Блог helluo librorum

«Качество безумия. Жизнь Марсело Бьелсы»: Искусство сделки

Вступление

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: АМЕРИКА

ЧАСТЬ ВТОРАЯ: ЕВРОПА

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ: ЙОРКШИР

***

Походя к своему второму сезону в «Марселе», Марсело Бьелсе предложили новый двухлетний контракт. Он казался достаточно щедрым и его стоимость была €10 млн. Однако была одна деталь, которой он был недоволен, деталь, которая должна была завершить его пребывание на Велодроме. Хотя его зарплата и должна была вырасти с €300 тыс. до €415 тыс. в месяц, но лишь первый год его контракта был гарантирован. Если «Марсель» не финиширует в первой четверке в 2016 году, клуб мог бы разорвать соглашение на второй год. Однако Бьелса хотел получить полный двухлетний контракт без каких-либо предварительных условий. Если его уволят после предстоящего сезона, он хотел бы, чтобы второй год контракта выплачивался ежемесячно до истечения срока его действия. Он не был в этом не безрассудным. Это то, что попросило бы большинство главных тренеров с его послужным списком.

В среду, 5 августа, состоялась встреча Бьелсы с исполнительным директором клуба Филиппом Пересом и Игорем Левиным, адвокатом, действующим от имени владельца «Марселя» Маргариты Луи-Дрейфус. Согласно сообщению, опубликованному в газете Ле Парисьен, подход «Марселя» был явно недостаточно гибким. Левин, как писала газета, «вел себя как американец». В действительности же Левин был русским, хотя имел практику в Нью-Йорке и не был специалистом по футбольным контрактам. Встреча закончилась плохо. Согласно отчету, который Бьелса предоставил два года спустя, ему было сказано, что если он хочет получить гарантированный двухлетний контракт, они на 10 процентов снизят стоимость контракта. Бьелса сказал: «Вы уверены в том, что делаете? Вы представляете интересы президента и владельца?» Они ответили утвердительно. «Очень хорошо», - сказал Бьелса и покинул встречу. В тот же вечер он написал заявление об уходе.

Его второе лето в Провансе было таким же трудным, как и первое, и снова оно касалось трансферного рынка. Ушли игроки, которых Бьелса, как и многие другие в «Марселе», считал нужным оставить на Велодроме. Главным среди них был Димитри Пайет, которого продали в «Вест Хэм». Флориан Товен отправился в «Ньюкасл». Жанелли Имбула был продан «Порту». Продажи составили €59,8 млн., но марсельский «Олимпик» начнет новый сезон в более слабом состоянии, чем они закончили старый. Клуб также внезапно стал относиться к Бьелсе с подозрением. Восемь дней назад сборная Мексики уволила их тренера Мигеля Эрреру. Он только что привел Мексику к победе в Золотом кубке КОНКАКАФ в Соединенных Штатах, что должно было гарантировать ему следующие два года. Но все закончилось в четыре дня. Когда команда стояла в очереди на свой рейс домой в аэропорту Филадельфии, Эррера вступил в публичную и физическую перепалку с телевизионным репортером Кристианом Мартиноли, настойчивым критиком команды, который был вовлечен в спор с дочерью Эрреры через через Твиттер. Когда появилось видео инцидента с Мартиноли, судьба Эрреры была решена. Мексиканская ФА связалась с Бьелсой, чтобы предложить ему работу Эрреры. Бьелса не ответил на эти предложения, хотя в своем заявлении об отставке он упомянул, что ему предложили «втрое» больше, чем ему платит «Марсель».

Ян Ван Винкель, который работал координатором клуба по фитнесу и имел прочные отношения с Бьелсой, считал, что положение его тренера было достаточно шатким для того, чтобы начать искать работу в Саудовской Аравии. Три дня спустя в промозглый субботний вечер состоялась первая игра того, что должно было стать вторым сезоном Бьелсы в «Марселе», домашняя игра против «Кана». Игра была забыта раньше, чем последовавшая за ней пресс-конференция. Энди Делорт, который бесследно исчез в своем единственном сезоне в «Уигане», решил игру за «Кан» ударом, который попал в перекладину ворот Стива Манданды и затем в сетку ворот. «Марсель» играл в этот вечер гораздо лучше. Бенжамен Менди тоже пробил в штангу, и голкипер «Кана» Реми Веркутр выдал исключительную игру. После финального свистка Бьелса, одетый в белую марсельскую футболку, поднялся с пластикового холодильника и приготовился к встрече с прессой. Элоди Малатрейт, глава пресс-службы клуба, нашла его в своем кабинете, чтобы отвести в пресс-центр. «Я просунула голову в дверь и увидела, как он в глубокой задумчивости ходит кругами. Он мог быть таким после поражения. Я встревожилась, увидев, что его переводчик, который был там с ним, сидел совершенно бледный. Я поняла, что что-то случилось.»

В раздевалке его игроки пребывали в полном неведении относительно того, что он собирался сделать. Некоторые считали, что поведение Бьелсы, информирующего прессу до того, как сказать то же самое своему тренерскому штабу, было в лучшем случае неуважительным. В пресс-центре Бьелса с четверть часа обсуждал поражение от «Кана», а потом принялся зачитывать письмо Лабрюну по поводу своей отставки.

После ряда встреч мы достигли договоренности об условиях продления контракта на 2016/17 годы. В течение последних нескольких месяцев я работал и думал, что все прояснилось и что все, что осталось, это поставить свою подпись. В прошлую среду меня вызвали на встречу с генеральным директором и адвокатом Игорем Левиным, и они сообщили мне, что хотели бы скорректировать некоторые пункты ранее достигнутого соглашения. Именно после этой встречи я принял решение. Я хочу его прояснить, и оно неизменно. Я не знаю, одобрили ли вы это или проигнорировали, но я знаю, что отклонил некоторые важные предложения, чтобы продолжить работу в «Марселе», потому что был очень заинтересован в этом проекте. Однако сегодня я не могу смириться с этой нестабильной ситуацией, вызванной изменением условий контракта. Моя позиция такова, что я больше не буду с вами работать. Совместная работа требует немного доверия, а сейчас у нас его нет.

Он не сообщил Малатрейт о том, что собирается сделать, и завершил пресс-конференцию, объявив: «Я закончил здесь свою работу. И возвращаюсь в свою страну.» Закончил он читать свое письмо. Когда он увидел Венсана Лабрюна в последний раз, президент его спросил: «Что вы наделали?»

«Я же сказал вам, что не хочу вести переговоры с теми двумя», - ответил тренер.

«Это не важно. Мы вместе с вами подпишем контракт. Я уже говорил вам об этом.»

«Уже слишком поздно.»

Клуб опубликовал заявление предполагающее что они сорвали попытку удержать клуб от шантажа:

Совет директоров марсельского «Олимпика» сделал все, чтобы предложить клубу тренера, который был бы способен выполнить эту обязанность, но ни при каких обстоятельствах клуб не может быть заключен в строгие рамки кем-то, кто ставит свои личные интересы намного выше интересов организации. «Марсель» пропитан уникальными ценностями и обладает достаточно богатой историей, чтобы отказаться подчиняться требованиям одного человека.

Это было вызывающее, красноречивое заявление, но оно скорее игнорировало тот факт, что главной заботой Бьелсы было обеспечить выплату контракта, если его уволят, а не стать диктатором Велодрома. Уже второе лето подряд игроков продавали против его воли. Поведение «Марселя» казалось безжалостно провокационным.

В журнале Франс Футбол, как и в Гардиан, работает обозреватель по имени Тайный Футболист, это действующие профессиональные игроки, чьи личности скрыты, чтобы они могли говорить то, что думают. Тайный Футболист считал, что огромные ожидания «Марселя» погубили Бьелсу, как и многих других. «Честно говоря, очень сложно, если ты хочешь там играть. Весь город несет на себе этот груз, и он передается на футбольный клуб.» Он сравнил «Марсель» с другим клубом, прославившимся страстью своих болельщиков — «Лансом» на северо-восточных угольных месторождениях Франции. «Здесь великолепная атмосфера, великолепный стадион и болельщики, а также определенное тусовочное настроение, при игре там. На Велодроме есть что-то очень тяжелое, и ты чувствуешь это в воздухе.»

Кое-кто ожидал, что Бьелса покинет Велодром задолго до того, как он это сделал. Одним из них был его переводчик Фабрис Ольшевский. «Я прекрасно знал, что он не останется», - сказал он.

Неужели они хотели, чтобы он остался? Я не знаю, но мы не могли продолжать в том же духе. Я думал, что все это вызреет раньше. Одно время все думали, что это произойдет посередине [первого] сезона. Когда он раздражался, он говорил: «Черт, мне не следовало подписывать контракт с этим клубом.» Я думал, что он уйдет 31 августа [закрытие трансферного окна], потому что он увидел бы результат с теми игроками, которые у него были. Это было не то, чего он хотел. Кроме того, были игроки, которых он очень хотел оставить и которых все равно продали — Морель, Фанни, Пайет.

Ходили рассказы о том, как Стив Манданда предложил Бьелсе подвезти его и как на протяжении всего путешествия он не смотрел на своего капитана и уж тем более не разговаривал с ним. Манданда был человеком, который очень им восхищался. Когда Бьелса ушел, он сказал, что ему показалось, будто его ударили дубинкой по голове. Затем был Лукас Окампос, который был подписан на правах аренды из «Монако» и который отказался от притязаний «Фиорентины» просто потому, что он хотел тренироваться у Марсело Бьелсы. На следующее утро после отъезда Бьелсы Окампос был на грани слез. Через несколько дней после этого события в газете Либерасьон появился подробный анализ отъезда Бьелсы, в котором цитировались несколько анонимных источников. Был процитирован один из сотрудников: «Это была непрерывная работа. Нельзя продолжать делать это вечно. Бьелса грозился уйти всякий раз, когда его что-то раздражало. Нельзя жить в постоянном страхе кого-то обидеть.» Сотрудник сказал, что клуб согласился на все требования своего тренера, включая его просьбу платить в долларах, а не в евро из-за более благоприятного обменного курса. Затем был один из игроков «Марселя», также цитируемый анонимно: «Дело не в том, что ты любишь или ненавидишь Бьелсу. Ты знаешь, что с ним будет трудно, что у тебя не будет легкой жизни, ты не будешь видеться со своей семьей, но мы все были уверены, что в мае мы будем стоять на подиуме.»

Суть статьи состояла в том, что Бьелса получил слишком много власти, а не слишком мало, хотя автор Либерасьон Матье Грегуар признал, что клуб изменился к лучшему. Он процитировал президента «Лиона» Жана-Мишеля Ола, который отметил, что если бы Бьелса работал на него, «мы бы не отдали ему так много полномочий. В лионском «Олимпике» так работать нельзя. Если он добьется успеха, это будет так же опасно, как если бы он потерпел неудачу.» В качестве его преемника говорили о Юргене Клоппе, который мог бы оценить страсть Велодрома, но не его политику. Лабрюн выбрал бывшего полузащитника мадридского «Реала» Мичела, который привел «Олимпиакос» к трем подряд греческим титулам. Этот шаг был катастрофическим. Когда Мичела уволили в апреле 2016 года, «Марсель» был пятнадцатым в Лиге 1. Они уже пять месяцев не выигрывали ни одного матча на Велодроме; их последняя победа была одержана в феврале. Только их игра в Кубке Франции дала Мичелу некоторую отсрочку казни. Франк Пасси, который был помощником Бьелсы, теперь был назначен исполняющим обязанности и пообещал «миссию коммандос», чтобы довести клуб до финала. Это им удалось, но на стадионе Стад де Франс их ждал заклятый враг — «Пари Сен-Жермен».

Венсан Лабрюн недолго оставался в клубе. Клуб был выставлен на продажу, и сам президент ушел в конце сезона. Марсельская газета Ла Прованс была язвительной. Он был, по их словам, «худшим президентом в истории марсельского «Олимпика»».

Вернувшись в Росарио, Бьелса сдержал свое слово. Он не брался ни за одну из предложенных ему работ. Он мог бы управлять сборной Мексики, он мог бы вернуться в сборную Чили, чтобы заменить Хорхе Сампаоли. Вместо этого он смотрел баскетбол и видел, как его старшая дочь Инес играет в хоккей — его можно было видеть делающим заметки во время игры. Среди всего этого он наблюдал за чем-то экстраординарным — строительством отеля на тренировочной базе «Ньюэллс Олд Бойз» в Белла Виста. Бьелса вложил около $2,5 млн. из своих собственных денег в здание, которое должно было обеспечить проживание игроков «Ньюэллс» и прочего персонала перед играми, комнату видеоанализа, аудиторию, игровую комнату, кухню и столовую. Он будет называться отель «Хорхе Гриффа», в честь наставника Бьелсы. Одно из требований, на котором настаивал Бьелса, заключалось в том, чтобы его участие в финансировании проекта не разглашалось. Вряд ли это могло случиться. Идея была представлена председателю «Ньюэллс» Гильермо Лоренте в марте 2013 года сестрой Марсело, Марией Эухенией, которая сама была профессиональным архитектором. Мария Эухения сказала Лоренте, что ее брат считает, что годы, проведенные в «Ньюэллс», сыграли решающую роль в его карьере, и он хочет как-то отплатить клубу.

О требованиях к отелю консультировались с Лукасом Бернарди, тогдашним тренером «Ньюэллс», и с Габриэлем Хайнце. Бьелса хотел, чтобы отель был «строгим, современным и долговечным». Расположение игроков находилось в одном крыле, тренерского штаба — в другом. Номера были звукоизолированы, чтобы облегчить сон и концентрацию внимания, и оформлены в красных и черных цветах «Ньюэллс». В коридорах и общих комнатах висели мотивирующие лозунги и фотографии людей, принесших славу на Колосо дель ПаркХайнце, Батистута, Мартино, Родригес и Вальдано. О Бьелсе не упоминалось, хотя в стене у автостоянки было двадцать две дырки, а на языке аргентинских букмекеров двадцать две дырки называются «Эль Локо». Это, конечно, была работа Марии Эухении.

В ноябре 2018 года отель «Хорхе Гриффа» был официально открыт. Это случилось два дня спустя, после того, как «Лидс» обыграл «Уиган», и Бьелса не смог вернуться в Росарио. Колосо дель Парк к тому времени был переименован в Эстадио Марсело Бьелса (прим.пер.: Стадион им. Марсело Бьелсы), что вызывало у этого человека гордость и некоторое смущение. Тогда Бьелса обращался к болельщикам по видеосвязи. Речь, которую он произнес, свидетельствовала о глубокой любви, которую он питал и всегда будет питать к «Ньюэллс», и о глубоком уважении, которое он питал к Хорхе Гриффе, человеку, создавшему его. «С 1992 года и до настоящего времени у меня было очень мало возможностей общаться с поклонниками «Ньюэллс»», - сказал он.

В последний раз это случилось, когда они дали мое имя стадиону Колосо дель Парк, день, который я помню как самый счастливый в моей карьере. Чувствовать себя любимым, и чтобы это было выражено сорока тысячью, было эмоцией, которую трудно объяснить. Бывают случаи, когда ты не можешь выразить свои чувства, потому что их интенсивность тебя переполняет. В этот момент я понял, что не заслуживаю такой чести. Я жил в непосредственной близости от последних пятидесяти лет истории «Ньюэллс», и, по моему мнению, самым важным человеком в то время был Хорхе Гриффа. Это он заслужил признание, которое получил я. Я не преувеличиваю, когда говорю, что каждый день я оживляю в своей памяти один из моментов тех двадцати лет, проведенных в клубе — игроки, коллеги, сотрудники, игроки, которым так и не удалось, болельщики, друзья, матчи, анекдоты, встречи. Бесконечное количество воспоминаний. За исключением моей личной жизни, ничто не вызывает у меня таких эмоций, как воспоминания о «Ньюэллс». Гриффа научил меня понимать футбол. Он был провидцем, и не было такого аспекта игры, которым бы он не овладел.

Слова «Спасибо Марсело Бьелса» были спроецированы на стену здания. Хорхе Гриффа официально открыл отель и предсказал, что Бьелса вернется, чтобы управлять «Ньюэллс Олд Бойз».

В апреле 2016 года, через восемь месяцев после ухода из «Марселя», он дал принципиальное согласие поехать в Серию А, чтобы управлять «Лацио». На первый взгляд это был мастерский ход; самый технично проницательный тренер в мире, работающий в самой техничной лиге мира. Результатом стало фиаско, из-за которого Бьелса ушел в отставку через два дня после того, как было объявлено о его назначении. Когда наступил этот момент, «Лацио» только что проиграл в римском дерби со счетом 4:1 «Роме». Это было поражение, которое тренер «Лацио» Стефано Пиоли не пережил. «Лацио» опустится на восьмое место в Серии А, на двадцать шесть очков отставая от «Ромы» на третьем месте и на тридцать семь очков отставая от чемпионов, туринского «Ювентуса».

С середины июня прошли четыре недели напряженных переговоров между Римом и Росарио, в ходе которых Бьелса передал президенту «Лацио» Клаудио Лотито и его спортивному директору Игли Таре список игроков, которых он ожидал подписать к 5 июля. К концу июня, казалось, все детали по контракту были улажены. 6 июля было объявлено о назначении, что вызвало страстное открытое письмо от ассоциации болельщиков «Лацио». «Мы будем называть вас «Иль Локо»», - писали они. «Мы любим славное безумие романтического героя, который возвышается над мерзостью игры и выступает за духовное превосходство и презрение к посредственности. Мы тепло приветствуем вас на скамейке запасных «Лацио» и будем поддерживать вас без предубеждений, гарантируя вам душевное спокойствие, которого заслуживает трудолюбивый человек.»

Именно такой реакции Лотито, должно быть, и ждал. В прошлом сезоне ультрас «Лацио» объявили бойкот на покупку клубной атрибутики в знак протеста против неспособности добиться реального прогресса в Серии А. Прошло шестнадцать лет с тех пор, как «Лацио» выиграл Скудетто, тринадцать — с тех пор, как их президент Серджио Краньотти, человек, который застал титулы: Кубок Италии и последний Кубок обладателей кубков, был вынужден предстать перед обвинениями в мошенничестве и, в конечном счете, оказался в тюрьме. «Лацио» так и не смог расплатиться с долгами в размере €91 млн., которые он оставил после себя — заемными деньгами, которыми он расплачивался за славу.

«Лацио» объявил, что Бьелса должен прибыть в Рим 9 июля. Но он так и не приехал. Накануне он подал в отставку через сорок восемь часов после назначения, обвинив Лотито и Таре в том, что они не подписали ни одного из игроков, которых он просил. Он опубликовал заявление:

После четырех недель работы мы не получили ни одной из семи трансферных целей, которые были явно одобрены президентом Клаудио Лотито. Было решено, что до 5 июля мы купим как минимум четырех игроков. К этому времени никаких подписаний так и не произошло. Несмотря на это, клуб обнародовал контракт, который, в свою очередь, так и должен был быть принятым к исполнению без выполнения этих обещаний.

Учитывая, что до окончания трансферного окна оставалось еще восемь недель, «Лацио» выступил со своим собственным заявлением, таким же агрессивным, как и «Марсель» прошлым летом. «Мы с изумлением отмечаем отставку Марсело Бьелсы и его команды в полном нарушении контрактов, подписанных и депонированных в лиге.» Болельщики «Лацио», опрошенные СМИ, говорили о том, что терпят «очередное унижение», в то время как авиакомпания Ryanair воспользовалась кризисом с помощью рекламы, сопровождаемой карикатурой на Бьелсу, предлагая билеты за €19,99 евро для тех, кто «нуждается в скорейшем бегстве из Рима». Внезапная отставка Марсело стала отголоском решения его брата Рафаэля уйти с поста посла Аргентины во Франции через четыре дня после его назначения в декабре 2005 года. На пресс-конференции, объясняя, почему он не может отказаться от своего места в Конгрессе, чтобы занять должность в Париже, Рафаэль сказал, что передумал, потому что «люди не похожи на реки, которые не могут повернуть вспять».

Одиннадцать лет спустя Марсело предпочел не встречаться с камерами, хотя «Лацио» действительно созвал пресс-конференцию в своем тренировочном центре в Формелло. Несмотря на то, что Лотито сказал журналистам, что не будет выступать, они собрали мощный стол: адвокат клуба Джан Микеле Джентиле, исполнительный директор Армандо Кальвери и спортивный директор Игли Таре. Любопытно, что в течение четырех недель переговоров, которые привели к заключению контракта на тринадцать страниц, между Бьелсой и «Лацио», по-видимому, не было никаких личных переговоров. Все, кажется, было проведено по телефону или по электронной почте. Джентиле подтвердил, что Бьелса прислал предложенный контракт, «Лацио» вернул его с поправками, и он был согласован и сдан на хранение лиге 1 июля. Он добавил, что в контракте не было ни слова о предполагаемом подписании игроков, хотя это было бы крайне необычно, если бы это действительно было так. Джентиле сообщил СМИ, что клуб будет требовать возмещения ущерба от Бьелсы, хотя никаких судебных исков так и не было возбуждено.

Следующим заговорил Таре, сообщив прессе, что они обратились к трем игрокам, которых просил БьелсаМаркос Льоренте из «Реала», Эммануэль Маммана из «Ривер Плейта» и Жереми Морель, который играл за Бьелсу в «Марселе», а теперь находится в «Лионе». Каждый из них был предназначен для укрепления обороны «Лацио», которая пропустила пятьдесят два гола, больше, чем любая другая команда в первой десятке серии А. Льоренте исполнился двадцать один год, он был полузащитником с генами Бернабеу — его отец Пако выиграл Ла-Лигу под руководством Джона Тошака, а двоюродный дед Франсиско Дженто за мадридский «Реал» сыграл в восьми финалах Кубка Европейских чемпионов. Маммана был на год моложе и выиграл Кубок Либертадорес с «Ривер Плейт». Морель был закаленной в боях, известной величиной. «Лион» заблокировал оба перехода, сначала отказавшись вести переговоры с Таре по поводу Мореля, а затем обыграв «Лацио» за подпись Мамманы. Таре сказал, что Бьелса был заинтересован в четвертом игроке, Родриго Кайо, двадцатидвухлетнем полузащитнике, который играл за «Сан-Паулу».

«Лацио» следил за Кайо в течение нескольких лет, но переговоры осложнялись тем, что «Сан-Паулу» все еще участвовал в Кубке Либертадорес и что Кайо будет играть за сборную Бразилии на Олимпийских играх в Рио-де-Жанейро сразу после этого. Если бы «Лацио» следил бы за Кайо в течение двух лет, они также знали бы, что летом 2015 года его переезд в «Валенсию», который оценивался в сумму до €16,5 млн., потерпел крах. В пятнадцать лет Кайо раздробил себе колени, и теперь трое врачей, включая знаменитого барселонского врача Рамона Кугата, сочли, что его колени не справляются со своей задачей.

Бьелса спросил о Жане Босежуре, которым он руководил в сборной Чили, и Алешандро Пато. Последний когда-то мог стать грозным центральным нападающим. Он забил пятьдесят голов в Серии А в свои первые четыре сезона с «Миланом», но затем подколенные сухожилия бразильца неоднократно его подводили. Он вернулся в Бразилию в «Коринтианс», но аренда в «Сан-Паулу» и «Челси» не остановила его спад, как футболиста. «Бьелса спрашивал о Пато, но я сомневался в его физическом состоянии», - сказал Таре.

Бьелса заверил меня, что сможет его натренировать. У нас была встреча с агентом Пато, чтобы сформулировать четырехлетний контракт, который был бы близким к тому, что мы платили Мирославу Клозе [€2,1 млн. в год]. Я поговорил с Пато, но он сказал мне, что по личным причинам не хочет уезжать из Бразилии. Я поговорил с Бьелсой о контракте с Пато. Кто-то со стороны сказал ему, что цифры [мы их цитировали] не соответствуют действительности. Я бы подал в отставку, если бы это не были теми деньгами, что я называл.

Лотито не должен был выступать перед прессой в Формелло, но гнев, направленный на него журналистами, когда им сказали, что президент не будет отвечать на вопросы былтаков, что, забившись в угол, он повернулся лицом к микрофонам. «Мы совершили акт любви к болельщикам. Все говорили, что «Лацио» не заставляет людей мечтать», - заметил он, подтверждая, что Симоне Индзаги, чьи голы привели «Лацио» к Скудетто под руководством Свена-Йорана Эрикссона, перейдет из молодежной команды к управлению первой командой. «Мы хотим вернуть дух «Лацио» в раздевалку», - сказал Лотито. Это было то самое замечание, которое делают владельцы футбольных клубов, когда им больше нечего сказать. Если единственное, что может принести Индзаги — это то, что он когда носил небесно-голубую футболку, то клубу грозят серьезные неприятности.

На самом деле, Индзаги оказался удивительно эффективным тренером, выведя «Лацио» в пару финалов Кубка Италии и приведя команду к пятому месту в чемпионате, что, вероятно, было пределом их ресурсов. Что касается Бьелсы, то он покинул «Марсель» после одного матча, а «Лацио» — через два дня. Он все еще был востребованным тренером, но сияние того первого сезона в «Бильбао» и первых четырех месяцев в «Марселе» начинало меркнуть на горизонте.

Автор

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья