Полосатый Хоккей
Блог

Эспозито – хоккейная рок-звезда 70-х. Кутил в барах, работал на заводе и забил 717 голов

Чем-то даже похож на Овечкина.

Александр Овечкин продолжает гонку за вечностью, а мы продолжаем наш сериал про легенд, которых он обходит. Первым его героем стал Люк Робитайл, а последним будет Уэйн Гретцки.

В этом сезоне Овечкин оставил позади суперснайпера Майка Гартнера, который когда-то тоже колотил шайбы за «Вашингтон», и сдвинул на строчку ниже легендарного Фила Эспозито, который зажигал еще в олдскульной НХЛ.

«Поздравляю тебя. Ты фантастический хоккеист. Не представляю, как тебе удается забивать все эти голы, когда соперники в такой надежной экипировке блокируют броски. Удачи! Продолжай в том же духе, но не против «Лайтнинг», – так канадец отреагировал на очередной точный выстрел Александра и стал еще одной легендой, которая признала величие Овечкина.

Они очень похожи, и дело не только в харизме или умении чаще других вколачивать шайбу в ворота – Эспозито жил на всю катушку, горел на льду и громко тусовался в Бостоне и Нью-Йорке. Он был настоящей рок-звездой, как и вся команда «Брюинс» из 70-х – однажды Фил повредил связки колена, а его партнеры достали его вместе с койкой и потащили в бар. Вечеринка обошлась Эспозито в 4 тысячи долларов, которые он выплатил бостонской клинике за раскуроченную в процессе эвакуации палату. История, которая даст фору чемпионским купаниям в фонтане.

Эспозито родился в Канаде, но все же был немного чужим – его семья переехала из Италии и осела в Су-Сент-Мари на границе с американским штатом Мичиган. Эспозито рос в компании таких же потомков итальянских мигрантов и долгое время вообще не покидал итальянский квартал. Когда он добрался до НХЛ, пришлось выслушать немало веселых слов – «макаронник» и «итальяшка» были самыми теплыми из них.

Фил обожал хоккей – в школе играл на открытой коробке, пока его не свалил приступ аппендицита, в плей-офф юниорской лиги играл через боль с переломом запястья, а ради того, чтобы получить контракт на 60 баксов в неделю, ему пришлось отказаться от маминой пасты – в 19 лет Эспозито весил за сотню, и в первый день тренинг-кемпа у него состоялся такой диалог с тренером.

– Эй, жиробас!

– Это вы мне?

– Тебе, тебе. Сюда иди. Хочешь играть в этой команде?

– Безусловно. Я очень хочу играть в хоккей!

– Сколько ты сейчас весишь?

– 98 килограммов. Ну, может быть, 99.

– До 90 сможешь скинуть, как думаешь?

– Наверное.

– Ну давай тогда так. Езжай-ка ты пока домой. Возвращайся к главному лагерю в октябре. Если будешь весить 90, я дам тебе контракт на 60 зеленых в неделю.

Так Эспозито впервые узнал, что такое диета – мамины макароны были вкусны, но Фил окончательно решил стать хоккеистом, так что пришлось больше налегать на здоровую пищу. Так отказ от спагетти подарил миру легенду НХЛ.

Карьера Фила началась в «Чикаго» – отец продал право на подписание первого контракта за 500 долларов, хотя сын фанател от «Детройта» и Горди Хоу. Он стал профессионалом в начале 60-х, когда зарплаты хоккеистов еще не полетели в космос – чтобы кормить семью и расплатиться с долгами, будущая легенда впахивала на сталелитейном заводе. Там Фил видел, как рабочий свалился на конвейерную ленту и задохнулся парами раскаленного металла, а другой его напарник попал под колеса грузовика. Тяжелая работа научила Эспозито ценить хоккей – он воспринимал игру как веселье и рок-н-ролл.

За три года в «Чикаго» Фил забил 70 голов, подружился с Бобби Халлом, а после проигранной серии плей-офф перебрал на вечеринке, посвященной закрытию сезона и заявил менеджеру и тренеру клуба следующее: «Мы потрясающая команда, у вас тут настоящая династия могла бы получиться, но вы двое все равно все похерите!».

Это привело к тому, что Эспозито обменяли в «Бостон» незадолго до драфта расширения – за него и еще двух игроков «Чикаго» получил вратаря Джека Норриса (58 матчей в лиге), форварда Пита Мартина (800 очков в НХЛ) и защитника Жиля Маротта, который не был звездой, но за карьеру сыграл больше 800 игр в лиге.

В «Бостоне» Эспозито повысили зарплату, прописали бонусы за 30 заброшенных шайб (выбил их в первый же год) и на второй сезон отправили в тройку к Кену Ходжу и Ронни Мерфи. Ходж был здоровяком, дважды выбивал сотню за «Бостон» и зверел, когда соперник включал трэшток. Мерфи – опытный ветеран, которому в целом было плевать, какой счет на табло и кто сегодня победит. «Завтра будет новый матч» – любимая фраза Мерфи, которая дико бесила Эспозито.

Эспозито был главным снайпером звена, который быстро окапывался на пятаке или четко бросал от бедра, как Бобби Халл – Ходж и Мерфи искали Фила передачами, а тот их замыкал. Просто и эффективно – Эспозито забил 49 голов и набрал 126 очков. Через год – еще 43, а «Бостон» стал чемпионом. Через два – забил 76 голов.

Еще один штрих к величию Эспозито – он стал первым хоккеистом, который выбил сотню очков за сезон. До него эта отметка не покорялась ни Горди Хоу, ни Стэну Миките, ни кому-либо еще. Сотня впечатлила даже владельца «Бостона» – он выписал Эспозито бонусный чек на 10 тысяч, который полагался за 50 шайб за сезон. Фил забил 49, но переписал историю и получил бонус, равный годовому окладу. Так он впервые не поехал работать на завод в межсезонье.

«Бостон» с Эспозито, Орром и Джерри Чиверсом вполне мог брать 3-4 трофея, если бы не тяга ядра команды к безудержному веселью – в барах и на тусовках «Брюинс» проводили не меньше времени, чем на тренировках. К этому добавились и травмы Орра – его левое колено начало рассыпаться в чемпионском сезоне-71/72, но он протянул еще несколько лет на недосягаемом для большинства игроков уровне.

В том же 1972-м Эспозито познакомил со своим величием сборную СССР. Или же познакомился с величием русских – та серия навсегда врезалась в память королю «Бостона» и опустила его с небес на землю.

«Я никогда не видел русских в деле. Я вообще ни про кого из них не слышал. Звездой той команды считался Владислав Третьяк, но по мне он не был хорошим вратарем. Больше из той команды я вообще никого не знал, и знать не хотел. Все они были сраными коммуняками, что в них разбираться?» – напишет он позже в своей автобиографии.

В Москве он выиграл Суперсерию-72, заработал изжогу от местной еды и так элегантно упал на задницу во время представления команд, что гифку с этим моментом можно пересматривать бесконечно.

Суперсерия совпала с карьерным пиком Эспозито – дальше «Бостон» ждал спад. Смена владельца, контрактные споры и конфликт с Доном Черри, который еще не носил свои развеселые пиджаки – Эспозито обменяли в «Рейнджерс», которые в первый же день всучили ему свитер с капитанской нашивкой.

«Я поверить не мог их тупости. Капитаном команды должен был быть Род Жильбер или Уолт Ткачак, но никак не я. Спустя годы я спросил Эмиля Фрэнсиса об этом, и он ответил: «Рода Жильбера я бы не назначил капитаном, даже если бы он был единственным игроком в команде». Он сказал, что Род просто не подходил на роль капитана. Лично я с ним абсолютно не согласен», – вспоминал Эспозито.

В Нью-Йорке его ждала богемная жизнь – в команде почти не было людей, которые реально расстраивались из-за поражений и переживали за результат. Так что Эспозито просто ковал свое наследие и набивал статистику. И даже в таком режиме «Рейнджерс» сумели добраться до финала в 1979-м, где проиграли в пяти матчах великому «Монреалю».

После завершения карьеры он неудачно поработал менеджером в «Рейнджерс», а в начале 90-х ввязался в главный проект своей жизни, который сначала больше был похож на аферу.

НХЛ решила расширяться в южные штаты США и одним из направлений стала Флорида. У Эспозито была тяжелая ипотека, его жена разводила лошадей, так что он боялся, что в один прекрасный день деньги у него просто закончатся. Он стал искать партнеров – за вступление НХЛ просила 50 млн, и никто из знакомых Эспозито не был готов столько инвестировать в команду с Юга.

Он выкрутился – поднял свои связи и добрался до семьи Прицкер, которая владела крупной компанией Spectator. Более того, Эспозито даже нашел подходящую арену, на которой пришлось впихивать сидячие места, чтобы соответствовать требованиям лиги (минимальная вместимость – 10 тысяч зрителей), но все сорвалось в последний момент – партнеры захотели быть боссами, что никак не устраивало Фила.

Он выкрутился из этой истории так же изящно, как в случае с падением на задницу перед матчем Суперсерии – в офисе у коллеги он заметил бейсбольную биту из Японии и спустя пару дней предложил совершенно безумное решение: привлечь к созданию команды НХЛ азиатских инвесторов.

Безумие в итоге превратилось в успех – после перелета, поедания сырой рыбы и караоке Эспозито увозил из Японии гарантии инвестиций. Правда, его все же отодвинули от руля – японцы взяли на себя финансы, а Фила отправили рулить хоккейными операциями. Так рухнула его мечта – он хотел управлять своим клубом, а стал лишь наемным работником.

С Эспозито «Тампа» даже один раз попала в плей-офф – вылетела в первом раунде. Денег у команды было немного, поэтому состав собирали по остаточному принципу. А в конце 90-х японцы наигрались в хоккей и перепродали команду за сумму в районе 100 миллионов – и новый владелец решил идти дальше без Фила.

С тех пор он отошел от больших дел. Неизменны остались только его место в истории хоккея и любовь к «Тампе» – клубу, ради которого он пожертвовал почти всем, что у него было.

Легенда, которую обошел Овечкин: забросил 700 шайб, хотя почти не видел одним глазом

Мессье был в тени Гретцки, а без него выиграл два кубка. Его боготворят в Нью-Йорке и ненавидят в Ванкувере

Айзерман много лет считался некубковым (как и Овечкин). После 32 – выиграл три раза

На пике Лемье был лучше Гретцки. Даже рак и хроническая травма спины его не сломили

Селянне заново родился в 35 лет: выиграл Кубок Стэнли, выкинул Россию с Олимпиады и сверкал почти до 44

Лучший левый вингер НХЛ до Овечкина: не считался талантом, конфликтовал с Гретцки, выиграл кубок в 36

Фото: eastnews.ru/AP Photo

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья