Иванов все-таки согласился, что выгодна своя школа, но через вопрос заявил, что проще купить Чисамбу. По его мнению, у чиновников РФС футбол на 28-м месте в списке приоритетов 

– Предлагаю вернуться к академиям. Вы в начале интервью сказали, что без лимита клубам не выгодно вкладываться в воспитанников. При этом сами же привели пример мини-футбольной «Синары», которая воспитанниками выиграла ими чемпионат. Причем в лиге с кучей иностранцев. Получается, своя школа все-таки выгодна? 

– В мини-футболе слабый лимит: разрешают три легионера на площадке и четвертого в заявке. Только на площадке всего четыре игрока. Где там свои будут играть? 

При этом в Тюмени появилась хорошая школа, у нас хорошая школа. Да везде, где развивают мини-футбол, появились школы. Те клубы – великие даже, – у которых не было своих воспитанников, умерли. Не может мини-футбольный клуб платить по 20-30 тысяч евро в месяц. А такие деньги получали иностранцы. Вот они – «Спартак», «Дина», «Динамо» – были по 10 раз чемпионами и закончились. 

– То есть вы согласны, что выгодна своя школа? Что воспитанники нужны? 

– Конечно, выгодна своя школа. 

– А 30 минут назад вы говорили, что Федуну проще 11 легионеров купить, чем кого-то растить. 

– Так из школы часто выходят такие футболисты, что проще легионеров купить. Для «Спартака» 3 млн евро за иностранца – не такие большие деньги. Если брать российского игрока, которого мы выпускаем за 3 млн евро, и какого-нибудь бельгийца за 3 млн евро – это небо и земля пока.

– Почему? Вот Бакаев – воспитанник. Он сильнее бельгийца за 3 млн евро? Сильнее. Джикия из «Амкара» сильнее Кофрие за 2,5 млн евро? Сильнее. Максименко сильнее европейского вратаря за 3 млн евро? Сильнее. То есть Федуну проще своих воспитывать. 

– Я высказал свою точку зрения: Федун, по моему мнению, правильно сказал – зачем ему своя школа. 

– Да вы сами сказали только что, что без школы клуб умрет. 

– Я вот 18 лет руковожу клубом, мы сразу стали заниматься детьми. За это время у меня заиграл один футболист – Шатов, который играл в мини-футбол. Один! И сейчас Леша Герасимов, который приехал молодым человеком из Кургана. Мы его потихоньку подвели, он уже основной защитник. 

Есть несколько вратарей, которые играют в ФНЛ. И все. Хотя я не говорю тренерам, что наша задача занять первое место в молодежном составе. Я говорю: «Если вы из молодежного состава дадите двух-трех в «Урал-2», а оттуда один каждый год будет доходить до основы, то мне не нужно будет никого покупать. Но это не работает. 

Ты посмотри на академию «Барселоны». Кто играет в «Барселоне»? Свои воспитанники? Не получается у них. Они ищут на стороне, а их воспитанники играют в других клубах. Но мы пытаемся разобраться, уделяем академии много времени. 

– Но пока вам выгоднее покупать Чисамб?

– Получается так.

– Не считаете, что проблема в вашей академии, если она выпускает людей, которые слабее Чисамбы?

– У нас нет денег, чтобы тренеров пригласить. Я как председатель федерации футбола Свердловской области вчера проводил финал Кубка области. В двух командах одни наши воспитанники, плюс наши тренеры. У них зарплата – 35 тысяч, мы больше платить не можем. Поэтому они подрабатывают в области, на городских турнирах. Где-то за игру тысячу дадут, где-то десятку в месяц накинут. Когда им футболистами заниматься – непонятно. 

РФС говорит, что у нас проблема с кадрами. Так не надо доплачивать тренеру, который подготовил Головина. Надо сделать так, чтобы в школе, из которой вышел Головин, зарплата у тренеров была 70-80 тысяч. Чтобы люди могли взять ипотеку. Раньше тренер приходил в школу, писал заявление на квартиру и знал, что через 5-10 лет ее получит. А сейчас с зарплатой 20 тысяч какую ему ипотеку надо взять, на сколько лет? До конца жизни. А еще квартиру обставить надо. Вот куда деньги надо вкладывать, а не говорить, что лимит нас убивает. У нас тренерских кадров не хватает.

– Поэтому РФС и предлагает ввести бонусы за использование русских в составе. Вы сможете направить их на зарплаты тренерам. Они вырастят вам игроков. 

– Но пока у нас не получается, потому что нет детских тренеров. Все профессионалы из советской системы закончили. Среди новых есть хорошие, но некоторые не могут найти общий язык с родителями. Один прямо при родителях сказал: «А почему я должен на соревнования с вашими детьми ездить? Мне за это не платят. Мне платят только за столько-то часов». 

Ну как такого тренера держать? Хотя его понять можно: он лучше где-то подхалтурит в выходные, чтобы заработать. 

Парни стараются, они не бездельники. Но они еще думают, как семью прокормить. Я каждый год провожу в ноябре день учителя. Собираю тренеров «Урала» и «Синары» и веду в ресторан. Когда первый раз повел и увидел, в чем они пришли, поразился. Они из нафталина достали костюмы, которым по 50 лет. Я им потом купил костюмы и рубашки. 

Каждый год мы дарим лучшему тренеру машину – минщику и из большого футбола. Уже 13 машин подарили. И берем средства не из клубных денег, а из личных.

Как по-другому, если у них зарплаты по 25-30 тысяч, а ребенка в школу собрать – это минимум 10 тысяч? А еще покушать надо, завтра ребенок в театр пойдет, послезавтра – в кино. Они хорошие ребята, но они не могут 24 часа в сутки заниматься футболом. А им надо заниматься 24 часа. 

– Понимаю эту проблему, но все-таки низкая зарплата – не повод никого не воспитывать. Летом я ездил в Барнаул, там в школе «Динамо» точно такие же проблемы: еще более низкие зарплаты, и тренерам приходится подрабатывать. При этом они выпустили Соболева, Дюпина, Ерохина, Жирова и еще десятки игроков для РПЛ и ФНЛ. 

– Ты называешь этих людей… Ерохина все-таки сделали футболистом мы. Первый гол в ворота сборной Кипра – наша связка. Смолова и Ерохина Тарханов здесь научил. 

Я тебе тоже сейчас могу назвать воспитанников, которые после нас играют в ФНЛ и ПФЛ. Когда я пришел, от нас никого даже во вторую лигу не брали. Сейчас берут. Не за горами тот момент, когда кто-то из них вырастет еще сильнее. Надо просто обратить внимание на профессию детского тренера.

– Давайте сравнивать. Вот таблица «Количество воспитанников, которые играют в профессиональном футболе», то есть в РПЛ, ФНЛ, ПФЛ. Алтайский край – 34 родились и 26 воспитались там. Свердловская область – 10 человек воспитывались.  Каким-то образом две полунищие школы из Алтая дали в три раза больше игроков, чем более богатый и населенный Екатеринбург. 

– Надо смотреть конкретных футболистов. Может, каких-то наших они взяли. 

– Я про другое. Получается, даже в условиях низких зарплат можно воспитывать игроков для РПЛ. 

– Что я могу сказать? Молодцы. 

Хотя у нас есть «Урал-2». Давай посмотрим, сколько у нас в «Урале-2» сыграло, это профессиональная команда. Наших там человек 15. Плюс наши играют в Омске, Перми, их больше, чем 10 человек. А в Барнауле непонятно, каких они 30 человек воспитали. Они непонятно где играют. 

Соболев у них один. Я его помню по молодежному составу «Томи». Думал, что наша школа сильнее, а нам Саня три забил. Он играл там 16-летним, при чем здесь Барнаул? 

– Соболев до 16 лет играл в Барнауле, потом его взяли в местное «Динамо», но случился  конфликт с тренером, и его отправили в Томск. Сформировался он именно в Барнауле, потому что игрок формируется до 16 лет. 

– Сформировался – да, но дальше он может заиграть или нет. На это надо смотреть в 18-20 лет.

– От этого он перестал быть воспитанником Барнаула? 

– Ладно, давай обсуждать другую тему. 

– Сейчас обсудим. Просто вы говорите, что содержать академию невыгодно, а там люди на 19 млн рублей в год содержат. 

– Они же не играют соревнования, как мы играем. 

– Они играют, иначе штрафы. 

– Они участвуют в своих каких-то соревнованиях, а мы – во всех. У нас в каждом возрасте есть по команде, да и еще такие нормативы, что должны чуть ли не по 60 человек содержать в команде. И мы не можем поставить два тренера, хотя их как минимум два должно быть.  

– Не можете, хотя ваша школа при профессиональном клубе? 

– Не можем. У нас нет финансов на это. 

– Почему вы не поднимаете эти вопросы в РФС, когда приезжаете в Москву? 

– Да поднимаем все, просто не слушает никто. 

– Что Дюков вам отвечает? 

– Да ничего не отвечает. 

– Машет рукой? 

– Давай без этого. Ты же все видел. Сначала сказали: «Не будет лимита». Только президент выступил, там сразу: «Да вы не так поняли, мы не так говорили». Да как не так поняли? Мы же все слышали. 

– Как понимаю, Дюков сказал, что лимит отменят не под ноль, будут критерии для легионеров. Нельзя будет какого-то непонятного югослава привезти. 

– Какой критерий? Было сказано, что отмена лимита. 

– Отмена, но не такая, что кто-то закупится пляжниками из Бразилии. 

– Так пусть они скажут: «Ребят, мы видим так и так, давайте обсуждать». И надо обсуждать с людьми, которые понимают в футболе. 

У меня есть друг – бизнесмен, он работает даже в отпуске. У него звонки 24 часа в сутки. И в футболе так же люди работают 24 часа в сутки. Когда был Колосков – он работал 24/7. А в РФС сейчас поработали, прибежали и говорят: «Надо вот так вот сделать». Там футбол у людей на 28-м месте. Дюков возглавляет такую корпорацию как «Газпромнефть», когда ему заниматься футболом? 

– У него есть советники. 

– Вот они и приходят: один советник в уши надул, второй надул. А ему же надо разобраться, поехать в регионы. Вот подписали мы бумажки про регионы – и чего толку? 

Они при всех сказали: «Мы хотим отменить лимит». На сайте РФС это есть. А ты говоришь: «Они имели в виду другое». Да ничего они не имели в виду. Они имели в виду то, что имеет в виду Слуцкий, то, что имеет в виду Карпин – полную отмену лимита. Но мы же общественная организация, давайте отстаивать свои права. Давайте скажем: «Владимир Владимирович, мы вас ценим и любим, мы вас выбрали. Но государственные органы не могут вмешиваться в РФС». 

Иванов объясняет, что зарабатывать на трансферах в России невозможно: игроки требуют высокую зарплату, агенты добивают окончательно 

– Вы несколько раз сказали, что вам проще купить Чисамбу, чем вкладываться в академию. То есть теоретически вы могли бы работать как португальцы, которые закупаются ноунеймами, а потом кто-то из них выстреливает и окупает всех остальных. Но лимит не позволяет вам даже этого – вы не сможете купить 10 иностранцев и выпускать их одновременно, чтобы давать практику. 

– Я бы с тобой поспорил, что они себя окупают. Надо смотреть бюджет. Когда Берлускони был в «Милане», он говорил, что у него есть 11 фирм. 10 из них прибыльные, а одна приносит убыток – это «Милан».

– Так я про другие команды говорю, португальцы точно в плюсе от трансферов. И вы тоже можете зарабатывать на трансферах. 

– Мы Чисамбу взяли тысяч за 50, продали за 600 или 800. Но мы только оправдали те деньги, которые вложили. Мы ничего не заработали. 

– А представляете, что вы купите 10 африканцев, потом одного продадите за 10 миллионов. 

– Но у нас пока не получается. 

– Потому что вы не можете взять 10 африканцев. Они просто не смогут играть из-за лимита. 

– Когда было заявление РФС про отмену лимита, мне звонил агент: «Викторович, это же моя тема. Я тебе сейчас таких привезу». 

– Вы можете его послать и довериться скаутам – пусть они ищут качественных игроков. 

– И куда наши скауты побегут? К тем же агентам. Наш селекционный отдел работает постоянно, смотрит много игроков, выходит на них. Но как доходит до подписания, сразу возникают проблемы. Если он получает в Польше, например, 2 тысячи евро, то к нам поедет за 5 тысяч. Плюс сразу появляются агентские, и мы уже не тянем. 

– То есть вы без агентов даже из Польши не можете привезти игрока? 

– Недавно из команды ушли два поляка. Одному говорю: «Мы подписали контракт, рассчитались с твоими агентами. Хочешь продлить – никому больше платить не будем». Он тут же позвонил агентам, те набрали нашим селекционерам: «Так не делается, вы хотите у нас футболиста украсть». 

Когда речь про Россию, все сразу просят много денег. Мы уже проходили это в мини-футболе. Первый, кто привез туда иностранцев и стал платить много, – Евгений Ловчев. Спасибо ему большое, что испортил наш мини-футбол. Потому что он привез, а потом Козлов из «Дины» решил подтянуться, тоже накупил иностранцев. Дальше появился Костя Еременко с «Динамо». Потом – «Газпром», ему же тоже не хочется быть последним. И началась гонка вооружений, которую мы сами же и придумали. 

Так же и в большом футболе. Появилась одна команда, которая стала платить огромные деньги. Не буду называть ее имя, сам догадаешься. За ней потянулся Федун, который тоже хочет стать чемпионом. Дальше переплачивать иностранцам начали все остальные. 

Вот с чем надо бороться, а не с лимитом. Ты говоришь, что при его отмене цены и зарплаты упадут. Нет, не упадут, потому что существует еще и агентское лобби. Заиграл Захарян – придет агент и скажет, чтобы давали деньги. Не дадут – перейдет в ЦСКА. Ну как это? 

Ты бы посмотрел, какие они отступные пишут. Если ты заключишь контракт в обход агента, должен им чуть ли не 100 миллионов отдать. Это нормально? А это никто не регулирует. 

– Если агенты до сих пор такая большая проблема, почему вы не поднимаете эту тему на собрании клубов или на встрече с Дюковым? 

– Все клубы поднимают. 

– Что отвечает Дюков? 

– Давай не будем эту тему поднимать, она очень щепетильная. 

– Вот видите, все боятся почему-то про нее говорить. 

– Я не боюсь, я никого не боюсь. Если мне когда-то надо будет сказать на белое – черное, я сразу напишу заявление. Мне есть чем заняться. 

Я всегда говорю, как я считаю, как вижу, как лучше. Я вижу, что отмена лимита пойдет в ущерб сборной.

– Ваша позиция: лимит помогает сборной. Напомните, сколько игроков сборной – ваши воспитанники? 

– Шатов. 

– Один за 15 лет. И тот попал в сборную не из «Урала». Получается, лимит не сильно помог вам в воспитании кадров для сборной? 

– А ты думаешь, если отменить, то будет лучше? 

Иванов предлагает слушать в вопросе лимита профессионалов – таких, как Карпин, Слуцкий и Семак. Они за отмену лимита, но Иванов с ними не согласен 

– Вы несколько раз повторили, что вам никто не сказал, к чему привели 8+17. Но все на поверхности: мы провалились на Евро, еле-еле обыграли Мальту и Кипр, клубы проигрывают Израилю, Польше, Грузии, в таблице коэффициентов весной упадем на 16-е место, в Лиге чемпионов потеряем место в группе. 

– Ты считаешь, что это все-таки лимит? Я считаю, что нет. Это менталитет. Если дали хорошие деньги, то наши прекращают играть, снижают требования к себе. 

Ладно, раньше негде было тренироваться, питание было не как сейчас, на сборы не ездили. Сейчас все это есть, но результата нет, а деньги платим большие. И я не думаю, что цены рухнут. Цены на наших футболистов останутся. 

– За счет чего? Русские футболисты не будут так нужны, как сейчас. 

– Все равно будут нужны. 

– Макаров не будет нужен «Динамо», он останется «Рубине». 

– Макаров пока ничего не делает плохого, он старается, забивает голы.

– Он будет забивать их за 1,5 млн рублей, а не за 9 млн. Закон экономики: нет спроса – цена падает. 

– Может быть. 

– Просто представьте, что у нас лимит на айфоны, я единственный директор магазина айфонов в Екатеринбурге. Из-за того, что я единственный, я могу заламывать цены, потому что нет конкуренции. Если она появится, цены сразу упадут. Так и с футболистами. 

– Я не согласен. 

Пускай будет лимит, а к концу чемпионата посмотрим, что у нас получается. Если получается не очень хорошо, давайте сядем и послушаем профессионалов. Тех, кто работает в профессиональном футболе. Не надо слушать людей, которые приходят непонятно откуда и начинают диктовать, хотя не знают, что творится внизу. 

– Семак, Карпин, Слуцкий, Яровинский – профессионалы? 

– Конечно. 

– Они все сказали, что нужно отменять лимит. 

– Слуцкий – да, мы с ним разговаривали, у нас немного полярные мнения. 

Они все действующие тренеры, конечно, тренерам проще будет. Хотя я думаю, если Карпину сказать про отмену лимита, он ответит: «Подождите, давайте подумаем. Мне что, из 35 человек набирать команду?» 

– Карпин и публично, и непублично говорит, что надо полностью отменять лимит. 

– А его спросили, из кого он будет набирать сборную?

– Он ответил, что из тех клубов, в которые поедут игроки. 

– Я тебе уже 20 раз сказал свою точку зрения. Нацию может объединить только сборная. А для нее нужны сильные футболисты, которые играют в нашем чемпионате или за рубежом. 

То поколение – Карпин, Попов, Онопко, Шалимов – уезжало, и у нас была сильная сборная. А сейчас мы платим большие зарплаты, и они не едут. Зачем Дзюбе ехать в Англию даже после чемпионата мира, когда он здесь отлично себя чувствует? Почему у него такая зарплата? 

– Из-за лимита и красного паспорта. 

– При чем здесь паспорт? У нас все руководители в России живут, пусть они – то же руководство «Локомотива» – скажет: «Есть 2 млрд – на них и живите. А то у них 15 млрд было, 6 срезали, а им мало». Да сделайте им вообще 3 млрд – и футболисты поедут за рубеж играть. Да, на клубном уровне мы не вырастем, но сборная со временем поднимется.

– Вы сказали, что допускаете ослабление лимита в заявке. В Германии он 13+12, где 13 – иностранцы. Такая ситуация вас устроит? 

– А 10+15 чем не устраивает? 

– Разница в три человека. 

– Это не разница. 

– Это 30%. При 10 иностранцах реально будут играть шесть, потому что у двух травма, еще двое на карточках.

– Мы по-разному мыслим. Я все равно за лимит. Пусть даже 10+15. Год назад вся лига была за него, единогласно проголосовали. Но в итоге нам сказали: «Нет, извините, ребятки, что-то много». 

Иванов не поднимает публично многие проблемы, потому что переживает за «Урал» – высказывания президента отражаются на клубе, поэтому он идет последним 

– В интервью вы подняли кучу вопросов: агентам, РФС, неквалифицированным сотрудникам, Дюкову. Почему вы никогда не высказываетесь про это публично?

– Мы говорим.

– Кому?

– Тебе сейчас.

– Но вы же это вырежете на заверке.

– Ты напиши, а мы посмотрим.

– А почему все это просто не оставить в интервью? Зачем смотреть, вырезать? (из 67 тысяч знаков после заверки интервью осталось 40 тысяч). 

– Ты думаешь, почему мы сейчас идем на последнем месте? В том числе потому, что я не боюсь и говорю. И зачем я им там нужен?

Я переживаю не за себя. Если мне завтра скажут, что все будет нормально, и команда продолжить играть, ее не тронут – я буду спокоен. Мне есть чем заниматься. Самое главное для меня, чтобы футбол в Свердловской области существовал. Но если команда вылетит в ФНЛ, то футбола в области на долгие годы может не быть.

После развала Союза «Уралмаш» сыграл в Премьер-лиге, потом вылетел в первую лигу и сразу же – во вторую. Девять лет они играли во второй лиге. И футбол никому вообще не нужен был. К нам приезжали и удивлялись, что у нас на трибунах деревья растут. Футбольная культура в Екатеринбурге исчезала более чем на 10 лет, пока команда не играла в Премьер-лиге. Мы все это исправили, появляется молодое поколение болельщиков. И это жалко потерять.

Фото: РИА Новости/Виталий Белоусов, Алексей Филиппов, Павел Бедняков, Павел Лисицын, Александр Вильф, Джузеппе Маффиа, Александр Ступников, Сергей Пивоваров, Владимир Песня; Gettyimages.ru/Andreas Rentz/Bongarts; VK/cskabasketmfcviz

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные