Блог Все любят Роддика

Интервью Джо немецкому журналу

Интервью с Джо. Перевод с французского на немецкий, с немецкого на английский, и наконец, с английского на русский, мой. Корявый, естессно, ногами не бить.

Мсье Тсонга, по всему миру у вас много фанов, болеющих за вас. В чем ваш секрет?

Нет никакого секрета, я есть тот, кто я есть. Я думаю, что нравлюсь людям из-за стиля, в котором я играю, и потому что я выражаю свои чувства. Я атлет. Когда я бью смэш, я подпрыигываю так же высоко, как баскетболисты. Публике это нравится. (факт, братишка, факт - прим. пер.)

Вы считаете себя шоуменом?

Нет. Я не притворяюсь. Мне просто нравится то, как я играю, и я никогда не поменяю стиля своей игры. Проблема в том, что иногда мои мысли далеко за пределами корти (гад! - прим. пер.) Я теряю концентрацию - и матч может выскользнуть.

И вы теряете матч.

Да, такое случается. Для меня очень важно чувствовать себя хорошо. Мне нужно чувствовать публику. Мне нужна энергия фанов (пижон! - прим. пер.). Когда этой атмосферы недостает, думаю: ну и зачем я играю. Незачем! Я предпочитаю, чтобы публика болела против меня, чем зрители, которым все равно.

У вас легко меняется настроение?

(улыбается) Да, бывает. Мне нужна атмосфера, для вдохновения (фу ты, ну ты! - прим. пер.). Теннис - это битва. Когда все отлично, на корте я превращаюсь в зверя. Прорывается мое второе я.

Значит ли это, что вне корта вы менее экстраверт?

Я спокойнее, мне не нравится быть в центре внимания. Мне в жизни нравятся маленькие вещи - выезжать на природу, ловить рыбу. Я привык много рыбачить, но теперь у меня нет на это времени. Теперь я рыбачу может раз десять в год.

Я слышал, вы любите готовить?

Да. Я специалист по десертам, особенно по тирамису.

Вы одна из звезд Тура. Что отличает вас от Федерера и Надаля? (тупой вопрос - прим.)

Многое. У каждого свой путь к успеху. Федерер разнообразит свою игру, Надаль старается вымотать соперника, у Джоковича, Маррея и Дель Потро тоже свои стили. Очень много различий. Очень весело играть в эту эру.

И вы играете роль артиста?

Мне нравятся все аспекты игры: атлетизм, борьба, красота игры. Больше всего - энтузиазм (и потому у тебя в последнее время вид, будто ты кирпичи таскаешь, да - прим.). Например, Юнус Эль-Айнаи, один из моих самых любимых игроков. У него не было бэкхэнда, он постоянно забивал с форхенда, идет к сетке, играет у сетки, забивает сверху и кричит "ааааррргххх!": вот это развлекуха!

Когда вы побеждаете, вы прыгаете по корту и показываете себе на спину, как футболисты, когда забивают гол. Что это значит?

В первый раз я это сделала, когда победил Хьюитта на Квинсе два года назад (я видела, видела, видела этот матч, в прямом эфире, на Евроспорте, ву-ху!!!! - прим.пер.) Потому что я выиграл матч и попал в сотню. Это был мой счастливый танец, моя торговая марка (гыгы, судя по тому, с какой кривой ухмылкой ты это делаешь сейчас, эта марка тебя достала! - прим.пер.) Так я праздную все свои победы.

Вы думаете, ваши фаны ждут от вас большего, после АО-2008? (еще как! - пер.)

Да, это понятно, что у людей есть ожидания. Я не играл так хорошо больше. Тогда я был невероятно быстр, остер и горяч.

Рафаэль Надаль, которого вы тогда победили в полуфинале сказал, что у него не было шанса остановить кого бы то не было, играющего на таком уровне.

Тогда все было идеально. Я чувствовал себя как в видеоигре: все, что я хотел сделать, у меня получалось. Я чувствовал абсолютный контроль.

После этого у вас было много травм: плечо, спина, живот, а из-за травмы колена вы пропустили половину прошлого сезона. Вы играли слишком много?

Нет, травмы - это часть жизни теннисиста. С этим нужно смириться. Но этот период был не так уж и плох. Я смотрел матчи других теннисистов (а блоггеру-соседу сказал, что не смотрит, хм - пер.), и я учился у них. Я учился тренироваться более эффективно. Психически я стал сильнее. (факт, я помню его еще за пределами первой сотни, продувая первый сет, второй преваращался в катастрофу - как в первом матче с Федерером. А вернувшись с травмы, он один за другим выдал чертову уйму трехсетовиков, с проигранным первым сетом, где все выиграл нафиг. Сейчас уравновесилось, то так, то этак - прим.). Отец часто говорил мне: теннис - это как жизнь, надо бороться. Ничто не приходит само. Надо вклавдывать очень много, чтобы чего-то добиться.

Чему еще учил вас ваш отец?

Что всегда надо уважать противника. И себя.

Вы более склонны к травмам, чем другие?

Я так не думаю.

Может ваш стиль слишком рискованный?

Я не смогу играть иначе.

Вы напоминаете своего соотечественника Янника Ноа...

Так многие говорят. Я хорошо знаю Янника. Когда люди меня с ним сравнивают, мне это льстит, конечно. Когда я был младше, он несколько раз тренировался со мной. Давал мне советы.

Также, вас часто сравнивают с Мухаммедом Али. Вас это раздражает?

Если честно, я больше не обращаю на это внимания. Да, это здорово, что тебя сравнивают с одним из величайших спортсменов в истории, но однажды ты понимаешь, что не хочешь, чтоб тебя считали кем-то другим.

Вы видели бои Али?

Да, конечно. Я видел несколько DVD. Отец был на том самом его матче в Киншассе, между ним и Джорджем Форманом. Он мне об этом особенно не рассказывал, надо спросить.

В прошлом году вы навестили своего деда в Браззавиле. Что значит для вас Африка?

Это часть меня. Там мои корни. Когда я там был, я летал на частном самолете президента. Мы ели и рыбачили вместе. Но если честно, это не много для меня значило. Гораздо важнее было, что я смог встретить деда. Он живет в хижине. Я мог бы купить ему дом, но он не захотел, чтобы я это делал. Когда я увидел его, я понял кто я, и откуда я.

Ваша мать француженка. Вы чувствуете себя африканцем или французом?

Нет такого, чтобы я чувствовал себя на сто процентов тем или другим. Африка - это часть моей сущности. Когда я был в Йоханнесбурге в начале года, это было великолепно. Атмосфера, болельщики - это было великолепно. Но когда я играю Кубок Дэвиса за Францию, я тоже чувствую очень много. Я патриот.

Вы выиграли два титула в 2009, но на БШ не проходили дальше четвертьфиналов. Вы этим довольны?

Иногда это было нормально, но иногда - нет. Мое поражение на Уимблдоне, в третьем круге против Карловича, когда я проиграл в четырех упорных сетах, это было трудно. Это надо принять. В Монреале был первый раз, когда я победил Федерера, хотя он вел 5-1 в решающем сете. В такие моменты я понимаю, что недалеко от вершины.

У вас все еще нет больших титулов. Который из БШ вы хотели бы выиграть?

Все. Мельбурн, потому что это отличный старт сезона. Ролан Гаррос, потому что это мой дом. Уимблдон, потому что это традиции. И ЮС Опен, потому что мне нравятся Штаты, и я выигрывал его на юниорском уровне.

На что вы потратили свои деньги?

На дом рядом с Женевой, где я живу. И все.

Вы больше не живете в Ле Мане?

Нет, но я там часто бываю. Ле Ман - это моя любимая футбольная команда. Мой брат Энцо играл в баскетбол за Ле Ман, одну из лучших команд в турнире.

Ле Ман известен своей круглосуточной гонкой.

Определенно, я хочу поехать и посмотреть ее в следующем году.

Последний вопрос: Расскажите о своем имени. Оно похоже на немецкое.

Я знаю, но здесь нет связи с Германией. Сначала родители хотели назвать меня Джонатаном (ой! Ему же не подходит! -прим.), но как раз перед моим рождением у их друзей родился сын, и они его так назвали. Так что за два дня до моего рождения им пришлось искать другое имя. Но им хотелось, чтобы первая часть имени была Джо. Поэтому они взяли календарь и начали искать имена, которые сочеталисьбы с Джо. Так я и стал Джо-Уилфридом.

Автор
  • Дана

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.