Блог Англия, Англия

«Ногу мне сломал не Луис Гарсия!» 6 вещей о «Ливерпуле», которые мы узнали из новой книги Роя Кина

Общественность долго обсуждала противоречивые высказывания ирландца в отношении Алекса Фергюсона. Но посмотрим на автобиографию Роя Кина под другим углом. Как отзывается экс-игрок «Манчестер Юнайтед» обо всём, что касается принципиальных соперников манкунианцев из Ливерпуля.

Кина потрясла смерть Гари Аблетта

ablett

«Чарли МакПэрланд, мой помощник в «Ипсвич Таун» был вынужден уехать по семейным обстоятельствам в Ноттингем. И я попросил Гари Аблетта побыть помощником тренера, так как очень хорошо его знал. 

Мне довелось поиграть против Гари, я тесно с ним общался, когда получал лицензию тренера УЕФА категории Pro. Мне нравился Аблетт, как человек. Он поиграл в обоих ливерпульских клубах, тренировал в Стокпорте, а с резервной командой «Ливерпуля», состоящей из одной молодежи даже сумел стать чемпионом северной премьер-лиги резервов. Гари был весомой личностью в английском футболе. 

Шла предсезонная подготовка и Гари присоединился к нам во время поездки в Голландию. Тогдашний «ПСВ» был хорош, и мы уступили им 1:0. Уже тогда Аблетт чувствовал себя нехорошо. Это заметил и я, и ребята из тренерского штаба. Мы старались его поддерживать и всячески подшучивали над ним, спрашивая, почему он такой грустный, неужели тоска по «Ливерпулю» замучила. Но Гари признался, что ему нездоровится. 

Потом несколько дней его не было на работе, и в дальнейшем болезнь стала одолевать его очень быстро. Аблетт жил в отеле, недалеко от места, где жил я. Мы привезли к нему нашего клубного врача, который осмотрел его и сказал, что Гари нужно вести в больницу. В течение двух дней Аблетт лежал в раковом отделении больницы Кембриджа, где ему поставили диагноз редкой формы рака крови – неходжкинская лимфома. Теперь ему предстояло бороться за свою жизнь, ни о какой работе не могло быть и речи.

Получалось, что я пригласил Гари в межсезонье, когда администрация клуба по большей части находилась в отпуске. Поэтому рабочий контракт Аблетта был согласован, но не был до конца подписан, то есть юридически «Ипсвич» никак не был связан с Гари. Несмотря на это, я позвонил в ассоциацию футбольных тренеров премьер-лиги (LMA) и сказал: «Вы должны приехать и помочь одному из моих сотрудников».

Хотя Аблетт и не был на данный момент членом ассоциации, так как не имел действующего контракта, но члены LMA оказались отличными парнями. Они не уезжали, пока не убедились, что Гари получил все необходимые пособия. «Ипсвич» также не оставил Аблетта и выполнил свои обязательства. Помню, как я проводил встречу с клубным персоналом, чтобы объяснить насколько тяжело сейчас Гари. Это был очень эмоциональный момент, я тогда подумал, что совсем не готов к этому, но тут же спросил себя: «А кто готов?».

В тот момент Гари находился в процессе написания книги. Он рассказал мне о своих убеждениях, что развитию болезни способствовали чрезмерное напряжение и давление, которое он испытал, будучи тренером «Стокпорта». В тот период команда переживала финансовый кризис и перешла под внешнее управление, из-за чего Аблетт очень переживал. 

Я постоянно ездил в Кембридж после тренировок, чтобы навестить Гари. В конце концов, он был переведен в больницу Кристи, в Манчестер, чтобы быть ближе к семье, проживающей в Ливерпуле. Я бы многое отдал, чтобы вновь увидеть его у себя дома, а не на больничной койке. Аблетт думал о продолжении карьеры тренера, рассказывал, что у него есть масса новых идей, хотя понимал, что вернуться на бровку будет очень сложно. К сожалению, он так и не получил такой возможности. 

Гари умер по истечении шестнадцати месяцев после того, как ему поставили диагноз. В тот момент я находился в отпуске на Маврикии и уже не был тренером «Ипсвича». Новость о его смерти повергла меня в шок».

Кин знает историю ливерпульского «бутрума»

br

«Финишировать первыми всегда трудно», – эти слова говорили о «Ливерпуле» 80-х. Хотя звучало это сомнительно, учитывая, что по стране ходили легенды о том, что в их знаменитом «бутруме» стоит ящик, набитый медалями. А тогдашний их главный тренер Ронни Моран говорил: «Можешь взять медаль, если действительно считаешь, что заслужил её!»

На самом деле, со стороны казалось, что победы даются «Ливерпулю» очень легко, хотя я так не думал. Я следил за ними ещё ребёнком, когда они выигрывали всё подряд. Когда я вырос и стал игроком «МЮ», то быстро понял, что выиграть титул непросто. Но мы должны были бороться, мы были голодны до побед». 

Кин наслаждается компанией Яна Мёльбю

«Во время моей работы на телевидении мне повезло оказаться в очень комфортной компании. Когда мы освещали выездной матч, мне приходилось проводить с коллегами сутки напролет. Это было словно маленькое путешествие. 

Мне нравилось работать с Эйдрианом Чилсом и Ли Диксоном, Гаретом Саутгейтом и Мартином О'Нилом. Иногда к нам присоединялся Энди Таунсенд и комментатор Клайв Тилдсли. Впечатления от каждого выезда были сродни тому, будто я находился в составе небольшого футбольного клуба. Так как на самом деле народу было больше, чем тех, что мы слышим, или видим на телеэкране. Ведь на трансляции работают ещё и операторы, звукоопреаторы, режиссеры и многие другие. Всё общение между нами было наполнено различными шутками, подколками и стёбом, связанными с футболом. 

В конце концов, работа стала напоминать циклично повторяющийся сюжет. Я путешествовал по разным городам и стадионам по всей Европе. Мне приходилось делать одно и то же с одними и теми же людьми. Но мне повезло пересечься с Яном Мёльбю, который славно разбавил образовавшуюся будничность. Он работает для датского телевидения, но живет в Англии. Я наслаждался компанией Яна.

ian

Однажды, когда мы сидели с Мёльбю, к нам подошел болельщик «Юнайтед» и спросил меня, какого хрена я разговариваю с игроком «Ливерпуля». На что я ответил, что это не его собачье дело, с кем мне разговаривать. Ведь Ян был игроком «Ливерпуля» в восьмидесятых! Вообще, я люблю встречаться и общаться с бывшими игроками, такими, как Ян Мёльбю, Рэй Хьютон, Патрик Виейра, Кевин Килбэйн».

Кин никогда не питал к «Ливерпулю» ненависти

«Я смотрел финал Лиги чемпионов 2005 года, когда находился в Дубае. Это было в отеле, около двух часов ночи. Матч выдался сумасшедшим. Я не испытывал ненависти к «Ливерпулю», но когда они сравняли счет, я точно не думал выбегать на балкон и кричать от радости. Когда мерсисайдцы выиграли тот финал, я просто подумал: «Милан, вы идиоты!»

Выезды на «Олд Траффорд» и «Энфилд» Кин считает самыми трудными

big

«Когда у вас за спиной приличный опыт карьеры в качестве игрока АПЛ, вы смело можете заявить, что самый сложный выезд в сезоне будет в гости к «Ливерпулю» или «МЮ». Если же вы менеджер клуба премьер-лиги, то отправляясь на эти выезды, вы думаете, что проиграть с разницей в один или два мяча, будет не таким уж и плохим результатом. Так как условные 5:0 очень сильно повлияют на разницу мячей, особенно если ваша команда находится на дне турнирной таблицы.

После проигранного матча «Ливерпулю» с минимальным счетом, очень сложно было тешить себя мыслью, что могло быть и хуже. Я гнал от себя подобные мысли, так как чувствовал, что думать подобным образом – оскорбление по отношению к твоим болельщикам».

Кин не винит Гарсию в переломе своей ноги

«Я сломал ногу в борьбе! В одном из игровых моментов мне в ногу угодил Стивен Джеррард. На нём тогда были надеты эти новые бутсы с острой кромкой. Я убежден, что именно в тот момент получил критические повреждения. 

Несмотря на острую нестерпимую боль, я продолжил матч. И чуть позже в меня въехал Луис Гарсия. После чего, хромая, я был вынужден покинуть поле. Поэтому люди думают, что ногу мне сломал Гарсия, хотя я уверен, что это был Джеррард.

Мне не нужно было идти далеко, так как рентгеновский аппарат на «Энфилде» находился рядом с раздевалкой. Вердикт прозвучал для меня словно приговор: «Перелом… Множественный… Кость повреждена сразу в пяти или шести местах». Я ещё успел тогда подумать: «Безусловно, наступили плохие времена!»

Автор
  • SkyReal

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья