Блог Подкасты Sports.ru
Подкасты

Расшифровка подкаста про непобедимый «Арсенал» с участием Вадима Лукомского

Разговор Ивана Калашникова, Вадима Лукомского и журналистки The Athletic Эми Лоуренс в текстовом формате.

Калашников: Всем привет. Это подкаст «Извините, пирожки». Меня зовут Иван Калашников, и я рассказываю здесь о футбольной культуре. На протяжении 21 выпуска мы делали этот подкаст вместе с Митей Кожуриным, но сейчас в качестве постоянного ведущего остался только я. Впрочем, надеюсь, Митя еще когда-нибудь зайдет в эту студию, и вы услышите его снова. Кстати, те выпуски, которые мы делали вместе с Митей, по-прежнему доступны в Apple Podcasts, Google Podcasts, Castbox и вообще везде, где вы слушаете подкасты. Они вневременные, мне кажется, их можно слушать абсолютно вне зависимости от текущих событий, они привязаны к глобальным темам, все они так или иначе исследуют футбольную культуру, как и весь этот подкаст. Поэтому не забывайте, что архив так же ценен и полезен, как и текущие выпуски.

С этого момента подкаст немножко поменяет свой формат. У меня будут здесь фактически гости, количество спикеров увеличиться. Я постараюсь говорить с разными людьми, как с русскоязычными, так и с нерусскоязычными, и, наверное, этот подкаст из более разговорного станет более нарративным. Если вы захотите оставить отзыв по поводу нового формата подкаста, а я рад любой обратной связи, напишите мне напрямую в телеграм. Его адрес вы найдете в описании подкаста.

Калашников: В сезоне-2003/04 чемпионом Англии стал «Арсенал», проведя целый сезон без поражений. 38 матчей, 26 побед, 12 ничьих. В истории английского футбола это случилось во второй раз, но первый был аж в конце 19 века, и сезон там состоял из 22 матчей, поэтому, конечно, «Арсенал» выглядит намного круче. И та команда получила прозвище The Invincibles, «Непобедимые». 

Когда Премьер-лига вручала награды в честь собственного 20-летия в 2012 году, «Непобедимые» были признаны лучшей командой в истории АПЛ. Чтобы разобраться, как та команда играла и какой след она оставила в футбольной культуре, я буду говорить с Вадимом Лукомским, автором Sports.ru, комментатором, подкастером и видеоблогером. Вадим, привет.

Лукомский: Привет, Вань. Очень рад, что именно в такую тему я попал.

Калашников: Я думал, как еще бы тебя представить: может быть, как главного болельщика «Арсенала» на постсоветском пространстве, или как белорусского Майкла Кокса. Но, возможно, мы по ходу дела разберемся.

Скажи мне, есть ли у тебя максимально короткая ассоциация из того времени, когда ты следил за этим «Арсеналом», и следил ли ты за ним вообще в реальном времени, когда ты видел тот «Арсенал» и в меньшей степени задумывался о том, чтобы эти матчи анализировать, а получал эмоции. Что ты тогда чувствовал, прежде всего?

Лукомский: Я тебе больше скажу, это был первый сезон, когда я смотрел, ну, по крайней мере, настроился на то, чтобы смотреть в прямом эфире, когда это возможно. Тогда это было не так просто, как сейчас. В основном через трансляции, по телевизору, через тарелку, через «НТВ Плюс», смотреть все матчи «Арсенала». То есть до этого я болел, я заболел «Арсеналом» в нулевом году, в 2000-м. 

А вот перейти к тому, чтобы прямо каждый матч, жить в режиме «Арсенала», у меня на это некоторое время ушло. И в сезон, когда все удачно сошлось, я как раз-таки начал смотреть буквально каждый матч. И конечно, тогда казалось, что вся болельщицкая жизнь будет такой, что поражения вообще, возможно, даже не существуют. 

Но если вспоминать какую-то одну ассоциацию, для меня сезон «Непобедимых» в футболке Арсена Венгера скорее всего умещается. Там была в конце сезона такая история, когда ему со стадиона бросили футболку, где было написано Comical Wenger, то есть «абсурдные цитаты Венгера», целую серию кто-то сделал. И одна из таких цитат была: «Мы можем пройти сезон без поражений». Когда Венгер это впервые сказал, в 2001 году, к этому отнеслись как к какому-то юмору, болельщики других клубов просто за это троллили «Арсенал». 

На самом деле, это было не так уж невозможно, потому что если выбирать стартовую точку, где начинается команда «Непобедимых», это, наверное, сезон-2001/02.

«Арсенал» тоже тогда стал чемпионом, и об этом очень многие забывают, но «Арсенал» тогда смог пройти весь выездной сезон без поражений. Потому что это, на самом деле, самое трудное. В истории английского футбола было много команд, которые дома ни разу за сезон не проигрывали. А вот не проиграть на выезде – если мы говорим про те года Премьер-лиги, грубо говоря, не проиграть на «Энфилде», не проиграть на «Олд Траффорд», наверное, главнее всего на «Олд Траффорд» – это было самое трудное. Но «Арсенал» где-то вот за два года до настоящего сезона «Непобедимых» уже показал такой потенциал. И Венгер… Вообще с ним очень сильно ассоциируется, у него тоже было цитата: «Если ты не веришь в какое-то достижение, у тебя вообще изначально нет шансов». Он всегда верил, он был уверен, что команда может пройти сезон таким образом. И когда это все-таки получилось, все поняли, что вот вера Венгера вот в этот успех вопреки всему, вопреки троллингу, вопреки тому, что никто вокруг не верил в это было, очень-очень важным фактором успеха.

Калашников: Чтобы объяснить, как эта идея стала реальностью, как Венгер пытался донести ее до своих игроков, я взял комментарий у Эми Лоуренс. Это специальный корреспондент по «Арсеналу», которая больше 20 лет писала про него в газету The Guardian, а вот в этом году перешла в The Athletic. Также Эми написала две книги об «Арсенале», одна из которых посвящена вот как раз сезону «Непобедимых».

Эми Лоуренс: Мне удалось поговорить со многими игроками «Арсенала» обо всех обстоятельствах того времени, и все они сошлись во мнении, что единственным человеком, который с самого начала верил в идею сезона без поражений, и возможность таким образом вписать имя клуба в историю, был именно Венгер. Для игроков по началу это даже не было реальной задачей. К чему они на самом деле стремились, так это к победе в чемпионате или в Лиге чемпионов. Думаю, ни футболисты, ни болельщики даже не думали об этом до того, пока команда не начал подбираться к титулу весной 2004 года. 

С Венгером все было по-другому. Он знал, что ни одна команда в английском высшем дивизионе не преодолевала весь сезон без поражений со времен самого первого официального сезона 1889 года, когда это сделал «Престон». И Венгер мечтал повторить это достижение. Его привлекала чистота, безупречность сезона без единого поражения.

В 2002 году «Арсенал» выиграл чемпионат, ни разу не проиграв на выезде. И Венгера тогда спросили: «Возможно ли провести так весь сезон?» «Арсенал» тогда был в отличной форме, и Венгер, не раздумывая, ответил: «Да, это возможно». И они немедленно проиграли «Эвертону». Причем победный гол и в то же время свой дебютный гол в Премьер-лиге забил 16-летний Уэйн Руни. 

Игрокам тогда ужасно не понравились слова Венгера. Я помню, как Мартин Киоун возмущался: «Зачем он возлагает на нас такую ответственность? Какой еще сезон без поражений, это же нереально?» Короче, сначала футболистам эта идея вообще не зашла. Но через год, под Рождество 2003-го, Венгер снова напомнил об этом игрокам. Они отказывались обсуждать это до тех пор, пока не оформили чемпионство на «Уайт Харт Лейн». 

Но потом, когда до конца сезона оставалось 4 матча, идея наконец стала реальностью. Когда игроки отмечали победу в АПЛ, Венгер сказал: «Вы уже чемпионы. Но вы также в одном шаге от великого достижения, и вы можете стать бессмертными, потому что люди запомнят этот сезон навсегда. Осталось сделать этот шаг». Тогда и футболисты поставили себе новую задачу и сконцентрировались на ней. На протяжении 4 игр у всех болельщиков «Арсенала» в голове оставалась лишь одна мысль: «Только бы они не облажались». 

Калашников: Объясни мне. Сейчас ты, естественно, чтобы составить какие-то свежие впечатления о команде Венгера «Непобедимые», наверняка пересматривал по крайней мере уж ключевые матчи точно. Можешь ли ты сейчас, как бы уже с багажом каким-то таким аналитическим, привычкой разбирать матчи и смотреть не на ход матча, за мячом, а смотреть на всю картину в целом, как ты можешь объяснить, как эта команда играла с тактической точки зрения? Что в них было новаторского по отношению к тому времени, и что в ней было такого крутого, что могло бы до сих пор работать сейчас?

Лукомский: Если говорить о тактике того «Арсенала», то нужно в первую очередь сказать о том, как во многих зонах «Арсенал» опередил время. Самое простое: Этот пример – раз ты уже упомянул Майкла Кокса в нашем подкасте – пример я ворую немножко у него, он очень любит, рассуждая об этом «Арсенале», рассуждать про линию защиты. Потому что, по сути, никто из них не был защитником, всех Венгер переучил. 

Лаурен, правый защитник, начинал выше, какое-то время играл в опорной зоне, из него сделали правого защитника. Коло Туре – опорник, и его как раз перед этим сезоном перевели в центр защиты, и все это началось, по-моему, австрийские сборы тогда были у «Арсенала», и все этому удивлялись, удивлялись тому, что «Арсенал», грубо говоря, не закрывает эту позицию.

Все думают, что Сол Кэмпбелл был защитник. Ну, наверное, это так. По крайней мере, не Венгер его переучил. Но на самом деле, если порыться в истории, то можно узнать, что Сол Кэмпбелл начинал на позиции атакующего полузащитника, 10-го номера.

Калашников: Поскольку его переучивали в «Тоттенхэме», то это не считается. Я думаю, ты, как болельщик «Арсенала», можешь закрыть на это глаза.

Лукомский: Это не заслуга Арсена Венгера. Но для того, чтобы сделать эту историю красивой, для того, чтобы понять, откуда у этих футболистов были не совсем свойственные центральным защитникам качества, я думаю, стоит упомянуть и про Эшли Коула, который играл левого защитника все тоже отлично помнят. Он начинал выше на фланге, и Венгер его пустил какое-то время ушло у него на адаптацию. Изначально не понимал он, как нужно играть на позиции именно защитника. То есть линия защиты была очень необычной. 

И как раз перед сезоном к этой линии защиты добавился Йенс Леманн, который тоже опередил время, который был Мануэлем Нойером до Мануэля Нойера. Наверное, даже в большей степени был Нойером, чем сам Нойер. Он очень здорово подстраховывал защиту, выбегая из штрафной. Конечно, он не был настолько же стабилен, как Нойер, у него очень много было помутнений, там его «Безумным Йенсом» называют, это самое точное определение.

Действительно, он был очень крутым, когда у него получалась игра, но он мог одним эпизодом все испортить и себе, и команде. Но сезоне «Непобедимых» такого практически не было, он играл очень здорово и он играл по-новому. То есть он мог подстраховывать высокую линию защиты, мог подсказывать, конечно, за счет опыта вот этим вот защитникам, которые были не совсем защитниками. И, конечно, это работало очень-очень интересно.

Калашников: Я сейчас должен добавить, пока мы не ушли от темы защиты, что в итоге вот эти вот переученные бывшие полузащитники заняли три из четырех мест в символической сборной того сезона. Все, кроме Коло Туре, то есть Кэмбелл, Лаурен и Эшли Коул попали в символическую сборную по итогам сезона. Леманн не попал, наверное, потому, что в первом сезоне казалось, что он даже слишком эксцентричен. Ну и потом «Арсенал», кстати, не то чтобы постоянно играл на ноль. У них там сухих матчей точно не больше всех было в сезоне и пропускали они.

Лукомский: По-моему, 26 мячей они пропустили. Ну, это немного.

Калашников: Да, конечно. Я имею в виду, что пропускали часто.

Лукомский: А кого поставили, ты не помнишь? Кудичини?

Калашников: В ворота поставили Тима Ховарда, который играл в «Юнайтед» тогда. Что было странно, потому что у него точно не было крутого сезона в «Юнайтед» полного.

Лукомский: По-моему, он тогда как-раз таки начудил в ЛЧ, и «Юнайтед» из-за этого вылетел.

Калашников: Но это не Премьер-лига, поэтому можно.

Калашников: И последний момент по этому поводу. Я еще в этой защите, которая сделана из полузащитников, вижу такой, знаешь, привет через 10 лет в адрес испанской школы подготовки игроков. 

И вот цитаты, которые ты любишь цитировать везде – в текстах, подкастах тоже – что в идеале можно натренировать 10 центральных полузащитников и сделать из них целую команду, как Гвардиола там мечтает или мечтал. Мне кажется, такая своеобразная параллель здесь тоже может быть: они все полузащитники разного типа, но из них можно сделать других игроков, потому что в полузащитников изначально больше закладывается.

Лукомский: Ну, эта цитата идет вообще от Йохана Кройффа, он там любил говорить: если мне надо защищать большой сад, то я буду ужасным защитником, даже если у меня там качество как у Мальдини или там Барези, учитывая, когда он это говорил. А вот если мне нужно защищать маленькую зону, то я буду хорошим защитником, даже если не умею отбирать мяч.

Калашников: Я понял, на что ты намекаешь. Все что сказано Гвардиолой, было уже когда-то сказано Кройффом. Вполне логично.

Лукомский: Да и сам Гвардиола говорил: «Я ворую идеи, не считаю ничего плохого в том, чтобы воровать идеи. Главное, чтобы их потом правильно интерпретировать». Но что-то мы сильно отвлеклись от «Арсенала». Интересные роли еще на самом деле были. В те годы в Премьер-лиге особенно было модно, чтобы на левом фланге играл левша, на правом фланге правша, и они создавали бы ширину, они отвечали за навесы команды, во многом определяли атакующую игру. Если эти футболисты были топовыми, то команда тоже, как правило, играла достаточно смело и открыто, и в принципе показывала достаточно зрелищный футбол, много забивала. Атака часто строилась через таких футболистов. 

У «Арсенала», конечно, было не так. Уже тогда оба фланговых игрока, Пирес и Юнгберг, очень часто смещались в центр, очень много времени проводили там По сути, они часто предпринимали маневр, который сейчас приписывают вот этим самым инвертированным вингерам – когда правша оказывается на левом фланге, а левша на правом фланге. «Арсенал» практиковал это уже тогда, и это тоже не соответствовало эпохе, опередило эпоху.

Ну и постепенно мы добираемся до пары нападающих. Там играют Деннис Бергкамп и Тьерри Анри, конечно же. Анри постоянно уходил в свою любимую зону на левый фланг. Он не был статичным нападающим, не был прикован к штрафной. А Бергкамп любил постоянно опускаться в опорную. То есть они тоже действовали так, что, по сути, у «Арсенала» не было нападающего. Чистого уж точно не было. Их рисовали в схеме как пару форвардов, но они были намного более гибкие игроки, которые оперировали в других зонах.

Если говорить про Бергкампа, конечно, он свою манеру, свою роль определил еще раньше. Он так много лет играл. Но вот сочетание, взаимопонимания, которого к тому сезону достигли все эти четыре атакующих футболиста, оно зашкаливало.

Ну еще часто мог врываться и поддерживать их из глубины Патрик Виейра. Это один из моих главных комплексов – я просто выхожу из себя, когда кто-то называет Виейра опорником. Практически всегда у Виейра был более оборонительный партнер. В «Непобедимых» это, конечно же, был Жилберто Силва. До этого там еще был с ним в связке Пети. То есть Виейра никогда не играл чистого опорника, он максимально разноплановый полузащитник, который часто врывался в штрафную, который очень хорошо комбинировал. Да, за счет своих габаритов он мог тоже отбирать мяч, но никогда он не было чистым опорником, и это тоже, конечно, давало разнообразие. 

То есть у «Арсенала» был очень широкий спектр угроз. Во-первых, вот эта четверка атакующая, которая очень свободно двигается, необычно для своего времени двигается. Во-вторых, Виейра, который врывается из глубины. Ну и фланговые защитники, особенно левый фланг, где играл Эшли Коул, потому что Лаурен был скорее балансирующим игроком. Да, он не подключался, иногда он только изображал подключение, но в целом он помогал сдерживать какие-то контратаки, но не участвовал в атаке активным образом.

В любом случае, всех этих угроз хватало, чтобы, во-первых, переводить игру на чужую половину поля очень здорово, во-вторых, чтобы атаковать так красиво, как не атаковали команды английские того времени.

Калашников: Тогда объясни мне, почему в этом сезоне Анри на фоне других игроков в Премьер-лиге был просто каким-то королем. Просто если взглянуть на его цифры… Мало того, что он забил 30 голов и стал лучшим бомбардиром, он один нанес 166 ударов. По-моему, следующий за ним человек, у него было то ли слегка за сотню, то лит даже сотни ударов не было. Анри в полтора раза больше, чем любой другой игрок ударов нанес. В частности, у Ширера, который, понятно, уже на исходе карьеры был, но, тем не менее, свои 22 забил, потратил на это 84 удара, в два раза меньше, чем Анри бил по воротам.

Как получилось, что все эти атаки все равно заканчивались на нем? И как человек, который уже не первый год играл в Премьер-лиге – его какие-то защитники-то знали – как он получал такую свободу, как им удавалось настолько доминировать над не самыми плохими оппонентами?

Лукомский: Ну, самое главное: Анри – великий, думаю, в этом нет ни у кого сомнений. Но дальше мне приходится где-то с тобой не соглашаться и даже немножко развеивать мифы.

Если мы берем то, что я называю «чистой результативностью» – даже не глубокою статистику, просто чистую результативность – я ее сейчас определю. Это голы плюс ассисты минус голы, забитые с пенальти. Я думаю, это достаточно логично, пенальти — это немножко другой навык. Если мы берем этот показатель, то сезон Анри «Непобедимых» не входит даже в тройку его лучших сезонов. У него были намного более успешные сезоны, но в «Непобедимых» он чаще, чем когда-либо бил пенальти, 7 из 7 он тогда забил. Я думаю, что это помогло ему чуть поднять свой всегда высокий уровень результативности. 

Но все-таки он немножко пожертвовал креативной частью. Наверное, не все помнят, но Анри очень много голевых передач отдавал, во все сезоны, кроме как раз вот в сезоне, когда «Арсенал» прошел без поражений. Тогда у него было 9 ассистов, это не так уж много по его меркам, потому что у него был сезон рекордный с 20 ассистами за год, и по 15, по 12 он отдавал. Анри был на своем высочайшем уровне в тот год, но он не был прямо монстром. Таким он иногда себя показывал. 

Если разбираться, почему Анри не был настолько грозным, то, наверное, все-таки нужно будет обратиться к теме того, что «Арсенал» на самом деле играл очень часто вничью в тот год. «Арсенал» постепенно начал осознавать, что у них есть шанс добыть это историческое достижение, и в некоторых матчах немножко себя ограничивал, то есть не играл в атаку так мощно, как он мог бы играть.

В этой связи очень интересно сравнить все три отрезка непобедимой серии. Был отрезок в конце сезона-2002/03, был отрезок в начале сезона-2004/05, и был целый сезон между ними. Если мы берем целый сезон, когда «Арсенал» не проиграла ни одного матча, но 12 сыграл вничью, «Арсенал» там самый скованный. Это проявляется и в том, сколько голов забивалось. На самом деле, не так уж много: то есть больше всех, конечно, на фоне других команд 73 мяча. Но все-таки это не какой-то заоблачный показатель, когда мы видели, что есть команда, которая за сотню переходит в один год, особенно сейчас, когда вот Клопп и Гвардиола поднимают эту планку. Так что у «Арсенала» все-таки была какая-то оглядка на то, что вот там нужно скорее довести эту серию до конца. Особенно когда они осознали, что это вполне реально.

Калашников: Давай разберем еще не совсем футбольные причины успеха «Непобедимых» и вообще «Арсенала» Венгера, которые не на поле демонстрировались.

Ты знаешь, что первое сделал Венгер, когда пришел в «Арсенал» в 1996 году?

Лукомский: Очень много вариантов ответа на этот вопрос. Я слышал и про скамейки, которые он приказал поменять, чтобы они соответствовали росту каждого футболиста. То есть он смотрел, чтобы футболист в зависимости от своего роста удобно сидел, даже за такими мелочами. До, конечно, легендарных батончиков Mars, которые требовали вернуть потом.

Калашников: Это именно тот ответ, который я хотел услышать. Естественно, после первой победы во главе «Арсенала» над «Блэкберном» игроки скандировали: «Верни нам наши батончики Mars!», которые он запретил накануне. Потому что его справедливо ужаснула диета, на которой сидели английские футболисты. Вернее, диетой это нельзя было назвать, просто питание профессиональных футболистов было, в принципе, таким же, ка питание всех остальных людей, просто футболисты компенсировали это играми, тренировками и так далее. Но ели они не здоровую -может быть, вкусную – но точно не помогающую деятельности профессионального футболиста пищу. Тони Адамс обожал fish&chips, Венгер убрал бобы, всякие пирожки с мясом и так далее, оставил это болельщикам, это отдельная тема. Его диету часто называли Evian-broccoli, то есть минеральная вода Evian и овощи на пару, которые у большинства футболистов, особенно английских, вызывали отторжение, они не хотели это есть, но приходилось питаться. Венгер, который приехал из Японии, говорил: «Смотрите, как люди там отлично питаются рисом, овощами, рыбой, вот мы все это должны есть, и тогда нам будет легче восстанавливаться, не говоря уже о том, что будем быстрее бегать». Плюс он научил игроков своих жевать. То есть помимо того, что он их научил отбирать и пасовать, он сказал, что ключ к успеху – это если вы будете так тщательно пережевывать пищу, никуда не спешить, не глотать, то она будет очень хорошо усваиваться и таким образом вы придете в норму. Самое важная вещь именно с культурной точки зрения, особенно британцами она тогда воспринималась как нечто суперрадикальное – вот эта вся история про английских игроков, которые после матча идут в паб, а потом на следующий день после тренировки идут в паб, иногда вместо тренировки идут в паб – это все более-менее в прошлом осталось, но у Венгера был zero tolerance к алкоголю. Он его не принимал ни в каких видах, и игрока его запретил абсолютно, в любом виде. Его неприязнь к алкоголю очень давно началось, он вырос в маленьком городе на границе Франции и Германии, с французской стороны, в Эльзасе. Его родители управляли таверной, пабом на первом этаже, а на втором жили. И Венгер говорил, что нет места лучше, чтобы изучить человеческую психологию, чем паб. И говорил, что уже в 6 лет понял, какими разными бывают люди и как жестоки могут они быть друг с другом. Но помимо этого он еще и слушал, как люди говорят о футболе, когда смотря его в пабе, и чего-то там начинал разбираться в тактике. Как он говорит, это сильно на него повлияло, интерес начался именно там. Когда о понял, что хочет быть футболистом, тренером, он вспоминал свои впечатления, полученные в 6 лет.

Калашников: Скажи мне, какие моменты, какие матчи в этом непобедимом сезоне тебе кажутся ключевыми? Не может быть такого, чтобы «Арсенал» взял и катком проехался по всем. Наверняка были какие-то моменты, когда эта команда проходила через самый жесткий тест, была близка к поражению, и что произошло, что все-таки серия не оборвалась?

Лукомский: Думаю, матчи на старте были очень важными, потому что нужно было команде почувствовать, что это не какой-то стандартный сезон. Хотя бы раз любая команда проигрывает, нужно было почувствовать, что эту серию, которую они начали еще в конце прошлого сезона, можно перенести на дистанцию всего сезона. В этом плане некоторые стартовые матчи, где многое сходилось в пользу «Арсенала», помогли очень серьезно. Например, бы матч с Портсмутом, его мало кто помнит, тоже один из первых в сезоне, по-моему, в 5-м туре они играли, и тогда «Арсенал» смог зацепить ничью только благодаря очень странному инциденту с пенальти. Там Робер Пирес, наверное, все-таки даже я должен признать, что он симулировал. Да, сенсация – без симуляции Робера Пиреса, наверное, серия могла бы оборваться так рано. Но если говорить все-таки не о деталях, а о матчах, которые вспоминает сразу любой болельщик Арсенала, то, конечно, это два матча: Первый – нулевая ничья с «Манчестер Юнайтед» на «Олд Траффорд». Тогда на 90-й минуте был тот самый пенальти нереализованный от Руда ван Нистелроя, после которого ему Мартин Киоун прямо в лицо закричал.

Мне кажется, Руд ван Нистелрой – это такой футболист, которого все неболельщики «Манчестер Юнайтед» люто ненавидят. Я не встречал ни одного человека, который любит ван Нистелроя, который любил бы его, пока он играл за «Манчестер Юнайтед». Потом, когда он стал уже футбольной легендой, символом, тогда уже немного смягчились болельщики «Арсенала», по-моему.

Калашников: Скажи, вот в этом инциденте, который предшествовал пенальти, когда Виейра удалили из-за того, что на нем ван Нистелрой сфолил, Виейра отмахнулся в его сторону. Там было, мне кажется, полметра от шипов до ноги, но ван Нистелрой отпрял так, как будто по нему ударили. Этот момент тебя бесит, ты до сих пор возгораешься от него, хочешь, чтобы немедленно в этот момент справедливость восторжествовала и Виейра остался на поле, а ван Нистелрою показали карточку за симуляцию?

Лукомский: С одной стороны, да. Наверное, это было бы абсолютно правильно, потому что после этого матча даже сам Венгер напрямую использовал слово cheat по отношению к ван Нистелрою. Такое случается редко, обычно такие намеки пытаются завуалировать, а он назвал его обманщиком. По-моему, это вполне справедливо, потому что это была явнейшая симуляция. Такое в футболе наблюдать вообще не хочется. 

С другой стороны, я же начал как раз эту мысль про то, как Киоун в лицо ван Нистелрою кричит. Тогда могло бы не случится вот этого момента, а этот момент был таким эмоциональным всплеском, такой радостью из-за того, что у «Арсенала» все сходится, и что против «Манчестера» сыграл именно ван Нистелрой. Именно он был неудачником, именно так Киоун выразил отношении к ван Нистелрою всего прогрессивного человечества, это тоже очень ценный эпизод, и его не хочется терять из истории «Непобедимых».

Калашников: Мне кажется, что наиболее опасным моментом для «Непобедимых», когда эта серия могла прерваться, была весенняя серия матчей, когда им пришлось играть с «Манчестер Юнайтед» в Кубке Англии, с «Челси» в Лиге чемпионов и сразу после с «Ливерпулем» в премьер-лиге. Соответственно, из Кубка Англии «Арсенал» вылетел, из ЛЧ вылетел тоже, проиграв «Челси», который тогда Раньери тренировал, и возникло ощущение, что если вдруг они и «Ливерпулю» проиграют и начнется полоса неудач, то потенциальный требл, про который говорили до этой недели, может вообще раствориться.

Эми Лоуренс: Та игра с «Ливерпулем» была невероятной. «Арсенал» уступал 1:2 к перерыву, при этом в предыдущую неделю команда вылетела из кубка Англии, проиграв «Манчестер Юнайтед». Они вылетели и из ЛЧ, проиграв «Челси». Еще недавно болельщики обсуждали, может ли «Арсенал» выиграть требл в этом сезоне. Но вдруг под угрозой оказался даже титул в АПЛ, и тем более сезон без поражений.

Венгер был в шоке, потому что вся проделанная им и командой работа могла обернуться ничем. Тогда 37-летний Мартин Киоун зашел в раздевалку, посмотрел на побелевшие от стресса лица игроков и выдал мотивационную речь в своем стиле. Он орал на футболистов так, что они готовы были сойти с ума. Но его целью было всего лишь напомнить им, как хорошо они умеют играть в футбол. Команда вышла из раздевалки и перевернула игру. Анри был великолепен, и «Арсенал» победил 4:2.

Калашников: Раз уж мы говорили о том, какую революцию в питании игроков произвел Венгер, забавно, что вся эта история с серией «Непобедимых» не закончилась с концом сезона,  а продлилась на следующий, но оборвалась опять на матче с «Манчестер Юнайтед», с самым принципиальным соперником и лично Венгера, и «Арсенала» в то время, и закончилась тоже с участием еды. После самого матча, об обстоятельствах которого я тебя сейчас попрошу рассказать. Сразу скажу, что закончился он тем, что разборка в подтрибунном помещении после матча увенчалась эпизодом, когда Фергюсону прилетел кусок пиццы, и кинул его человек, который для «Арсенала» потом сыграет важную роль. Это Сеск Фабрегас. Тогда он был, не знаю, 15-ти, 16-летним запасным, который где-то нашел эту пиццу, которая была нужна чтобы сразу восстановить калории после матча. Вот он взял кусок пиццы – ему не нужно было восстанавливать калории – он кинул ее куда-то там наугад в кучу толкающихся, орущих друг на друга людей. Попал в Фергюсона. Наверное, это было довольно символично. Началось все с батончиков Mars, а закончился пиковый период «Арсенала» именно пиццей.

Калашников: Скажи мне, что там в том матче было? Почему все-таки «Арсенал» проиграл? 

Лукомский: Я никогда не видел такого ужасного судейства. Пусть меня позакидывают, что я болельщик «Арсенала», придумываю себе заговоры, но это было просто за гранью. Конечно, Фергюсон, Невилл тоже про этот матч вспоминали и говорили, что осознали постепенно, что «Арсенал» – команда, с которой если играть грубо, тогда они сломаются, и мы сломали «Арсенал». Вот таким образом они преподносили, но, к счастью, интернет все помнит. 

Если постараться, можно найти и полный матч, и даже нарезку, которую специально перед подкастом я пересмотрел, где собраны только вопиющие судейские ошибки Майка Райли, который судил тот матч. Я думаю – все офигеют – думаю, даже если матч судить по стандартам 70-х годов, где можно было чуть ли не ноги отрывать, то все равно у «Манчестер Юнайтед» должно было быть несколько удалений. 

На Хосе Антонио Рейеса просто охоту устроили. Невилл чаще всего против него оказывался и точно должен был несколько карточек собрать. Был там и эпизод при 0:0, когда выход один на один был прерван, Рио Фердинанд, по-моему, тогда сфолил. В общем, очень-очень много моментов, где очень странные решения принимал судья. 

Думаю, что «Юнайтед» даже не в вдевятером должен был доигрывать матч, а еще меньше футболистов. Ну или было бы одно удаление, и дальше бы «Юнайтед» просто бы не смог свою тактику – явно не футбольную – использовать. По-моему, это просто вопиюще. 

Ну и конечно, момент, который не только болельщики «Арсенала», но и все помнят, это нырок Уэйна Руни, по-моему, абсолютно явный нырок. Кстати, у тебя, как у футбольно нейтрального человека спрошу: это же нырок, ну там не может быть сомнений?

Калашников: Я воспринимаю это тоже как симуляцию. У меня нет какого-то суперосуждения по этому поводу, потому что молодой Уэйн Руни в «МЮ» мне казался чуть ли не главной историей английского футбола на тот момент. Поэтому суперразочарования от того, что серия «Арсенала» в конце концов прервалась, у меня не было, но да, это, пожалуй, нырок.

Мне правда нравится параллель, что когда у «Арсенала» была длинная беспроигрышная серия, и Венгер начал заговаривать об этом, о том, что можем теоретически пройти без поражений и так далее, это было между двумя титулами в 2002 году. И Руни, играя за «Эвертон», забил свой первый гол в Премьер-лиге и прервал беспроигрышную на тот момент серию «Арсенала». И в итоге сделал это через несколько лет во второй раз, пусть и с помощью нырка, но окей, история все равно красивая. Хотя меньшей симуляцию это не делает.

Лукомский: Но в тот раз ван Нистелрой пенальти все-таки реализовал, потом Уэйн Руни добавил второй, но мне кажется, что тот матч вообще трудно рассматривать с тактической точки зрения, потому что там футбола из-зато го, как играл «Манчестер Юнайтед», просто не было.

Наверное, все-таки если бы его судили по правилам, «Арсенал» получил бы преимущество в дополнительного одного игрока как минимум, и тогда бы вероятно того, что серия не прервалась бы на этом этапе, была бы намного, намного выше.

И та мысль, которую я высказывал уже завуалировано, продвигаю по ходу подкаста: «Арсенал» на старте нового сезона играл более расслабленно, интересно и даже качественно. Поэтому очень интересно: если бы все-таки не оборвалось в такой неочевидной ситуации, если бы «Арсенал» пошел бы дальше, до каких высот он добрался бы?

Калашников: Могу сказать, что из-за этого сезона непобедимого, даже если ты говоришь, что качество игры могло быть еще выше, «Арсенал» точно стал примером для подражания остальных клубов АПЛ. Может, не всех, «Манчестер Юнайтед» явно по своему пути шел, и шел довольно уверенно, но методы Венгера и то, какую команду он собрал, как он ее собрал, это, безусловно, очень-очень сильно повлияло на все остальные клубы, которые мечтали «МЮ» и «Арсеналу» навязать конкуренцию. Неудивительно, что уже следующий год после «Непобедимых» стал годом, когда мы все узнали про «Челси», Абрамовича, Моуринью и так далее.

Так вот, на что «Арсенал», мне кажется, повлиял очень сильно, так это на интернационализацию Премьер-лиги. Мало того, что все лучшие игроки континентальной Европы и так уже потихоньку направлялись в Премьер-лигу, и клубы отходили от такой идеи, что вот у нас должен быть костяк британских игроков и так далее. Много где это по-прежнему работало. В «Челси» суперинтернациональном все равно были основные игроки английские, потому что у них была возможность выбрать лучших. В «Манчестере» был и «Класс-92», понятно, и какие-то другие люди из академии, и трансферы удачные английские.

Но вот «Арсенал», как первая по-настоящему интернациональная команда, где регулярно очень-очень много иностранцев и мало англичан, британцев, ирландцев выходило на поле. Я помню совершенно феноменальную статистику на начало 2018 года, или 2017-го она была актуальна, что с 1996-го года, с момента прихода Венгера в «Арсенал», стартовый состав «Арсенала» в АПЛ 123 раза состоял из одних иностранцев, то есть ни одного британца. И на втором месте на тот момент был «Манчестер Сити», у которого 11 раз это было. Понятно, что во всех других командах это проскакивало.

Конечно, это не было самоцелью Венгера, я уверен. Он же выигрывал и с английской защитой без проблем титул. Если бы у него была возможность, если бы академия «Арсенала» выпускала больше английских игроков, или если бы у него была возможность и желание переплачивать за английских игроков хороших, он бы этим пользовался. Но у него была другая идея, курс на строительство стадиона…

Лукомский: А ты помнишь Джефферса?

Калашников: Да! И Джефферса за 7-8 млн…

Лукомский: Ну, по тем меркам…

Калашников: Да, по тем меркам это очень много. Такой классический английский нападающий, который, я даже боюсь признаться в том, что я не помню, что с ним стало потом. В каком-то «Бирмингеме» он доигрывал что ли. Не получилась у него карьера, Венгер отдал за него много денег. Мне кажется, он тоже жалел: «Вот, смотрите, я вынужден переплачивать за британских игроков, а они при этом даже не то что сами из себя ничего не представляют, так еще и конкуренцию не могут навязать, чтобы развить команду».

Вот. Но эта интернационализация была понятна. Венгер, как только приехал, первое, что он услышал в свой адрес от Фергюсона, не напрямую, а так, Фергюсон, по-моему, комментировал появление Венгера в Премьер-лиге и сказал, что удивительно, как вообще у нас приезжает тренер, возглавляет одну из команд, перед этим работав в Японии. Такой завуалированный пинок в сторону Арсена. Тот на это ответил, что островные культуры – чему он научился в Японии – что островные культуры в наибольшей степени закрыты от внешнего воздействия, хотят изолироваться от этого, боятся. Венгер показал, что нового боятся не надо, нужно привлекать иностранных игроков, нужно пользоваться всеми методиками, до которых можно дотянуться. 

Что он еще постоянно своим игрокам говорил, в том числе для того, чтобы улучшить внутрикомандное взаимодействие, что им нужно постоянно общаться на поле, постоянно настаивал, чтобы не затыкались нигде, уходя с поля чтобы друг с другом разговаривали, в столовой, на тренировках, в пути домой, когда ждали начал тренировки и так далее. И вот здесь как раз одну из самых важных ролей играл Патрик Виейра, который был капитаном команды. На нем еще лежали обязанности организации постоянного взаимодействия команды, чтобы люди, которые теоретически могли сесть в свой угол раздевалки, замкнуться в своей культуре, разбиться на группы испанские, голландские, французские, английские. Чтобы они так не делали, они друг с другом постоянно общались.

Эми Лоуренс: Когда строится команда, всегда возникает вопрос: как люди с разными характерами будут уживаться друг с другом? Смогу ли они сработаться? Иногда, чтобы добиться идеальной гармонии в коллективе, тебе нужна удача, или даже магия. Тут многое зависит от случая или от везения. 

В том «Арсенале» подобрались уникальные футболисты, но главную работу по их объединению в единую команду проделал Патрик Виейра. Для 2003 года состав «Арсенала» был все еще слишком интернациональным, даже для АПЛ, где ведущие клубы предпочитали опираться на костяк из британских игроков. Однако в «Арсенале» это работало на всеобщее благо. Игроки из разных культур и с разным опытом постоянно учились друг у друга и благодаря этому прогрессировали. 

А Виейра поменял представление о том, как должен вести себя капитан команды. Во время матча он был бойцом и рубился до конца, но за пределами поля вел себя очень спокойно: не орал на одноклубников, не запрыгивал на стол и не бил себя в грудь кулаками, как это делал до него Тони Адамс. Это тоже великий капитан, но совсем с другой манерой общения. Патрик предпочитал мотивировать своим примером на поле, пойти в жесткое единоборство, отобрать мяч или отдать шикарную передачу. А в остальное время он организовывал ужины с участием всей команды и семей игроков. 

В то время как футболисты остальных команд по-прежнему ходили вместе в пабы и ночные клубы, Виейра создавал в «Арсенале» семейную атмосферу. Они вместе ужинали, ходили друг другу в гости и регулярно обсуждали что-то помимо футбола. Безусловно, все это помогло им лучше понимать друг друга на поле.

Калашников: Ну и я не завершить этот пример историей про пирожки. Есть такой Piebury Corner, такое кафе рядом со стадионом «Эмирейтс», где продают пирожки. Они названы в честь легендарных игроков «Арсенала». Там традиционный пирожок с мясом и подливкой из пива называется «Тони Адамс», а пирожок с олениной, выдержанной в красном вине, называется «Тьерри Анри». Это показывает разницу как между диетой, которая была присуща старому «Арсеналу» и «Арсеналу» Венгера, так и какому-то разнообразию, которое он привнес в английскую футбольную культуру.

Калашников: Спонсор сегодняшнего выпуска подкаста – букмекерская контора «Марафон». Если вы послушаете, как мы разговариваем о непобедимом сезоне «Арсенала» и захотите, например, поставить на это в этом сезоне, потому что «Ливерпуль» сейчас идет без поражений в английской премьер-лиге. Учитывая, что год назад команда Клоппа одно поражение потерпела, правда? Всего один раз они проиграли в чемпионате. Так вот, если вы захотите поставить на беспроигрышный сезон «Ливерпуля», то вы можете сделать это на сайте «Марафона». Вернее, там проще всего найти коэффициент на победу «Ливерпуля» в сезоне, он сейчас 1.8, а на победу «Ман Сити» – 2.0. В данный момент «Марафон», который является официальным бетинговым партнером «Манчестер Сити», но шансы их оценивает чуть-чуть менее вероятными победить в этом сезоне, чем шансы «Ливерпуля». 

Калашников: Если говорить о сезоне без поражений: насколько это круто? Сформулирую так: так ли это круто, как принято считать? Так ли это круто, сезон без поражений «Арсенала», на фоне, например, команды Гвардиолы, которую мы видели 2 года назад, и на фоне «Сити» и «Ливерпуля» в прошлом сезоне? Что ты думаешь по этому поводу?

Лукомский: Мне кажется, все-таки не так круто. Может, мне, как болельщику «Арсенала», не нужно эту мысль выдвигать, но я уже несколько раз упомянул. Мне кажется, что именно период, когда этот «Арсенал», безусловно, великий, который тактически опередил свое время, в очень интересный футбол играл и добивался уникальных результатов, в период, когда они сезон играли без поражений, они выглядели скованной командой, командой, которая немножко ставила серию выше того, чтобы сыграть интересно прямо сейчас. Иногда она играла – даже не иногда – нетипично для Венгера, играя на то, чтобы не проиграть, избегая дополнительных рисков. При этом проблески, которые были до и после, показывают, что этот «Арсенал» мог бы играть еще лучше, еще результативнее, еще интереснее. 

Так что, с одной стороны, если мы берем весь отрезок для мысленного эксперимента, как бы этот «Арсенал» противостоял «Манчестер Сити» Гвардиолы, «Ливерпулю» Клоппа? Мне кажется, «Арсенал» должен упоминаться в одном ряду, «Арсенал» мог бы соперничать с теми командами.

Но если мы берем просто 38 матчей и оценим их, то, конечно, это будет бросаться в глаза, что этот матч не очень «взрачный», этот матч команда сыграла на результат. Все-таки «Ливерпуль» Клоппа и «Манчестер Сити» Гвардиолы научились сочетать невероятный по качеству футбол, полное доминирование в играх, которого часто не было у «Арсенала», с добычей результата. 

Мне кажется, показатель по очкам для силы команды важнее, чем ноль в графе поражений. У Арсенала в тот сезон было 90 очков. Это очень-очень серьезно, немногие команды этот барьер преодолевали. Есть еще пример «Челси» Моуринью – 95 очков, был еще «Манчестер Юнайтед», даже не в сезон требла, а сразу после – 91 очко они вроде набрали. Они тогда очень легко выиграли титул, и поэтому их недооценивают. Но на самом деле очень мощная, зрелищная, стабильная команда у них тогда собралась. 

Поэтому это хорошая отметка, но то, что творят «Ливерпуль» и «Манчестер Сити», это не просто хорошо, это уникально хорошо. Поэтому «Арсенал» вот в эту группу уникальности за счет нуля поражений, а не за счет стабильности и качества игры. Если с холодной головой выбирать между этими командами, то я «Арсенал» чуточку ниже ставил бы и не считал бы лучшей командой в истории Премьер-лиги.

Калашников: Хорошо, но вот если сейчас бы к тебе пришли люди из премьер-лиги и сказали бы: «Давай, мы опять вручаем награды лучшей команде, неважно, сколько там лет прошло». Безусловно, можно сказать, что «Челси» Моуринью в первые 2 сезона был самой крутой командой премьер-лиги. Или может быть «Сити» Гвардиолы, которые взяли 2 титула. Или может быть «Ливерпуль» Клоппа, если он выиграет титул в этом сезоне. Еще нужно сделать скидку на обстоятельства, я думаю, потому что «Челси» Моуринью да, строился с нуля довольно быстро, но с очень мощными ресурсами. «Сити» Гвардиолы тоже строился на мощнейших ресурсах, и это даже был не первый, не второй, не третий год существования этого проекта с шейхами.

Лукомский: Я понимаю куда ты идешь, но ты считаешь, что это надо учитывать? Я полностью согласен.

Калашников: Я спрашиваю, я предполагаю это в качестве варианта. Я бы это учитывал. Соглашаясь, что с точки зрения мощи не такой мощный. Если был бы возможен через время и пространство матч между «Арсеналом»-2004 и «Ливерпулем» или «Сити» 2019 года, наверное, «Арсенал» не выглядел бы таким крутым. Но обстоятельства позволяют мне склониться в пользу «Арсенала», мне эта история кажется более романтичной, а в этом есть доля обаяния, пусть даже это некое допущение, которое я делаю, что я должен еще и очароваться этой командой, помимо того, чтобы силу ее упоминать.

Лукомский: А я просто это не учитывал изначально. Мне казалось, что сила команды – это то, что она может показать на поле. Грубо говоря, если бы мы в симуляторе ее выбирали, насколько бы мощной она считалась, если бы все было абсолютно объективно оценено. Думаю, «Арсенал» бы при абсолютной объективности по ключевым показателям уступил бы другим, более великим командам. 

Кстати, может, это жесткий оффтоп, но я недавно изучал «Челси» Моуринью, и я бы не зачислял их в категорию этих великих команд. Там слишком много строилось на просто безумной, может, лучшей в истории футбола форме вратаря, Петера Чеха. Я сначала смотрел дополнительно матчи этой команды, потом наткнулся на показатели Чеха в те годы. Они были просто невероятными: 87% процентов в один сезон, 86% - в другой, и 91% в тот сезон, когда он сломался. Я все-таки отделяю игру вратаря от тактики, от эффективности команды, и «Челси» в этом плане слишком сильно зависел от формы Петера Чеха. О других командах я такого сказать не могу, поэтому «Челси», если именно качество игры брать, какую-то идею… Не только что они от обороны играли, но то, как сильно они зависели от вратаря, это меня отпугивает от того, чтобы их зачислять даже в группу этих команд. Хотя чисто по очкам, на которые я тоже призываю ориентироваться, они с 95 туда уверенно входят. В любом случае, если мы берем историю, а не только качество игры, то, конечно, я не буду здесь спорить. «Арсенал» тогда может считаться самой красивой, или даже самой лучшей командой за всю эпоху АПЛ.

Калашников: Да, я 100% бы подчеркнул, что «Арсенал» должен считаться одной из лучших команд в истории АПЛ во многом не только из-за нуля в графе поражений, не только из-за того, что это было действительно красивый футбол, основанный на владении мячом, результативный и т.д. Но эмоциональный багаж, который прилагался к просмотру этих матчей, конечно, привлек внимание не только огромного количества людей к «Арсеналу», но и ко всей премьер-лиге.

Калашников: А еще есть неожиданный для меня ракурс, но очень важный для людей, которые ходили болеть за «Арсенал» на «Хайбери».

Эми Лоуренс: Для меня «Хайбери» как будто был еще одним игроком в команде. Это место просто дышит историей. Мне всегда нравилось, что у каждого футбольного стадиона есть своя особая атмосфера. Когда люди попадали на «Хайбери», видели роскошный фасад в стиле арт-деко, заходили в мраморный холл, любовались статуей Герберта Чепмена, который управлял клубом в начале 20 века, смотрели на пушки с эмблемой «Арсенала». И от этого они как будто чувствовали себя выше ростом, они оглядывались по сторонам, дышали этой историей и ощущали, что это что-то важное. 

Возможно, это странно звучит, но то же самое говорили мне игроки «Арсенала». Они даже понижали голос, когда произносили название «Хайбери». Это определенно что-то значило для них. «Хайбери» не был местом, куда просто ходят на работу. Там была какая-то магия. Болельщики это тоже ощущали. На «Хайбери» было довольно узкое поле, одно из самых маленьких в премьер-лиге, и благодаря этому зрители могли дотронуться до игрока, когда тот выбрасывал аут. Это сближало.

Тьерри Анри называл «Хайбери» своим садом. А я чувствовала себя как дома. Как будто ты открываешь дверь, включаешь свет, садишься на диван и расслабляешься. В то же время посещение «Хайбери» дарило какое-то религиозное чувство, как будто идешь в церковь. Сейчас, когда «Арсенал» играет на большом и современном стадионе, это ощущение ушло навсегда. Это печальный факт, но это факт.

Калашников: Я, наверное, во всех твоих текстах, подкастах и вообще любых высказываниях никогда ничего не слышал про фактор стадиона. Как мне кажется, ты про его эмоциональную важность, про 12-го игрока и прочие такие вещи для создания атмосферы, а не для реальной оценки вещей, влияющих на возможность победить и так далее. Скажи мне, ты хоть как-то это включаешь в список факторов, которые имеет смысл анализировать, на которые имеет смысл обращать внимание, вот это ощущение домашнего, своего стадиона и болельщиков, которые сидят близко к полю, когда ты слышишь, что они тебе дышат в спину, когда ты аут вбрасываешь?

Лукомский: Наверное, я сейчас окончательно всем докажу, что я какой-то робот, но я действительно фактор стадиона учитываю, но по-другому. Мне интересны размеры поля. Понятное дело, что на большом поле проще играть в атакующий футбол, проще вскрывать соперников, проще проходить прессинг. У тебя больше пространства появляется, вот это фактор я всегда учитываю. 

Эмоциональность все-таки тяжело посчитать. Если ее принимаешь как фактор, как должное, невозможно это отрицать, все уже тренеры признали, которые были на этом стадионе, что фактор «Энфилда» – это нечто уникальное, нечто, что выделяется на фоне любого другого стадиона. У любого стадиона есть история, но на «Энфилде» какая-то магия творится.

По «Хайбери», конечно, у меня есть воспоминания. Есть эмоциональный фон. Не буду оригинальным: мне кажется, «Хайбери» был суперуютным стадионом, это максимально точное слово, лучше всего тут подходит. «Эмирейтс» стал более таким отражением глобальности бренда, там и поле побольше, что я как раз-таки учитываю постоянно. Поэтому да, «Хайбери» важную роль играл в тот сезон. По «Хайбери» эмоционально даже я скучаю, но все-таки не получается у меня объективно посчитать это влияние стадиона. На самом деле, если отбросить такие суперочевидные вещи, как тот же «Энфилд», то мне кажется, что влияние у домашнего поля примерно на одном и том же уровне. Если, конечно, против команд не ведется какой-то борьбы, когда свои болельщики начинают освистывать. Тогда, конечно, тяжело.

Калашников: Мы сейчас, наверное, перечислили все возможные факторы успеха «Арсенала» в сезоне-2003/04, но если бы ты мог максимально коротко охарактеризовать роль Арсена Венгера во всей этой истории, вот прямо сжато объяснить, чем он был хорош, велик и так далее, почему ты по нему скучаешь, то сделай это прямо сейчас.

Лукомский: Венгер – это человек, который построил «Арсенал», в который я влюбился. Поэтому я всегда буду его ассоциировать с детской любовью. Если выделять основное о нем, то, конечно, это то, с чего мы начали: то, как он умел заражать людей верой, иногда даже в невозможное. В этом плане здорово, что в итоге именно у него этот паззл с сезоном «Непобедимых» сошелся. Хотя мы тут спорили, была ли эта команда самой сильной, не была. В любом случае, только у нее все правильным образом сошлось. Думаю, очень красиво, что это совпало с тем, что Венгер верил, когда никто не верил, и в итоге именно ему в этом плане немножко улыбнулась удача.

Второй фактор – конечно же, то, как он давал футболистам свободу. Мы тоже уже разбирали тактическую сторону, но если подытожить, то Венгер всегда строил то, что можно назвать «управляемым хаосом». Футболисты у него, с одной стороны, играли в очень свободный футбол, очень хорошо друг друга понимали, очень много комбинировали. С другой стороны, почему-то очень часто эти же футболисты не комбинировали таким образом и не раскрывались в других командах. Очевидно – об этом позже рассказывали футболисты другого поколения, например, Микель Артета – что у Венгера очень интересные были тренировки, которые развивали именно импровизацию, взаимодействие между самими футболистами. Так что это второй фактор: свобода игроков.

Третий момент – это то, как он умел находить футболистов. Об этом еще до сезона «Непобедимых» много писали. В каком-то плане он опередил время, создал такое понятие, как киднеппинг в футболе. Поэтому он так здорово находил футболистов, не только находил, но и раскрывал. Мы сегодня упомянули тех же защитников, которые изначально не были защитниками. Думаю, это три основных вещи, которые дал Венгер «Арсеналу» и из-за которых случился сезон «Непобедимых».

Калашников: Возможно, вы сейчас удивитесь, но Арсену Венгеру есть что сказать о Вадиме Лукомском.

Арсен Венгер: Vadim, you are a very good guy! (Вадим, ты очень хороший парень!)

Калашников: Да-да, вы не ослышались, это на самом деле был Арсен Венгер, он говорит: «Vadim, you are a very good guy!», «Вадим, ты очень хороший человек». Сейчас я объясню, как такое все могло произойти.

Комментатор телеканала «Беларусь-5» Владислав Татур: Это был матч БАТЭ против «Арсенала», я работал на флэш-интервью на той встрече. Как у домашнего вещателя, у телеканала, на котором я работал, была возможность взять интервью у Венгера после матча. 

Я заметил, что Арсен был очень открытым и вспомнил, что Вадим является большим персональным поклонником Венгера. И у меня родилась такая мысль. В итоге я дождался Венгера в подтрибунном помещении, попросил его передать привет Вадиму. Он лишь спросил, как зовут парня, и абсолютно любезно произнес те слова, которые можно теперь видеть в записи, закрепленной в профиле Вадима Лукомского. Эта запись по-прежнему собирает большое количество лайков.

Конечно, тогда оперативно поверить в то, что произошло, было очень сложно, потому что все-таки для нас, людей, которые росли в постсоветском пространстве, Арсен Венгер, «Арсенал», все это было недостижимым, а тут он передает привет, соглашается выполнить просьбу. Честно, я был восхищен, когда и во время интервью с Венгером, и то, как он себя повел. Настоящий джентльмен. Поэтому хорошее пишут о нем, это полная правда.

Калашников: Вадим, спасибо огромное, что поучаствовал и обсудил наконец-то твою любимую команду на час с небольшим, как ты любишь.

Лукомский: Да, спасибо за приглашение, мне тоже было очень приятно поговорить про «Арсенал». Пока, приглашай еще.

Калашников: Регулярно слушать Вадима Лукомского можно в подкасте «Cappuccino&Catenaccio», где они вместе с Игорем Порошиным разбирают самые важные матчи текущего сезона, выходят обычно после матчей ЛЧ, после ключевых матчей ведущих европейских чемпионатов и иногда делают выпуск, которые посвящены осмыслению футбола в целом. «Cappuccino&Catenaccio».

Также я рекомендую вам слушать все подкасты, которые выходят на платформе Sports.ru, это подкаст «Что я пропустил?», это подкаст «Телега, братан!» о хоккее, это подкаст «Несвадьба Мукунку», который посвящен «Спартаку» и «Зениту», двум самым популярным российским командам и множество других проектов. Следите за ними, подписывайтесь на них, ставьте им оценки в приложении, в котором вы слушаете. И, безусловно, ставьте оценки этому подкасту. Проще всего это делать в iTunes или на Castbox, или вообще везде, где вы слушаете подкасты. И не забывайте, что у этого подкаста также есть Patreon: сайт, на котором можно подписаться на регулярные донаты, даже доллар в месяц очень поможет мне делать этот подкаст. Сделать это можно по ссылке в описании или по адресу https://www.patreon.com/pies. 

Здесь был Иван Калашников, пока.

Слушайте нас на всех платформах: 

10 лет назад был Марибор: Россия страдала, а премьер-министр Словении чистил бутсы игрокам

Феноменальный Давидс: история очков, раскрытие гения Хави и обвинения Хиддинка в расизме

Фото: Gettyimages.ru/Shaun Botterill, Clive Mason, Ben Radford, Laurence Griffiths, Clive Brunskill, Jamie McDonald, Paul Gilham, Phil Cole, Ben Radford, Clive Mason, Mark Thompson, Laurence Griffiths, Warren Little, Stu Forster; REUTERS/Paul Vreeker

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья