Блог Блог еженедельника «Футбол»

Никакого бизнеса

Футбол давно уже стал частью национальной культуры Аргентины, в которой насчитывается около шестисот тысяч официально зарегистрированных игроков, а 90% населения являются болельщиками того или иного клуба. И, наверное, столько же мужчин в детстве занимались в начальных футбольных школах, где не только учат правильно бить по мячу, но и прививают любовь к виду спорта номер один.

НЕ ТОЛЬКО ПУСТЫРИ

Для значительной части аргентинских звезд путь в большой футбол начинается с «потреро» – пыльного каменистого пустыря в неблагополучном пригороде, где царят насилие и беззаконие. Диего Марадона, Хуан Роман Рикельме и Карлос Тевес являются выходцами с этих самых пустырей, на которых дети и подростки гоняют мяч от рассвета до заката, забывая про все на свете. Здесь идет самая настоящая борьба на выживание, ведь ни о каком комфорте не может быть и речи, а правил, несмотря на наличие судьи, всего два: «Не жалуйся» и «Не бей по ногам, а то останешься без зубов». По признанию форварда «Манчестер Сити», именно благодаря «потрерос» он избежал печальной участи своих соседей по Фуэрте Апаче – району на окраине Буэнос-Айреса с населением почти сто тысяч жителей. Альтернативой были наркотики, выпивка, оружие и как итог в лучшем случае – тюрьма. В худшем Тевесу светила перспектива стать одним из трупов, через которые он порой перешагивал по утрам, направляясь в школу.

Симпатии к пустырям никогда не скрывал и бывший главный тренер сборной Аргентины Нестор Хосе Пекерман. По мнению Пекермана, под руководством которого аргентинская «молодежка» в 2001 году стала чемпионом мира в возрастной категории до 20 лет, «потрерос» были благодатной почвой для одаренных игроков: «Асфальт вытесняет эти поля все дальше за черту города, и все меньше самородков находят дорогу в большой футбол. Если раньше парень шел на пустырь, где проводил минимум шесть-семь часов в день, возясь с мячом, то теперь он отправляется в футбольную школу, где тренируется от силы полтора-два часа и делает только то, что ему укажет тренер. А учат там прежде всего стремлению к победе любой ценой, а не красивым финтам и ударам. Теперь даже дети начиная заниматься футболом думают о том, чтобы побыстрее попасть в клуб первого дивизиона, заработать денег и – как предел мечтаний – уехать в Европу».

Столь категоричное суждение известного специалиста лишь усилило желание узнать, что представляют собой «официальные» детские футбольные школы, благо для этого не нужно было тащиться в «клоаку попугаихи». Столица Аргентины не страдает от переизбытка свободных площадей, и если в той же Москве и пригородах поле с естественным покрытием, пригодное для игры в футбол, есть практически у каждой общеобразовательной школы, то Буэнос-Айрес не может позволить себе такой роскоши. Тем не менее здесь созданы все условия для занятий спортом номер один, и чтобы в этом убедиться, достаточно просто прогуляться по  улицам. Во многих районах футбольные школы расположены чуть ли не на каждом углу, и все что нужно – это не пройти мимо двери, над которой красуется яркая вывеска с названием и эмблемой.

У НИХ НА «РАЙОНЕ»

На границе районов Боэдо и Кабальито в радиусе трехсот метров обнаружились целых три спортивных клуба, в которых базируются детские футбольные школы. Название одного из них – El Barrio («Район») – показалось символичным, и выбор пал именно на него. Попасть внутрь оказалось проще простого, ведь охрана на входе отсутствует как класс. Впрочем, в ней нет никакой необходимости: чужие здесь не ходят, да и во время занятий всегда полно взрослых, которым не нужно искать место для общения. Для этого на территории крытого помещения есть небольшое кафе, у входа в которое и собрался почти весь тренерский штаб «Эль Баррио». Аргентинцы – народ куда более открытый, и потому контакт установился практически моментально, тем более что на тему футбола они готовы разговаривать до бесконечности. А если футбол еще и является их работой… Вот только, как выяснилось по ходу нашей беседы, эта работа – не основная и… совсем не оплачиваемая. По словам директора школы Вальтера Вильярроэля, под началом которого работают два его сына – Николас и Родриго, занятия в ней не бесплатные, хотя суммы носят символический характер.

– За обучение родители платят 45 песо в месяц (1 песо равен примерно семи рублям. – А.С.), еще 10 песо стоят билеты на домашние матчи. Когда нет игр и тренировок, сдаем площадку в аренду всем желающим, и еще немного денег приносит кафе. Но всех этих поступлений хватает лишь на то, чтобы рассчитаться за воду, электричество, оплатить работу судей (325 песо за матч), купить мячи и заказать экипировку.

- Существует какая-нибудь поддержка со стороны государства?

– Поскольку мы являемся социальным клубом (по сути дела общественной организацией. – А.С.), то государство наши дела не интересуют. Поддержку оказывают жители квартала – к примеру, если кто-то работает в строительной фирме, он может достать материалы, инструмент и провести ремонт своими силами.

- Получается, что футбольные школы, несмотря на свою популярность, не приносят дохода?

– Конечно, нет. Иногда удается заработать за счет обучения юных футболистов из Японии, Китая и Южной Кореи, за каждого из которых выплачивают порядка 10 тысяч долларов в год. Около десяти лет назад детей из этих азиатских стран стали привозить в Аргентину для того, чтобы поставить им технику. Подавляющее большинство упражнений направлено на отработку навыков обращения с мячом, чтобы игроки и после перехода на стандартное поле могли выполнять все действия на высокой скорости. Мы работаем здесь из любви к футболу, и  если кто-то из начинавших свою карьеру в «Эль Баррио» впоследствии становится звездой, это для нас самое лучшее вознаграждение.

- И кто из ваших воспитанников сумел добиться успеха в Европе?

– Лучо Гонсалес из «Марселя», Гонсало Родригес из «Вильярреала», Леандро Романьоли, который играл за лиссабонский «Спортинг», а теперь вернулся в родной «Сан-Лоренсо». За этот клуб выступало и выступает традиционно много наших выпускников, ведь до 1983 года он базировался именно здесь. Потом стадион перенесли в другое место, а болельщики остались.

- По какому принципу вы отбираете детей в свою школу?

– Мы не отбираем, а берем. Всех желающих. Как я могу выставить за дверь ребенка, если у него нет особых данных для занятий футболом, и что я должен буду ему при этом сказать – «иди отсюда, футболиста из тебя не получится»? Для таких детей существуют оздоровительные группы в каждой возрастной категории и также проводятся соревнования. В конце концов, мы учим их не только бить по мячу, мы стараемся привить им уважение к старшим, воспитать их достойными людьми. И если они просто не будут бесцельно слоняться по улицам, значит, мы работали не зря.

ЗДЕСЬ НАЧИНАЛ ИГУАИН

Несмотря на подтверждения из многочисленных «независимых источников», в такой альтруизм верилось с трудом. Следующим пунктом маршрута стал Club Atletico Palermo, расположенный в престижном районе Палермо – том самом, где в 1867 году был сыгран первый матч в истории аргентинского футбола. Казалось бы, в столь «раскрученном» клубе, в котором свои первые шаги делали Гонсало Игуаин и его брат Федерико, дело должно быть поставлено на коммерческую основу, однако и здесь все держится на «любви к искусству». Японский же флаг на стене рядом с аргентинским вовсе не свидетельствовал о наличии учеников из Страны восходящего солнца, а являлся выражением солидарности с пострадавшими от землетрясения. Тем не менее стало ясно, почему местные тренеры могут позволить себе работать «на общественных началах». Так, самый опытный из них – Пети Муньос является владельцем фирмы по снабжению магазинов и торговых точек продуктами питания, а Качо Тарсия и его сын Хуан Мануэль занимаются производством телекоммуникационных систем.

– Да, мы работаем бесплатно, но делаем это с удовольствием, потому что вся наша жизнь была связана с футболом. Для нас школа – не бизнес, а способ самовыражения, возможность реализовать себя.

- За счет чего она существует?

– В основном за счет родителей, хотя их ежемесячные взносы – а это всего 50 песо – покрывают лишь аренду помещения, оплату коммунальных услуг и квоты за членство в лиге и участие в турнирах, оплату услуг судей и врачей. Перед каждой игрой все дети проходят медосмотр, а раз в год – полное медицинское обследование. Родители помогают нам не только деньгами, но и формой, материалами.

- Для того чтобы заниматься в вашей школе, нужно пройти тесты?

– Никаких тестов не проводится, мы даем шанс всем без исключения. Да и что может уметь ребенок в этом возрасте, кто его может научить?! Мы начинаем заниматься с детьми с пяти лет, преподаем им азы обращения с мячом: показываем, как правильно бить обеими ногами и головой, играть на опережение, выполнять передачи низом. Уже потом идет обучение финтам, обводке, розыгрышу комбинаций – таким образом мы постепенно готовим их к тому, что через два года они будут выступать на соревнованиях. Каждый тренер одновременно занимается с двумя возрастными категориями – 1998 и 1999, 2000 и 2001 г.р. и так далее.

- Когда к вашим воспитанникам начинают проявлять интерес профессиональные клубы?

– К двенадцати годам все они уже попадают в поле зрения клубов первого дивизиона. У грандов хорошо развита сеть, занимающаяся поиском и отбором талантов, и сейчас селекционерам уже не нужно колесить по всей стране. К нам регулярно наведываются представители «Боки», «Ривера», «Индепендьенте», «Сан-Лоренсо» – иногда они предупреждают о своем визите, иногда нет, – и практически в каждом клубе из Буэнос-Айреса есть наши бывшие ученики.

КАК У ВЗРОСЛЫХ

И «Эль Баррио», и «Атлетико Палермо» входят в FAFI (Federacion Argentina de Futbol Infantil) – организацию, основанную в 1978 году и объединяющую 140 детских клубов только в Большом Буэнос-Айресе, тогда как в целом по стране их число достигает 600. Клубы-члены FAFI распределены на восемь зон, причем в каждой из них соревнования проводятся сразу в семи возрастных группах – от 7 до 13 лет. Детский чемпионат начинается в середине февраля, берет перерыв в июле и заканчивается в ноябре, и за это время команды успевают сыграть максимум 40 матчей. Сначала турнир разыгрывается в два круга по системе «каждый с каждым», а затем восемь команд в серии плей-офф выявляют чемпиона в своей возрастной категории.

Матчи проходят каждую субботу начиная с двух часов дня и продолжаются 45 минут – два тайма по 20 минут с пятиминутным перерывом, а для самых маленьких, 7-летних, тайм длится всего четверть часа. Независимо от размеров площадки, которые в среднем составляют 2–0 метров в длину и 1–5 в ширину, в игре принимают участие по пять полевых футболистов (у 1–3-летних – по четыре) и один голкипер, защищающий ворота длиной три и высотой два метра. Разумеется, в детском «мини» существуют свои особенности, как, например, исполнение пенальти без разбега или ввод мяча из-за боковой линии ногой, но базовые правила взяты из взрослого футбола. Судьи приглашаются из числа тех, что имеют соответствующую лицензию AFA и опыт работы на матчах с участием профессионалов. На каждой игре обязательно присутствие делегата FAFI, в чьи обязанности входит контроль за соблюдением всех пунктов регламента, и врача, способного при необходимости оказать первую помощь. В среднем на игру собирается порядка ста зрителей, что, учитывая, как правило, скромные размеры помещения, является очень и очень неплохим показателем. Разумеется, почти все они – родители и близкие юных футболистов, которые просто радуются, наблюдая за тем, как их дети получают удовольствие от игры. Никто не преследует цели сделать из своего чада «нового Месси», с тем чтобы потом выгодно пристроить его в Европе и жить припеваючи.

ЩЕБЕНЬ ПОД НОГИ

Я не знаю, что и как нужно сделать для того, чтобы в России дети полюбили футбол так, как его любят аргентинские мальчишки, а футбольные школы появились хотя бы в каждом микрорайоне. Пока же от моих новостроек до двух ДЮСШ идти по полчаса, еще до двух (главной и ее филиала) дорога занимает по сорок минут. Больше в двух населенных пунктах, где в общей сложности проживает 170 тысяч жителей, подобных заведений нет, а футбольные секции при средних школах, гимназиях и лицеях – большая редкость.

В связи с массовой застройкой исчезают и «дикие» песчано-земляные поля, никогда не пустовавшие в хорошую погоду. Одно из таких полей закатали в асфальт под автостоянку, и, по всей видимости, в качестве компенсации местные власти построили в квартале универсальную коробку, на которой можно было бы заниматься сразу несколькими видами спорта: летом – футболом и баскетболом, зимой – хоккеем. Коробка получилась неказистая, с низенькими деревянными бортами, зато на ее открытии шума и помпы было хоть отбавляй – пафосные речи официальных лиц, оркестр, флаги с медведями… и медвежья же услуга в виде покрытия из… щебенки. На нем даже иногда играют по причине отсутствия хоть какой-либо альтернативы.

Это государство не оставляет выбора даже самым маленьким и в самом малом. Может быть, для того, чтобы этот выбор появился, пора хоть что-то начать делать самим? Впрочем, можно и подождать, пока щебень зарастет травой – ростки уже пробиваются...

Андрей СКВОРЦОВ

БУЭНОС-АЙРЕС – МОСКВА

Еженедельник «Футбол» номер 31 (2011)

Не забывайте подписываться на блог еженедельника «Футбол», чтобы не пропустить обновление.

Другие темы в блоге еженедельника "Футбол":

Мишель Платини: «ФИФА еще не окончательно прогнила»

Свежий номер доступен онлайн

Евроремонт. Дорого

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья