Олимпийские виды
Блог

На Щербакову набросились из-за высоких оценок на Евро (при падении). Мы проверили: как ни странно, судьи правы

Судейство Анны Щербаковой в короткой программе – пока самый конфликтный сюжет фигурного Евро.

Она сорвала каскад, упав с тройного лутца (шел первым прыжком), но все равно обошла фигуристок с чистым прокатом и более сложной технической базой – Екатерину Куракову, Анастасию Губанову, Екатерину Рябову, Викторию Сафонову.

Обсуждение сразу пошло на повышенных тонах.

«ISU каждый год тратит огромные деньги на обучение судей. Хочется задать вопрос Международному союзу конькобежцев (ISU) о квалификации техбригады, которая определяет качество докрута и отрыва. И также спросить – эти судьи тоже ходили на ужин с Этери Тутберидзе, как и танцевальные арбитры месяц назад?» – нервная реакция тренера сборной Беларуси Олега Васильева.

«Если бы Щербакова вращалась еще медленнее, то ее можно было бы арестовать за праздношатание. Плюс к этому такой себе двойной аксель и падение на тройном лутце – и она все равно получает 69,05», – рассуждения американского журналиста Филиппа Херша.

На самом деле, в итоговом балле Щербаковой два неочевидных эпизода:

1) ее оценка за фантомный каскад лутц-риттбергер, в котором Аня исполнила только первый прыжок и упала;

2) баллы за компоненты – здесь Щербакова уверенно вторая с суммой всего на 2,5 балла меньшей, чем у Камилы Валиевой.

Все ли здесь справедливо?

Сначала разберемся с каскадом – за него Щербакова получила 3,54 балла

• Первый вопрос – совсем дилетантский – почему элемент не был обнулен, если правила требуют обязательного каскада в короткой программе?

Действительно, нулевые элементы в коротких не редкость – вы еще не забыли декабрьский аксель Михаила Коляды на чемпионате России? В Таллине хватает похожих примеров даже из женской короткой – эстонка Эва Лотта Киибус получила ноль за двойной лутц, итальянка Лара Наки Гутманн – за двойной флип, а словенка Даша Грм – за одинарный аксель.

Но это другое – женщинам в короткой запрещены не только четверные, но и двойные (кроме акселя) прыжки вне каскадов, а еще, конечно, одинарные. Такие элементы называются недопустимыми (invalid element), не имеют базовой стоимости и никак не оцениваются судьями.

Но с каскадами история другая и чуть проще – в короткой женщинам разрешено собирать их из одинаковых тройного и двойного прыжков, а исполнить достаточно хотя бы один. Шанс получить ноль за каскад намного меньше, чем за сольный элемент.

• Но что происходит с каскадом, если по факту его нет, а в протоколе три сольных прыжках – как в короткой у Щербаковой?

По правилам, если один прыжок из каскада отсутствует (сорван, является повторным или недопустимым), но другой выполнен, то такую связку судьи рассматривают как каскад, в котором оценивается только нормальный прыжок, а второй отмечается знаком COMBO и получает нулевую базу. 

Выходит, для судей не имело никакого значения, какой прыжок планировала Аня вторым в каскаде – двойной или тройной риттбергер. Поскольку его не было, оценивался только лутц.

Самое время снова послушать возмущенного Олега Васильева, ученица которого отстала от Щербаковой почти на 6 баллов:

«Сафонова получила за каскад 8,11 балла, если вычесть стоимость чистого тройного тулупа, то за лутц с неправильным ребром на отталкивании, которого на самом деле не было, она получила 3,91 балла. А Щербакова за такой же лутц с падением, где судьи еще и не заметили недокрут, получает 3,54. Разница – 0,4 балла».

Щербакова потеряла главный козырь – стабильность: падений слишком много, и этому нет объяснений

Из монолога Васильева судейской бригаде можно задать только вопрос про недокрут (которого скорее не было) – все остальное арбитры совместно с компьютером сделали строго по правилам:

а) зафиксировали отсутствие второго прыжка в каскаде;

б) рассчитали базу тройного лутца – с 10-процентной надбавкой за исполнение во второй части программы это 6,49 балла; 

б) выставили максимально возможные минусы за качество его исполнения – девять оценок -5 в сумме дали сбавку 2,95;

в) вывели итоговую оценку за элемент (3,54 балла) – чистое исполнение принесло бы баллов на десять больше.

Здесь вариантов совсем никаких – это минимально возможная оценка за сорванный каскад с одним тройным лутцем. Точно так же, например, Александра Трусова не могла получить за падение с тройного акселя оценки, отличной от четырех баллов – ни больше, ни меньше.

• Еще одна интересная, но совсем прикладная задача – как судьи поняли, в каком именно месте у Щербаковой планировался каскад. Ведь из проката не совсем очевидно – а вдруг второй прыжок должен идти не в паре с лутцем, а, например, после флипа в начале программы.

Нет, дело совсем не в контент-заявке, которую подают тренеры перед турниром, а в правиле: если в каскаде нет второго прыжка, то техбригада назначает каскадом более поздний одиночный элемент – сначала из тех, что с падением, потом – без.

Теперь о претензиях Херша – акселе и медленных вращениях

• Выезд Щербаковой  из акселя на самом деле выглядел нестандартно – слишком низкое положение корпуса и высоко отведенная нога намекали, что Анна ищет равновесие. Но, похоже, это обманчивое впечатление: повторы с другого ракурса показывают надежный выезд.

Судьи к такому прыжку отнеслись нормально: плюс два от требовательной француженки, плюс четыре от словенца и итальянца, тройки – от остальных. В сумме справедливо средние 4,34 балла – на 0,28 балла ниже лучшего в карьере Ани акселя из короткой на Budapest Trophy-2021, но на 0,25 лучше, чем было там же в произвольной.

• Вращения – тоже весьма странная претензия.

Возможно, немного замедленным могло показаться первое вращение – после прыжка в либелу, но в его оценке важна не начальная скорость, а ее увеличение – это одна из черт уровня сложности, которую Аня вполне выполнила.

К тому же все три вращения Щербаковой получили четвертый уровень (как, кстати, и 24 предыдущих в этом сезоне), а оценки первого действительно оказались чуть хуже двух других (четыре тройки и двойка от француженки).

Но в любом случае претензии к вращениям Щербаковой в короткой мимо – у нее бывают затмения (например, в произвольной на ЧМ-2021), но вчера точно был не тот случай.

Наконец, компоненты – здесь без нарушений, но разрывы странные

• У Щербаковой вторая сумма дня в оценке за компоненты (36,26) – и, если честно, это многовато для проката с падением. 

Например, год назад на победном чемпионате мира Аня получила всего на 0,88 балла больше (37,14) – с бесподобным выступлением на первое место и, конечно, без сокрушительных падений. В этом сезоне на этапах Гран-при она получала такие же баллы за близкий к идеальному прокат во Франции (36,34), а в Италии – тоже без видимых ошибок – заработала 34,82.

Вероятно, титул чемпионки мира добавляет бонусов к карме именно на главных стартах – но это беда всего фигурного катания, а не конкретно Щербаковой. 

• Если же разбирать вторую оценку на атомы, то все прошло без фэйлов имени Алексея Двойникова (который на чемпионате России щедро раздавал баллы вопреки правилам ISU): у Ани всего пять оценок 9,5, которые нельзя превышать в прокатах с падением, и никаких нарушений.

Но самой необычной деталью стало особое мнение французской судьи Вероник Веру, которая выдала Щербаковой 7,75 балла за мастерство катания, по 8 баллов за композицию и представление (на балл меньше, чем остальные судьи), а общей оценкой отправила ее на 10-е место – даже ниже соотечественницы Лео Серны. Возможно, тут что-то личное.

Зато отношение остальных судей к Щербаковой оказалось уважительным, терпеливым и в меру лояльным – как и положено в этой системе статусных фигуристок. Придираться можно к нюансам, но в данном случае они уместятся в +/- пару баллов – и это точно не судейство на чемпионате России, где может происходить любое безумие.

Но давайте не забывать: с таким прокатом на прошлогоднем ЧМ Ани не было бы в сильнейшей разминке даже с самым добрым судейством.

И перед произвольной это тревожит сильнее, чем мнения Херша и Васильева.

Чемпионат Европы-2022 по фигурному катанию

Таллин, Эстония

Результаты короткой программы

1. Камила Валиева (Россия) – 90,45 (мировой рекорд)

2. Луна Хендрикс (Бельгия) – 76,25

3. Александра Трусова (Россия) – 75,13

4. Анна Щербакова (Россия) – 69,05

5. Екатерина Куракова (Польша) –  67,47

6. Анастасия Губанова (Грузия) – 67,02

7. Екатерина Рябова (Азербайджан) – 65,47

8. Виктория Сафонова (Беларусь) – 63,07

Фото: РИА Новости /Александр Вильф; REUTERS/Ints Kalnins

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные