Блог Молниеносный хоккей

Тампагеддон - 2020. Или кошмар, приходящий после сказки

Празднования завершены. Начинается жизнь. И для болельщиков Молнии, еще не успевших опустошить запасы огуречного рассола Блэйка Коулмана после всех, связанных с событиями 28 сентября вечеринок, возвращение к обычной жизни межсезонья может стать болезненным ударом. Сегодня 5 октября 2020 года и добро пожаловать в Тампагеддон.

Мы уже не первый раз используем этот термин. Все предыдущие разы менеджменту Молнии, сначала возглавляемому Стивом Айзерманом, а затем Жульеном Бризбуа, проходить очередное межсезонье под этим названием с минимальными потерями, откладывая самое сложное на потом, и стараясь держать окно для выигрыша Кубка Стэнли распахнутым настежь максимально длительное время. Но этой осенью – это пресловутое «потом» неотвратимо наступило. К счастью – Кубок Стэнли на прошлой неделе получил долгожданную флоридскую прописку, а значит, что всё было не зря. Но теперь составу команды придется расплачиваться за это.

Сразу сделаем важную оговорку: Тампагеддон вовсе не означает, что окно для выигрыша Кубка (ещё одного) закрывается. Ни в коем случае – как бы Тампагеддон-2020 не разрешился, «окно» для Тампы останется открытым. Да, не так широко, как это было год назад, но достаточно для того, чтобы считать команду претендентом на общую победу в течении еще некоторого периода, прежде чем лидеры команды – Стивен СтэмкосВиктор ХедманНикита КучеровАндрей Василевский в силу естественных физиологических причин, начнут сдавать. Но так широко, как это было в этом году это «окно» не будет распахнуто скорее всего никогда.

Теперь от вводной информации давайте перейдем к конкретным цифрам, чтобы понять (хотя мы уже об этом не единожды писали), в чем же проблема.

В связи с пандемией covid-19, остановкой регулярного чемпионата и проведением плей-офф без зрителей, по итогам сезона 2019-20 НХЛ понесла серьезные потери. В целом, если руководствоваться дословными указаниями в действующем коллективном соглашении, потолок зарплат по итогам такого форс-мажора должен и вовсе был быть снижен (а другой инструмент справедливого разделения доходов между игроками и владельцами команд, заложенный в СВА – эскроу, наоборот существенно вырасти). Тем не менее, стороны договорились, что снижать потолок не будут, но и рекордного роста, как это ожидалось еще в январе 2020 (до пандемии говорили, что потолок может вырасти более чем на 4 миллиона единоразово, что могло бы если не спасти, то очень помочь Молнии в складывающейся ситуации), тоже не будет. Потолок на несколько сезонов зафиксирован на уровне 81,5 миллион долларов.

Тампагеддон — 2020. Или кошмар, приходящий после сказки.

Это внешняя граница Тампагеддона. Все 23 человека, которые станут основным составом Молнии в сезоне 2020-21 (когда бы он не состоялся), смогут все вместе заработать не более 81,5 миллиона долларов.

А теперь вся суть и соль Тампагеддона: на момент написания этих строк, на сезон 2020-21 у Молнии заключены пятнадцать действующих контрактов на общую сумму 76,17 миллионов долларов. Нехитрая математика подсказывает, что сейчас у Жульена Бризбуа есть всего лишь 5,33 миллиона долларов на подписание контрактов с еще восемью игроками. Чуть более сложная математика подсказывает, что это 666 (даже эта цифра кричит окончанием «-геддон») тысяч долларов на одного хоккеиста.

Но вы, наверное, не очень хорошо знаете действующее коллективное соглашение, если эта цифра вызвала в вас только «сатанинские» ассоциации. Что-ж, открою вам очередной секрет главного документа во взаимоотношениях между Лигой и её игроками: на сезон 2020-21 минимально допустимая оплата труда одного хоккеиста в лиге составляет 750 тысяч долларов.

Иными словами, даже если Жульен Бризбуа попытается заполнить недостающие восемь позиций заявки на сезон исключительно игроками на минимально допустимом окладе – денег под потолком зарплат у Молнии не хватит.

Вот такая элементарная математика.

Теперь давайте перечислим игроков, у которых завершаются контракты и которые становятся свободными агентами.

Неограниченно свободные агенты (те, кто, начиная с 9 октября сможет подписать соглашение с абсолютно любым клубом Лиги – права на которых не сохраняются у Молнии по истечении срока контракта): Патрик МарунЯн РуттаЛюк ШеннКевин ШаттенкиркЗак Богосян.

Ограничено свободные агенты (те, чьи права остаются у клуба по окончании срока контракта, но которым другая команда может предложить offer-sheet, заключив с ними соглашение, в результате которого Тампа получит компенсацию, предусмотренную СВА): Митчелл СтифенсЭнтони СиреллиКартер ВерхэгиЭрик ЧернякМихаил СергачёвМэтью ДжозефАлександр Волков.

Это только те, кто провел в завершившемся сезоне хотя бы один матч в основном составе. И да, повторим мысль – сохранить их, не меняя никого из тех пятнадцати, у кого есть действующий контракт на следующий сезон, не получится даже если они согласятся на зарплату на минимально допустимом уровне.

В этой связи, я бы при всех правильных словах, которые говорили Пэт Марун и Кевин Шаттенкирк о том, как им нравится в Тампе и как бы они хотели здесь остаться, про подписания игроков, становящихся неограниченно свободными агентами, в принципе не стал бы говорить. Как завещал Дмитрий Анатольевич: «здоровья вам, и отличного настроения». А вот все игроки, которые получают статус ограничено свободных агентов в конечном итоге для Тампы бы сгодились в той или иной степени, а приоритет подписания некоторых их них (Тони Сирелли, Михаила Сергачёва и Эрика Черняка) уже официально возведен Жульеном Бризбуа в абсолют.

В этой статье мы не будем пытаться гадать на кофейной гуще, стараясь предсказать кого и как Жульен Бризбуа подпишет, кого обменяет, а кого отпустит с Богом на все четыре стороны. Мы попробуем сформулировать основные аспекты, которые касаются сверхсложной задачи, которую оставил своему наследнику Стив Айзерман. Пофантазировать на тот счёт как будет задача решаться мы предлагаем вам в комментариях к этой записи.

Сложность в расчистке платежной ведомости состоит в том, что Стив Айзерман задал тренд на включение в соглашения с игроками пунктов о запрете обмена. Это был один из нескольких факторов, который позволял заключать с игроками соглашения ниже «общепринятой» оценки. Про отсутствие флоридских налогов не писал только ленивый. В недавнем материале я уже упоминал о них. Позволю себе процитировать самого себя:

«Начнем с того, что в силу порядка налогообложения, «скидка» по налогам распространяется только на 41 домашний матч. На 41 выездной матч налоги рассчитываются по ставкам, действующим в тех штатах, где выездные матчи проходят (т.к. официально доход за игру в условном Лос-Анджелесе хоккеист Тампы получает в Калифорнии, а не во Флориде). Но дело даже не в этом.

Подоходный налог штата отсутствует в девяти штатах. Помимо Флориды, НХЛ-овскими из них являются Техас и Теннесси (ну и со следующего года – Вашингтон, где в Сиэтле будет базироваться Кракен). Почему то Аарон Экблад, который по своим игровым возможностям и рядом не стоял с Виктором Хедманом, играя в том же штате Флорида, подписал контракт на те же деньги, что и Виктор, не сделав клубу налоговую «скидку». Как, впрочем, Сергей Бобровский получил от Пантерс больше, чем Андрей Василевский.»

В той статье я написал, что ещё одной из причин была вера игроков в свою команду. Эта вера была вознаграждена этой осенью, сделав их всех обладателями Кубка Стэнли. И вот. Пришла пора упомянуть про ещё один фактор – пункт о запрете обменов, который включался почти в каждый контракт.

В результате такой политики, из перечисленных пятнадцати игроков, заключивших контракт с Молнией (без учета перешедших из других клубов), полностью не защищены от обмена только Никита Кучеров (его пункт о запрете обмена вступает в силу только с сезона 2020-21), Брэйден Пойнт (пункт о защите обмена отсутствует на всем протяжении контракта), Андрей Василевский (его пункт о полном запрете действует начиная с сезона 2021-22), Седрик Пакетт и Кёртис Макэллини. Четыре человека. Еще двое – Блэйк Коулман и Барклай Гудроу не имеют такого пункта по причине того, что свои соглашения они заключали с другими клубами. И, наконец, начиная с этой осени пункт о полном запрете обмена в контракте Алекса Киллорна трансформировался в модифицированный пункт о запрете обменов (в рамках него Киллорн должен был подать список из шестнадцати команд, в которые его нельзя обменять, а в отношении остальных команд руки Жульена Бризбуа становятся развязанными). Аналогичные модифицированные пункты со следующего сезона заменят пункты о полном запрете в контрактах Тайлера Джонсона и Ондржея Палата, а с лета 2022 года – в контрактах Янни Гурда и Виктора Хедмана.

Обмены в другую команду Блэйка Коулмана (1,8 миллиона долларов) и Барклая Гудроу (925 тысяч долларов) – абсолютно бессмысленны. За них заплатили столь высокую цену не только потому, что их стиль игры максимально подходил под то, как Молния хотела играть в плей-офф (и это сработало), но и потому, что их суммы, действующие еще один сезон – максимально приемлемы для команды. Мы делали на это упор, когда разбирали эти трейды сразу после их свершения, поэтому повторяться не будем.

Обмены Никиты Кучерова, Андрея Василевского и Брэйдена Пойнта в теории, конечно же, возможны. Как говорится «если Уэйн Гретцки может быть обменян –кто угодно может быть обменян». Более того, обмен одного из двух самых высокооплачиваемых игроков клуба (Кучеров и Василевский – по 9,5 миллионов в год), может решить почти все имеющиеся проблемы с потолком зарплат. Но в реальности, чтобы решиться на обмен кого-то из указанной «незащищенной» троицы… Это будет ритуальное самоубийство, совершенное с особо циничной жестокостью. Поэтому предлагаю этот вариант даже не рассматривать, хотя, повторюсь, в таком сложном бизнесе, как НХЛ возможно всё, поэтому вероятность таких экстремальных обменов отличается от нуля.

Таким образом, реально руки Жульена Бризбуа полностью развязаны только в отношении Седрика Пакетта (1,65 миллиона) и Кёртиса Макэллини (1,3 миллиона), а также частично – в отношении Алекса Киллорна (4,45 миллиона).  Вполне вероятно, что все три опции Жульен Бризбуа использует. Центрального нападающего четвертого звена (Пакетт) вполне можно заменить более дешевой и молодой версией (включая опции из ограниченно свободных агентов – Митчелла Стифенса и Картера Верхэги, или варианты из фарм-клуба Алекс Барре-Буле или Джимми Хантингтон). Запасного голкипера (Макэллини) заменить за аналогичные деньги существенно сложнее, особенно учитывая, что молодых и неплохо зарекомендовавших себя в системе голкиперов у Тампы сейчас просто нет (здесь оставлено место для внеочередного тяжелого вздоха по Коннору Ингэму), но в принципе, и здесь можно найти варианты для экономии 200-300 тысяч долларов (правда, скорее всего с потерей качества, если только Хенрик Лундквист не согласиться побыть бэкапом Василевского за 900 тысяч долларов).

Главный «актив» в данной ситуации – Алекс Киллорн. Его 4,45 миллиона долларов, в случае их высвобождения, станут серьезным подспорьем Жульену Бризбуа в нелегкой задаче комплектования Молнии на следующий сезон. Да, Киллорн в минувшем году провел свой лучший сезон в карьере. И вроде бы хочется сказать, что «такая корова нужна самому», особенно с учетом его влияния за пределами льда. Но с таким контрактом, и, самое главное, с четырнадцатью клубами НХЛ, обменять в которые Киллорна можно не спрашивая его согласия, Алекс становится одним из самых главных кандидатов на обмен. Сегодня один Монреальский инсайдер сообщил, что Тампа провела какие-то переговоры с руководством Канадиенс. Предмет разговора пока неизвестен, но учитывая, что Монреаль – родной город Киллорна…. Можете строить предположения в комментариях.

Тем не менее, уход Киллорна из клуба, во-первых, не панацея (потому что даже его зарплата не спасает команду, о чем мы поговорим чуть ниже, когда будем обсуждать вопрос сколько же денег на самом деле нужно Молнии под потолком зарплат), а во-вторых – не гарантированное событие (хотя и наиболее простое для Бризбуа). В составе Молнии есть игроки, защищенные от обмена, которые были для команды менее полезны, чем 17-й номер. И если с ними удастся договориться, то, вполне вероятно, что и Алекса менять не придется.

Тут, конечно же, всё упирается всего в одно «если». Если игрок и его агент согласятся с тем, чтобы аннулировать свой пункт о запрете обмена. Делать этого они вовсе не обязаны. И никто не вправе на них даже косо посмотреть, если они этого не сделают. Но если никто из «защищенных» игроков не согласится пойти на встречу клубу, то Тампа однозначно потеряет кого-то из своих молодых и многообещающих игроков, о которых мы будем говорить чуть позже.

Наиболее очевидная опция – это Брэйден Кобёрн, про которого все почему-то забывают в этом контексте. Контракт Кобы действует ещё один сезон. Он защищен пунктом о запрете обмена. Сумма по контракту – 1,7 миллионов долларов. Я обещал не давать никаких прогнозов, но, если честно, я буду удивлен, если Брэйден не пойдет навстречу Бризбуа. В минувшем сезоне Кобёрн в Тампе сел в запас, при том, что порох в пороховницах у него еще остается, что он продемонстрировал в серии против Бостона в плей-офф. Могу предположить, что самому Брэйдену хотелось бы в грядущем сезоне всё-таки играть. И не только потому, что играть хочется любому хоккеисту. В первую очередь потому, что следующий год – последний в его контракте. И если он его просидит в глухом запасе в Тампе (а это более чем вероятно, если он останется), то в следующее межсезонье встанет вопрос даже не о размере и продолжительности следующего контракта на рынке свободных агентов, а просто о возможности заключения нового контракта. Если Кобёрн не планирует завершать карьеру, ему в сезоне 2020-21 необходимо играть, а не сидеть в пресс-боксе. Поэтому, на мой взгляд, Брэйден Кобёрн – это наиболее вероятный кандидат на обмен в Тампе прямо сейчас. Сидение на лавке в контрактный год ветерану совсем некстати, а уж клуб в его текущей ситуации и вовсе не может позволить себе держать в запасе 1,7 миллионов долларов.

Так или иначе, но даже при обмене ветерана, как говорится, «1,7 миллионов не спасут отца мировой демократии». И мы переходим к троице игроков, сговорчивость (или несговорчивость) которых определит развитие Молнии в горизонте ближайших лет.

Тайлер Джонсон (5 миллионов), Ондржей Палат (5,3 миллиона) и Янни Гурд (5,17 миллионов).

Прежде чем перейти к каждому из них по отдельности, я оговорюсь, что я не вижу шансов, что Жульен Бризбуа даже будет пытаться договориться об отмене пункта о запрете обмена в контракте Райна МакДоны (6,75 миллионов). Просто потому, что потеря МакДоны означает, что оборона команды остается с одним единственным Виктором Хедманом (про возможность переподписания Сергачёва и Черняка мы поговорим уже совсем скоро, но даже если прямо сейчас считать, что Михаил и Эрик подписывают новые соглашения, то даже этого остается катастрофически мало, чтобы говорить об обороне чемпионского уровня). Если перечисленную троицу Джонсон-Палат-Гурд можно худо-бедно заменить кем-то из системы или с рынка свободных агентов (там, говорят Аризона выкупила контракт Грабнера?), пусть с потерей качества, пусть даже с существенной, то заменить МакДону даже на те же деньги попросту некем. Только это делает Райана неприкасаемым.

Итак, Тайлер Джонсон, Ондржей Палат и Янни Гурд. Собственно, не нужно быть болельщиком Молнии, чтобы выстроить приоритеты в их отношении. Точнее, даже не так – чтобы выстроить приоритеты обмена в четверке Джонсон-Палат-Гурд-Киллорн. Самым ценным для команды, разумеется, является чешский нападающего первого звена (в плей-офф). Поэтому предлагать ему отказаться от пункта о запрете обменов, на мой взгляд, будут в последнюю очередь – только в случае, если переговоры с Джонсоном и Гурдом зайдут в откровенный тупик. Вторым по ценности я бы назвал Киллорна – если удастся договориться об обмене и Джонсона и Гурда, то Алекс должен остаться в команде. На третьем месте в списке приоритетов, я расположил бы Янни Гурда. Неудачный регулярный чемпионат, где он выглядел хуже Джонсона (даже чисто статистически), более чем с лихвой компенсировал плей-офф, где он предстал мотором «гнус-лайн» — третьего звена команды, которое выиграло для Молнии несколько матчей, и почти в каждой игре розыгрыша переигрывало оппонентов. Потеря Янни стала бы чувствительной для этой тройки т для всей команды. Ну и, наконец, последним в списке приоритетов является некогда «король» Тайлер Джонсон. После нашумевшей историей с девушкой на шоу Джимми Киммеля (ладно, хорошо, девушка тут ни при чём — после череды травм) – Тайлер уже давно утратил блеск августейшей особы (хотя статистически, в пересчёте на полный регулярный чемпионат, всё не совсем ужасно).

В таком порядке представляются приоритеты Молнии. Для меня совершенно очевидно, что из этой четверки двое должны уйти, чтобы дать хоть какую-то возможность для Молнии сформировать состав на сезона 2020-21. Причём, если с Киллорном ситуация ещё более менее простая, то в ситуации с Джонсоном, Палатом и Гурдом – всё очень и очень сложно. Еще раз повторюсь – игроки вовсе не обязаны отзывать свои «охранные грамоты». А если они это делают, то, скорее всего они будут делать это, с учетом собственных интересов. Вероятность того, что какой-то хоккеист отзовет свой пункт безоговорочно и безоглядно – нулевая.

Если такое вообще случится, то такой отзыв будет на условиях игрока. Скорее всего – он согласится быть обменянным в один-два клуба из всей Лиги. Факторы выбора таких клубов могут быть совершенно различными (ну, например, если брать в качестве наиболее значимого фактора, те самые «флоридские налоги» и сумму к выплате на руки, то можно разрешить обменять себя только в Даллас или Нэшвилл, где налогов штата также нет; либо для франкофона Янни Гурда, разрешить обменять себя только в любимый Монреаль). Но в то, что кто-то из них просто закроет глаза и скажет: «меняйте меня куда хотите – весь смысл моей жизни в том, чтобы дать возможность любимой Молнии, с которой я только что выиграл Кубок Стэнли, сохранить наиболее боевой состав», я не верю от слова «совсем».

В связи с этим, одного только согласия упомянутых игроков быть обменянными становится недостаточно – необходимо, чтобы со стороны тех команд, куда игроки согласны перейти был соответствующий интерес. И если, допустим, условные Детройт и Оттава согласны принимать себе «тяжелые» контракты с доплатой в виде выборов на драфте, то зачем, например, такие телодвижения совершать тому же Далласу, который только что играл в Финале Кубка Стэнли (и у которого тоже под потолком зарплат всё не так благостно)?

Это я всё к тому, что задача расчистки платежной ведомости – вовсе не такая простая задача, как она может казаться. Задача, которую спрогнозировать ещё сложнее, чем исход розыгрыша Кубка Стэнли – там хотя бы возможных вариантов развития событий меньше. И, в конечном итоге, может случиться так, что из озвученного мной выше списка приоритетов, Молния потеряет самое ценное – Киллорна и Палата. А то и вовсе будет вынуждена вести переговоры об обмене Кучерова и Пойнта (уйди прочь, ночной кошмар, я уже проснулся).

Ситуацию осложняет то, что опция выкупа контракта, для Тампы на сегодняшний день является практически полностью неработающей. В силу сроков и сумм контрактов, выкуп контракта кого-то из тройки Джонсон-Гурд-Палат позволит сэкономить не более, чем 1,5 миллиона долларов под потолком (более подробно – смотрите самостоятельно на калькуляторе выкупов capfriendly.com). При том, что срок «штрафа» в платежку растянется на много лет вперед. Не вдаваясь в детали, это сказал и Жульен Бризбуа, заявив, что команда не рассматривает вариант выкупа какого-либо контракта. Однако, в совсем безвыходной ситуации, если таковая все-таки сложится, не исключено, что Бризбуа придется прибегать и к подобной крайней мере.

Как я и говорил, можете в комментариях к настоящему тексту написать свои прогнозы и варианты развития события, а я пока перейду дальше.

Допустим, что по итогам всей это жуткой головомойки с переговорами, Жульену Бризбуа удается всё-таки договориться с Брэйдоном Кобёрном, обменять Седрика Пакетта, а также не мытьем так катаньем обменять двоих из перечисленной «жертвенной» четверки (я не буду предполагать конкретные фамилии). По большому счёту, это будет спасением утопающих. Двое из четверых дадут приблизительно десять миллионов долларов в платежной ведомости (в зависимости от того, кто конкретно это будет сумма будет различной, но порядок в любом случае будет приблизительно такой). Тогда у Тампе останется на контракте 11 человек, и на них будет затрачено примерно 62-63 миллиона долларов. И, соответственно, под потолком зарплат останется примерно 18-19 миллионов.

Это та оптимистичная (подчёркиваю – оптимистичная, про пессимизм, мы сегодня не будем, хотя, возможно, вам показалось именно так) оценка возможностей Жульена Бризбуа в это межсезонье, которую мы попытаемся рассмотреть.

Сам Бризбуа сказал, что основным приоритетом для подписания в это межсезонье являются Михаил Сергачёв, Энтони Сирелли и Эрик Черняк – ограниченно свободные агенты. Впрочем, не нужно быть Капитаном Очевидность, чтобы дойти до этого самостоятельно. Сирелли завершил регулярный чемпионат на четвёртом месте в голосовании на приз Селке (лучшему оборонительному форварду) и большинство экспертов сходятся во мнении, что если он продолжит развиваться также, как последние два года, то уже очень скоро он окажется первым. Михаил показал себя прекрасным «двусторонним» защитником, который полезен в атаке, и очень убедителен в обороне (формат этой статьи не предусматривает рассказ о всех достоинствах Сергачёва, и это немного жаль). Черняк – машина по блокированию бросков, что он показал нам и в регулярке и, в особенности, в плей-офф. Все трое молоды. Все трое ещё будут прогрессировать и становиться всё лучше и лучше.

И в этом проблема. Есть такая штука, как offer-sheet. Текст уже и без того получается очень большой, чтобы давать ликбез что это и как оно работает. Если вы не знаете – погуглите самостоятельно. На днях The Athletic опубликовал рейтинг десяти ограничено свободных агентов, которые по мнению экспертов издания, являются наиболее привлекательными целями для оффершита. И вся тройка Тампы оказалась в этом рейтинга. Более того — Сирелли его возглавил.

Не будем спорить с местами в рейтинге (лично я считаю, что Сергачёв для Тампы более ценен, чем Сирелли, поэтому мне было странно видеть его на девятом месте в рейтинге, а Тони – на первом). Просто сам факт, что эксперты считаю, что все три игрока Молнии могут быть одними из главных целей оффершитов, говорит о том, в какой тяжелой ситуации находится Бризбуа.

Athletic в своем рейтинге ещё и оценил размер возможных оффершитов в адрес всех троих (десятерых, но остальные семеро нам неинтересны). Мы все знаем и понимаем, что оффершиты по своей сумме обычно прилично больше того, что хоккеистам может предложить «родной» клуб. И что оффершит «родной» клуб может повторить (и обычно так и делает). Но глядя на ту оценку, которую дал Athletic, я понимаю, в каком цейтноте сейчас вынужден будет работать Бризбуа (да, конечно, выигранный Кубок Стэнли оправдывает всё, но по сути, с момента победы у генерального менеджера осталось всего две недели на то, чтобы решить главный вопрос, первая из которых ушла на отмечание).

Атлетик оценивает кэпхит по оффершиту Сергачёва в 7,28 миллионов, по оффершиту Сирелли – в 7,25 миллионов, по оффершиту Черняка – в 4,36 миллиона. Ни одну из этих сумм Молния повторить не в состоянии. Точнее, повторить то она может, конечно. Но тогда потребуется дополнительно освобождать место в платежной ведомости. И уже не совсем ясно за счёт чего.

Учитывая, что агентом Михаила Сергачёва является Марк Гандлер (тот самый, который выбивал контракты Каспарайтиса у Рэйнджерс, Яшина у Айлендерс или, вот, например, из недавнего – Проворова у Филадельфии), рассчитывать, что этот лагерь согласится на серьезную «клубную» скидку, подобно Стэмкосу, Хедману, Кучерову, Пойнту в предыдущие годы, особо не приходится. Скорее всего Гандлер будет ориентироваться на контракт, равный (а может быть и превышающий) соглашению, подписанному Иваном Проворовым (6,75 миллионов). И да, вполне вероятно, что в отличие от Брэйдена Пойнта, который годом ранее отказался подписывать оффершиты, ради того, чтобы остаться в Тампе, ни Сергачёв, ни Сирелли, ни Черняк не будут отказываться от столь заманчивых предложений.

Но всё же, давайте будем оптимистами. А потому предположим, что Бризбуа проявит чудеса дипломатии и ему удастся подписать новые соглашения с определенной «клубной скидкой». Я обещал не фантазировать на предмет, как это может быть, но для последующих расчётов и оценок это всё-таки необходимо. Допустим (только допустим, я не готов спорить по суммам), что кэпхит нового контракта Сергачёва составит 6,25 миллионов, нового контракта Сирелли – 6 миллионов, нового контракта Черняка – 3 миллиона.

Даже при таком сугубо оптимистичном раскладе, 14 человек состава Молнии на сезон 2020-21 обойдутся примерно в 77-78 миллионов долларов.

И вот тут мы оптимистично подошли к истиной сути Тампагеддогна, которую я лично еще сам не осознал.

77-78 миллионов долларов на 14 человек основного состава. При потолке в 81,5 миллион. При условии согласных на обмен хоккеистов, чей контракт защищен пунктом о запрете перехода. При условии «клубных скидок» от ограничено свободных агентов. При совпадении максимального количества условий, выполнить которые будет очень сложно. С большим оптимизмом по отношению к тому, как могут развиваться события. Вот со всеми этими допущениями, которые я делал «в пользу» Тампы, мы пришли к тому, что на 9 человек основного состава у Молнии будет 4,5 миллиона долларов под потолком зарплат.

На этом месте, моя фантазия иссякла. Я правда больше не знаю, что я еще могу написать в данной ситуации.

Если вы, начиная читать этот опус, ожидали, что я легко расскажу вам, как Жульену Бризбуа легко предстоит пройти все сложности Тампагеддона – 2020, и в следующем году представить нам слега ослабший, но по-прежнему очень боевой состав Молнии, то я вынужден вас разочаровать. Я не знаю, как это можно сделать.

Глядя на всё, написанное выше, мысль, что «если Уэйн Гретцки может быть обменян – кто угодно может быть обменян», зародившаяся у меня в районе затылка, теперь заняла место в лобной доли и совершенно не хочет уходить прочь.

Поэтому, как было сказано в одном известном перестроечном кинофильме с одним известным рок-музыкантом в главной роли: «на этой оптимистической ноте мы и закончим наш фильм».

Пишите комментарии мелким почерком.

Источник: российский фан-клуб Тампы

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья