Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Hokejka

Агент Панарина в 80-х служил в Афгане. Что он там делал?

История Пола Теофаноса, полная загадок.

Артемий Панарин и так не страдал от недостатка внимания, а переезд в Нью-Йорк и часовое интервью Sports.ru окончательно превратили его во второго по популярности игрока России. Журналисты начали искать причины, которые заставили Панарина сказать слова, так выделяющиеся на фоне лоялистского настроя российского хоккея, и наткнулись на простой факт: агент Артемия, Пол Теофанос – бывший американский спецназовец.

Сотрудники «органов» всех государств мира закрыты от прессы. В 2011-м хоккейный обозреватель Washington Post Тарик аль-Башир на вопрос о Семене Варламове (который тогда еще играл в «Кэпиталс») ответил, что за три года вратаря в Вашингтоне лишь раз разговаривал с его агентом – и это при традиционной открытости американского хоккейного сообщества на всех уровнях. Теофанос дал лишь одно большое интервью – журналу ESPN в 2003-м.

Тотальная закрытость порождает самые дикие слухи. То, что анонимные телеграм-каналы считают Теофаноса проводником слов, которые Панарин сказал в интервью – это еще ерунда. Некоторые сайты консервативно-патриотической направленности называли Теофаноса агентом ЦРУ, который пытается найти подход к Владимиру Путину через хоккейную деятельность, а также крышует поставки наркотиков для российских игроков.

Среди этих диких фантазий заслуживает внимания тот факт, что почти все клиенты Теофаноса – русские. Среди действующих игроков другой национальности – только третий вратарь «Анахайма» Кевин Бойл. Панарин, Бобровский, Варламов, молодые Кравцов, Котков, Ян, этнический украинец Тимашов – в списке клиентов Теофаноса все знают русский.

Сам Теофанос описывал свою биографию просто: сын патриотичной греческой семьи не смог стать игроком и предложил свои услуги спецназу США. После подготовки в знаменитом Форт Брэгге, где базируется командование американского спецназа, Теофанос отправился в Афганистан – «осуществлять некоторые действия в интересах внешней политики США». Сам он никогда не комментировал, чем занимался там.

В тот период времени Теофанос даже стал героем статьи New York Times – конечно, его личность газета не раскрывала. В мае 1988-го спецназовец выступал как «студент-советолог, недавно вернувшийся из поездки в Афганистан» и свидетельствовал, что моджахедам «поступает намного меньше вооружения из Пакистана», как было зафиксировано в договоре между Афганистаном и Пакистаном в апреле того же года.

Военный обозреватель «Комсомольской правды», полковник в отставке Виктор Баранец, служивший в 80-х в Афганистане, комментирует деятельность американцев в ходе той войны.

– Чем вообще занимался американский спецназ в афганской войне?

– Перед тем, как Советский Союз принял решение о вводе войск в Афганистан, подразделения американского спецназа, закамуфлированные под топографические подразделения, высадились в одном из районов Афганистана. Наша разведка мгновенно доложила в Генштаб, Генштаб доложил в Кремль. ЦК КПСС тогда получил еще один аргумент в пользу ввода войск «американцы уже там!».

Американские спецназовцы работали в бандформированиях моджахедов на уровне инструкторов. Я приведу один факт: в афганской войне наступил период, когда моджахеды начали валить с неба наши штурмовики и истребители. Был такой день, когда за один день они вырубили 7 летательных аппаратов! Это было шоком для командования 40-й армии. Нашей разведке была поставлена задача узнать, что за чудо-оружие имеют моджахеды. Генштаб объявил, что выполнивший это задание получит звезду Героя Советского Союза (в январе 1987-го советские разведчики впервые захватили «Стингеры» – прим. Sports.ru)

Помимо этого спецназовцы обеспечивали душманов разведывательной информацией. Они вели активную связку моджахедов с Пакистаном и обеспечивали отвод раненых, которые отлеживались в пакистанских лагерях – спецназовцы прикрывали дорогу, нам было очень трудно иногда перерезать эту дорогу, по которой из Пакистана поступало пополнение. В пакистанских лагерях тоже работали американцы.

Спецназовцы находились в боевых порядках душманов, они занимались радиопрослушкой. Кроме того они отрабатывали действия мелких и крупных тактических групп в условиях местного климата и ландшафта. Они были не только учителями афганских бандитов, но и отрабатывали свои задачи. Они изучали оружие, похищали его, в том числе из наших подразделений, изучали тактику наших подразделений, порой выкладывая перед главарями душманов всю тактическую дислокацию войск.

Более того, американский спецназ развил мощную агентурную сеть, которая была рассеяна по всей территории Афганистана. Это был гигантский спрут, который поставлял информацию моджахедам. Агенты внедрялись в местные структуры под видом инженеров и культурологов, демонстрировали свою лояльность, некоторые из них даже смогли пробиться в партийные верхи.

Но я читал огромное количество мемуаров американских военных, и мне бросилась в глаза их хвастливость. Некоторые их заявления о том, как они навредили Советской Армии, надо делить на десять. Было несколько случаев, когда наша контрразведка хватала американцев за одно место, и в плену они вели себя очень трусливо, зачастую их обменивали.

Я был свидетелем случая, когда один из них «раскололся» – причем он попал в руки местной афганской разведки, не нашей. Смотреть на это было просто противно. Когда мы взяли одного душманского лидера, было видно, что это настоящий враг. Он не был сломлен и говорил, что «вы все равно здесь все умрете». Американец же вел себя как трусливый пацан и только просил сохранить ему жизнь.

– Действительно ли спецназ тренировал тех боевиков, которые в нулевых стали известны как «Аль-Каида»?

– Это национальная мода американцев – выращивать силы, которыми Америка решает задачи в тех или иных регионах мира. Главарь «Аль-Каиды» чуть ли не золотой медалист ЦРУ. Парадокс в том, что эти воспитанники часто становятся врагами или предателями США. Впрочем, это национальный стиль – чем больше мы воспитаем боевиков в других странах, тем меньше погибнет американцев.

Американцы просто мстили нам руками моджахедов. Впрочем, надо быть объективным. Павел Грачев (министр обороны РФ в 1992-1996 гг – прим. Sports.ru) говорил, что на стороне моджахедов был весь мир. Это перебор, но моджахедов поддерживали многие десятки стран, в основном относившихся к НАТО.

Однозначно можно сказать, что Теофанос получил отличные контакты на самых верхах. В 1992-м он жил напротив Бориса Ельцина, когда тот уже был президентом России. Другую типичную историю тех лет рассказал Артур Ирбе: когда он приехал в Москву получать визу, у американского посольства бушевала очередь. Один звонок агенту – и латвийский вратарь оказался в кабинете через две минуты.

Теофанос как профессиональный советолог был одним из немногих агентов, в совершенстве знавших русских – это очень помогло ему в начале 90-х, когда вести переговоры с советскими клубами о переходе игроков было очень трудно – еще и из-за того, что руководители часто преследовали свои корыстные цели. История о переходе Валерия Каменского читается как плохой детектив о шпионах:

«Получив очередное предложение от Советов и согласие от владельца «Квебека», агент говорит, что ему нужно кое-что уладить и уходит. На улице он садится в автобус, но тут же замечает черный седан, преследующий его. Спрыгнув с автобуса, агент пытается оторваться от «хвоста». Машина следует за ним. Агент бежит быстрее. Седан ускоряется.

В конце концов, человек оказывается прижатым к стене. Он оборачивается и видит автомобиль в сантиметрах от себя. Затем медленно поднимает руки, как будто сдается. На самом деле он показывает преследователям два средних пальца».

Среди клиентов Теофаноса был не только Каменский, но и Владимир Малахов, Борис Миронов, Артурс Ирбе, Сандис Озолиньш, Сергей Брылин. В чемпионском «Колорадо»-1996 играло сразу три клиента греческого агента. Почти все отмечали, что хоккейная репутация Теофаноса говорит сама за себя – вопрос лишь в том, с помощью кого он начал зарабатывать связи и влияние.

В 2012-м Теофанос чуть не привез в Новокузнецк Майка Кинэна – об этом рассказывал Леонид Вайсфельд, который не раз работал с клиентами грека: «Я чуть трубку не выронил: «Пол, это шутка?» – «Нет. Кинэн согласен на «Кузню». Про команду все знает, трудности его не смущают». Генменеджер «Кузни» ответил, что команду не спасет и Папа Римский.

Долгое время Теофанос и его клиенты как будто отсиживались в тени после бурных и денежных 90-х. Но этот июль принес влиятельному агенту три контракта на 170 млн долларов и вернул его в элитную лигу.

Впрочем, вряд ли Теофанос из нее выпадал – мы до сих пор доподлинно не знаем всю силу влияния этого человека, который, между прочим, вырос в семье ярых фанатов «Рейнджерс».

Фото: Gettyimages.ru/Bruce Bennett, Al Bello; РИА Новости/Алексей Куденко, Кирилл Каллиников, Александр Гращенков; globallookpress.com/Al-Jazeera/ZUMAPRESS.com

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья