Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Аналитика Глебчика

Нобель Арустамян переписывается с Хави, болтает с Месси и обсуждает «Наполи» с Марадоной. Как он это делает?

Куча историй о футбольном люксе.

– О, как раз сообщение-рассылка от Кафу, – говорит Нобель, как только мы садимся за столик в кофейне. – Ничего особенного, он просто шлет забавные картинки, желает хорошего дня.

Кафу – очень веселый и жизнерадостный, как все бразильцы.

– С кем еще из суперзвезд ты стабильно на связи?

– Очень горд тем, что после чемпионата мира стал общаться с Хави. Я был одним из тех, кто его принимал в России. На мероприятие «Альфа-Банка» на ЧМ-2018 приглашали сразу восемь звезд. Помимо Хави, были еще Форлан, Кафу, Трезеге, Мхитарян, Маттеус, Гаттузо, Дзанетти. Мы с Марко Трабукки частично помогали им в этом проекте. Мне казалось, с Хави будет сложнее всего. Но общение сразу пошло легко. Думаю, Хави и его представитель Фернандо в первую очередь оценили, что я говорю на испанском. Пусть даже коряво и с ошибками.

Фернандо меня спрашивает: «Где нам пообедать?». Мы в центре Москвы, на Манежной площади – выбор большой. Я говорю, что есть итальянский ресторан, есть азиатский, а есть русский – «Доктор Живаго». И тут же думаю: «Блин, что я ляпнул. Туда в обычный день-то попасть невозможно, а во время чемпионата мира – тем более». Они как назло отвечают: «О, русская кухня? Отлично, пойдем туда!». Там еще был Генрих Мхитарян с сестрой Моникой, их тоже планировал пригласить на обед. Я уточнил у Хави, не против ли он, если с нами пойдет Мхитарян. То же самое спросил у Генриха. Оба, естественно, были за.

(Фернандо – справа на фото)

Путь от отеля Four Seasons до «Доктора Живаго» небольшой, но надо идти через подземный переход. Представляешь: Хави, Мхитарян, переход, торговый центр, «Охотный ряд» – вот это все. И думаю, что же делать: сейчас придем, там мест нет, а меня выгонят с позором. В панике звоню Герману Ткаченко, который теоретически мог решить этот вопрос. «Герман, я ваш должник, пожалуйста, мне нужен столик на 5 человек». Он отвечает: «Дай мне три минуты». Я говорю: «Герман, нет трех минут, максимум две. Это не мне, я не на свидание иду. Тут Хави, Мхитарян. Сделайте что-нибудь». Открываю дверь в «Доктор Живаго», тут же звонок Германа: «На твое имя стол уже оформлен». Я выдыхаю, мы садимся, начинаю им рассказывать про русскую кухню.

– Что они заказали?

– Я посоветовал Хави и его агенту суп и блинчики с черной икрой – им очень понравилось. Мы тепло пообщались про футбол, про тренеров, про игроков. У Мхитаряна и Хави много общих знакомых, с которыми они в течение карьеры пересекались. Думаю, в тот момент Хави понял, что я адекватный парень, а не городской сумасшедший, который не будет давать ему покоя.

– Кто платит в таких случаях?

– Думаю, это не так важно, но в тот раз платил я. Мы пообедали, Хави пошел в отель отдыхать. А я, по-моему, в тот же день поехал встречать Форлана в аэропорт. Там почти час покупали ему и его друзьям русские симки, потому что Диего приехал в Россию на полтора месяца (Форлан работает на уругвайском ТВ, он посол ФИФА и КОНМЕБОЛ – Sports.ru). Они меня просто замучили с этими гигабайтами и вопросами, за 500 рублей брать или за 300. Форлан же не понимает суммы, а я ему говорю: «Диего, это не существенная разница – пять долларов». В общем, мы очень долго выбирали тариф, решали, нужны звонки или нужен только вотсапп.

Форлан оказался большим любителем японской кухни – прямо фанатом. Мы пошли в хороший японский ресторан на Петровке, Диего был в шоке от наших роллов. Сказал: «Я не думал, что в России умеют так вкусно делать японскую еду». С Форланом мы обсуждали самые разные темы: его интересовал российский футбол, как он устроен, какие клубы богатые и какие бедные. У них же до сих пор представление, что в России смотришь на небо, а оттуда деньги падают. Форлан помнит переезд Самюэля Это’О из «Интера» в «Анжи» на контракт 60 млн евро за 3 три года. Или того же Халка и других звезд, которые в Россию переходили. Но я ему объяснил: «Диего, уже не так, времена изменились. Теперь у нас все попроще». Обсудили с ним и армянскую диаспору в Уругвае. Он стал произносить армянские фамилии своих друзей из Монтевидео.

Форлану еще очень понравилось, что девушки вокруг красивые. Вообще это история чисто про Москву. В период чемпионата мира девушки приходили в рестораны как на показ мод и садились за столики, чтобы на них обратили внимание. Конечно, внимание обращали, но явно не Форлан и не Хави. Диего мне просто говорил: «Cual guapa». На испанском значит «какая красивая». Я ему отвечал: «Конечно, красивая, но она одна сидит уже час с бокалом шампанского – это подозрительно». Вообще Форлан очень занятой человек и знает себе цену. Уругвай в Южной Америке считается как Швейцария в Европе. И Диего четко дает понять – он не бразилец и не аргентинец, а именно уругваец.

– Хочешь сказать, на русских девушек легенды вообще не велись?

– Я уверен, что велись, но вот при мне откровенно такого не было. Общались только случайными компаниями в баре. Все же были в баре и понимают, как это происходит. Но историй, чтобы какая-то русская девушка разрушила крепкую европейскую семью, конечно, не было.

– Как ты вообще начал общаться со звездами?

– Ну, это часть моей работы. Сразу вспоминается Кубок РЖД – приезжали «Милан», «Челси», «Реал». Мне было 19-20 лет, я только начинал работу на «Радио Спорт», но благодаря настырности и небольшой изобретательности попал на теплоход со звездами. Пирло, Анчелотти, Зеедорф, Лэмпард – со всеми сфотографировался с горящими мальчиковыми глазами, а с Каладзе договорился об интервью...

Телефон Нобеля снова загорается, но уже не от картинок Кафу. Звонит Рашид Рахимов. Нобель предупреждает, что это может быть надолго, но главный тренер «Ахмата» исключительно по делу – поздравить с наступающим Новым годом.

– Вроде 28 декабря только, но Рашид Маматкулович решил поздравить заранее, – улыбается Нобель и продолжает. – Так вот, на Кубке РЖД внимание было приковано к «Челси». Меня на радио отправили делать включения с места событий, но в отель «Балчуг» я не попал – охрана не пустила. Помню, шел разочарованный в сторону Пятницкой, а навстречу мне – Абрамович в сопровождении двух охранников! До этого я его видел на Кубке Первого Канала. Тогда каждый журналист мечтал записать интервью с Абрамовичем. Я договорился с организаторами, они мне дали проходку в вип. Интервью с Абрамовичем не сделал, но сфотографировался.

Запомнилось, как грамотно встали два охранника: не мешали кадру и так закрыли его со всех сторон, что никто не мог подойти. Очень профессионально! А на следующий день вижу интервью в «Советском спорте». Заголовок: «Роман Абрамович: «Я не знаю, кто выиграет Кубок Первого Канала». На самом деле никакого интервью не было, просто один из журналистов помахал ему рукой и крикнул: «Роман Аркадьевич, кто выиграет турнир?». Абрамович пожал плечами и пошел дальше, но этого оказалось достаточно для цитаты.

– Первый, с кем ты заговорил?

– В 2008 году, когда я еще работал на радио, мне доверили программу про итальянский футбол. И через Элизабет Бартоше (в то время – матч-агент ФИФА) получилось сделать интервью с Клаудио Раньери. Он тогда не был безработным или тренером «Фулхэма», а реально возглавлял «Ювентус». Мы записали интервью на испанском языке – Раньери же работал в «Валенсии» и «Атлетико», знает испанский. Понятно, что интервью было без откровений, а вопросы банальные. Но сам факт его интервью для российского радио – это классно. Так что у меня некоторое время в записной книжке был телефон главного тренера «Ювентуса»!

– Кстати, откуда ты знаешь испанский?

– Я его знаю не так хорошо, как хотелось бы. Когда поступал в Московский международный университет, ходил на курсы испанского языка. А на первых курсах института уезжал в Испанию на четыре месяца, в город Леон – на север. Специально, чтобы выучить испанский язык. Английский знаю похуже, а в планах – итальянский. В мечтах – армянский.

– Совсем не говоришь по-армянски?

– К сожалению, армянский вообще плохо знаю. Я из семьи бакинских армян, дома говорили на русском всегда. Точнее, 90% – русский, 10% – армянский. Конечно, я знаю много армянских слов. И когда окунаюсь в атмосферу Армении, могу понять многое. Но говорить и тем более писать – тяжело. Я даже букв не знаю. Забавно, но больше всего за незнание армянского меня застыдили не в Армении, а в Америке. Я приехал к одним родственникам в Сиэтл, и мы полетели к другим родственникам в Лос-Анджелес. Там, кстати, живет Юра Мовсисян. Ехали в гости, а по пути надо было купить гостинцы – торт, вино и так далее. Я зашел в магазин: видно, что владельцы армяне, продавщица армянка. Мы с троюродным братом Юрой – не Мовсисяном – заходим, выбираем. Продавщица на английском спрашивает: «Вам что?». Я уточняю: «Вы армянка?». Она кивает. И я перехожу на русский: «А дайте то, дайте это». Она делает паузу и смотрит на меня непонимающим взглядом. Брат сразу: «Сорри-сорри, он армянин, но из России, не говорит по-армянски». И она мне: «Слушай, ты армянин и не говоришь по-армянски? Тебе не стыдно?». Я отвечаю, мол, извините, в Армении никогда не жил, вырос в России. Она смотрит на меня: «Знаешь, что? Я в Армении вообще никогда не была! Я вообще из Ирана, но мы армянский знаем в отличие от вас».

– Расскажи про эту знаменитую фотографию. Как попасть за такой стол?

– Это же начало чемпионата мира, все звезды были в Москве – и действующие, и закончившие. Мы с Марко Трабукки показывали гостям Москву и пошли традиционно поужинать в ресторан с Трезеге, Дзанетти и Гаттузо. Когда мы уже были вместе, мне написал агент Хави – и я их тоже пригласил. И как-то собралась вся испанская тусовка, пришли еще Сальгадо и Касильяс.

За ужином они все шутили, балагурили и почему-то смеялись над Сальгадо. Там какие-то внутренние шутки, слабо понимал их. Касильяс – очень простой парень. Самое удивительное, что он меня запомнил. Потом на Красной площади был матч, куда приезжали Путин и Инфантино. Я вел его, там играли русские звезды против иностранных. И когда Касильяс выходил на поле, сразу подошел ко мне: «Дружище, привет! Ты же с нами в ресторане был. Как дела, что нового? Ты что, работаешь здесь ведущим?».

Но вообще многие из них очень простые. Например, Гаттузо – самый-самый обычный чувак. Он с Форланом и другими легендами принимал участие в детском турнире, они были наставниками. И Гаттузо очень искренне относился к процессу, переживал, просил переводить, все объяснял детям. Еще как-то в Ереване устраивали матч в честь Хорена Оганесяна – сборная Советского Союза против сборной мира. Меня попросили помочь со звездами из Европы, через Марко мы привезли Матерацци и Гаттузо. Трабукки вообще довольно близко дружит с Гаттузо. Даже устраивал ему несколько лет назад стажировку у Слуцкого в ЦСКА.

– Есть подробности?

– В 2015 году Гаттузо приезжал на неделю, два-три раза ездил на тренировки к Слуцкому. Леонид Викторович очень удивился, что Дженнаро внимательно следит за российским футболом и знает весь состав ЦСКА. Гаттузо задавал много вопросов, Слуцкий объяснял расстановки и задачи игрокам.

Так вот, приехали они в Ереван. Матерацци весь на понтах, в космосе, а Гаттузо – такой же простой. Мне потом рассказывали игроки сборной СССР: «Обычно в ветеранских матчах не идут в стыки. Дают пас, а ты уверен, что никто никогда не будет атаковать. Как вдруг вылетает Гаттузо и начинает просто выгрызать мяч с ногами». А после игры Гаттузо сидел со всеми и пил коньяк до 3 часов ночи.

– Армянский?

– Да, ему очень понравилось. Мы ему даже в Милан отправили несколько бутылок. Они там сидели с Джеваном Челоянцем и долго спорили о судьбах мирового футбола и российского в том числе. Просто представь картину: сидит Гаттузо, в каком-то Ереване, пьет какой-то коньяк. В незнакомой ему компании.

Одному из наших друзей, который во время ЧМ-2018 с ним общался, Гаттузо спустя время закрыл счет в дорогом ресторане. Они в Москве обменялись телефонами, а Дженнаро сказал: «Будешь на Капри, сходи в этот ресторан». Парень поехал с семьей в отпуск и зашел в ресторан, про который говорил Гаттузо. Пишет ему: «Дженнаро, я здесь!». Через два часа, когда надо было платить, он просит официанта посчитать, а официант говорит: «Не надо, мистер Гаттузо все за вас закрыл». Не представляю, чтобы другой суперстар запомнил какого-то парня из Москвы и потом бы еще платил за него.

– Давай вернемся к Хави, раз уж он твой друг. Как продолжилось ваше общение после того обеда?

– Я не могу назвать Хави своим другом, я нечто больше вкладываю в это слово. Скорее, после чемпионата мира мы стали хорошими знакомыми. Но в те 3-4 дня я общался с ним очень много. Например, он должен был лететь в Сочи на матч Испании и Португалии. От его агента Фернандо поступила просьба: спросили о возможности организовать бизнес-джет. Я немного подумал, и у меня такой вариант появился. Просто спросил одного влиятельного человека, у которого есть свой самолет, не хочет ли он слетать на футбол в компании Хави, а тот согласился. Когда я уже был счастлив, что все получилось, появилась новая проблема – парковка для самолета в сочинском аэропорту. Во время чемпионата мира было очень много бизнес-джетов, а в аэропорту – тяжело с местом. Прилететь-то можно, а сесть некуда. Новая дилемма, я окунулся в индустрию джетов и аэропортов. Пришлось мне пару недель потратить на звонки и мэйлы, чтобы решить проблему.

– О чем говорили в самолете?

– Говорили не только о футболе: еще на тему России, Испании, независимости Каталонии, вина. В самолете Хави узнал, что существует и армянское вино. Обсуждали стиль игры, а Хави сказал очень умную вещь. У него как у будущего тренера есть три кита в футболе, а главный – это наслаждение игрой. Если ты игрой не наслаждаешься, то не будешь в его команде играть.

Хави учит нас лучше понимать футбол. Каждое его слово – золото

– Мне всегда было сложно находить общие темы с футболистами. Что ты обычно пишешь Хави?

– В июле после чемпионата мира мы поблагодарили друг друга. Хави говорил что-то в духе: «Будешь в Барселоне или Катаре, пиши». Рассказывал о планах, что еще год планирует поиграть, а потом потихоньку завершать и тренировать. У него недавно ребенок родился, я его поздравил. Потом рассказал ему, что в январе в Дохе пройдет «Кубок Матч-Премьер» – канала, где я работаю. Он спросил, приеду ли я сам в Катар. И если он в это время будет там, то он готов увидеться со мной и пообщаться.

В нашем общении нет такого, чтобы я ему писал: «Ну как тебе «Барселона» вчера против «Леганеса»?». Или я не скидываю ему какой-нибудь гол Чалова. Конечно, если пришлю что-то такое, он как воспитанный парень ответит: «О, круто!». Но я уверен, что в его жизни подобного слишком много, а у меня пока не те с ним отношения, чтобы так общаться.

– Ты обещал Василию Уткину встречу с Хави. Почему ее не было?

– Как все было с Васей. Он мне пишет: «Ты затрахал со своими сториз». Их было реально много во время чемпионата мира, а в них мелькали Хави и прочие персонажи. Ответил Васе, что попробую организовать встречу с Хави в Сочи, так как он отправляется туда комментировать Португалию с Испанией. Я же думал, что у нас будет обед в Сочи с Хави, а я Васю красиво туда затащу. Но из-за количества джетов и сложностей с вылетами из Внуково-3 все задержалось и сбилось. Приехали в отель только в районе 15:00, а Хави захотел отдохнуть перед походом на футбол. Не скажу же я ему: «Нет, дружище, никакого отдыха, у нас сейчас обед».

«Хави, сука, ты блудил в Москве и был причиной моего отчаяния» – цитата Уткина. Хави действительно блудил?

– В восемь вечера, конечно, ничего не заканчивалось. Они гуляли, смотрели город, локально ходили в какие-то бары и рестораны. Плюс у Хави было еще много дел, он ведь лицо Катара-2022. Но никто не блудил. Тем более Хави – он вообще очень правильный, без этих замашек со стриптизом и тому подобного. Он максимум мог пойти в бар, выпить коктейль-другой и поехать в отель.

– Самое неожиданное, что при тебе пили легенды?

– После ужина Марко как-то предложил Гаттузо, Дзанетти и Трезеге настойку. Водку-то они вряд ли бы стали пить, а настоечку на водке – нормально. Трезеге с удовольствием попробовал, ему понравилось. Хотя ему вообще многое понравилось в России. Трезеге – самый большой тусовщик из футболистов, которого я когда-либо встречал, он очень веселый и приятный. Он самый настоящий аргентинец, к Франции отношение имеет далекое. Он тот самый аргентинец с Никольской, только он ходил не на Никольскую, а в лучшие бары и заведения Москвы. Для них это вообще феноменальный город – все открыто круглосуточно, сумасшедшие отели, бары и рестораны. И это сейчас за окном снег, реагенты и ад под ногами, а тогда было лето, тепло, солнце, чемпионат мира.

– Жаль, не насладились регионами.

– Кстати, в Сочи с Хави была забавная история. В отеле поставили рамки и охранников. Хави шел с чемоданом, а его не пускали и просили положить чемодан на ленту. Он не очень понимает, что происходит, но вдруг охраннику кто-то крикнул из толпы: «Это же Хави!». И человек 20 охранников бросили эту ленту и стали фотографироваться.

– Твой инстаграм – просто музей мадам Тюссо. Давай поговорим о тех, кто там есть. Начнем с Трезеге.

– Я с ним знаком давно, он мне уже как дружбан. Познакомились благодаря Кубку Конфедераций. Одна спонсорская компания привезла его на свои мероприятия. Ивент был на следующий день, накануне ему заняться особо нечем, а все организаторы были в Санкт-Петербурге. Мне из оргкомитета пишут: «Нобель, ты в Москве? Выручай, надо пообщаться с Трезеге, ему одному скучно». Я сказал, что, конечно, выручу, мне только в радость с ним потусить, это же легенда «Юве». Думаю, они обратились, потому что я говорю на испанском и потому что мне можно доверять. В оргкомитете знают, что я не буду его снимать и сливать куда-то. Ну и приехал я к Трезеге часов в 8 вечера, а вернулся домой только в 3 часа ночи. С тех пор мы дружим, с ним у нас действительно смешная переписка. Вот сообщение от него: «Ты где? Я в Майами, пригоняй в Майами!». И все в этом роде, войсы постоянно шлет. Еще Трезеге – лицо часов Hublot, а они устраивали вечеринку в клубе Siberia для своих амбассадоров и вип-гостей. Он меня туда затащил, и я там два часа выпивал с Усэйном Болтом.

– Болт?!

– Он там сидел со своими черными друзьями из Ямайки, была просто адская туса. Запомнилось, что Болт – просто высоченный чувак, особенно в сравнении со мной. И мы сидели в углу с ним, Трезеге и вратарем Фаридом Мондрагоном. Музыка орет, мы пьем джин-тоник, пытаемся как-то футбол обсуждать. Трезеге хочется увезти Болта в другое место, Болт ни в какую. Говорит Трезеге: «Давид, ты мне напиши, куда ехать, я приеду». Короче, слился.

– Как прошла встреча с Марадоной?

– Здесь надо сказать спасибо Трезеге. У агента Тимура Гурцкая, который стал известен в последнее время, есть кумир – Диего Армандо Марадона. Тимур как-то сказал Трезеге: «Если получится меня познакомить с Марадоной, это вообще будет нереально круто, просто событие жизни». Уже конец чемпионата мира, Трезеге сообщает, что Марадона в отеле, собирается ужинать. Тимур говорит: «Я сейчас все организую, давайте попросим его спуститься к нам в ресторан, поставим к столику охранников, к нам никто не будет подходить». Но Марадоне тогда запретили спускаться в публичные места, потому что это вызывало слишком большой ажиотаж и нарушало порядок. Плюс все уже насмотрелись шоу с его участием на матчах. Марадона пишет Трезеге: «Братан, извини, не могу спуститься. Лучше ты иди сюда». Трезеге ему: «Да я с двумя друзьями, так и так». Марадона отвечает: «Да нормально, бери всех с собой». Попасть туда обычный человек не может, нужно, чтобы кто-то вроде Трезеге обязательно проводил.

Мы поднимаемся, сидит Марадона, он окружен шестью людьми. И начинается эпический ад: по одному из экранов транслируют длинные хайлайты финала Германия – Аргентина на ЧМ-1990. Это не тогда, когда они выиграли, а когда проиграли. И Марадона ест пасту, пьет пиво и громко комментирует происходящее: «Судья, ты такой-то, такой-то! Там не свистнул, здесь не поставил!». И так эмоционально, будто не 30 лет прошло, а он только в раздевалку после игры пришел. Мы постепенно приблизились, пьем шампанское, общаемся. Начинается обсуждение «Наполи» – тут я включился. Марадона был недоволен тем, какого купили вратаря. Говорит: «Почему вместо Рейны взяли Мерета, а не Перина? Как так? Что творит Де Лаурентис?». Я доказываю ему, что Мерет совсем молодой, повыше ростом, мощнее, а Перину уже 26-27.

Марадона ко мне нагибается и говорит: «Эрмано («брат» на испанском – Sports.ru), ты не прав и говоришь глупости. То есть Марадона реально стал обсуждать со мной трансферную проблему «Наполи». А тогда еще Криштиану переходил в «Ювентус». И Марадона говорит: «Посмотри, что творит «Юве». Они берут Криштиану, а «Наполи» – Мерета и еще не пойми кого». В итоге мы с ним выпили, Тимур ему признался в любви, а тот взял салфетку и написал: «Нобелю от Марадоны». Такой же подарок есть и у Тимура.

– Слушай, а как выглядит стол Марадоны? Как в кино? С дорожками, голыми леди вокруг?

– Ну нет, конечно. Но он сидел очень вольготно, как падишах – вокруг него сопровождение, которые всегда готово выпить, закусить и поржать. Марадона просто ел вкуснейшую пасту, а пиво пил основательно. Два бокала точно было, первый он вообще быстро опустошил.

– С Месси ты виделся минимум дважды. Расскажи про оба случая.

– В 2012 году «Спартак» играл на «Камп Ноу» с «Барселоной». Я делал включение перед матчем, а потом спустился вниз, встретил Месси и Пареху. Они поменялись футболками и шли, обнявшись. Я говорю: «Лео, давай фотографию сделаем». Он был не против. Только кому фотографировать? Рядом стоит один Пареха, но вариантов не было. Я прошу его: «Нико, сфоткаешь?».

Вторая история получилась уже более основательной – когда было мероприятие «Альфа-Банка». У Месси на таких ивентах все расписано по секундам – фотосессии, интервью и прочее. Я совсем немного пообщался с ним, сказал что-то в духе: «Ждем вас в России на ЧМ-2018, вы лучший игрок мира». Да, я так считаю, несмотря на то, что Криштиану играет в «Юве». И даже по этой минуте общения стало понятно, что Лео самый простой чувак на свете. Я просто охренел, когда увидел, на какой машине Месси приехал на съемку. Это обычная Audi A3 или A4 – даже без тонировки, он сам сидит за рулем, просто натягивает кепку пониже и едет. У меня единственное объяснение, что у него какой-то контракт, да и то вряд ли.

Мне кажется, у него просто жизненные ценности немного другие. Не спорткары, а жена, дети, собака и забивать голы. Еще я был в ресторане семьи Месси в Барселоне. Человек с его состоянием мог нанять самое крутое агентство, которое бы сделало лучший ресторан города. Но нет – обычное заведение, футболка какая-то непонятная висит. Даже здесь видно, что это его не очень интересует, он этому не посвящает много времени. Мама Месси и его брат Родриго приезжали на чемпионат мира, были в легком шоке от всех этих отелей в Нижнем Новгороде и спрашивали Трабукки, где жить. В итоге Марко ввел их в курс дела и они приняли решение, что лучше прилететь на самолете и сразу улететь.

– Дель Пьеро – твой главный кумир. Как случилась эта встреча?

– Он был в Москве в позапрошлом году на мероприятии adidas, прямо на свой день рождения. Я его пас. Нашел выход на adidas Italia и узнал, что он живет в «Хаятте». И ждал внизу отеля. Не один – нас человек 30 было, фанатов Дель Пьеро. Многие смеялись, но я подарил ему набор наших подарков – армянский коньяк и черную икру. Отстоял очередь, поймал Дель Пьеро уже у лифта, сказал, что он мой кумир и благодаря ему я футбол полюбил.

Вторая встреча произошла на прощальном матче Пирло – там было созвездие из всех. Меня пригласили как гостя вместе с Артуром Согомоняном (владелец «Пюника» – Sports.ru), а там легенды и действующие, и недействующие, и из «Ювентуса», и из «Милана», и откуда угодно. Так получилось, что мы с Дель Пьеро остались вдвоем у кофейной машины. Он варит кофе, а я подхожу и спрашиваю: «Алессандро, как дела? Не помните меня?». Он понимает, что в эту зону могут попасть только гости Пирло, там не бывает лишних и заблудших персонажей. Смотрит на меня внимательно, но не вспоминает. Говорю ему: «Вы меня на ваш день рождения видели в Москве, я икру еще подарил!». И он вспомнил: «Точно! Вкусная была икра, спасибо!».

– Тевеса ты там же встретил?

– Да, но после матча и официальной части вечеринка переехала в один из лучших клубов Милана. Туда у меня приглосов уже не было, но я попытался пройти дурачком, так часто прокатывает. Увы, не пустили: «Сорри, вас здесь быть не может». Меня спасло, что я как-то вел мероприятие в Санкт-Петербурге, на котором одним из гостей был Эрнан Креспо. И его агент вынес мне приглос на эту вечеринку в Милане. А там просто все – Анчелотти с шампанским, все выпивают, поют, танцуют. Кто с женами, кто с подругами. Видаль зашел в заведение с четырьмя сомнительными чилийцами или перуанцами – и было понятно, что вечер пройдет у него весело. А Тевес передо мной сидел, ел торт. Я ему говорю: «Карлитос, ты столько сделал для «Юве», хочу с тобой сфотографироваться». Он подвинулся, но как ел торт, так и продолжил есть. Я хочу ему что-то сказать, а он всем видом показывает: «Заткнись ты уже, надоел мне, вали отсюда». Так что этот образ бродяги точно соответствует действительности.

– Ну и остался один аргентинец – Дибала.

– С ним вообще смешная история: за две недели три раза встретил Дибалу. Первая произошла в Милане на мероприятии adidas – у них был съезд блогеров и журналистов, а Дибала их новое лицо. Я был в группе с Машей Командной, с вашим Женей Марковым, сел в первый ряд. И спросил Дибалу, хотел бы он всю карьеру играть за «Ювентус». Он отвечает, что типа да, смотрит в глаза и улыбается.

Вторая встреча – вечер в Милане на Гран Гала дель Кальчо. Иду с шампанским, навстречу Дибала, мы сфотографировались. Проходит неделя: я на матче «Ривер Плейт» – «Бока Хуниорс». Билет подарил Марсело Симонян (агент Дриусси, Паредеса и Пасторе – Sports.ru), причем очень дорогой, в вип-ложу. Рядом – еще одна ложа покруче. Захожу туда, а там стоит Кьеллини. Смотрю дальше – Дибала и человек 8 игроков «Ювентуса». Кто пиво пьет, кто вино, Бонуччи что-то вроде джин-тоника. Я подхожу к Дибале, здороваюсь. По его взгляду понял, что он просто охренел. Типа что за чувак, которого каждую неделю встречаю в разных местах и на разных событиях. Дибала не выдержал и засмеялся: «Ты кто такой вообще, почему я тебя все время вижу?». Ответил ему, что я болельщик «Ювентуса» из России, но возможности нормально поболтать там не было.

– Какие впечатления от Роналдиньо?

– Это кумирище для большинства! И пример, как растерять свой талант и не париться из-за этого. На Кубке Конфедераций Роналдиньо был гостем в Казани. Народу пришло на эту встречу больше, чем на матчи «Рубина». Люди подбрасывали детей, чтобы те посмотрели на Роналдиньо. А он вышел на сцену, мягко говоря, не в лучшей форме. Но зато веселый, стал что-то исполнять. Мне кажется, большинство бразилов такие, хотя Кафу в этом плане – вообще не типичный бразилец.

Я с Кафу играл в футбол в 2014 году на базе то ли «Флуминенсе», то ли «Ботафого». И понял тогда, что всем бразильцам сам бог велел играть в футбол. Я вышел на поле, а оно естественное и идеальное. Поймал себя на мысли, что я всю жизнь играю в футбол, но никогда не играл на естественном газоне. Либо на искусственном, либо на гаревом. Просто запах травы, вид горы в Рио-де-Жанейро, вся эта атмосфера. Клянусь, я почувствовал, что играю намного лучше, чем обычно. Даже сделал голевой пас на Генича с фланга. Это была просто эйфория!

– Тебя атакуют просьбами познакомить со звездами или достать майку?

– Да, такое бывает. Я раньше действительно пытался всем помочь, но на это надо слишком много времени, а я все же не во всем могу помочь, надо это понимать. Конечно, иногда можно сделать чью-то майку, но мне иногда говорят: «Достань майку Дибалы, пожалуйста». Вот как я достану майку Дибалы, да еще и игровую? Ладно бы, российского игрока, которого я знаю, но Дибала! Хотя я давно понял, что даже у наших футболистов я не один такой чудак, кто просит для всех майки. У меня директ в инстаграме завален просьбами сделать майку того или этого.

– Ради кого готов добывать майку Дибалы?

– Для своих друзей только. Если у человека день рождения, он болеет за «Юве», его сын болеет за «Юве», обоим нравится Дибала, то, конечно, я приложу все усилия и что-нибудь придумаю. Это, конечно, сложно, но через Трезеге как-то можно устроить. Мне, кстати, Василий Березуцкий сделал очень красивый подарок. Помнишь матч с «Сити», когда они 2:1 выиграли? Я тогда типа пытался коллекционировать футболки – потом, правда, бросил, потому что это невозможно, я все раздариваю. Так вот, мы летим в самолете на игру, а я говорю: «Вась, а ты можешь у кого-нибудь забрать футболочку?». Он такой: «Ты что, какая футболка, ничего не буду делать». Я уже и забыл про это, летим обратно. Вася говорит мне: «Нобель, ты готов?». И бросает мне футболку Куна Агуэро – потную, всю в газоне. Я в ней играю теперь.

– Деньги предлагали за майки?

– За майки нет, а вот за встречи предлагали. Во время чемпионата мира мне написал чувак из консьерж-службы и спросил, как познакомиться с Марадоной. Какой-то его клиент хотел провести с Марадоной буквально 2-3 минуты и просто сфотографироваться, а заплатить за это он был готов 5 тысяч евро. Я сказал, что это невозможно.

– Какой уровень взаимоотношений у вас с Мхитаряном?

– Смотри, для любого армянина Генрих – повод для гордости. А мне еще повезло более-менее регулярно с ним общаться. Прошлой зимой, когда его отпускал «Манчестер», у Мхитаряна было предложение из России. Мне звонили из одного клуба и спрашивали, как я думаю, может ли Генрих перейти в российский клуб в аренду на полгода. Я ответил, что не знаю точно, но, скорее всего, это невозможно. Причем звонили не какие-то агенты, а официальный представитель клуба. Я у Генриха после этого разговора уточнил ради интереса, что он об этом думает. Генрих тогда подтвердил мое мнение, что пока будет играть только в Европе, а в Россию может приехать через несколько лет. Тем не менее тот клуб все равно на него все равно вышел, но он им отказал.

– Здесь ты на мероприятии с Глушаковыми. Мог в тот момент поверить, что все закончится вот так?

– Это мой день рождения, 25 лет. Они пришли, мы очень классно общались тогда. Я много раз был у них в гостях, мы ездили в Миллерово, всегда отлично общались. Они были такие дружные, такие сплоченные. Денис и Даша мне казались настолько идеальной парой, что их ничто не может растащить. Я не женат, но происходящее с ними – просто разочарование в браке как в явлении.

– У тебя до фига фотографий с Акинфеевым. Вы друзья?

– Игорь – мой друг, конечно. Есть мнение, что он нелюдимый и необщительный, но это неправда. Акинфеев – умный парень, с ним есть о чем поговорить, он может классно пошутить.

Мы с ним познакомились после первых крестов (2007), когда он в Ростове травму получил. Я тогда только-только зарабатывал себе какую-то репутацию и долго уговаривал пресс-атташе ЦСКА Сергея Аксенова, чтобы Акинфеев пришел ко мне на эфир на радио в программу «Песчаные бури». В итоге получилось, он приехал на костылях. И там случилась неловкая ситуация: нужно было подняться на четвертый этаж, а лифта нет. Я был уверен, что Игорь сейчас развернется и уйдет. Но он ни слова не сказал, а на костылях поднялся на четыре этажа и дал интервью.

Мы тогда начали немного общаться, а уже в где-то в 2009 или 2010 году у нас оказались общие друзья. Я даже ездил с Игорем на зимнюю рыбалку. Для меня это был новый опыт, а Акинфеев – реально спец, ловит рыбу на рыбалке. Сейчас, понятно, у него семья, двое детей, он живет за городом и в Москве редко появляется, но раз в два месяца мы с ним обязательно встречаемся и регулярно общаемся в вотсаппе.

Другие истории в телеграм-канале Глеба Чернявского

Фото: instagram.com/nobel_arustamyan

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+