Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Футбольный дайджест

Блогер Sports.ru, которого похвалил Венгер

Вадим Лукомский – главный человек по футболу на Sports.ru и бывший тактический консультант клуба РФПЛ. В яростном интервью блогу «Футбольный дайджест» Вадим рассказал, что такое работа с Валерием Карпиным, как устроено его новое шоу «Мочи анализ» и почему Озил и Бускетс умнее Джеррарда и Алонсо.

Но начать надо с главного – после матча Лиги Европы БАТЭ – «Арсенал» его имя вслух произнес Арсен Венгер. 

«Карпина невозможно заменить, он уникально сочетает в себе суперпонимание футбола с медийными качествами»

– Этой весной ты переехал из Дубая в Москву. Чем ты занимался? Где учился?

– Я занимался тем, что никак не связано с журналистикой: работал в кафе, выполнял менеджерские обязанности – все-таки по первому образованию я менеджер-экономист. Еще, конечно, писал тексты для Sports.ru. По поводу учебы – я заканчивал магистратуру по специальности «СМИ и коммуникации». Учился по вечерам, тратил где-то три часа в день, не считая домашней работы.

Я сидел в Дубае и ждал, когда мне выдадут магистерский диплом. И тут поступило предложение от одного знакомого с «Матч ТВ» работать в программе «Тотальный разбор». Так что я только на день заехал домой, а потом сразу в Москву.

– Что ты делал в «Тотальном разборе»?

– Редакторская работа за кадром. Это шоу Карпина, и он там должен раскрываться. Я снабжал его некоторыми цифрами и идеями, чтобы подтвердить его тезисы.

– Сколько времени уходило на подготовку материала к одному выпуску?

– В среднем, на программу, на мозговое штурмы уходят выходные. Обычно одна планерка была до тура, а во время тура иногда были, иногда нет. В понедельник, перед выпуском, приведение в телевизионный формат того, что ты сделал – заказ графики, объяснение как и что сделать, разрисовка эпизода. В любом случае, на подготовку выпуска уходили все выходные.

– Сколько человек было в команде?

– Были видеоредакторы, которые занимались нарезкой нужных эпизодов и хайлайтами – их число постоянно менялось, где-то от двух до четырех человек. Я и еще один человек делали работу по поиску информации. Еще два человека следили за программой в целом: вносили коррективы, идеи, как сделать её более убойной с точки зрения телевидения. И один человек был продюсером программы – он занимался гостями и организацией абсолютно всего.

И еще, конечно, были сами Роман Гутцайт и Валерий Карпин – они тоже участвовали почти как редакторы, у них всегда была очень активная роль. В итоге –  где-то около 10 человек, но их количество постоянно менялось.

– То есть Карпин принимал участие и в твоей части работы?

– Да, и, наверное, от него все всегда исходило. Он сам смотрел центральные матчи, и если брал какой-то матч чтобы провести разбор, то к нему в работу никто не лез. Максимум – можно было снабдить его дополнительными цифрами. Все остальное Карпин делал так, как считал нужным.

– Это связано с тем, что он крутой профессионал, или с тем, что он не принимает чужую информацию, чужую точку зрения, не доверяет редакторам?

– И то, и другое. Во-первых, он не стал бы форсировать чужие мысли. Дело не в том, что он не доверяет, а в том, что ему всегда надо самому посмотреть матч и убедиться, что ситуация обстоит именно так. Да, если ему даешь цифры, а он не видел матч, но знает состояние команды, он готов был обсудить, как трактовать эти цифры. Но разборы он делал полностью сам.

– Ты пробовал популяризовать модель xG?

– У меня такая возможность была, но внезапно с какого-то выпуска говорить про xG было бы очень странно. Даже на британском ТВ ее только недавно начали использовать. При этом, там об этой модели уже рассказали все местные печатные СМИ, о ней знают все футбольные люди.

В России у xG пока нет такой известности, поэтому нужно было бы найти что-то попроще, или каждый выпуск тратить примерно минуту на то, чтобы Гутцайт это проговаривал, объяснял. Программа бы точно потеряла в динамичности. И возникает вопрос: дают ли эти данные абсолютно всегда настолько много важной информации, что можно убивать и время, и динамичность? Думаю, что нет.

– Чем помимо редакторской работы ты занят на Матче?

Я делаю небольшие 15-минутные фильмы и делюсь в твиттере ссылками на самые нормальные. Иногда появляюсь в кадре, но моя основная работа  – придумать идею, написать сценарий. С недавних пор я помогаю готовить студию к Лиге Чемпионов и Лиге Европы. Но пока у меня тут очень маленькая роль.

И еще – редакторская работа в новой программе, над которой мы сейчас работаем. Это перезапуск «Тотального разбора», но уже с другим названием и без Карпина. Его невозможно заменить, он уникально сочетает в себе суперпонимание футбола с медийными качествами. Вместо него будут два эксперта, но концепция остается прежней – шоу, в котором говорят именно о футболе. Таких, на мой взгляд, не хватает на ТВ.

«Арустамян и Кривохарченко не прокалываются на мелочах»

– Как ты смотришь футбольные матчи? Со звуком или без? С российскими или иностранными комментаторами?

– Обычно смотрю матчи без звука. Особенно, если смотрю их в ускоренном режиме, тогда комментатор звучит очень смешно, и сильно отвлекаешься. Поэтому для работы я обычно смотрю матчи в записи, в ускоренном режиме и без звука.

Если я смотрю матч для отдыха, не буду про него писать, то могу оставить комментатора. Но все равно особенно внимательно его не слушаю. Обычно это российские комментаторы, потому что я смотрю те матчи, которые показывают по телевизору. Мне они не нравятся, но потерпеть можно – все равно сильно ни на что не влияют.

– Хотя бы кто-то из наших комментаторов нравится?

– Нобель Арустамян и Сергей Кривохарченко. У Нобеля любовь к тому, что он делает, хорошо сочетается с желанием что-то понимать, в том числе тактические нюансы. С ним интересно поговорить, он может сказать что-то принципиально новое. И Нобель следит за футболом не только тогда, когда ему это нужно по работе. Игра ему интересна не только как для стандартного сотрудника телеканала.

Я недооценивал его перед тем, как приехал в Москву: здесь мы несколько раз разговаривали, потом я внимательнее слушал комментарии, и теперь могу признать, что по крайней мере на российском фоне это очень сильный комментатор.

Сергей Кривохарченко часто рассказывает что-то малоизвестное, внедряет какие-то цифры (точно помню, что он упоминал packing – cтатистика, которая оценивает, как хорошо игрок продвигает мяч).

И еще важная черта обоих – они не прокалываются на мелочах. Если любой российский комментатор АПЛ будет комментировать матч с участием «Борнмута» и решит, не дай бог, сказать что-то про «Борнмут», то с вероятностью 80% это будет абсолютная чушь для болельщика этой команды. По какой-то причине у Кривохарченко и Нобеля таких проколов намного меньше. Возможно, они смотрят очень много матчей, или берут информацию из очень надежных источников.

Опять же – я смотрю далеко не все их матчи, но люди часто подтверждают эту мысль. Поэтому если Кривохарченко или Нобель говорят что-то о «Кальяри» или «Фрайбурге», то так оно и есть.

– А кто на твой взгляд разбирается в итальянском футболе лучше – Нобель или Алексей Логинов?

– Однозначно Нобель. По-моему, у Логинова главная фишка – что он любит итальянский футбол. Все остальное, что он делает, – это неправильные вещи. Во-первых, он много пересказывает то, что где-то прочитал, и из-за этого иногда получается каша.

А во-вторых, он усложняет текст терминами так, что в итоге может понравиться только 20 его суперфанам. Это неправильно. Мне нравится цитата: «Если ты не можешь объяснить что-то просто, значит ты этого не понимаешь до конца». 

Он с 70-х годов следит за итальянским футболом, сильно его любит, и это точно невозможно подделать. Это здорово. А в остальном я отношусь к нему с уважением, но ничего хорошего не могу сказать ни про манеру, ни про качество текстов.

Если сравнивать Нобеля и Логинова, то у первого я всегда узнаю что-то новое и интересное. 

– Поговорим о шоу «Мочи анализ». После первого выпуска самыми заплюсованными комментариями были те, в которых критикуют Федора Маслова. Что он за человек и как ведет себя в жизни? Так же безумно, как в кадре?

– У него есть два режима, и глядя на них сложно поверить, что это один и тот же человек. Есть рабочий Федя Маслов – ответственный, который говорит совершенно по-другому. И есть Федя Маслов, который ведет себя как псих, пристает к людям в своем шоу. И в нем живут эти два человека, и режим переключения может активироваться не под камеру. По-моему, это круто.

– Интересная была идея с портретом Васюхина. 

– Сразу скажу – не моя. Я не протестовал против неё, но узнал об этом уже когда пришел снимать выпуск. Мне это скорее не понравилось, но, судя по тому, что писали люди – получилось прикольно. Главное, чтобы Никита не обиделся. Но ребята, которые придумали это, общаются с ним, и они уверены, что он нормально к этому отнесется.

«Лучший футбол – в Ла Лиге» 

– Ты опередил наш вопрос про Гвардиолу. Почему он не пользуется продвинутой статистикой?

– Гвардиола говорил, что ему не нужна статистика, потому что он запоминает абсолютно все эпизоды матча (нереально звучит, но я верю, что он на это способен). И с его пониманием игры этого достаточно, чтобы обходиться вообще без статистики. При этом, если посмотреть на то, как играют его команды, то легко обнаружить, что они придерживаются базовых принципов, которым учит продвинутая статистика: они пытаются наносить удары из самых лучших позиций, то есть из штрафной, всегда контролируют мяч. Он настолько крутой, что интуитивно может прийти к тому, что другие тренеры понимают через статистику.

– Какой молодой тренер (моложе 40 лет) тебе больше всего нравится с точки зрения тактических решений?

– Назову Юлиана Нагельсманна. Конечно, это попсовый ответ, но он действительно и хорошо себя подает, и его команды играют в нормальный футбол, и он всех базовых тактических правил придерживается. И, конечно, у него очень крутые достижения для такого возраста – вывел «Хоффенхайм» в Лигу чемпионов. Скорее всего, через год он уже «Баварию» будет тренировать – появилась такая полуофициальная информация. Чего-то более впечатляющего в его возрасте, наверное, никто не показывает.

Анчелотти уволен из «Баварии». Замену уже нашли

 

Хотя прикольный факт – в Германии сейчас «Шальке» возглавил Доменико Тедеско, и они с Юлианом учились на одном курсе – Тедеско учился даже круче Нагельсманна. При том, что Тедеско его даже на год старше.

– Ок, с тренерами понятно. А кто, на твой взгляд, самый умный футболист из числа действующих игроков?

– Тоже очень попсовый ответ, но это будут Месут Озил и Серхио Бускетс. Грубо говоря, чтобы отличить умного футболиста от неумного, нужно следить за тем, как часто он смотрит по сторонам. Если он концентрируется только на мяче, то какие бы у него ни были великолепные технические скиллы, он не подойдёт даже некоторым супертренерам. Такая проблема есть у многих футболистов. Например, она была у Джеррарда. Подумать только – футболист играл столько лет, столько всего выиграл, и у него была эта проблема. Страшно представить, в какого игрока он превратился бы, если бы ему удалось решить ее. В России таких тоже много. В частности, Глушаков. Поэтому, если футболист соблюдает этот простой принцип (хотя он только на словах простой, а на деле там шея затекать будет, если весь матч так делать), то он умный. Лучше всего это делают, на мой взгляд, Бускетс и Озил.

– Выходит, Озил умнее, чем, например, Хаби Алонсо?

– Да-да, абсолютно. Алонсо хорошо видит то, что перед ним, он обладает крутым пасом (и за счет этого его считают умным), и дает очень умные интервью – но это не делает его умным на футбольном поле. К сожалению, он тоже из тех футболистов, которые концентрируются только на мяче. Например, он очень хорош в плане понимания того, как создавать линию паса. Вместо того чтобы занять правильную позицию, ему проще оттянуться к центральным защитникам (даже когда в этом нет необходимости) и оттуда показать гениальность своего паса. Хаби часто выезжал на крутом пасе. А люди путают все эти технические скиллы с игровым интеллектом.

Нужно отделять эти вещи. Умным может быть даже деревянный футболист, если он быстро оценивает ситуацию, следует простому правилу – постоянно оглядываться по сторонам, и чем чаще – тем лучше.

– Твой топ-3 футбольных лиг?

– На первом месте Ла Лига – там лучший футбол, лучшие футболисты, а также тот стиль, который мне нравится. Но в АПЛ, конечно, я буду смотреть больше матчей, у меня уже такая привычка выработалась. Я болею за “Арсенал”, поэтому я всегда больше смотрел АПЛ, когда решил смотреть полностью все матчи какой-то одной лиги. Это был простой и нелогичный выбор – я никогда не считал АПЛ лучшей. Сейчас лучшая – Ла Лига. И, что очевидно, наверное, через несколько лет со всеми этими деньгами АПЛ снова станет лучшей. Но когда станет лучшей, тогда и похвалим.

Что касается других – Италия мне не нравится, не нравится футбол этой лиги. И только некоторые матчи Бундеслиги нравятся. Может, это и хорошо, что все команды так хорошо обучены прессингу, но они все чуть ли не клонированные. 

Еще одна интересная лига – французская. Но тут другая проблема – мне не хватает времени на то, чтобы по-настоящему смотреть еще один чемпионат. Я смотрю Англию, смотрю сколько-то матчей лиги Испании (около 4), а надо еще смотреть матчи грандов других стран. И поэтому уделять Франции больше внимания, чем другим лигам, не получается, или получается смотреть только матчи грандов. По интриге Франция классная, но больше, чем на две лиги, меня не хватает.

– Чем тебе не нравится итальянский футбол?

– Сейчас я уже не скажу, что он скучный и не результативный, в последние годы это поменялось. Но он очень медленный, менее классный по мастерству, чем другие лиги.

«Работа в «Ростове» была односторонней из-за менталитета Бердыева»

– С каким клубом РФПЛ ты сотрудничал в качестве аналитика?

– Я отвечу, но со всеми деталями. У меня не было контракта, я не подписывал ничего, были безвозмездные условия. Со мной связались – и я бы не преувеличивал свою роль, мол, команда обыграла «Баварию», поскольку я ей помогал. Все сводилось к тому, что я доносил свою точку зрения и информацию, которую мог найти, что-то помогал по переводу. Информация давалась тренеру, который принимал конечное решение. Причем я, в основном, встречался не напрямую с ним, а с его помощником, тренером-аналитиком. 

Это был «Ростов», когда там работал Бердыев. Там были большие финансовые проблемы – они поэтому ко мне и обратились. Впрямую об этом не говорилось, но, я думаю, что это повлияло, поскольку они бумагу для принтера даже не могли купить – настолько все было странно с деньгами.

С одной стороны, это был интересный опыт, с другой – немного бесцельный. Это была односторонняя работа, частично из-за менталитета Бердыева. Ты что-то делаешь, и ни за что не поймешь, если сделал какую-то чушь: на все скажут «спасибо, здорово, давай, продолжай». Проделываешь много работы и не получаешь фидбэка. Не понимаешь, какой процент идей реально реализуется – нет фидбэка на словах, нет фидбэка на действиях, и нет финансовой выгоды для себя. Постепенно объем работы рос, денег не предвиделось – так все и закончилось.

Но это был опыт, которому я все-таки рад.

– Сколько продолжалось сотрудничество?

– Чуть больше полугода. Начали контактировать где-то в феврале сезона-2015/16, когда я был еще в Дубае. Над самими матчами начал работать в марте, в октябре моя работа в Ростове закончилась – успел помочь в первых матчах ЛЧ.

– Общался с Бердыевым?

– Каких-то плотных отношений у нас не было. Кроме осознания того, что он знает о моем существовании – все.

Три лучших текста Вадима Лукомского, по версии его самого: 

Страсть и разум. Еще одна попытка сравнить Джеррарда и Лэмпарда

Почему гениальность Месси мешает «Барселоне»

Почему Клопп теперь ближе к Гвардиоле, чем к Моуриньо

Этот материал – часть серии интервью, которые мы регулярно берем у крутых авторов спортивных медиа и крупных телеграм-каналов. Если ты не хочешь ничего пропустить, а также ежедневно получать подборки самых крутых материалов о футболе на русском и английском языке, подписывайся на телеграм-канал «Футбольный дайджест».

Фото: globallookpress.com/ Dmitry Golubovich, Thomas Frey; https://twitter.com/ANobelito; Фото: Gettyimages.ru/Michael Regan, Brian Ach, Epsilon

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+