Под прицелом
Блог

Наша королева гребли закисла в Беларуси и 3 года назад выбрала Россию – знает слова гимна, в честь серебра купит сумочку

У России историческая медаль в женской гребле – Анна Пракатень эффектно взяла серебро в одиночке, рванув с последнего места. В этом классе у нас не было наград 41 год!

Еще несколько лет назад Пракатень гребла за Беларусь, причем не в одиночках, а в четверках/восьмерках. И вообще, на одиночницу ее переучили только прошлой зимой – тренеры разглядели потенциал. 

Мы спросили Анну о переезде, адаптации к новому классу и татуировках. Пожалуй, самая эффектная из них – звездочка внутри правого уха.

– Расскажите про переход из Беларуси – когда, почему?

– Примерно в 2017-2018-м, последний раз выступала за Беларусь в 2016-м. Тренировки там немножко исчерпали себя – понимала, что ничего не светит. У меня были хорошие знакомые в России – Андрей Костыгов, сейчас мой личный тренер; его дочка Василиса Степанова, которая вчера стала второй в двойках.

 Мы списались, я предложила, сказала: хочу, могу. Почему нет, если еще хочу грести, но не в Беларуси?

– Вообще, в Беларуси же сильная гребная школа – у Екатерина Карстен две олимпийские победы в одиночке.

– Карстен – прям легенда, мой кумир. Но у меня в Беларуси не сложилось – там не было того, что я хотела. В России это появилось: работать и получать результат.

– Вы же переходили не как одиночница – до этого гребли в четверках и восьмерках.

– Как одиночница – в том смысле, что была одна, было не с кем грести. С одиночки начинала, потом получила гражданство и уже официально выступала в четверке парной на ЧМ-2019. Мы боролись за лицензию, чуть-чуть не хватило. Может, это и судьба, что тогда не хватило. 

– Когда тренеры предложили попробовать в одиночке, легко согласились? 

– Особого выбора не было: предлагают-не предлагают. Так получилось, что в какой-то момент сказали: идешь в одиночку сегодня. Я пошла, показала результат – ну чем черт не шутит? Надо продолжать, меня оставили в одиночке.

Потом была регата в Греции, я показал неплохое время, и мы остались в одиночке.

– Переучиваться сложно?

– Да нет, чего там… Два весла – встал и пошел.

– Сколько у вас татух? 

– (после паузы) Пять, по-моему. Первую набила на пальце в 2010-м – мы приехали с ЧМ в четверке, и что-то захотелось. Есть на ухе. Но последняя – это пальма на икре. Глубокого смысла в них нет, просто красивые рисунки. Теперь, конечно, хочу набить олимпийские кольца – думаю, как раз будет в тему.

– Где ваш дом – и в душе, и фактически?

– У меня в Минске все, я отсюда поеду в Минск – домой. Там родители, близкие, друзья. В России не проживаю, но хочу переехать в Санкт-Петербург. Питер – ван лав. 

– Вашу победу на Евро не особо заметили, а вот Люцернскую регату – уже да.

– Ну да, на Европе соперницы были послабее. В Люцерне да, все немножко выползли: было интереснее гоняться с американкой, ирландкой, китаянкой, они достойные соперницы. 

– Если бы здесь звучал гимн России – спели бы? 

– Спела бы, слова знаю. Они очень похожи с белорусским.

– В 28 лет самая молодая из участниц финала. В Париже уже наступит ваше время?

– Посмотрим, как карта ляжет. Вообще, в гребле все раскрываются после 25-27 лет – это самый сок. Мы всегда приезжали и были самые молодые, сейчас я самая молодая. Посмотрите восьмерки – там, конечно, совсем возрастные ребята сидят. 

Может, к Парижу сложится – главное, верить тренеру, доверять себе.

– После награждения вы укутались во флаг ОКР – не смущает, что не российский?

– Нет таких ощущений – все равно это для себя, для страны. Ты представляешь страну, она в душе и сердце. 

– Вчера американка Калмо жестко высказалась про серебро нашей двойки – вроде как их вообще не должно тут быть. Задело?

– Высказалась и высказалась. Победителей не судят – для нас девчонки, можно сказать, выиграли золото. Вообще, тут девчонки приветливые, поэтому не знаю, почему она так. Если бы сказала такое про меня, меня бы не задело. 

У России внезапнейшее серебро в академической гребле! Не верили даже ТВ-режиссеры – всю гонку игнорили нашу двойку

– В Беларуси вы выступали под фамилией Сычева. 

– Это моя девичья фамилия. Я была замужем, сейчас в разводе, но фамилию оставила. Фамилия нормальная.

– Ваш спорт комментирует Губерниев – вы знакомы?

– Познакомилась заочно, по телефону после чемпионата Европы. Он поздравлял, комментировал, выкладывал в инстаграм – мне было очень приятно. Я никогда не могла подумать, что можно так комментировать мою гонку. 

После Люцерна мы уже поговорили, я дала интервью. Он хороший мужик, веселый. Ну явный болельщик такой… Гребле повезло, что он такой фанат. 

Мы дали толчок – до этого про греблю все забыли. На квалификационной регате взяли две лицензии, потом победа на Европе, потом опять лицензии – мы оживили греблю.

Теперь в гребле вы точно знаете не только Губерниева. А вот его ода этому суровому спорту

– Обидно, что вот-вот нужно уехать из Токио? Оставаться, когда закончились выступления, нельзя.

– Я очень вдохновляюсь художественной гимнастикой – это для меня вообще… Российские, белорусские гимнастки – это красота, хотелось бы посмотреть. Посмотрим по ТВ. В целом, хочется домой – мы уже месяц здесь, не именно в Токио, а в Японии. 

– У вас есть дорогостоящая мечта, которую теперь будет чуть проще исполнить?

– Может, сумочку куплю, ха-ха-ха…

***

Алексей Свирин, босс нашей гребли базово объяснил, почему этот спорт в России оживает и почему Пракатень раскрылась в одиночке: 

– Это фееричный результат, мы просто счастливы, мы двинемся к Парижу-2024 и, думаю, реализуем мечту. 

– Анна много проигрывала со старта – это тактика?

– Аня, как правило, не идет со старта вперед – больше работает середину. Третью пятисотку, как мы говорим. В этот раз получилось так, что немножко далековато уехала Эмма Твиг, и не получилось навязать борьбу на финише.

Объективная причина: Аня с Эммой встретились первый раз. Эмма – проверенный боец (третью Олимпиаду подряд в финале – Sports.ru), но и Аня однозначно показала максимум на сегодня. Нам нужно радоваться тому, что есть, с надеждой в будущее.

– Как вы пересаживали Анну на одиночку?

– 8-9 месяцев назад мы ступили на путь работы с иностранными специалистами – Миколасом Масилионисом и Джанни Постиглиони. На первых сборах нам не удалось попасть в Грецию – работали в Турции, на расстоянии всем процессом управлял Джанни.

Через какое-то время стало ясно, что Ане это подходит. По функциональным способностям она была среди сильнейших в сборной – как правило, сильнейшая по тестам. Тренерам было достаточно одного-двух сборов, чтобы понять: Аня в одиночке способна показывать результаты мирового уровня – и они уже тогда начали рассказывать и показывать, почему она может это делать.

Потом в Греции мы работали параллельно с греками, в том числе на контрольных. Сегодня вы увидели феноменальный результат грека в одиночке – теперь он олимпийский чемпион. Он тоже работал в этой группе – и относительно друг друга было видно, что Аня может, что она на уровне лучших.

Потом не было никаких сомнений: ей нужно идти от мелкой лодки. Зачастую это пугает наших тренеров, мы все время пытаемся собраться в большие экипажи – эта тактика не всегда себя оправдывает. У иностранцев другое отношение – они идут от мелких лодок. Огромное им спасибо.

– Надо ли принципиально переучивать на одиночку?

– Принципиально – нет. Понятно, что разные движения, скорость, биомеханика – в больших лодках они более скоростные. Нюансы есть, но нужно просто время – пройти адаптацию, потренироваться в лодке.

На самом деле, атлеты, соревнуются в крупных классах, не гребут все время. Каждый подготовительный период рассаживаются в мелкие классы и потихоньку тренируются – это и психологически проще. В общем, все идет от малого к большому.

«У меня эйфория! Это наши Олимпийские игры». Анна Пракатень полгонки шла последней, но эпично вырвалась к серебру 

Фото: РИА Новости/Владимир Астапкович; REUTERS/Leah Millis, Piroschka Van De Wouw

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные