Блог Hokejka

Мессье был в тени Гретцки, а без него выиграл два кубка. Его боготворят в Нью-Йорке и ненавидят в Ванкувере

Почти три месяца назад мы начали сериал про легенд НХЛ, которых Александр Овечкин обходит в исторической снайперской гонке. Первым его героем стал Люк Робитайл, а последним будет Уэйн Гретцки.

В январе Александр опередил сразу четырех легенд: Теему Селянне, Марио Лемье, Стива Айзермана и Марка Мессье. До Майка Гартнера еще сравнительно далеко (10 шайб), так что пока читаем про человека, который почти всегда был вторым центром после Гретцки, но считается самым харизматичным лидером в истории хоккея.

9 августа 1988-го время династий в НХЛ закончилось – Уэйна Гретцки обменяли в «Лос-Анджелес». «Ойлерс» получили тонну активов взамен – деньги, драфт-пики, топ-проспекта Джимми Карсона, но всем было понятно, что без магии Уэйна это будет уже не та команда. Ее естественным лидером становился Марк Мессье – второй центр «Ойлерс», без сомнения лучший второй центр в мире и большой друг ушедшего гения.

За два года до обмена про «Эдмонтон» вышел документальный фильм – еще до эры HBO и Amazon Prime. В одной из сцен оператор снимал командный обед, и в какой-то момент речь зашла о мотивации. «Я играю, потому что мне весело», – говорил Гретцки. Мессье возражал: «Хоккей – это вызов». Автор Chicago Tribune сравнивал их дружеский спор в этот момент с отношениями Джона Леннона и Пола Маккартни, показанными в документалке «Let It Be». Даже после обмена они созванивались по меньшей мере три раза в неделю.

Одиночка

Вряд ли в НХЛ конца 80-х можно было получить вызов больший, чем выиграть Кубок Стэнли после того, как из твоей команды ушел лучший игрок в истории хоккея. Два факта, говорящих о важности Гретцки: за сезон-1988/89 «Ойлерс» недобрали 15 очков, а разница шайб упала с «+75» до «+19». Грант Фюр приехал в тренировочный лагерь с 5 кг лишнего веса и проиграл в итоге больше, чем выиграл, а Гленн Андерсон был назван «главным разочарованием сезона» – но команда все равно была слишком сильной, чтобы пропустить Кубок Стэнли.

Как в плохом голливудском фильме первым же соперником «Ойлерс» без Гретцки в плей-офф стал Гретцки. «Эдмонтон» вел 3-1 в серии – ему очень повезло с тем, что основной вратарь «Лос-Анджелеса» Келли Хруди заработал грипп, а его бэкап Глен Хили лишь незадолго до этого переболел тем же гриппом, потеряв за время лечения 6 кг. Мессье был самым доминирующим игроком на льду – именно его прорыв на последней минуте четвертого матча серии принес «Ойлерс» преимущество, которое казалось уже неотыгрываемым.

В третьей игре Марк убойно хитанул Гретцки. За четыре игры он набрал семь очков. Тренер «Кингс» Робби Фторек заявил: «Марк Мессье, пожалуй, может влиять на ход игры больше, чем любой другой игрок в лиге». Гретцки не обиделся: говорил, что готов к тому, что бывший партнер в силовой борьбе будет идти до конца.

Перед пятой игрой Рональд Рейган послал в адрес «Кингс» телеграмму, в которой писал: «Отчаянные времена требуют отчаянных мер». В раздевалку к клубу пришел украинский священник, который произнес пламенную проповедь в стиле фельдкурата Каца. Лейтмотивом спича было «Просто выбейте все дерьмо из «Ойлерс»! В конце оставалось только добавить «аминь».

Самой отчаянной мерой стало участие парня по прозвищу Счастливая Задница. В 1988-м этот неизвестный герой голым профилем сел на место питчера «Окленда» – команды, с которой «Доджерс» играли в финале Мировой серии. «Доджерс» серию выиграли – через полгода Счастливая Задница морозил ягодицы о лед арены «Кингс». «Лос-Анджелес» выиграл пятый матч (во многом благодаря Келли Хруди) и привез своего нового талисмана в Эдмонтон. Как можно догадаться, там «Кингс» тоже выиграли.

Гретцки оказался сильнее – за всю серию он набрал 13 очков (в седьмом матче 2+1) и поставил рекорд клуба. Вторым человеком, который раскороновал чемпионов, оказался форвард Крис Контос – почти весь сезон нападающий провел в Швейцарии, но под плей-офф приехал в ЛА и забил сразу восемь голов в серии, работая человеком, который принимал на себя отскоки. Третий враг «Эдмонтона»-1989 – конечно же, Счастливая Задница. Процедура была проведена и перед седьмой игрой. «Короли» вытащили серию, но в следующим раунде влетели будущим чемпионам из «Калгари» 0-4.

Через сезон все было по-другому. «Эдмонтон» махнул вундеркинда Карсона в «Детройт» и существенно усилил глубину состава. Мессье оставался единственным по-настоящему звездным центром и провел лучший сезон в карьере: 129 очков, второе место в гонке бомбардиров и титул MVP лиги – Мессье лишь на два очка обошел Рэя Бурка. Некоторые, впрочем, до сих пор считают, что титул Марка был обеспечен сговором канадских журналистов: две звезды имели одинаковое количество первых мест, но семь журналистов почему-то вообще не включили Бурка, единогласно выигравшего «Норрис», в свою тройку претендентов.

Во втором раунде плей-офф-1990 «Ойлерс» опять встречались с «Кингс», которые в предыдущей серии взяли реванш у «Калгари», выиграв в одном из матчей 12:4. От «Эдмонтона», даже при всей мощи Мессье, никто не ждал чемпионского прорыва, особенно после попадания на ниспровергателей чемпионов и своего бывшего героя.

И вот «Лос-Анджелес» приезжает на две игры в Эдмонтон и проигрывает их 0:7 и 1:6. Гретцки в первой игре не нанес ни одного броска по воротам и уселся на «-3». Удивительно, но Мессье набрал лишь три очка за эти два матча – у «Ойлерс» оказалась неожиданно хорошая глубина. «Нефтяники» перебегали и перехитовали «королей», завершили серию за четыре игры... и все равно не стали фаворитами.

В финале «Ойлерс» вышли на «Брюинс», которые котировались выше, так как у них были Рэй Бурк и Кэм Нили – на тот момент, возможно, лучший силовой форвард в НХЛ. Как потом говорили все игроки, судьба финала была решена в первой игре в Бостоне. Вне пределов арены было +32, системы «Гардена» не выдержали такой температуры и того, что игра перешла в третий овертайм. Большую часть матча команды играли в туманной дымке – матч прерывали на 25 минут для охлаждения систем. Победную шайбу забросил Петр Клима – и потом «Ойлерс» уже не упустили трофей.

«Ойлерс» считались самой веселой командой лиги, но Глен Сатер полностью переиграл Майка Милбери (да, этот человек правда тренировал финалистов кубка): «Бостон» за 18 периодов выдавил из себя лишь пять шайб. MVP плей-офф логично признали вратаря «Ойлерс» Билла Рэнфорда, хотя Мессье был великолепен – 31 очко в 22 играх. После победы капитан заявил: «Мы хотели выиграть этот кубок для молодых ребят, которые совсем недавно в нашей команде. Мы выиграли кубок для тех, кто уже поднимал его. Наконец, мы выиграли его для того, кто уже играет не с нами». Конечно, Мессье говорил про Гретцки.

«Никто не верил, что мы так быстро станем претендентами снова, но мы показали всем. Это начало новой эры. Это начало нового десятилетия», – говорил после чемпионства Крэйг Симпсон, который вместе с Мессье был лучшим бомбардиром той команды. Казалось, что все на самом деле будет классно: кроме старых героев, в «Ойлерс» было отличное молодое звено Грэйвс – Мерфи – Желина. Именно Грэйвс был первым, кто получил кубок из рук Мессье.

Герой

Питер Поклингтон, который какое-то время был врагом Эдмонтона № 1, светился как начищенный пятак после чемпионства: «Я принимаю решения, правильные для бизнеса. Если кому-то что-то не нравится, я это просто принимаю как факт. Впрочем, люди на улицах снова здороваются со мной».

«Я знаю, что это может прозвучать кощунственно – но если вы присмотритесь к глубине состава, которая будет у нас через три года, то вы увидите там невероятное количество таланта. Этот талант будет распределен по составу равномерно – нас больше не будут тащить лишь четыре-пять самых лучших игроков». На самом деле «Ойлерс» через три года проиграли 50 матчей в сезоне – такого позора не было даже во времена, когда клуб гнался за Якуповым и Нюджентом-Хопкинсом.

Ну а Мессье всего лишь через год после чемпионства оказался в Нью-Йорке. Капитан «Ойлерс» устроил забастовку: он получал 1,3 млн долларов, а хотел два. Менеджмент «Эдмонтона» считал, что таких денег звездам команда платить не может, ну а Мессье не волновали финансовые проблемы клуба – как MVP-1990 он хотел получать большие деньги. Глен Сатер быстро отправил его в «Рейнджерс», где на большом рынке готовы были платить столько, сколько надо.

«Рейнджерс» постепенно превращались в «Ойлжерс». За месяц до этого Нью-Йорк увел по оффершиту Адама Грэйвса, ну а следом по этому маршруту проследовали Кевин Лоу, Эса Тикканен, Крэйг Мактавиш и Джефф Бокебум (домосед, который стал надежным партнером Брайана Лича в первой паре «Рейнджерс»). Но ни один трейд не нанес команде столько вреда, сколько трэйд Мессье. Как и в обмене Гретцки, Питер Покклингтон преследовал свои шкурные интересы – от обмена Великого он получил 15 млн, от трейда Мессье – два.

Какой была главная ассоциация с «Рейнджерс» в то время? В матчах с «Айлендерс» фанаты успешных соседей часто скандировали «1940!» – год последней победы «синих рубашек» в Кубке Стэнли. Генеральный менеджер Нил Смит вспоминает: «Я работал в команде примерно два года – и тогда выражения «фан «Рейнджерс» с детства» и «многострадальный фанат «Рейнджерс» были синонимами. Я хотел закончить все это дерьмо, крики про 1940-й. Марк должен был стать тузом из рукава, который бы все это перевернул».

«Он выиграл пять кубков, столько раз играл в сборной – я знал, что он окажет влияние. Но когда ты видишь его вживую, это вообще потрясающе. Его присутствие изменило всю командную культуру. Из вечных лузеров мы превратились почти что в вечных победителей. У нас было восемь отличных сезонов, и «Рейнджерс» больше не были синонимом поражения», – добавил Смит.

В первый же сезон в Нью-Йорке Мессье выбил 107 очков, выиграл «Харт» и «Пирсон». Но во втором раунде «Рейнджерс» слетели убийственному «Питтсбургу» – не помогла даже описанная в предыдущей части попытка убийства Марио Лемье Грэйвсом. Помимо этого весь сезон капитан конфликтовал с главным тренером. Роджер Нельсон был одним из главных инноваторов в истории игры – он стал первым, кто разбирал матчи по видео, а также внедрил переговорные системы для помощников. Но с Мессье у них возникли чисто философские разногласия: Нельсон был оборонительным тренером, а капитан хотел бежать вперед, как он это делал и в «Ойлерс».

Судя по всему, Мессье, пользуясь поддержкой игроков, технично слил Нельсона. Команда, где играли Лич, Зубов, Гартнер, Амонти и Ванбисбрук, в первой части сезона набирала меньше половины очков. Тренер был разъярен: «В прошлом году Марк пришел и дал нам надежду на Кубок. Он перестал быть лидером. В прошлом сезоне Мессье делал все правильно – он говорил с игроками, организовывал встречи, подмечал мелочи. Он был превосходен! Но в этом году Марк не делает ничего из этого». Мессье отвечал тем, что он имел превосходные отношения с одноклубниками, но с тренером они действительно расходились. Марк считал, что команде не надо стоять и ждать – если команда владеет шайбой 75% времени, она выиграет.

Летом 1993-го в «Рейнджерс» пришел Майк Кинэн – с ним до этого Мессье пересекался в сборной, а также два раза обыгрывал его команды в финале кубка. На Кубках Канады два харизматика наладили отличные отношения: в Нью-Йорке их можно было заметить шутящими в неформальной обстановке. Отличие от времен Нельсона было разительным. Как говорил Кинэн «Когда вы побеждаете вместе, это уже не забывается. С 1987-го мы прекрасно ладим».

И «Рейнджерс» получили того Мессье. которого ждали. Пусть он не был лучшим по очкам (это был гениальный год Сергея Зубова), но его лидерские качества сплотили всю команду. Бэкап Гленн Хили отмечал, что важнейшее, что сделал Мессье – заставил всех – от точильщиков коньков до 13-14-х нападающих – чувствовать себя важной частью команды, которая собирается побеждать. «Каждый в той команде должен получить перстень – даже Бенни Петрицци, уборщик полотенец, который занимался этим с 1942-го и никогда не видел чемпионства. Мы верили, что абсолютно каждый в этой команде значит многое». Даже комментаторы матчей «Рейнджерс», которые ездили на выездные игры вместе с клубом, говорят, что Мессье общался с ними как с братьями.

Капитан включался на льду в решающие моменты. В финале Востока против «Девилс» «Рейнджерс» проигрывали 2-3. После пятой игры Мессье публично заявил, что Нью-Йорк возьмет следующую. Показательно, что местные журналисты были настолько поражены уверенностью, с которой Мессье давал обещания, что уже были уверены: победа обеспечена. NY Post вышел с заголовком «Мы сегодня победим!». Как позже говорил Мессье, на пути в Нью-Джерси все игроки читали газеты.

1

Защитник «Девилс» Кен Данейко позже говорил, что это дало лишнюю мотивацию его команде – и правда, «Девилс» вели 2:0 во втором периоде и были в 20 минутах от выхода в главный финал. Но в третьем периоде Мессье выполнил свое обещание и сделал хет-трик.

Именно этот момент считается главным в том чемпионском плей-офф – даже не сам финал, где «Рейнджерс» забороли «Ванкувер» Буре в семи играх. Кстати, любопытная деталь о решающей серии: между всеми матчами финала был перерыв в день. Перед седьмой игрой было два дня – и, как считают игроки «Рейнджерс», это дало им огромное преимущество. Адам Грэйвс говорил: «Даже когда ты заходил за кофе или заезжал заправляться, то чувствовал невероятную энергию, окружавшую тебя. Все ждали победы».

Грэйвс снова отмечает, как Мессье поборол разруху в головах: «До 1991-го здесь было ощущение «Ой, мы даже не хотим думать о кубке и всем этом». Но пришел Марк и изменил все. Его послание было простым: «Мы все здесь ради одной цели, и единственная цель – это победы». Наш образ мышления кардинально поменялся». Лишний день отдыха после шестой игры дал возможность стряхнуть дурные мысли после поражения. Нью-Йорк торжествовал, а MVP плей-офф Брайан Лич говорил, что две недели не мог уснуть.

Воссоединение

За два года после финала в Нью-Йорке произошло мало интересного – разве что Мессье опять устроил контрактную бучу, и его чуть не обменяли на Бретта Халла. Главное слово здесь «чуть» – блокбастер не состоялся, в отличие от 1991-го, капитан остался в городе.

«Рейнджерс» вообще жить легко и интересно – сидишь-сидишь, а потом приезжает какой-нибудь Гретцки и подписывает контракт. Уэйн приехал в Большое Яблоко летом 1996-го. Как он говорил публично: «Возможно, я один из первых игроков, который выбирает Нью-Йорк в ситуации, когда здесь дают контракт меньше, чем в другом месте». Мотив был простой: еще раз сыграть с дорогим другом.

«Последнее время в нашей атаке что-то отсутствовало. Но Уэйн сможет поднять многих парней на такой уровень, на котором они до этого никогда не были», – говорил Мессье. Друзья моментально заполонили медиа: стали частью рекламной кампании лиги на Fox, приходили на late-night show и даже попали на обложку Sports Illustrated (единственную хоккейную за год).

1

За год до этого Гретцки потребовал обмена из «Лос-Анджелеса», где вокруг него не могли собрать достойную команду – на дедлайне Великий уехал в Сент-Луис к Халлу и Макиннису. Как потом говорил Уэйн, трехлетнее продление контракта с «Блюз» было уже на мази, но после 3:8 во второй игре серии с «Детройтом» Майк Кинэн публично назвал его виновником поражения, а президент клуба объявил агенту Гретцки, что отзывает предложение (21 млн на 3 года). «Подумать только, а я уже купил тут семье абонементы на бейсбол», – сокрушался Гретцки.

Те «Рейнджерс» делегировали на осенний Кубок мира девять человек – больше любой другой команды лиги. Гретцки был рад возможности сыграть с Личем, который напоминал ему Пола Коффи – но больше всего, конечно, его радовал Мессье: «Он не изменился со времен «Эдмонтона». Он был нашим тайным сокровищем, потому что часто оставался в тени, но Марк невероятный хоккеист. Он лучший командный игрок из всех, что я знаю. В нем нет ни капли эгоизма».

«Рейнджерс» предсказуемо считались одними из фаворитов лиги, но из первых 26 матчей выиграли лишь 9. После неудачи на калифорнийском выезде поползли слухи об отставке молодого тренера Колина Кэмпбелла. И кто же спас его? Марк Мессье. Сначала его хет-трик помог обыграть «Финикс», а на следующий день Марк сделал дубль против чемпионов из «Колорадо». Тренер сохранил работу, а «Рейнджерс» вскоре после этого начали впечатляющую победную серию и без проблем вышли в плей-офф.

Это был последний финал для Гретцки – правда, финал конференции. Две серии «Рейнджерс» провели на удивление одинаково: в первых матчах против «Флориды» и «Нью-Джерси» они проигрывали всухую и выглядели ужасно, но в следующих четырех играх Майк Рихтер вставал на уши, а Гретцки и Мессье решали остальное. Оба победных гола в тех сериях забиты с передач Мессье.

В финале Востока против сильной и быстрой «Филадельфии» измученные травмами ветераны уже устоять не могли – даже несмотря на хет-трик Гретцки во втором матче. «Флайерс» взяли финал за пять игр, а Мессье покинул команду. Плей-офф на «Мэдисон Сквер Гарден» не видели до 2006-го. Мессье, как оказалось, тоже сыграл в плей-офф последний раз.

Дьявол

Неделю назад фанат «Вашингтона» отписался в разделе «Реддита» фанатов «Ванкувера»: «Овечкин обогнал того, Кого-Нельзя-Называть!». Самым заплюсованным комментарием было не требующее перевода «Fuck Messier». Следующие четыре по популярности ответа содержали те же два простых слова.

Если вы появитесь в Ванкувере в джерси Мессье с 11-м номером на спине, то вас, мягко говоря, не поймут. Фотография Марка какое-то время висела в галерее капитанов на «Роджерс Арене», но потом ее втихую сняли из-за реакции фанатов. В общем, если для Эдмонтона и Нью-Йорка Мессье – молодец, великий лидер и борец, то в Ванкувере – исчадие ада, Сатана, человек, разрушивший все. Как же так получилось?

Через три года после выхода в финал «Кэнакс» весной-1997 не попали в плей-офф. Казалось, это просто недоразумение – в клубе играли Буре, Могильный и Линден, каждый из которых был в самом сочном возрасте. Большая часть чемпионской обороны оставалась на месте – считалось, что нужен только один кусочек пазла. Летом 1996-го «Кэнакс» в последний момент не подписали Гретцки, поэтому еще через год решили взять Мессье.

На самом деле удивительно, но во время подписания никакой отрицательной реакции это не вызвало – хотя Мессье не только лишил город кубка в 1994-м, но еще и грязно сыграл против Тревора Линдена в шестой игре финала: после силового от Лича Линден не мог подняться с площадки, а проезжавший Мессье засадил капитану «Кэнакс» клюшкой по шее. Тревор ударился лицом об лед и в крови еле-еле доехал до скамейки. Все это происходило при счете 4:1 в пользу «Ванкувера» – никакого смысла в таком поведении уже не было. В общем, представьте себе, что «Ванкувер» в 2016-м подписывает Милана Лучича.

В самом начале Мессье сделал две крупных ошибки, которые еще и были прописаны как условия в контракте. Сначала он забрал капитанскую нашивку у Линдена. Это еще было принято фанбазой «Кэнакс», хоть и с трудом – все же Марк приходил в Ванкувер с репутацией лучшего лидера в хоккее (и, возможно, во всем спорте). На первой пресс-конференции Мессье и Линден даже весело смеялись, стоя вместе – казалось, проблем никаких нет.

Другое требование Мессье – отдать ему 11-й номер, под которым Марк играл везде и всегда. В «Ванкувере» он был неофициально выведен из обращения в честь Уэйна Мэки, одного из первых значимых игроков для молодой франшизы «Кэнакс». В 1972-м у Мэки обнаружили рак мозга – и через полтора года он умер.

Тогда-то вдове Мэки и пообещали, что 11-й номер в «Ванкувере» сможет носить только сын или внук покойного. После того, как обещание было нарушено, вдова выразила возмущение через местную прессу: «Генеральный менеджер Пэт Куинн позвонил мне и заявил, что это должно быть честью, но я так не посчитала. Мистер Мессье может носить хоть 111-й номер. Они не постарались даже получить у нас разрешение».

Возможно, даже это еще могли простить Мессье, если бы он повел «Ванкувер» к сияющим вершинам. Правда, в предсезонном рейтинге SI «Кэнакс» со всеми своими суперзвездами в нападении стояли лишь 14-ми (просто оцените лишний раз уровень той НХЛ – команда с четырьмя суперзвездами в нападении расценивалась как середняк). Но всего за год в «Кэнакс» начался кризис.

После 13 поражений в 19 матчах были уволены главный тренер Том Ренни и Пэт Куинн. Вместо них на роль совместителя пришел Майк Кинэн. Чья рука направляла владельца в этом назначении, было ясно как день. Джино Оджик, друг Буре и тафгай «Кэнакс», позднее разносил горе-капитана: «За первые десять игр он даже не вспотел – просто ждал, пока Ренни и Куинна уволят. С самого начала было видно, что он хочет иметь всю власть в команде и окружить себя нужными людьми. Он постоянно общался с владельцами о ситуации в клубе. Кинэн – его креатура. В последующих обменах высока роль Мессье».

Какие это были обмены? Да так, ерунда. За одну весну Ванкувер покинуло почти все ядро чемпионской команды. Например, Тревор Линден. В том году он был включен в сборную Канады на Олимпиаду, но Кинэну на это было наплевать. Бывший капитан и новый тренер поссорились буквально через месяц после прихода Майка, который стал частенько бенчить Тревора. Публично Кинэн заявлял: «Тревор – это игрок для первых звеньев, но он должен больше показывать свою включенность в игру. Сейчас он не играет и на 50%»

В январе Кинэн обменял двух ближайших друзей бывшего капитана, любимцев фанатов и часть команды-1994 – вратаря Кирка Маклина и форварда Мартина Желину. А через месяц пришла очередь и самого Линдена. Об обмене в «Айлендерс» на Тодда Бертуцци и Брайана Маккэйба живой символ «Кэнакс» узнал от менеджера по экипировке.

Естественно, все были в шоке. «Линден был невероятным командным игроком, который смог сменить позицию с вингера на центра, стал успешным там, был потрясающим капитаном. Теперь его обвиняют во всех проблемах клуба – и кто? Тренер, который работает здесь лишь два месяца?» – задавался вопросом местный журналист Кент Гилкрист в статье с заголовком «Мы обменяли душу и сердце». Линден был не только капитаном – он занимался благотворительностью и часто посещал местный детский госпиталь (причем без журналистов с камерами).

Все прекрасно понимали, кто стоял за Кинэном и почему он делал эти обмены – раздевалка раскололась на бригаду Мессье и бригаду Линдена. Всех друзей бывшего капитана, которых Кинэн в финале-1994 называл «мальчиками Куинна», быстро обменяли. Тот же Оджик комментировал это так: «Шаги Кинэна я могу понять – он делал это ради побед. Но за ним стоял Мессье, который хотел получить лишь больше силы и расставить своих людей везде. Посмотрите – как бы плохо Марк не играл, Майк не сажал его на скамейку».

Стоит ли говорить, что в результате кипучей деятельности дуэта Кинэн – Мессье клуб не вышел в плей-офф? Более того, именно у «Ванкувера» была худшая оборона в лиге, несмотря на обмен Маккэйба и кавалькаду вратарских трейдов.

Обмена позже потребовал Павел Буре. Он намеревался уйти из команды давно – еще в 1993-м его обманули с контрактом: стороны согласились на 5 лет и 15 млн долларов. Когда Буре его подписал, выяснилось, что в соглашении вместо американских долларов стоят канадские, стоившие на 25% меньше. После долгих переговоров и очередного сезона в 60 голов подписали новую сделку, и Буре вроде как забыл о своей просьбе. Когда пришел Кинэн, то дал ему играть по 27 минут за матч, и, как потом говорил Павел, ему это нравилось. Но обмен Оджика доконал и Русскую Ракету.

Летом 1998-го в «Ванкувер» на пост генерального менеджера пришел Брайан Бурк, который через полгода уволил и Кинэна. Итоги деятельности Мессье-Кинэна были потрясающими. Клуб ни разу не попал в плей-офф за три года. Посещаемость «Кэнакс» упала на три тысячи человек – и это несмотря на открытие новой арены! Команда была на грани переезда в Сиэтл. Единственное, что получил «Ванкувер» от Мессье – клуб стал настолько плох, что в 1999-м смог драфтовать достаточно высоко, чтобы выбрать Хенрика и Даниэля.

В контракте Мессье была опция выкупа за 2 млн после третьего года сделки – естественно, «Кэнакс» воспользовались этим. Но через десять лет уже новому владельцу прилетел привет: в контракте было условие, по которому Марк получал бы дополнительные выплаты, если стоимость клуба росла. «Кэнакс» действительно стали стоить дороже, поэтому независимый арбитр присудил Мессье еще 6 млн долларов. Скрипя зубами, владельцы «Кэнакс» выплатили их. Ну а что Мессье? Ему лучше не приезжать в Ванкувер, а если очень надо, то в парике, с накладными усами и в темных очках.

Дед

После кошмара в «Ванкувере» Мессье вернулся туда, где его репутацию не могло сокрушить ничто – в Нью-Йорк, где на рубеже веков мир видел самую бестолковую хоккейную команду, когда-либо рожденную. «Рейнджерс» тратили огромные деньги, бессистемно хватали с рынка первых попавшихся звезд, но слепить из них что-то приличное так и не смогли. В какой-то момент там играли четыре будущих члена Зала Славы и все равно не смогли выйти в плей-офф.

Мессье повезло: он не имел даже 10% тех проблем со здоровьем, которые обрушились на Лемье и Айзермана. Конечно, и он пропускал длительные промежутки времени из-за травм, но его повреждения не были настолько серьезными. Самый большой перерыв из-за травмы у Мессье случился уже в 41 год – из-за операции на плече капитан «Рейнджерс» не играл примерно половину сезона. Марк сохранил свою форму до 44 лет – даже в этом возрасте он играл по 16 минут и набирал по 0,5 очка за игру.

Возможно, Мессье и не стоило играть последние годы карьеры – многие задавались вопросом, как же так получилось, что «величайший хоккейный лидер» с 1997-го ни разу не выходил в плей-офф, хотя в «Рейнджерс» его окружали Лич, Рихтер, в команду приходили Линдрос, Буре, Каменский, Тео Флери, Бобби Холик. Однако, например, сезон-2001/02 команда начала хорошо – и покатилась под откос как раз после того, как Мессье лег на операционный стол (а параллельно очередную травму получил Линдрос).

«Мессье – это солдат, который идет на очередную кампанию, когда все остальные уже едут домой. Для многих непонятно, что служит ему мотивацией. Отец Марка говорит, что это точно не деньги. Жизнь Мессье – замечательный пример самоотверженности и отсутствия эгоизма. Мотивация Марка сейчас – получить лучший результат от своей работы. Он получает глубокое удовольствие от тяжелой погони. Его чувства необъятны. Если он улыбается, то во всю ширь. Никто еще не прыгал с Кубком Стэнли над головой так, как Марк в 1994-м», – поэтически писал о Мессье автор Sports Illustrated Алек Уилкинсон.

Когда Мессье завершил карьеру, почти все бывшие партнеры описывали его как гениального лидера, сравнимого с величайшими генералами военных лет. Он был щедр – например, когда «Эдмонтон» приехал на выезд в Вашингтон после достижения одной из юбилейных отметок, каждого игрока в номере отеля ждала бутылка шампанского от капитана, который тогда был травмирован. Он лично купил чемпионский перстень одному из работников раздевалки, которому не досталось кольцо от клуба. Гленн Хили рассказывает, что однажды Мессье настолько страстно выступал на командной встрече, что начал плакать, а потом у него изо рта выпал зуб.

Уже через три года после окончания карьеры Мессье начал вручать свой личный приз за лидерство. Наверное, для каждого в лиге он считается почетным – конечно, кроме фанатов «Ванкувера».

В предыдущих сериях:

Лучший левый вингер НХЛ до Овечкина: не считался талантом, конфликтовал с Гретцки, выиграл кубок в 36

Селянне заново родился в 35 лет: выиграл Кубок Стэнли, выкинул Россию с Олимпиады и сверкал почти до 44

На пике Лемье был лучше Гретцки. Даже рак и хроническая травма спины его не сломили

Айзерман много лет считался некубковым (как и Овечкин). После 32 – выиграл три раза

Фото: East News/AP Photo/Amy Sancett, AP Photo/Peter Morgan, AP Photo/Mark Elias; REUTERS/Ray Stubblebine, Jeff Vinnick, Mike Blake, Gary Hershorn, Sam Mircovich; Gettyimages.ru/Bruce Bennett, George De Sota/Newsmakers, Elsa Hasch/Allsport

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья