Блог Телеканал «Спорт»

Бой Хабиба на РЕН ТВ – суперпотеря Первого. Главный канал страны впервые проиграл топ-трансляцию

Рептилоиды утащили Нурмагомедова с Гэтжи к себе.

Купить атрибутику Хабиба Нурмагомедова в официальном магазине Reebok 

Если вы провели в криогенной камере последние пять лет, то наверняка удивитесь, что «Дом-2» до сих пор показывают по телевизору, а АПЛ – нет, что Тина Канделаки может быть боссом спортивного канала, а в топ-5 популярных видов спорта в России входят прыжки маленьких девочек на коньках и кровавый мордобой агрессивных горцев в запертой клетке. Да, что там пять лет – еще 2,5 года назад прямые эфиры поединков Хабиба Нурмагомедова стояли в одном ряду с многочисленными повторами из мезозойской эры с канала «Боец».

Когда Хабиб впервые стал чемпионом UFC, то в апреле 2018 года ради такого события в 7:00 воскресенья проснулись лишь 0,9% телезрителей по всей России. Трансляция махача с Элом Яквинтой оказалась на восьмом месте среди спортивных событий недели. Через полгода аудитория резко выросла в 2,5 раза и попала на 46-ю позицию среди вообще всех телевизионных программ страны – бой с Конором Макгрегором посмотрели больше людей, чем шоу «Замуж за Бузову», пятничный выпуск «Вечернего Урганта» и «Субботний вечер с Николаем Басковым».

Хайптрейн вокруг Нурмагомедова привез его трансляции в прайм-тайм Первого, и главная телекнопка России разыграла ситуацию «вин – вин»: сам Хабиб получил заслуженный интерес миллионов, а канал Константина Эрнста – рекордную долю в 23,2% (по 4+). С апреля 2018-го по сентябрь 2019-го прошло всего лишь 17 месяцев, и за это время Орел вырос из никому не известного бойца в главного спортсмена России после Владимира Путина. Внимание к нему распухло от низших позиций в специализированных чартах до верхней строчки рейтинга Mediascope за неделю.

А вот что не изменилось, если вы читаете нас не с дивана, а лежа все в той же криокамере. Первый канал закономерно следит за трендами и пылесосит все, что популярно на маленьких частотах и можно капитализировать, если вытащить на экраны потолще. Так, например, с переменным успехом на Первом оказывались ранний и тогда еще модный Comedy Club, Анна Ардова со скетч-шоу, Елена Летучая, Жанна Бадоева, а с прошлой недели и Влад Чижов – «Решала» с канала «Че», кумир охранников всех автопарковок Матушки Руси.

Конечно, трансляции боев Хабиба тоже появились на Первом и прошли, в отличие от практически всех вышеперечисленных событий, с потрясающим выхлопом. Но главное удивление пришло еще в конце 2019 года, и это, пожалуй, первое, что предвещало такие ужасные следующие 12 месяцев – РЕН ТВ объявил о старте трансляций UFC, первым стал бой Конора Макгрегора против Дональда Серроне. А следующим планировался ивент Хабиба – тот самый махач с Тони Фергюсоном, который сорвался из-за коронавируса.

И это действительно большое изменение по сравнению с последними годами. По крайней мере, так работало со спортом – Первый канал говорит, что хочет показать финал или полуфинал какого-то важного турнира, приходит к «Матч ТВ», Eurosport, «НТВ-Плюс» или даже ВГТРК и забирает трансляцию себе.

Я не знаю, как это происходит на практике, – это договорные отношения на уровне руководства каналов, просто топ-менеджеров Первого или целого канала с целыми федерациями. Какой-то вариант правильного ответа мы получили буквально 40 дней назад – полуфинал теннисиста Медведева на US Open пролоббировала букмекерская компания. Но понятно, что это далеко не полная картина взаимной любви телевизионных офисов.

Логично, что чиновникам выгодно, чтобы об их виде узнала максимально широкая аудитория. Можно рассматривать эту ситуацию с точки зрения привлечения детишек в секции или спонсорских рекламных контрактов в спортивные организации – как угодно, это работало. Другой разговор, почему так не получилось с UFC и поединком Хабиба.

Буквально за пару месяцев до трансфера главного ММА-промоушна на РЕН ТВ Нурмагомедов появлялся в эфире Первого, приходил на обстоятельное интервью в субботнюю студию Дмитрия Борисова. Обычно канал Константина Эрнста держится за звезд и людей, дающих рейтинг, и планомерно их обрабатывает. Так сейчас происходит с фигурным катанием, примерно всегда было с героями шоу-бизнеса и, казалось, точно так же случалось с Хабибом. Но нет.

Купить атрибутику Хабиба Нурмагомедова в официальном магазине Reebok 

И как вообще можно выиграть в этой битве у Первого канала? Раньше главная кнопка страны диктовала условия, в каких-то моментах она поступает так до сих пор – это трансляции Кубка Первого канала на «Матч ТВ», потому что хоккей, возможно, не соберет нужные цифры, и футбол Россия – Венгрия, потому что нельзя по смыслу прерывать историю майора Черкасова в этом временном слоте. Но совершенно очевидно, что бой Нурмагомедова снова получил бы рекордные доли и задушил (хе-хе) соперников в хит-параде Mediascope.

Мы все слышали про последние проблемы Первого. У них падают рейтинги по сравнению с «Россией 1», копятся долги перед телецентром «Останкино», Лариса Гузеева читает подводки в «Давай поженимся» вместо приглашенных дикторов (так дешевле), а в шоу «Голос» сидят только люди, которые нравятся бабушкам (иначе не удержать верного зрителя). Но невозможно даже представить, что канал по собственной инициативе упустит важный продукт с гарантированными рейтингами.

По среднесуточным показателям РЕН ТВ на прошлой неделе находился на седьмом месте в России – после кабельных каналов, «России 1», Первого, НТВ, Пятого и СТС. РЕН и Первый – члены одного холдинга «Национальная Медиа Группа», куда также входит и владелец прав на бои промоушна Дэйны Уайта UFC TV (его можно найти в паре кабельных операторов).

Это также отчасти дает ответ на вопрос, с кем договаривался канал Константина Эрнста летом 2019-го при покупке трансляции Хабиб – Порье, но еще больше путает сейчас. Если РЕН и Первый вместе входят в НМГ, и бой Нурмагомедова на главном канале России очевидно посмотрят больше, чем во втором эфирном мультиплексе, то зачем двум частям одного холдинга воевать друг с другом и отнимать у «Медиагруппы» рекламные доходы?

Самое логичное предположение – боссы РЕН ТВ пошли через голову руководства Первого и продавили переход на каких-то верхах. Иначе в этом решении нет решительно никакого смысла – ни для самого Хабиба, ни для UFC, ни для руководства обоих каналов, ни для холдинга, ни для масштаба потенциальной аудитории, и, соответственно, охвата рекламных роликов внутри трансляции.

 
 
 
View this post on Instagram

#UFC254 📸 Хабиб 🆚 Гэтжи

A post shared by Телеканал UFC ТВ (@ufc.tv.channel) on

То есть получается, что Первый канал можно победить в кабинетных войнах? Возможно, устройство UFC Russia состоит таким образом, что развитие русского офиса промоушна еще не достигло масштабов дружбы с крупными чиновниками, поэтому и за трансляцию Хабиба нужно биться не в октагоне, а натурально в чистом поле. И в этом РЕН ТВ тоже преуспел, причем задвигался в этом направлении практически сразу после тех рекордных рейтингов Нурмагомедова с Порье.

Возможно, поединки Хабиба уже вышли за пределы просто обычной спортивной трансляции, поэтому к ним и нельзя применять те же выводы, что, допустим, к отдельным матчам РПЛ на Первом. Это уже отдельный культурный феномен и одновременно что-то из той же лиги, что и таблоид-шоу Андрея Малахова – игра на низменных чувствах, будь то подглядывание в замочную скважину или наблюдение за обычной уличной дракой. И тогда уже нужно рассматривать потерю прав на UFC как телевизионный рейдерский захват, а не конкурентную борьбу каналов друг с другом за два часа ММА в федеральном эфире.

Подписывайтесь на телеграм-канал сайта Television-Sport.com – самое важное чтиво о спортивном телевидении на русском языке

Фото: Eurosport.ru/Getty Images, сайт Первого канала

Купить атрибутику Хабиба Нурмагомедова в официальном магазине Reebok 

Автор

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья