Urban Hymns
Блог

В британском футболе тоже есть коррупция. Можно купить клуб, даже если ты китайский бандит в международном розыске

Рассказывает Денис Пузырев.

Катарская телекомпания Al Jazeera в августе опубликовала большой фильм-расследование, посвященный коррупции в британском футболе. Его главным героем стал британский бизнесмен Крис Самуэльсон. Среди услуг, которые оказывают его многочисленные фирмы, – помощь иностранным инвесторам в покупке английских футбольных клубов. В свое время Самуэльсон помогал и россиянам: Роману Абрамовичу – с покупкой «Челси», Антону Зингаревичу – «Рединга».

Британские законы устанавливают ряд ограничений для потенциальных покупателей футбольных клубов. Самуэльсона это не пугает: он гарантирует, что благодаря связям может обойти любые запреты, а еще сохранить в тайне имя настоящего покупателя (если потребуется). Авторы расследования утверждают, что таким образом преступники могут использовать футбольные клубы для отмывания грязных денег. После фильма Al Jazeera английская Футбольная ассоциация признала, что британский футбол действительно уязвим, назвав достоверными факты из расследования. 

Теперь власти проведут тщательный аудит нынешних владельцев английских клубов. 

Почему Al Jazeera заинтересовалась футболом?

Сначала важное отступление. Фильм The Men, who sell football («Мужчины, которые продают футбол» – очевидная отсылка к хиту Дэвида Боуи The Man, who sell the World, также известная в версии группы Nirvana) сняли журналисты отдела расследований катарского медиа-холдинга Al Jazeera. Связь между арабским медиа и британским футболом на первый взгляд не кажется очевидной. Но это только на первый взгляд.

В России о деятельности Al Jazeera известно не так много – телеканал не вещает на русском языке. Al-Jazeera создали указом шейха Катара в 1996 году, компания прославилась благодаря освещению событий на Ближнем Востоке, странах арабского мира и в Афганистане.

Журналисты делали эксклюзивные репортажи с линии фронта во время американского вторжения в Афганистан (2001 год) и Ирак (2003 год). Лидер террористической организации «Аль-Каида» Усама Бен-Ладен передавал на Al Jazeera видеообращения, которые затем шли в эфир. Все мировые медиа, в том числе и российские, вынуждены были брать эксклюзивную картинку именно у катарского канала.  

Но с тех пор Al Jazeera существенно расширила свою географию и круг тем, превратившись из просто арабского телеканала в глобальный медиаконгломерат. В сфере интересов – события из любой точки мира. В 2006 году компания запустила англоязычный круглосуточный телеканал Al Jazeera English, куда переманивали ведущих журналистов из крупнейших медиа Великобритании и США (например, BBC и ABC).

Al Jazeera особо гордится собственным отделом расследований (Al Jazeera Investigative Unit), который запустили в 2011 году. За 10 лет Al Jazeera опубликовала десятки резонансных расследований. Разоблачения журналистов приводили к отставкам высокопоставленных чиновников и уголовным делам. После расследования «Украденный рай» в 2016 году, посвященного коррупции на Мальдивах, в отставку ушло все правительство Мальдивских островов.

Ряд расследований Al Jazeera были посвящены околоспортивным темам. Фильм 2018 года Football’s Wall of Silence о сексуальных домогательствах в британском детском футболе номинировали на престижную премию BAFTA. А расследование 2015 года The Dark Side о секретных лабораториях, поставляющих допинг спортсменам из американских профессиональных лиг, в частности NFL, обернулось судом. Пять упомянутых в расследовании игроков NFL подали на Al Jazeera иск с обвинением в клевете. Разбирательства продолжаются до сих пор.

Журналисты договорились о покупке «Дерби Каунти» за 100  млн фунтов для беглого китайского коррупционера. Это было незаконно, но легко  

Фильм The Men, who sell football строится вокруг видеозаписей встреч журналистов Al Jazeera с британским бизнесменом Крисом Самуэльсоном и его партнерами. Встреч было несколько, они происходили в середине 2019 года – во время одной из них упоминается новость о заключении контракта Фрэнка Лэмпарда с «Челси» (об этом объявили 4 июля 2019 года). Встречи снимались на скрытую камеру, а сами журналисты выдавали себя за представителей неких китайских бизнесменов, которые заинтересованы в покупке английского клуба.

Журналист под прикрытием сразу обозначил главную проблему: у его основного клиента, который дает 60% суммы на покупку, проблемы с законом в Китае. По легенде, рассказанной Самуэльсону, его обвинили во взяточничестве и отмывании денег и осудили на 7 лет тюрьмы. Правда, суд проходил заочно, так как инвестор, не дожидаясь ареста, сбежал от преследования китайских властей через Гонконг. Журналист дает понять Самуэльсону, что британский клуб нужен его клиенту главным образом для легализации в Великобритании преступных денег, выведенных из Китая.

Проблема заключается в том, что согласно законам Великобритании и правилам футбольных лиг, человек с непогашенной судимостью и приговоренный к сроку заключения более года, не имеет права купить футбольный клуб. На это наложен прямой запрет. Кроме того, инвестор должен представить властям полную и достоверную информацию о происхождении денег, чтобы доказать, что они получены легально.

Но Самуэльсон сразу успокаивает журналистов, утверждая, что знает, как обойти британские законы. «Это обычное дерьмо, – говорит он. – Я человек, который живет в реальном мире и понимает, что такие ситуации иногда происходят. Не беспокойтесь, вообще никаких проблем не возникнет. Я проделывал это много раз. Я организую финансовые схемы, которые решат проблемы вашего босса. Он купит клуб, и об этом никто не будет знать».

Журналисты Al Jazeera называют Самуэльсона одним из крупнейших теневых дельцов футбольного рынка Великобритании. Ему 75 лет. Он родился в 1946 году на юге Англии в богатой семье, получил образование в университетах Гренобля и Мюнхена, после чего переехал в Нью-Йорк, где работал на Уолл Стрит. С 1980-х он специализируется на работе с компаниями, зарегистрированными в офшорах. Одна из задач таких компаний – вывод капиталов в офшорные юрисдикции и сокрытие истинных владельцев выведенных состояний. «В финансовых кругах его называют «волшебником, который мог бы спрятать слона в маленькой комнате», утверждают авторы расследования.

В процессе бесед с журналистами Самуэльсон рассказывает, как пришел в мир футбола. «Это был 1982 год, – вспоминает Самуэльсон. – Мне позвонил Бобби Мур (легенда британского футбола, капитан сборной Англии на ЧМ-1966 – Sports.ru) и спросил, мог ли бы он купить «Челси». Я начал переговоры и договорился о покупке клуба за 800 тысяч фунтов. Но сделка не состоялась – была проблема со стадионом. Владелец «Челси» разделил активы – клуб и стадион «Стэмфорд Бридж» – и отказывался включать арену в сделку. Но с тех пор я начал работать с футбольными клубами».

Самуэльсон утверждает, что поможет приобрести почти любой клуб АПЛ. «Если вы хотите купить клуб из топ-6, то есть два, которые мы можем приобрести прямо сегодня, – говорит он журналистам под прикрытием. – Роман Абрамович, мой давний друг, готов продать «Челси». Но он хочет 3 миллиарда фунтов. Можно купить и «Тоттенхэм». Я отлично знаю и Дэниела Леви, и основного владельца Джо Льюиса. Это будет стоить 2 миллиарда».

Однако потенциальные покупатели говорят, что их бюджеты скромнее – 150 миллионов фунтов на покупку и еще 100 миллионов как инвестиции в развитие после закрытия сделки: «Наши клиенты заинтересованы в покупке «спящего гиганта» – большого клуба, с именем и трофеями, большой базой фанатов и хорошим стадионом, но переживающего не лучшие времена. В идеале – клуб из Чемпионшипа».

Во время следующей встречи с журналистами Самуэльсон предлагает на выбор четыре варианта: «Дерби Каунти», «Ноттингем Форест», «Миллуолл» и «Севилью» из Ла Лиги. По его словам, испанский клуб сейчас можно купить за 217 миллионов долларов, что значительно ниже его реальной рыночной стоимости. Сам он советует выбрать «Дерби», уверяя, что уже обсудил ситуацию с владельцем клуба Мелом Моррисом и тот готов общаться. Журналисты соглашаются на встречу, но просят Самуэльсона рассказать, какие существуют варианты обойти британские законы для их «криминального босса».

Следующие встречи Самуэльсона с журналистами посвящены именно этому вопросу. На них бизнесмен приглашает своих партнеров и менеджеров, которые должны помочь. Самуэльсон предлагает потенциальным клиентам четыре варианта. Три из них связаны с регистрацией компании-покупателя в офшорной зоне и оформлением ее как траста. Траст – это вид оформления собственности, когда реальный бенефициар передает актив в доверительное управление другой компании, ведущей дела в его интересах. При этом имя реального выгодоприобретателя может не раскрываться.

Исторически трасты возникли в Великобритании еще в Средневековье – уходящие в многолетние военные походы рыцари передавали имущество подобным компаниям, чтобы те обеспечивали доход их оставшимся на родине семьям. В дальнейшем трасты стали бизнесом церковных приходов – феодалы, опасавшиеся изъятия земель в ходе междоусобных войн, оформляли их на на церкви, которые были защищены от возможной конфискации имущества. Доход от земель продолжал получать феодал, а церкви имели процент за прикрытие.

Сегодня трасты используются в том числе бизнесменами, перешедшими на госслужбу. По закону они не могут вести бизнес, так как возможен конфликт интересов, но могут передать бизнес трасту в доверительное управление. Часто трасты используются для сохранения анонимности бенефициара – это и лежало в основе схем, предложенных Самуэльсоном. Разница была лишь в деталях. По одной из этих схем «мастер-траст», принадлежащий беглому китайскому коррупционеру, учреждает 81 мелких трастов, которые и покупают «Дерби». При этом доля каждой из компаний оказывается менее 5%. Согласно закону, собственники, владеющие в компании долей менее 5%, не обязаны раскрывать бенефициаров.

Вторая схема предполагала, что на бумаге собственником клуба станут два миноритарных инвестора, у которых отсутствуют судимости. Реальный же собственник с 60% останется в тени – его взаимоотношения с партнерами будут прописаны в отдельном документе, составленном в офшорной юрисдикции. Этот документ будет недоступен для прессы или надзорных органов.     

Третья схема предполагала передачу клуба в управление компании самого Самуэльсона под названием Finsbury. Она зарегистрирована в Гибралтаре – британском офшоре на юге Испании. По словам бизнесмена, в управлении у Finsbury 6 тысяч офшорных счетов, оформленных на 5 тысяч компаний со скрытыми бенефициарами. На этих счетах находятся 50 млрд долларов. Получить информацию об истинных бенефициарах невозможно – сами трасты записаны на номиналов – менеджеров, работающих на Самуэльсона.

«По похожей схеме мы покупали «Рединг» для русской семьи Зингаревич, – рассказывает Самуэльсон. – Покупателем выступала компания, зарегистрированная в Гибралтаре. Но там была своя специфика – задачей этой схемы было скрыть, что деньги на покупку выдает Борис Зингаревич – глава семьи. Поэтому все было оформлено на его сына Антона, у которого никаких собственных денег вообще не было».

В итоге клиенты выбирают четвертую схему, предложенную Самуэльсоном. Она связана с оформлением паспорта Кипра, который позволит создать ему «новую идентичность». За кипрскую схему отвечает деловой партнер Самуэльсона Кит Хантер – бывший офицер Скотланд-Ярда (историческое наименование лондонской полиции), который работает частным детективом. Самуэльсон организовывает встречу с Хантером, где тот раскрывает детали схемы. По его словам, у него есть связи с высокопоставленными кипрскими чиновниками, в тот числе с неназванным министром и влиятельными депутатами парламента.

Благодаря этим связям можно оформить паспорт гражданина Кипра по программе «Гражданство за инвестиции». При этом в новом паспорте будет указано не настоящее имя получателя, а другое. Это позволит создать получателю ту самую «новую идентичность» – новое имя, новую биографию, в которой не будет криминала, но будет чистая история инвестиций в легальный бизнес – недвижимость, ценные бумаги и так далее.

«У меня был русский клиент, которого арестовали бы в любой стране в первую же минуту по прибытии, – рассказывает Хантер. – Мы изменили ему всего одну букву в фамилии, и он теперь без проблем путешествует по всему миру». Стоимость такого чистого паспорта –  10 млн долларов. Чтобы получить кипрский паспорт по легальной программе, достаточно заплатить 3 млн долларов.     

Журналисты Al Jazeera использовали этот фрагмент в своем другом расследовании The Cyprus Papers, посвященной коррупционным схемам при получении «золотых паспортов» Кипра сомнительными иностранными инвесторами. Фильм вышел в октябре 2020 года и вызвал огромный скандал. Демонстрации против коррупции в высших эшелонах власти Кипра продолжались несколько недель, и правительство Кипра объявило об отмене программы «Гражданство за инвестиции». Двое членов парламента Кипра, включая спикера Деметриса Силлуриса, чье имя было упомянуто в расследовании Al-Jazeera, подали в отставку.

В заключительной части фильма журналисты в компании Самуэльсона встречаются с владельцем «Дерби» Мелом Моррисом прямо на клубном стадионе. Моррис жалуется на финансовые проблемы (в 2021 году так и не проданный «Дерби» окажется на пороге банкротства – Sports.ru) и соглашается на условия покупателей – 50 млн фунтов за клуб, 29 млн – за стадион и еще 20 млн фунтов – на покрытие текущих убытков. Итого 99 млн фунтов. Комиссия Самуэльсона за услуги – по 3% и с покупателя, и с продавца. Дополнительно оплачивается работа сотрудников его команды.

То есть на сделке по продаже «Дерби» Самуэльсон бы получил около 7 млн фунтов. Однако сделка не состоялась – сняв на скрытую камеру все, что было нужно, «представители китайских инвесторов» просто исчезли.

Самуэльсон помогал российским олигархам выводить деньги из страны в оффшоры в 1990-х. Теперь они на эти деньги покупают английские клубы

Большое место в расследовании Al Jazeera занимают рассказы Самуэльсона о работе с клиентами из России. «Я знал многих русских олигархов. Я был в Москве раз 500», – рассказал Самуэльсон.

По его словам, в 1990-х он активно работал с россиянами, предоставляя им услуги по выводу денег в безопасные офшорные юрисдикции – в Гибралтар и на остров Мэн (остров в Ирландском море, крупный британский оффшор – Sports.ru). «Эти услуги были очень востребованы в России, – рассказывает Самуэльсон. – Одним из моих клиентов был Роман Абрамович».

Самуэльсон рассказывает, что именно он посоветовал Абрамовичу купить футбольный клуб в Англии. «Как-то я ему сказал: «В России назревают политические перемены. Ты должен защитить себя. Ты должен создать себе позитивный имидж на западе. Почему бы тебе не купить футбольный клуб, ты же любишь футбол?».

Самуэльсон пересказывает известную историю о том, что Абрамович планировал купить «Тоттенхэм», но якобы пришел в ужас от района, в котором расположен стадион «Уайт Харт Лейн». В книге журналистов The Wall Street Journal Джошуа Робинсона и Джонатана Клегга «Клуб» приводится фраза, якобы сказанная Абрамовичем после первого посещения района: «Да здесь ужаснее, чем в Омске!». Самуэльсон придерживается версии, что главную роль в отказе от покупке «Тоттенхэма» сыграла плохая логистическая доступность стадиона. 

«Дорога из центра через пробки занимала более полутора часов, а поблизости не было вертолетной площадки,-– объясняет британский бизнесмен. На обратном пути мы проезжали мимо «Стэмфорд Бридж». Он спросил: «Что это?» – «Стадион «Челси»», – ответил я. – «А почему бы нам не купить именно его?», –  поинтересовался Роман. Через неделю «Челси» был его за 94 млн фунтов».

Среди других российских бизнесменов, которых Самуэльсон упоминает в качестве своих клиентов – Борис Березовский, Михаил Ходорковский, Платон Лебедев, Бадри Патаркацишвили. Авторы расследования в доказательство слов Самуэльсона демонстрируют копии досье полиции Нидерландов, в котором упоминается, что Самуэльсон выступал консультантом при покупке Ходорковским нефтяной компании «Юкос», а Березовским – «Сибнефти».

С семьей Зингаревич Самуэльсона связывала не только покупка «Рединга», но и менее известная история о попытке получить «Эвертон» в 2004 году.

Сделка уже была согласована, покупателем выступала зарегистрированная в Брунее компания, представителем которой, в том числе и для медиа, выступал сам Самуэльсон. «Мы прекрасно знали, что клуб покупает Борис Зингаревич, но он хотел сохранить инкогнито, так как не хотел проходить проверку происхождения его денег, – рассказывает в фильме бывший президент ливерпульского клуба Билл Кенрайт. – Но пресса сумела распознать истинного покупателя, и сделка сорвалась».

«Я был в ярости и просто готов был застрелить того, кто слил информацию в прессу, – вспоминает Самуэльсон. – У меня сорвалась сделка, у Зингаревича возникли большие проблемы в России». Частный детектив Кит Хантер говорит, что им удалось вычислить, кто из офиса «Эвертона» слил информацию о Зингаревиче в прессу. Для этого они использовали прослушку (это незаконно) и получили доступ к электронной почте сотрудников клуба. Правда, наказывать информатора не стали.

Забавная деталь: во время одной из снятых на скрытую камеру встреч, которая проходила в шумном баре в лобби отеля, Самуэльсон рассказывает, что назначать конфиденциальные встречи в подобных местах ему посоветовал один из его русских клиентов. «В таких местах очень шумно, а столики очень маленькие, так что журналисты или нанятые конкурентами детективы не смогут сделать нормального качества запись разговора или разместить на столе жучок», – делится он.

Покупка футбольных клубов через подобные схемы сомнительными инвесторами не только позволяет преступникам отмывать криминальные доходы, но и создает угрозу самим клубам, купленным такими людьми, утверждают авторы расследования. В качестве примера они приводят историю «Рединга», который под управлением молодого Антона Зингаревича, обещавшего вывести клуб на принципиально новый уровень к его 150-летию в 2021 году, в реальности довел до ситуацию финансового краха и просто сбежал спустя два года после покупки. Наследие: долги по налогам и неоправданно высокие зарплаты Павла Погребняка и Ройстона Дренте. По данным британских медиа, Погребняк получал 55 тысяч фунтов в неделю, что делало его не только самым высокооплачиваемым игроком «Рединга», но и всего Чемпионшипа. 

Другой жертвой схем Самуэльсона стала «Астон Вилла», которую в 2016 году купил китайский бизнесмен Тони Ся – клиент Самуэльсона. Через два года после покупки клуб оказался на пороге банкротства. Тони Ся оправдывался, что не может вывести деньги из Китая, чтобы инвестировать в клуб, а через год его и вовсе арестовали на родине за кражу кредита в 30 млн долларов. «Тони Ся был номиналом, – признает в фильме Самуэльсон. – Чьи деньги он прикрывал, не знаю даже я. То есть никто вообще не знает, кому принадлежала «Астон Вилла»». На этой сделке Самуэльсон заработал 4 млн долларов.

После выхода расследования Al Jazeera руководство английской Футбольной Лиги (EFL) выступило с официальным заявлением, признав наличие уязвимости в системе проверки покупателей клубов. А еще пообещала пересмотреть процедуру установки личностей инвесторов и чистоты происхождения их финансов.

На официальный запрос Al Jazeera об истории с несостоявшейся покупкой «Дерби» и способами обмана британских законов Самуэльсон ответил, что не совершал ничего криминального и не знал, что у его потенциального клиента из Китая есть проблемы с законом. Доказать обратное при помощи видеозаписей, показанных в фильме, невозможно – добытые подобным способом доказательства суд просто не примет.

«Шериф» выиграл первый матч в Лиге чемпионов. Футбол – часть странной империи, которая держит Приднестровье

Букмекерские лиги: миллиарды рублей ставят на любительский футбол и пинг-понг. Что, как, откуда?

Фото: Gettyimages.ru/Michael Regan, Ben Hoskins / Stringer, Maurice Hibberd / Stringer; youtube.com/Al Jazeera; East News/AP Photo/Alastair Grant

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные