Блог Полосатый Хоккей

Худобин – неожиданный герой плей-офф: похож на Томаса и Бродера, мощно катается и делает красивые сэйвы

С Тимом они пересекались в «Бостоне».

Финальная серия Кубка Стэнли-2020 – время флешбэков. 20 лет последнему финалу «Далласа». Пять лет с последнего финала «Тампы». Год после столкновения Андрея Василевского и Йоэля Кивиранты в полуфинале ЧМ. Еще один мощный сюжет – выдающаяся игра Антона Худобина.

Николай Хабибулин, который помог «Тампе», очень высоко оценил игру Антона: «История Худобина в этом плей-офф очень классная. Мне кажется, он никогда особо не был основным вратарем. Уже возрастной парень. И тут на него выпало, что нужно много играть, причем подряд. Но посмотрите, «Даллас» начал побеждать – и теперь видно, что Антон получает громадное удовольствие от игры, что его команда идет дальше, а он сам проводит все матчи нон-стоп. Это для него большое наслаждение.

Я работал с Джеффом Ризом (в «Тампе»; сейчас тренер вратарей работает в «Далласе» – Sports.ru) очень давно, а игра меняется. Но глядя на Худобина, скажу так: он по стилю – словно вратарь из начала нулевых. Мало кто так сейчас играет. Антон сейчас – более современная версия Мартина Бродера. Но главное тут – не стиль, а результат. И он есть».

Сравнение с Бродером – это очень высокая оценка лучшего сезона в карьере Худобина. Но есть еще один голкипер, чей стиль, да и путь в НХЛ очень похожи на историю самого Антона. Его зовут Тим Томас – и 9 лет назад они пересекались в Бостоне.

Два важных момента, которые выделяют Томаса среди остальных вратарей на рубеже десятилетий – его стиль и его достижения. Он 10 лет отыграл в Европе и вернулся в «Брюинс» в 31 год, а первый полноценный сезон вообще отыграл в 32.

Пик Томаса был коротким (всего 5 лет), но без преувеличений – он поставил НХЛ на колени. За эти пять лет Томас выиграл две «Везины», «Уильям Дженнингс», Кубок Стэнли, титул MVP плей-офф и захватил серебро Олимпиады из Ванкувера-2010. Его игра – один из мощнейших вратарских перформансов за всю историю НХЛ.

Главной его фишкой был стиль: одноклубник Патрис Бержерон и журналисты называли его battlefly (созвучно с butterfly – стиль, в котором играет большинство современных вратарей, например, Андрей Василевский).

У истоков баттерфляя стоял еще Третьяк – его считают едва ли не первым голкипером, который не зависал в стойке и садился на щитки, перекрывая большую площадь ворот. Следующий яркий представитель такого стиля – Патрик Руа, которого справедливо называют одним из лучших вратарей за всю историю игры. Настоящую революцию запустили Доминик Гашек и новые правила в игре – чех уничтожил всех топовых нападающих лиги и покорил фанатов акробатическими трюками, а отмена красной линии и новая трактовка ряда правил сказались на скорости игры, в результате чего вратарям пришлось очень непросто и потребовалось менять подход к игре в воротах.

Строго говоря, стиль Гашека трудно охарактеризовать – он уникален. Были похожие вратари (Томас среди них), но ни один из них не мог воссоздать Доминатора в полной мере.

Вот видео, которое без лишних заморочек поможет понять, как играл Мартин Бродер, с которым Худобина сравнивает Хабибулин – это классический стендап, при котором вратарь максимально долго остается в стойке, постоянно играет в режиме «вверх-вниз» и перемещается не на ребрах щитков (слайдинг), а за счет движения ног.

В стендапе, например, долго играл Евгений Набоков, а его проблемы с игрой начались как раз из-за проблем с переходом в баттефляй – в середине 10-х стойка уже не позволяла играть так же эффективно, как Евгений делал это на протяжении десятка лет.

Баттерфляй отличается более широкой постановкой ног в стойке – голкипер готов моментально садиться, чтобы перекрыть как можно большую площадь ворот. Плюс те самые слайды – скольжение на щитках, чтобы быстро перемещаться от штанги к штанге.

Баттерфляй идеален для современных вратарей, которые отличаются габаритами. Один из лучших (если не лучший) – Андрей Василевский. У него великолепные габариты, он пластичен и добавляет к атлетизму совершенно невероятную реакцию. Василевского за океаном стали называть Big Cat – если его технику и можно скопировать, то рефлексы и чтение игры остаются его уникальной фишкой.

Есть разные данные о том, кто придумал так называемый «полный баттерфляй» – в таком режиме вратари практически не возвращаются в стойку во время обороны ворот и двигаются строго на щитках. По одной из версий – это продукт скандинавской школы вратарей, что объясняет эволюцию Томаса как голкипера. Он отыграл в Европе почти 10 лет и после возвращения в НХЛ предстал очень нетипичным голкипером – его стиль было сложно назвать даже «смешанным».

Томас играл агрессивно – старался выкатиться под бросок и не падал в баттерфляй каждый раз, когда соперник готовился бросать. Он не был огромным вратарем – всего 175 см роста, поэтому учился читать игру и внимательно разбирал нападающих, с которыми ему приходилось бороться в НХЛ. Томас считал проблемой тот факт, что молодых вратарей стали массово учить «баттерфляю по умолчанию», при котором голкипер не читал момент, а сразу падал на колени и пытался за счет скольжения перекрыть площадь ворот.

«Я не могу упасть на колени и перекрыть верхние углы, поэтому мне нужно было думать, когда упасть в баттерфляй, а когда встать в стойку. Я годами учился читать, как нападающий бросит – верхом или низом. Только годы практики дают вам это понимание», – рассказывал Томас.

Тем не менее баттерфляй выручил Томаса, когда он получил травму бедра в сезоне-2009/10. Она сковывала его движения, мешая работе в стойке и агрессии, поэтому он старался компенсировать недостаток скорости правильной техникой – и даже на одной ноге он дал «Бостону» 91,5% отбитых бросков. А еще он совсем не парился по поводу того, что на фотографиях и в хайлайтах его сэйвы не выглядели красиво: «Ты должен выключаться во время игры и не думать про то, как ты сделал сэйв. Не нужно забивать голову мыслями вроде «О, в том моменте правильно было бы сыграть вот как». Какая разница? Ты сделал сэйв. И многие вещи стоит дорабатывать. Баттерфляй рассчитан на больших парней. Я не могу делать некоторые вещи, которые делает Роберто Луонго, во мне всего 175 см роста. Чтобы сесть в баттерфляй, мне сначала нужно убедиться, что я достану шайбу в баттерфляе», – объяснял свою игру Томас.

Это работало – Тим не был похож на других вратарей, но совершил огромный вклад в становление чемпионского «Бостона» и заслуженно стал MVP плей-офф.

Худобин не пересекался с Томасом в основной команде – когда Тим еще был в «Брюинс», Антон играл за фарм, но имел возможность наблюдать за играми и тренировками основного голкипера. Для современной НХЛ Худобин остается маленьким вратарем – всего 180 см. Для сравнения – у его сменщика Бишопа 201 см роста, а у Василевского – 193.

А теперь посмотрите на его хайлайты в составе «Бостона»:

Обратите внимание: стойка, в которой Худобин до последнего ждет бросок, агрессивные и резкие движения коньками, очень техничная работа в скольжении на щитках, а когда совсем прижмет – забавные прыжки, главная цель которых только одна. Достать шайбу. Это можно назвать совпадением, но есть один занимательный факт – четыре года Худобин занимался с тренером Тима Томаса.

«У них очень схожие параметры. Оба ниже шести футов, что в наши дни большая редкость для голкиперов. Перед ними возникает множество вызовов, и когда они встречают их, им плевать на технику. Они просто живут в мире, в котором нужно остановить шайбу», – рассказывает Боб Эссенса, который все еще работает тренером вратарей «Брюинс».

«Этот парень боец, он заставляет не списывать мелких вратарей. У него быстрые ноги, он коренастый, суперсильный и очень гибкий. Мы видели несколько шпагатов, и как он быстро из них выходит, словно он не вратарь, а гимнаст», – Худобина хвалит и Марти Турко, который играл в воротах «Старс», а теперь работает в системе клуба.

Тот же Эссенса считает, что Худобину вряд ли бы доверили место первого вратаря в большинстве команд НХЛ – просто из-за роста. Отчасти эту теорию подтверждает и этот плей-офф – №1 Антон стал только после травмы Бена Бишопа. Тем не менее Боб восхищается бывшим учеником:

«Опытные вратари могут играть и оставаясь на ногах, Тимми и Худобин хороши именно в этом. В их сумасшествии есть определенная система. И у них потрясающая работа коньками. У Томаса были лучшие руки, что я видел за всю карьеру в НХЛ, а Худобин просто стремительно перемещается из одной точки в другую. Я думаю, он многому научился у Томаса за то короткое время, что они играли в одной системе».

Прямо сейчас Худобин выдает 92,4% отраженных бросков и пропускает 2,54 шайбы за игру (отголоски серии против «Колорадо»). В третьем периоде первого матча серии с «Тампой» он взял 22 броска и остановил едва ли не лучшую атаку НХЛ. Пока он делает ровно то, что сделал Тим Томас, вернувшись в лучшую лигу мира – Антон ухватился за шанс и просто отбивает шайбы. Для полного повторения истории не хватает лишь Кубка Стэнли.

Худобин спас «Далласу» первый матч финала. «Тампа» забила один гол – и тот случайно

Последний раз 6 русских в финале НХЛ играли 20 лет назад: Могильный бодался с Зубовым, а Фетисов был тренером

Варламов тащил в плей-офф так, словно вернул себе 2013-й. Ему помог лучший тренер вратарей в лиге

Почему в первом матче финала «Тампа» была настолько слабой? Петухов разбирает главные версии

Фото: Gettyimages.ru/Christian Petersen, Jamie Sabau, Bruce Bennett

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья