I Feel Devotion
Блог

«Не трачу деньги на украшения или автомобили». Айзейя Кэнан – о том, как ураган изменил его отношение к жизни

Айзейя Кэнан был выбран под 34-м номером на драфте-2013 и провел несколько лет в НБА – в «Хьюстоне», «Филадельфии», «Чикаго» и «Финиксе».

Сейчас разыгрывающий является одним из лидеров казанского УНИКСа.

Ниже он рассказывает:

• почему учиться игре лучше всего на примере европейского баскетбола;

• как ему помогли уроки Рэджона Рондо и Джеймса Хардена;

• в чем разница между лигой ВТБ, НБА и чемпионатом Китая.

– Это ваш первый год в Европе, чего вы ожидали перед приездом в Казань?

– Честно говоря, просто хотел выигрывать. Разговаривал с тренерами и клубом, пытался понять видение моего будущего в этой системе. Не хотел уезжать из Америки в команду, где бы мы начали выигрывать после двух-трех лет, хотел побеждать здесь и сейчас. Поставил перед собой цель, и стараюсь делать все, чтобы ее достичь. Это и есть моя мотивация – побеждать вместе с УНИКСом.

– Вы провели год в Китае, а теперь почти год в Европе – чувствуете ли тоску по дому? Как вы с этим справляетесь?

– Я не из тех, кто скучает по дому. Играю в баскетбол всю жизнь, профессионально уже семь лет, это связано с большим количеством поездок, так что обычно я в порядке. Недавно в моей семье случилось пополнение – родилась дочь Джианна-Мария. Ей два месяца, и я очень скучаю по ней.

Бывают дни в России, очень холодные и темные, в такие дни тоже скучаю по дому. Там, откуда я родом, обычно тепло. Но, кроме погоды, у меня нет претензий, в Казани ко мне хорошо относятся.

– Вернемся ко дню драфта. Помните, как это происходило?

– Два дня до драфта были самыми нервными. У меня было два дня, чтобы понять: я скоро смогу стать профессиональным баскетболистом. Чувствовал беспокойство, нервозность, возбуждение. Просто достигну той цели, о которой мечтал с пяти или шести лет. Это просто отличный опыт. У меня была возможность устроить по этому поводу вечеринку с семьей и друзьями в родном городе. Не знал, какая команда выберет меня и кто будет новыми товарищами по команде. Но осознавал, что скоро буду играть против Дюрэнта, Уэстбрука, Леброна. Знал, что стану частью лиги. В день драфта сделал то, что умею лучше всего: потренировался, стараясь не слишком забивать голову мыслями, провел некоторое время с семьей и начал обратный отсчет.

– Предполагали, что вас выберут именно «Рокетс»?

– Вообще не знал, в какую именно команду попаду. Мое прогнозируемое окно было с 18-го пика до конца первого раунда. Но произошли некоторые обмены, некоторые европейцы были задрафтованы, порядок немного изменился. Когда выбор приближался к прогнозируемой позиции, я все еще не знал, чего ожидать. У меня было несколько отличных тренировок с несколькими командами, был уверен, что одна из этих команд выберет меня. Но в итоге оказался в команде, с которой даже не тренировался. Когда дело касается драфта НБА, возможно все. Когда услышал свое имя, словно гора с плеч свалилась. На Youtube есть документальный фильм о моем драфте, можете его посмотреть.

– Кто помогал вам адаптироваться в первый профессиональный сезон?

– Мне повезло: меня выбрали «Рокетс». Моими товарищами по команде были Джеймс Харден, Дуайт Ховард, Франсиско Гарсия, Патрик Беверли. Они помогали, когда я был новичком, так что чувствовал себя вполне комфортно.

Вы делили мяч со многими хорошими игроками, например, Джеймсом Харденом, которого вы упомянули ранее, Девином Букером, Дуэйном Уэйдом. У кого из ваших товарищей по команде вы больше всего учились?

– Мне довелось поиграть со многими талантливыми игроками. Помимо тех, кого вы уже упомянули, был одноклубником Рассела Уэстбрука, Пола Джорджа, Кармело Энтони два месяца. Довелось поиграть с Яннисом Адетокумбо месяц. В одной команде со мной были Джимми Батлер и Рэджон Рондо. Рэджон Рондо был тем человеком, у которого я многому научился. Мне просто нравилось быть рядом с этим парнем. Он много мне рассказал, научил играть на своей позиции. Также Джеймс Харден, один из лучших бомбардиров НБА на данный момент. Должен признаться, украл некоторые из его движений. Дуайт Ховард и Кармело Энтони однажды станут членами Зала славы. С Девином Букером мы ходили в школы, которые были в 20 минутах друг от друга. Дэмиан Лиллард, мой очень близкий друг, до сих пор переписываемся с ним. Если бы мне пришлось сравнивать свой стиль игры с кем-нибудь, то это был бы он. Конечно, он более атлетичен, он атакует с гораздо более дальней дистанции. Но между нами много общего: оба из маленьких колледжей, и оба пока не получаем заслуженного признания. Очевидно, он находится в другой ситуации, но в этом году Дэмиан проводит отличный сезон.

Было здорово играть с этими парнями. Кто знает, я молод, может, у меня будет возможность проявить себя еще раз.

– Вы упомянули Рэджона Рондо и время в «Чикаго». С этой командой у вас была возможность сыграть в серии плей-офф против «Бостона». Как бы вы описали разницу между регулярным сезоном и плей-офф?

– Все говорят, что в плей-офф совсем по-другому. В регулярном чемпионате вы играете 82 матча, иногда по три-четыре в неделю. Но, на самом деле, нужно быть мотивированным в регулярном сезоне так же, как в плей-офф. В плей-офф вам нужно обыграть одну команду четыре раза, чтобы пройти дальше. После каждой встречи вносятся коррективы, проверяется каждая комбинация, которую мы играем. В плей-офф очень сложно побеждать. И, конечно, энергию, которую дают болельщики, не сравнить с регулярным сезоном.

– Вы дружите с Дэмианом Лиллардом. А с кем еще из игроков НБА?

– У меня много хороших друзей. Если называть их всех, получится длинный список. Некоторые из моих близких друзей – Трой Дэниелс, Роберт Ковингтон. Могу легко написать сообщение Крису Полу, Девину Букеру, Полу Джорджу. Благодарен, что не только могу называть этих ребят друзьями, но и играть с ними на одной площадке.

– Против кого вам было сложнее играть?

– Хммм, сложный вопрос. Придется выбирать между Эйвери Брэдли или Маркусом Смартом. Эти двое, наверное, топы в лиге.

У меня была возможность потренироваться с Патриком Беверли. Он обороняется с невероятной энергией, с такой страстью… Мне повезло, что я мог наблюдать за ним каждый день. Мне тогда было 20-21, и я многому у него научился.

– Игрок, против которого сложнее всего защищаться?

– Стефен Карри. Вокруг него хорошая команда, которая ставит ему много заслонов. Он всегда в движении, никогда не расслабляется. Передал мяч, пытается открыться. Он ведет мяч, может бросить откуда угодно. Вы всегда должны быть сосредоточены на защите против него. Никогда не знаешь, что он собирается делать.

– Что думаете о тенденции, когда дети после школы идут в G-лигу вместо колледжа?

– Думаю, это шанс для молодых ребят, в зависимости от ситуации. Все люди из разных семей, разного происхождения и достатка. Кому-то нравится школа, кому-то – нет. Надо дать молодым людям еще один способ приблизиться к мечте, возможность быть замеченными, продемонстрировать талант. Если финансовое положение их семей не такое хорошее, то это способ заработать немного денег.

– Ваш никнейм – Sip. Как вы его получили?

– Это в честь Миссисипи. Получил, когда пришел в институт. В НБА меня только так и называли. Думаю, первым это услышал от лучшего друга по колледжу, Би Джея Дженкинса. Прижилось, и теперь все знают меня под этим именем.

– У вас много татуировок?

– Сбился со счета. Первое тату – баскетбольный мяч на моем правом плече, а над баскетбольным мячом написано: «Только Бог может судить меня». На самом деле, нарисовал это в старших классах на бумаге, а потом пошел и набил на свое тело. Последняя татуировка – на спине, она довольно большая, поэтому на нее ушло много времени.

– Вы упомянули в документальном фильме о себе, что пережили ураган.

– Не уверен, знают ли читатели в России, что такое ураган Катрина. Это один из самых страшных и разрушительных ураганов в истории Соединенных Штатов. Я из Билокси, штат Миссисипи, и наш город сильно пострадал от последствий урагана. Мне было 14 лет. Я ничего не знал о мире, кроме того, что бегал с друзьями и хорошо проводил время. Просто представьте, как вся ваша короткая жизнь промелькнула в тот момент перед вашими глазами. Пришлось немного раньше повзрослеть. Наша семья потеряла все, мы на месяц остались без крова. Это был опыт, изменивший жизнь всей моей семьи. Но это показало мне, что нельзя все инвестировать в материальные вещи, потому что все, что у тебя есть, может исчезнуть. Это заставило меня ценить саму жизнь. Изменились мои взгляды на многие вещи. Вещи, которые некоторые люди считают важными, но ведь это не так. Вы можете вернуть любые материальные вещи, но никогда не сможете вернуть себе жизнь. Начал понимать, что по-настоящему имеет значение. Люди, опыт. Я заработал какие-то деньги за карьеру, но не трачу их на украшения или автомобили. Лучше потрачу на родных или поеду в путешествие с семьей, помогу моему сообществу, родному городу, в конце концов, пойду куда-нибудь поесть с моими друзьями. Мне не нужны три машины и частные самолеты. Конечно, я могу пойти и купить все это, но это не сделает меня счастливым.

– Бывали в Европе до перехода в УНИКС? Знали, чего ожидать?

– Нет, никогда не был. Прямо сейчас каждая гостевая игра для меня – это новая страна, новый опыт. Все, что сейчас вижу – все новое. Хотелось бы легче посещать некоторые интересные и любопытные места, но ситуация с ковидом и ограничениями не позволяет слишком многого, особенно, когда приезжаем в другие европейские страны. Везде есть свои правила, которые мы должны соблюдать. Надеюсь, в ближайшем будущем смогу в полной мере насладиться Европой.

– Успели попробовать национальную татарскую кухню?

– Нет, пока что нет. Должен был попробовать с Эльзой, нашим медиа-директором, но обещаю болельщикам УНИКСа, что скоро попробую национальную еду. Как только это случится, обязательно выложу это в своем Инстаграме (@da_future3), так что не забудьте проверить! Еще у меня есть отличный сосед Адель, который живет рядом со мной, он пообещал показать несколько мест с отличной татарской кухней.

– Каковы были первые впечатления от европейского баскетбола и Лиги ВТБ? Как бы вы сравнили это с Китайской баскетбольной ассоциацией?

– Баскетбол ВТБ и европейский стиль, безусловно, особенный. Я бы назвал это умным баскетболом. В нем надо больше думать, вы действительно должны постоянно учиться чему-то новому, иметь свежий взгляд на игру. Ведь имеют значение не только физические данные, но и сам подход к пониманию баскетбола.

В Китае баскетбол – это больше шоу, болельщики хотят видеть, сколько очков вы можете набрать в одной игре. Здесь же речь идет о команде, интерпретации тех или иных ситуаций, знании игры, простого понимания, куда двигаться.

В НБА все зависит от ваших способностей. Действия один на один, броски, изоляции. Но если вы хотите понимать игру, хорошо разбираться в ней, то вам определенно следует смотреть европейский баскетбол.

– Так подходит ли этот «умный» баскетбол вашему стилю игры?

– Чувствую, что могу вписаться в любую систему, всегда готов выполнить все, что требует тренер. В любом случае, в карьере я столкнулся с множеством разных ситуаций. Очевидно, мне все еще довольно сложно приспособиться к европейскому баскетболу, каждая игра – это урок, хотя у меня есть некоторые способности, тем не менее, каждая игра для меня как новый урок. Да, в моей игре все еще случаются ошибки, но это часть учебного процесса, ведь если вы не ошибаетесь, то это значит, что вы не учитесь.

– Прежде чем вы решили перейти в УНИКС, общались с кем-то, кто раньше играл в лиге ВТБ?

– Честно говоря, на тот момент даже не знал, кто там играл. Когда решил перейти в УНИКС и мы начали играть в лиге ВТБ и Еврокубке, стал встречать знакомых. Их оказалось гораздо больше, чем я ожидал. Игроки, с которыми пересекался в НБА, против которых выходил, когда учился в колледже. Я провел в лиге семь лет, поэтому узнал много людей, и многие карьеры пошли разными путями. Здорово, что могу видеть этих ребят здесь, мы остаемся на связи на протяжении всего сезона. Слежу за их выступлением и за тем, как они играют, а они следят за моими.

– Тренер «Нижнего Новгорода» Зоран Лукич в интервью отметил, что, по его мнению, тренер Димитрис Прифтис на данный момент является лучшим тренером лиги ВТБ. Каково вам играть под его началом?

– Одна важная вещь о тренере Прифтисе заключается в том, что он возлагает на всех в команде ответственность. То, что я и Джамар (Смит) – лидеры команды, не означает, что нам легче, чем остальным. Иногда нам еще тяжелее. Он гоняет нас больше, чем остальных. У нас нет времени, чтобы расслабиться. Мы – лидеры, и он следит за тем, чтобы мы делали все, что от нас требуется, так, как надо. Но он уважает нас, уважает вообще всех в команде. В конце концов, он наш тренер, он наш лидер, и когда выходим на площадку, стараемся делать все, что он просит. В то же время он понимает нас как игроков и дает свободу. Димитрис – отличный тренер, и он всегда следит за тем, чтобы я показывал свою лучшую игру.

– Какие города России произвели на вас большое впечатление?

– Сейчас Казань – лучший город России, в котором мне доводилось бывать. Обожаю нашу арену. В Казани отлично провожу время. Я бы назвал город моим вторым домом. Бывал в Москве и Санкт-Петербурге, немного познакомился с этими городами. Также нравятся города поменьше – Нижний Новгород, Краснодар, Пермь, Саратов. Но я рад, что нахожусь в Казани. Здесь хорошие люди. Начал немного учить русский, поэтому обещаю, что в конце сезона смогу поддержать небольшой разговор.

Фото: vk.com/unicsbasket; REUTERS/Kirby Lee-USA TODAY Sports; Gettyimages.ru/Nick Laham, Jonathan Daniel

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные