В мечтах о слэмданке
Блог

Виктория Черен: «При Соколовском вела тетрадь, в которую записывала свою индивидуальную статистику»

Форвард сыктывкарской «Ники» и чемпион мира-2017 (U-19) – о наставлениях Бориса Соколовского и работе с Дмитрием Донсковым, триумфе и провале на международной арене, ранних закатах, многочасовых полетах и заваленном экзамене по истории.

– Сразу предлагаю перенестись в сезон-2016/17. Вас, в тот момент игрока курского «Динамо-Фарм», главный тренер «Динамо» Лукас Мондело привлекает к «основе» перед Кубком России. Как вы на это отреагировали?

– Это было немножечко нервно, но потом, уже в процессе тренировок, эта нервозность ушла. Было тяжело физически, но легко морально, потому что взрослые игроки меня поддерживали.

Помню свою первую тренировку, мы прилетели на сбор в Хорватию. Я не знала английского языка, вообще ничего не понимала. Хорошо, что у нас тогда был переводчик. Лукас же говорил по-испански, его переводили на английский, а потом еще с английского на русский.

В сентябре я тренировалась и с «Динамо», и со своей командой Суперлиги-1. Было очень интересно, потому что в Курск приехали американки. В 18 лет сложно играть с теми, кто значительно старше тебя, боишься сделать что-то не так.

– Питали надежду, что по ходу всего сезона вас будут привлекать к основной команде?

– Нет, было понятно, что это необходимо только при подготовке к Кубку России. Под Премьер-лигу игроки были подписаны, состав был укомплектован. Меня это не расстраивало, я получала хороший опыт.

Дебютировала за «основу» в Сыктывкаре (в 1/8 финала Кубка России – прим. авт.). Я же тогда еще и сотое очко «Динамо» набрала, пришлось торт команде покупать. (смеется)

– После сезона-2016/17 «Динамо-Фарм» преобразовалось в «Инвенту» и заявилось в Премьер-лигу. У вас был вариант остаться в Курске?

– Да, мне предлагали остаться в Курске, потому что пытались по максимуму сохранить состав. Мне же захотелось чего-то нового… Тем более что со многими девочками я играла вместе еще с УОР №4 им. А.Я. Гомельского.

Захотела попробовать себя в новой системе, в другом городе, поэтому приняла решение поехать в Новосибирск.

Контракт с новосибирским «Динамо» я подписала до юниорского чемпионата мира, еще в мае или в июне. Когда началась подготовка к турниру, уже знала, где буду выступать в новом сезоне.

– Когда подписывали контракт с новосибирским «Динамо», знали, что «Инвента» выступит в Премьер-лиге?

– Это обсуждалось, но точно не было известно.

– Локти потом не кусали?

– Нет, на самом деле я никогда не жалею о каких-то принятых решениях. В Новосибирске я играла очень много, играла на позициях третьего и четвертого номера, мне это так нравилось, а в «Динамо-Фарм» играла только «четверку», поэтому считаю, что все сложилось удачно.

– Первый сезон в Новосибирске – 25 минут в среднем за игру на площадке. Перед переходом предполагали, что будет так много практики?

– Нет, была удивлена. Поначалу, первые матчи сезона, я играла мало, минут по 10-15, а уже потом стала играть по 25-30-35 минут. Доверие со стороны главного тренера Бориса Ильича Соколовского дало мне внутреннюю уверенность. Борис Ильич проводил со мной индивидуальные беседы, давал индивидуальные задания, поддерживал меня.

Или, например, выполняем бросковое задание: есть 3 точки, с каждой нужно забить по 10 раз. Я понимала, что мне для этого надо сделать, скажем, 12 бросков. После выполнения упражнения я должна была подойти к тренеру и сказать о своем результате.

У меня тогда была тетрадка, в которую я записывала свою индивидуальную статистику. Например, 10 очков, 8 подборов (6 – под своим щитом, 2 – под чужим), 2 передачи, 2 перехвата. И в каждом матче надо было стараться улучшать свои показатели.

– Сколько времени прожила эта тетрадка?

– Первый сезон в Новосибирске я после каждой игры все записывала в нее. (улыбается)

– После Бориса Соколовского «Динамо» возглавил Дмитрий Донсков…

– Дмитрий Федорович – вообще другой человек, и тренировочный процесс у него другой. Но и он мне доверял, в обоих сезонах под его руководством в «Динамо» я много играла.

У меня никогда не было боязни выходить на площадку даже против топовых клубов. Когда ты понимаешь, что в других командах игроки сильнее тебя, мне всегда интересно посмотреть, на что я способна против них.

Помню, например, как очень тяжело было играть против УГМК, когда за них выступала Майя Мур.

– А кто самый сильный легионер из тех, с кем вы играли за новосибирское «Динамо»?

– Наверное, выделю Джейми Скотт. У нее и кисть хорошая, может набирать очки и в проходах, и со средней дистанции, и качественно отзащищаться. Она очень много работала, тренировалась.

Легионерки могли пойти в тренажерный зал между тренировками. Я смотрела на них и понимала, что и я могу все это делать. В выходной приехать в зал, если он был свободен, чтобы побросать или поработать индивидуально.

Все канадки, которые были в «Динамо», они еще по-настоящему пахали, делали очень много работы с резиной. Когда видишь все это, то сразу понимаешь, почему они так играют. 

Наверное, вот эти 3 сезона в Новосибирске дали понимание того, что если ты будешь много работать, то будешь хорошо играть, будешь приносить пользу команде. Нужно пахать и пахать больше, чем все остальные.

– Только тренируясь с иностранками, но не играя, можно приобретать этот опыт?

– Конечно, легионерки помогают тебе развиваться и во время тренировок. Это и другие скорости, и другой уровень понимания игры, но именно игровой опыт никакой тренировочный процесс не заменит. 

– В общении с легионерами в этот период уже не было никаких проблем?

– Еще в первый год в «Динамо», когда осенью приехали легионеры, они мне что-то говорят, а я ничего не понимаю. Хорошо помню момент, когда подумала: «Блин, почему я все эти 19 лет не учила английский? Просто позор!» Потом начала ходить к репетитору, отдельными фразами и предложениями стала пробовать общаться.

– Почему иностранки, выступающие в Премьер-лиге, в большинстве своем не учат русский?

– Я думаю, что это зависит от конкретного человека. В «Динамо», кстати, Миа-Мари Лэнглуа знала русские буквы, умела читать по-русски, могла сказать какие-то предложения, понимала, что говорят на тренировках, иногда даже другим легионеркам что-то дополнительно переводила.

– Уверен, что уже после первого сезона за «Динамо» у вас были варианты перейти в другой клуб.

– С «Динамо» у меня был двухлетний контракт. Агент занимался всеми вопросами, но держал меня в курсе событий.

После второго сезона в Новосибирске были предложения и из России, и из Европы, но я решила остаться в «Динамо». И не пожелала об этом.

– Из Европы – это откуда?

– Из Чехии.

– Почему решили остаться в «Динамо»?

– Я была молодым игроком, хотела играть, играть много, набираться опыта. Я знала, что в «Динамо» это будет, поэтому и осталась.

– Но перед сезоном-2020/21 вы все-таки решили сменить команду. Расскажите, как приняли решение о переходе в «Нику», которая только вышла в Премьер-лигу?

– Конец сезона-2019/20, «Динамо» предлагает остаться. Я же думаю: «Вика, пора выходить из зоны комфорта! Засиделась, так лучше не станешь».

Уже тогда пошли разговоры о том, что «Ника» будет играть в Премьер-лиге. Помню, как еще подумала, что поехала бы в Сыктывкар, потому что знала Дмитрия Олеговича Шумихина, работала с ним и в сборной, и он был вторым тренером в «Динамо» при Соколовском… Мне нравились его тренировки. Настоящий фанат своего дела. Мне иногда кажется, что он вообще не спит.

Через какое-то время звонит агент и говорит, что Шумихин хочет видеть меня в «Нике». Я попросила сказать номер Дмитрия Олеговича, сама ему позвонила. Он мне рассказал про организацию, про город, про команду, про зал… Сказал, что в 2 часа дня темнеет. (смеется)

Долго не думала, дня два. И подписала контракт.

– Помните свои первые впечатления после прилета в Сыктывкар?

– Я приехала в город в августе, помню, что в час ночи прилетела, заселилась, только вещи немного разобрала, раздвигаю шторы – как будто день! А потом было очень странно, что в 13:50 уже закат. С этим сложновато. (улыбается) Особенно если между тренировками поспишь, то не понимаешь – сейчас утро или день.

Еще не хватает каких-нибудь парков, где можно погулять. Есть набережная, но каждый выходной по ней ходить не будешь. В целом же, все нормально.

Не хватает болельщиков на трибунах, потому что матчи в Сыктывкаре проводятся пока без зрителей. Уверена, что их поддержка будет нам помогать.

– Когда подписывали контракт с «Никой», знали, что в команде будут легионеры?

– Да, Дмитрий Олегович сразу сказал, что хотят подписать первого и пятого номеров.

Иностранки, кстати, тоже в шоке от того, что в Сыктывкаре так рано темнеет. Линдсей Аллен еще как-то нормально это воспринимает, может быть, потому что уже играла в России, а для Бри Тернер, у которой первый год за океаном, многое сложновато.

– При этом Тернер в дебютном матче в Премьер-лиге сделала five-by-five. Как вы в команде отреагировали на это?

– В раздевалке мы не смотрим статистику. Мне кажется, что про «фай-бай-файв» узнали из клубного Instagram. Сказали Бри: «Good job!»

– У вас богатая история выступлений в составе сборных резерва. А какая зарубежная поездка больше всего запомнилась?

– Наверное, в Испанию. Мы были там на турнире с юниорской сборной России перед чемпионатом Европы, буквально на 2-3 часа после всех игр, в день вылета, смогли поехать в Мадрид. Там было так классно, так красиво! Подумала, что здорово было бы туда вернуться. Но пока не получилось.

На самом чемпионате Европы (U-18), который проходил в Венгрии, мы тогда выиграли бронзу. Помню, как все сильно расстроились после поражения в полуфинале, но тренеры смогли настроить нас на матч за 3-е место, хотя и там игра получилась сложной.

– Главная же победа в вашей карьере на данный момент – золото чемпионата мира-2017 (для игроков не старше 19-ти лет). Помните момент, когда поняли, что попадете в заявку команды на турнир?

– Стопроцентной уверенности в этом, конечно, не было, была высокая конкуренция за место в составе, но немного успокоилась после контрольных турниров. (улыбается)

– Помните свои эмоции после победы над сборной США в финале?

– Было очень много поздравлений, многие написали сообщения, даже те, с кем я не была знакома.

На самом деле мы были так измотаны… Отчетливо помню, как пришли в столовую, поели и разошлись по комнатам. Потом всех собрал тренер, еще раз поздравил с победой, сказал, что будет с нами в молодежной сборной.

– Вспоминая чемпионат мира-2017, многие сразу начинают говорить о Марии Вадеевой, о Раисе Мусиной… Но, например, лидером по игровому времени в составе сборной России были именно вы. Этот факт греет душу?

– Душу греет не этот факт, а то, что тренер мне доверял. Я хорошо понимала свою главную задачу – понимала, что не буду набирать много очков (7.3 очка, 7.3 подбора и 3.4 передачи в среднем за игру на турнире – прим. авт.), но должна выполнять черновую работу, помогать команде в защите.

– Главный компонент, который позволил сборной России выиграть тот чемпионат мира?

– Борьба. Борьба до конца, в каждом эпизоде, бойцовский дух.

– Теперь гораздо менее приятная тема – молодежный чемпионат Европы-2018 (показатели Виктории: 10.9 очка, 8.0 подборов и 1.0 передача в среднем за игру – прим. авт.).

– Ох, я знала, что это будет…

– 13-е место на турнире.

– Да, это был кошмар, мне было так стыдно, что вообще не хотелось возвращаться в Россию. Ощущение провала появилось сразу же после поражения в 1/8 финала. Это, правда, было ужасно.

– Есть какое-то объяснение этому?

– Из-за того, что за год до этого мы выиграли чемпионат мира, все команды на 200% настраивались на нас. Во всех матчах у нас были провальные первые четверти. Как это объяснить, я до сих пор не знаю. Делали открытые броски, но мазали. Я иногда пересматриваю те матчи и не понимаю, почему мы столько промахивались. Возможно, была какая-то нервозность, излишнее желание доказать, что мы лучшие в Европе.

Я вообще часто пересматриваю игры. Смотрю, как выглядит командная защита, почему я проиграла в каком-то эпизоде, не сделала close-out…

– Можете привести какой-то конкретный пример – момент, за который ругали себя?

– Домашний матч со «Спартой энд К», когда при «-2» за несколько секунд до конца встречи не забила штрафной. Я никогда, как в тот момент, не была уверена в своих штрафных, но промахнулась первым броском.

– В апреле прошлого года Олаф Ланге вызвал вас на предварительный сбор главной команды страны. Какой была ваша реакция на эту новость?

– Реакция: «Вау, меня пригласили в национальную сборную!»

Не помню, кстати, кто сообщил об этом, но потом и на почту письмо пришло, и из клуба позвонили… К сожалению, на тот сбор я так и не попала, потому что у меня была травма колена. Были надежды, что все обойдется, но после МРТ стало понятно, что поехать в Новогорск не получится.

– Думаю, мало кто может рассказать о полетах больше, чем игрок, выступавший 3 года за клуб из Новосибирска. Можете вспомнить самый адский перелет.

– Это был полет в Амстердам (матч с «Орандж Лайонс» по EWBL – прим. авт.), мы летели 4 с половиной часа из Новосибирска в Москву, часов 5 сидели в столице, а потом 4 или 5 часов летели до Амстердама, после чего еще на рейсовом автобусе, с другими пассажирами, ехали до нужного места. И через 30 минут – тренировка.

А за несколько дней до этого матча в игре с «Енисеем» мы столкнулись головами с другой девочкой, я получила сотрясение, о чем только позже узнала.  

Но к полетам по 3-4 часа привыкаешь.

– Чем все это время заниматься в полете?

– У меня есть лайфхак. Если вылет в 7 утра, нас забирают где-то в 5, я ложусь спать примерно в 2 часа, чтобы поспать 3 часа, а оставшееся время – поспать в полете. Конечно, это не работает, если лететь вечером – берешь с собой книги, загружаешь фильмы…

– Последняя книга, которую вы прочитали?

– Недавно прочитала книгу «Жлобология. Откуда берутся деньги и почему не у меня» – про финансы, про инвестиции.

У меня есть книги, которые я знаю, что не буду читать дома, но буду читать в полете. Например, «Думай медленно… решай быстро».

Еще я люблю разные курсы, марафоны, тренинги. Между тренировками обычно что-то смотрю или читаю, сейчас еще учу английский. Решила, что надо выучить основные правила языка.

– Вы же еще и студентка. Расскажите, на кого учитесь?

– Учусь на 4-м курсе Новосибирского государственного университета экономики и управления по специальности «управление персоналом», это мой выбор, никто не заставлял.

Понимала, что тренерство – это не мое, я люблю учиться, но не люблю учить других.

С дипломом я смогу быть, скажем, начальником отдела кадров.

– Сложно учиться и профессионально играть в баскетбол?

– Для меня самым сложным был первый курс. Я все учила, были даже репетиторы, например, по математическому анализу. Вообще же, люблю математику, какие-то вещи вообще легко давались.

Могу рассказать, как на первом курсе сдавала историю. Вот это я хорошо помню до сих пор.

Там был строгий преподаватель, а нас в группе было 4 человека, списать нереально. Сижу, понимаю, что билет не знаю. Что-то ответила, но экзамен завалила. Помню, как он спросил у меня: «Чем отличалась форма солдат времен Екатерины II от формы солдат времен Петра I?» Думаю: «Вы серьезно? Откуда мне это знать?»

Договорились, что пересдам перед следующей сессией. Это было где-то в ноябре, а пересдача только в апреле. Там, по-моему, было 80 тем. И вот я исписала тетрадь в 96 листов, готовилась, учила. В день пересдачи пришла, смотрю, там человек 100, все – пересдавать историю. 6 часов просидела в очереди, но все-таки сдала. 

– Можете назвать какой-нибудь положительный момент периода самоизоляции для вас.

– Наверное, это прозвучит немного странно, но за время самоизоляции я познакомилась с умными людьми, которые натолкнули меня на серьезные мысли о будущем, положительно повлияли на меня.

Еще я научилась делать хачапури по-аджарски. Я вообще очень люблю грузинскую кухню. (улыбается)

Без баскетбола я была где-то месяц – наверное, в апреле, когда на улицах только перекати-поля не хватало. Потом тренировалась на уличной площадке.

Уже в середине июля у нас с «Никой» прошел сбор в Севастополе, после которого мы на несколько дней разъехались по домам, а в августе собрались в Сыктывкаре.

– Что вы хотели бы пожелать себе в новом году?

– Выиграть как можно больше матчей с «Никой» и стать более стабильной на площадке.

Беседовал Антон Виноградов

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья