Без недокрутов
Блог

Тутберидзе ничего не теряет, принимая Косторную. А вот Алене теперь всю жизнь бороться с абсурдным имиджем предательницы

Алена Косторная вернулась к Этери Тутберидзе (уже точно), позади полгода сотрудничества с Евгением Плющенко и три дня обратного пути.

Фраза «После сегодняшнего завтра уже нет», брошенная Аленой после неудачной короткой программы в Финале Кубка России (ФКР), приобрела новый смысл: возможно, уже тогда она моделировала возвращение к Тутберидзе.

Возвращение отзеркалило сам уход: импульсивное решение, сжигание мостов в предыдущей команде и затянувшееся отсутствие комментариев от самой Алены (теперь они есть).

Мотивация Косторной очевидна: до Игр в Пекине остался год, непопадание на предолимпийский чемпионат мира – первый удар по шансам отобраться в сборную. Второй удар – все еще не восстановленный после карантина тройной аксель, который давно вернулся к Туктамышевой, а вдобавок покорился Валиевой. Контрольный выстрел – компоненты ниже Лизы в произвольной программе на ФКР, что в прошлом сезоне звучало как оксюморон.

Абсолютно понятно и то, почему Алена развернулась в сторону «Хрустального». У нее нет времени перебирать тренеров – даже самому именитому наставнику нужно время, чтобы понять нового спортсмена. У Плющенко был знавший Косторную с ее детских лет Сергей Розанов – к любому другому тренеру придется привыкать заново.

К любому, кроме Тутберидзе, Глейхенгауза и Дудакова. В качестве запасного варианта Алена могла рассматривать и своего первого наставника – Елену Жгун, с которой она, как заявил Плющенко, даже успела поработать перед ФКР. Жгун к тому же трудится в «Самбо-70», где продолжает числиться Косторная, вот только для попадания на Олимпиаду детский тренер – не самая надежная ставка.

С мотивацией Этери взять Алену все несколько сложнее: Косторная и Плющенко не стеснялись в выражениях на протяжении всего сезона. Кроме того возвращение чемпионки Европы потенциально развязывает руки другим сомневающимся ученицам (всех берут обратно – значит, возьмут и меня, если я попробую уйти), а также отнимает силы и время, которые можно потратить на Щербакову и Валиеву.

«После этого перехода я стала больше улыбаться». Косторная не щадила Тутберидзе, пока тренировалась у Плющенко

И все же Тутберидзе согласилась взять Косторную обратно, и в этом нет ничего удивительного.

Все стадии принятия ухода спортсменки Этери прожила с Медведевой (в демо-варианте – с Липницкой и Шелепень), поэтому карантинные трансферы Саши и Алены возмущали Тутберидзе скорее в сумме, нежели по отдельности. Возвращение Жени явно подавалось директором школы Ренатом Лайшевым с посылом «посмотрите, как приятно возвращаться в семью, кстати, мой номер телефона прежний». Так что «Хрустальный» если и не желал камбэков, то точно не возражал против них.

О готовности принять Алену свидетельствуют и сентябрьские слова Даниила Глейхенгауза, сказанные на фоне новости о воссоединении Медведевой и Тутберидзе:

— То есть вы не закрываете двери для Косторной и Трусовой?

— У нас двери на катке закрываются разве что в ночное время. Они всегда открыты.

***

Есть что-то символичное в том, что новости о переходе 13-летней Елизаветы Берестовской к Тутберидзе и камбэке Косторной появились в один день. «Такие спортсменки, как я, Щербакова и даже Валиева, не могут кататься с детьми 2010 года рождения», – оправдывала Алена свой уход из «Хрустального» после открытых прокатов.

Капитуляция Косторной – это огромная репутационная победа для «Хрустального». Да, можно было остановить прием бывших учениц на Евгении Медведевой, но ее решение постоянно преподносилось с посылом, что не будь пандемии и закрытых границ – Женя и Этери никогда бы не воссоединились. Кроме того, Медведева изначально существовала в группе в другом статусе – ее камбэк воспринимался как исключение, личная история двух ранее близких людей.

Наконец, между уходом и возвращением Жени прошло 2,5 года, в которые уместилось много разного – в том числе чистые прокаты у Орсера, новый каскад сальхов-риттбергер, бронза ЧМ-2019 и запоминающиеся программы. С Косторной все иначе.

Аленино возвращение – лучшее опровержение ее же громких интервью про негибкие методы работы, спартанские условия на льду и плохие программы.

Ей можно больше ничего не говорить – одно ее желание вернуться красноречиво сигнализирует: установка «у Плющенко я стала больше улыбаться» – слабое утешение после 6-го места на ФКР, а пруд с карпами не компенсирует каскады 3-2.

В отличие от 2,5 лет Медведевой у Орсера, в которые уместились и победы, и поражения, Косторная за 7 месяцев с Плющенко и Розановым только проигрывала. Никто не гарантирует, что Тутберидзе смогла бы восстановить триксель Алены, что в ее жизни не случился коронавирус, а спина сама собой пришла в норму. Возможно, Косторная отобралась бы на ЧМ-2021 и даже взяла медаль – но с той же вероятностью ее выступление там в перспективе могло закончиться как у Турсынбаевой.

Фигуристка из группы Тутберидзе прыгала четверные еще до Трусовой и Щербаковой, а потом пропала. Где она сейчас?

Очевидный просчет «Ангелов Плющенко» – чехарда с программами, которую точно не допустили бы в «Хрустальном».

На это можно посмотреть и с другой стороны: в группе Тутберидзе никто не позволит спортсмену менять программы самому раз в квартал. Но насколько результативной оказалась обретенная Косторной свобода в выборе музыки и образов, если у Плющенко полноценно представить ни одну постановку от Ше-Линн Бурн Алена так и не смогла?

Никто не знает, как бы сложился этот сезон у Косторной, останься она в «Хрустальном». И в этом смысле полгода отсутствия Алены тоже выгодны для Этери: теперь, даже если чемпионка Европы не вернется на свой уровень, это всегда можно оправдать простоем в предолимпийский сезон и испорченным здоровьем. Алену у Тутберидзе запомнят по победным прокатам в Граце, легчайшему трикселю и рекордам в Финале Гран-При. Алену у Плющенко – по слезам в кисс-энд-крае, возврату к юниорскому контенту и проигрышу Фроловой на ФКР.

Нездоровый ажиотаж вокруг переходов в российском женском катании привел к тому, что Косторной всю карьеру придется бороться с абсурдным статусом предательницы.

Предала Тутберидзе, когда ушла за Сергеем Розановым. Предала Розанова, когда вернулась к Тутберидзе. Предала хореографию Глейхенгауза, любовь к «Сумеркам», дружбу с Щербаковой, танцы в классе Железнякова. Предала гардеробщицу на катке, которая поверила, что катать «Ангела» два сезона может только настоящий ангел. Предала Плющенко и его спонсоров, предала Ше-Линн Бурн и ее программы, предала карпов в пруду у коттеджа и идеалы Яны Рудковской.

Люди не уходят, когда все хорошо. Особенно от тренеров, сделавших их чемпионами. И неважно, по какой причине произошел трансфер (контракты, нежелание делить лед с детьми, встала не с той ноги); и неважно, сколько лет вы работали до этого. Любой спортсмен имеет право выбора. Красота ухода – другой вопрос, но дерзкое интервью не делает поступок предательским, максимум – неэтичным.

И кажется, любая из последовательниц Косторной (а уходы из группы Тутберидзе неизбежны – слишком большая конкуренция и амбициозные ученицы) теперь трижды подумает, прежде чем дать любое интервью о бывших тренерах. Как выяснилось, дорога обратно куда короче, чем кажется.

Еще больше о переходе Косторной – в телеграм-канале автора

Фото: 1tv.ru; East News/Dimitar DILKOFF/AFP; РИА Новости/Максим Богодвид, Александр Вильф

Да, это единственный шанс спасти карьеру
69%
Этери Тутберидзе
Нет, метаться сейчас уже поздно
31%
Евгений Плющенко

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья