Загрузить фотографиюОчиститьИскать
    Блог Бундеслига.ру

    «Металлист» – «Байер». Хроники одного выезда

    Каждый выезд – это что-то особенное. Особенно если живешь за тысячи километров от своей команды, не можешь, когда хочешь, прийти на тренировку или на стадион, и жеребьевки еврокубков ждешь каждый раз с малопонятной другим надеждой – потому что только тогда может появиться шанс добраться до ближайшего города или ближайшего зарубежья, наконец увидеть своих вживую и поддержать. В преддверии последнего тура Лиги Европы наш блог предлагает вспомнить тур предпоследний и делится с вами репортажем из Харькова, куда выезжала группа болельщиков леверкузенского «Байера».

    1

    * Автор извиняется за неформальный язык повествования – сами понимаете, писать о таких выездах чересчур официально сложно, да и желания особого нет.

    ** Извиняется автор и за факт произрастания своих рук из непредназначенного для этого места и, вследствие этого, за жуткое качество фотографий. Сочетание зеленого плаката, мусорного ведра и дяди с рогами, которые на самом деле кусок рекламы, наглядно демонстрируют, что фотоаппарат мне в руки давать нельзя.

     

    Харьков встретил нас двухчасовой разницей во времени, ранним рассветом (фантастика для России в это время года, да?), утренней прохладой и солнцем, которого в Москве не было видно уже с полмесяца. Вокзал был мне знаком – полгода назад, спустя день с финала Евро, я, приехав экспрессом из Киева и ожидая стыковочного поезда, беспечно разгуливала по его территории с одиннадцати вечера до часу ночи, вероятно заставляя местных хулиганов задумываться о наличии у меня черного пояса по каратэ. На главной площади раньше красовался большущий мяч Tango-12, рядом с которым волонтеры размещали иностранных туристов по хостелам.

    2

    К слову говоря, тем же поездом, которого в свое время ждала я, наша компания должна была возвращаться и в этот раз. Приезжать дольше, чем на один день смысла не было – две ночи в поезде прекрасно экономят средства на ночлег. Сойдя на перрон около восьми утра по местному времени, выпив кофейку в привокзальном Макдональдсе и отписавшись в своих блогах по итогам прошедших накануне матчей Лиги Чемпионов, мы отправились на прогулку.

    Ее планом я прагматично озаботилась заранее, связавшись с Игорем (ака fairplayer'ом) – автором блога «За «Метал», с которым мы пару месяцев назад готовили совместное превью к первому матчу. В ответ на просьбу сказать, что в городе можно посмотреть, в какие кафешки зайти и вспомнить, где в прошлый раз останавливался «Байер», Игорь любезно нарисовал нам целую карту с маршрутом прогулки. От вокзала и до отеля наших, затронув наиболее красивые улицы и главную, по его словам, местную достопримечательность – Благовещенский собор.

    3

    Харьков, к слову, произвел впечатление приблизительно такое же, как и многие украинские города – слегка диковатое и именно этой диковатостью очаровывающее. Неухоженные местами улочки обладают особой, хорошо чувствующейся атмосферой. Особенно остро жителями мегаполиса ощущается отсутствие толп людей в центре города в будний день.

    4

    5

    6

    7

    Нашли мы в процессе прогулки по парку и памятник футбольному мячу, который разумеется не могли не завербовать в сторонники. Так же, как и ни в чем не повинного рыцаря, сторожившего вход в, если мне не изменяет память, какой-то банк.

    8

    9

    Город, кстати, до сих пор не хочет расставаться с воспоминаниями о Евро. Сквер, где, судя по нашей карте, можно было найти Вечный Огонь, мы не нашли, зато нашли примерно в том месте слегка пожухшее, но от этого не менее приятное напоминание о недавнем Чемпионате Европы.

    10

    11

    12

    Отелем справа наш маршрут прогулки заканчивался, команда размещалась здесь. Было около трех по местному времени, нести где-то поблизости караул желания ни у кого не было, так же как и желания ломиться внутрь. Поэтому, обойдя здание, мы остановились перед центральным входом и стали думать, чем заняться теперь.

    Повезло нам, на самом деле, здорово. Приди мы двумя минутами позже или наоборот – раньше, мы не оказались бы в нужное время в нужном месте. Пока я ждала ответа на свой вопрос «куда дальше», сзади подъехала машина и остановилась напротив входа. И, обернувшись к ней, я внезапно увидела на лобовом стекле листовку со знакомой эмблемой.

    - Народ… – Я схватила стоящего рядом Виталика за рукав куртки. – Смотрите.

    Машина была слишком маленькой, чтобы предполагать, что там может быть команда, я почти сразу сообразила, что откуда-то приехал кто-то из руководства. Поэтому не могу даже сказать, что удивилась, увидев, как следом за парой незнакомых людей из машины вышел Руди Феллер.

    Скажу честно – еще до поездки я слегка опасалась, что неизбежное волнение, не могущее не сопутствовать какому-то такому моменту, выльется в то, что я напрочь забуду английский. Однако знание языка, видимо, уже перешло в глубокие слои сознания и не подвело. Знаете, шансов сказать пару благодарных слов и пожать руку спортивному директору… да и вообще душе и сердцу своего клуба в жизни выпадает не так уж много, поэтому это был один из тех моментов, что запоминаются на всю жизнь.

    Волнение, впрочем, нашло выход в том, что я напрочь забыла, куда сунула карточки, на которых можно было бы попросить расписаться, но и здесь мне немного повезло. Еще до поездки позитивные по жизни мама и папа веселили меня, предлагая привезти команде какой-нибудь сувенир… ну, как же, что привозят из России, русскую водку, конечно! Я фыркала и говорила, что не повезу спортивному клубу алкоголь, да и вообще не представляю, как на подобный экзотический продукт отреагируют нежные европейские организмы. Но за пару дней до поездки, когда я последний раз заходила к родителям, мама отозвала меня в сторону и протянула маленький мешочек… с конфетами из серии «Мишки в лесу», «Красная шапочка», «Огни Москвы» и прочими в таком духе.

    - Мам, – даваясь смехом, сказала я. – Я даже не знаю, найдем ли мы команду.

    - Ну, не найдете, съешьте сами, – безапелляционно ответили мне. – Делов-то.

    Ну и правда что, подумала я. Подарок от фан-клуба… Если найдем, то почему нет?

    Сказать, что Руди Феллер такого не ожидал, наверное, ничего не сказать. С улыбкой взял подарок и в ответ на мои слова: «Это вам и команде. Как принято говорить: «из России с любовью», растерянно сказал, что даже не знает, что дать нам и протянул пакет, который держал в руках, сообщив, что это от мэра города, с которым они сейчас были на встрече. Забегая вперед, скажу, что там оказались всяческая фан-продукция «Металлиста» – игровая майка, шарф, блокнот, ручка и прочие подобные сувениры. Полезные вещицы вроде блокнота и ручки мы поделили между собой, а майку и шарф потом отдали знакомым болельщикам харьковчан. Достойный ответ на вопрос Виталика, что бы сказал мэр города, узнав, кому пошли его подарки.

    Мы спросили Феллера, когда команда будет выезжать на игру, и, получив ответ, что в шесть вечера, еще раз друг друга поблагодарили и разошлись. Времени оставалось много, поэтому мы разделились – я с подругой Сашей (ака PrinzAlbert) поехала на вокзал, чтобы сдать часть вещей в камеру хранения и не задерживать своими рюкзаками проверяющих на стадионе, а ребята созвонились со знакомыми и остались подождать их и нас в центре. Собственно говоря, эта самая Площадь Свободы, с произрастающими на ней новогодней елкой, телеэкраном, рекламировавшим сегодняшний матч и памятником всем известному человеку, была хорошим ориентиром для любых встреч.

    13

    14

    15

    Под этим памятником по воссоединении мы успели встретить торговца всяческой атрибутикой, у которого ребята купили себе для коллекции матчевые шарфы, и еще раз зайти в кафе, погреться, ибо становилось все холоднее. К назначенному времени мы вернулись к отелю, где столкнулись с традиционной хаотичностью организации всяческих охранных мероприятий, ибо секьюрити сперва даже разрешили нам войти в холл, а потом беспричинно отогнали к автобусу, который ждал команду. Игроки, выходя из отеля, с любопытством смотрели на нас, но видимо оценивая грозный вид охранника, отгораживающего нас друг от друга, подходить не рисковали. Болельщикам «Байера» не нужно говорить, кто из команды с наибольшим удовольствием похлопал нам и поднял вверх большой палец, проходя мимо – конечно же, Штефан Кисслинг.

    Сами Хююпя улыбнулся, заходя в салон через ближайшую к нам дверь, а Саша Левандовски охранника перехитрил – обойдя автобус рядом с нами, чтобы положить чемодан в багажное отделение с другой стороны.

    Улучив момент, я подошла ближе.

    - Саша, эй! – Я протянула руку, тренер, не обратив внимания на попытку охранника оттеснить нас друг от друга, подошел ко мне и протянул свою. – Знаете, все, что вы с этой командой делаете – правильно. Продолжайте в том же духе.

    Левандовски широко улыбнулся. Очень по-свойски и с благодарностью.

    - Спасибо большое.

    - Удачи.

    Хотелось ли вам когда-нибудь сказать «спасибо» тренеру вашей команды? Тренеру, с которым она проводит хороший сезон, с которым впервые за почти всю вашу жизнь выиграла матч на проклятом для себя стадионе? Если хотелось, вы наверное понимаете, насколько эта возможность и эта отдача были ценны.

    16

    Пока мы ждали команду, до отеля успел добраться рисовавший нам карту Игорь, который затем и повез нас на метро на стадион. Харьковский метрополитен запомнился полным отсутствием касс и наличием исключительно автоматов для продажи билетов. Причем билеты, напоминавшие наши талоны на электрички, были только одноразовыми и со вкусом кушались пропускными автоматами, немало удивив нас этим в первый раз.

    В метро уже было много людей в шарфах «Металлиста», тоже державших путь на стадион. Сами мы были уже в своей атрибутике, так что смотрели на нас все с любопытством и, казалось, прислушивались, на каком языке мы между собой говорим. А пока мы обходили стадион в поисках входа на наш сектор, проходившие мимо компании пару раз проводили нас веселым улюлюканьем и вслед за этим аплодисментами, давая понять, что лишь шутят.

    Рассказывать всю эпопею с приобретением билетов на сектор болельщиков гостей я не буду, поскольку опасаюсь, что в записи не хватит лимита знаков. Скажу только, что возиться пришлось почти месяц, но теперь, с имеющимся опытом и связями, при следующей необходимости уже будет проще. Билеты мы должны были получить у сопровождающего болельщиков из отдела фан-поддержки – Андреаса Паффарта по кличке Паффи, который при последней связи посредством смс попросил нас ждать его у входа на сектор с половины седьмого. Опознал он нас легко, по все той же атрибутике, и следующие полчаса мы провели у входа, беседуя с ним и постепенно приходящими немцами о футболе, предстоящем матче и о жизни вообще. Бенджамин и Кристиан, например, прониклись нашим с Сашей печальным повествованием о том, как мы смотрим в полночь Лигу Чемпионов.

    17

    В какой-то момент к нам присоединилась веселая компания харьковчан, жаждавшая сфотографироваться на память. Как говорится, позитивный народ позитивен, немцы посмеялись на мои слова: «мы тут все немного сумасшедшие, не пугайтесь».

    18

    Пока мы занимались фотосессией и практиковали разговорный английский, остальные леверкузенцы, не теряя времени, языком жестов согласовали со стюардами привезенные баннеры и сообщили нам, что таможня дает добро. Вместе с Паффи мы дождались остальных и где-то за сорок минут до начала игры вошли на сектор. Особо активный народ за это время уже успел развесить по перилам опознавательные баннеры фан-групп. Удивительное чувство, конечно – лицезреть вживую знакомые эмблемы объединений, таких как «Ultras Leverkusen» или «Red-Black Generation» – все те, что не раз приходилось видеть в телетрансляциях.

    19

    20

    21

    Один момент еще до начала матча я могла бы охарактеризовать фразой «я знала». Когда перед стартовым свистком, увидев, что команда собирается в круг, я исполнила свое давнее желание и спросила стоявшего рядом со мной немца по имени Бенджамин.

    - Слушай, ты же ходишь на матчи, бывал на играх в том сезоне. Скажи – они в тогда собирались в круг?

    - Нет, – ответил он. И добавил: – Это началось, когда пришли новые тренеры.

    Я кивнула своим мыслям и сказала:

    - Да... Я так и думала.

    22

    Вам вообще доводилось когда-нибудь бывать на фан-секторе вместе с немцами? Ну, или хотя бы наблюдать за ними, будучи на нейтральной трибуне? Я хорошо помню, как этой осенью я весь матч заслушивалась поддержкой пары десятков человек с юга Германии на игре «Динамо» – «Штутгарт». И теперь могу с уверенностью сказать, что даже небольшое количество людей, действительно умеющих болеть (подчеркиваю – болеть, а не устраивать дебоши), даст фору многим гораздо более многочисленным компаниям выездных фанатов.

    В процессе матча я то и дело теребила Бенджамина просьбами переводить кричалки, которые я не знала, поскольку в трансляции расслышать слова всегда довольно проблематично. Особенно, если не знаешь язык и по лени своей никак не соберешься начать учить. Кстати, вы ведь наверняка слышали все в тех же трансляциях одну кричалку, которая нараспев скандируется болельщиками всех команд Бундеслиги? Слышали, конечно, каждый матч она обязательно звучит на любом стадионе страны. Я первый раз приметила ее на матче «Баварии», потом на матче все того же «Штутгарта», а потом на нашем и давно уже гадала, что могут петь все фанаты, вне зависимости от клубных пристрастий. И, услышав ее вживую на этом матче, наконец-то уловила несколько слов, но все же спросила Бенджамина.

    - Это же просто, – засмеялся он. – «SV Bayer, schieß ein Tor, schieß ein Tor, schieß ein Tor!». Болельщики других команд вставляют название своего клуба.

    - Все, поняла. В нашей интерпретации это: «нужен гол!».

    23

    Виталик, стоявший с Домиником и Кристианом парой рядов выше, рассказывал потом, что русскую ненормативную лексику ребята выучили быстро – хватило пары моментов, упущенных Карлиньосом и Фернандесом, и нескольких опасных подходов к нашей штрафной. Я со всем пиететом объясняла Бенджамину значение слова «валидолить» и кивала на слова: «каждый раз, когда вижу, что Ренато на газоне, вздрагиваю и гадаю, сколько недель на этот раз». Наш сектор, к слову говоря, приковывал к себе большое внимание, особенно во время перерыва, когда многие фанаты «Металлиста» под пристальным вниманием охраны подходили к заграждению и через него фотографировались с иностранными гостями. Многие предлагали обменяться на память шарфами, немцы, правда, не очень понимали, зачем. Меня, снующую туда-сюда и переводящую Паффи и остальным просьбы стюардов (разумеется, не говорящих на английском) не становиться ногами на стулья – меня то и дело принимали за немку и, услышав, что я говорю на русском, удивлялись. Впрочем, сфотографироваться просили все равно.

    Трогательный момент любого проигранного матча – слегка притихнув после первого гола, после второго весь сектор не сговариваясь поднял шарфы и запел песню «Wir stehen zu dir» («Мы с вами»). Конечно, никому бы и в голову не пришло упрекать мальчишек из молодежки в проигрыше. Немного обидно было упустить первое место в группе, потерять звание команды, еще ни разу не пропускавшей во всех еврокубках этого сезона, но все хорошо понимали, что впереди английская неделя в Бундеслиге, и что составом, и так отчасти травмированным, не нужно лишний раз рисковать. Да и что скрывать – видеть на поле четырех своих воспитанников приятно любому действительно заинтересованному болельщику.

    Когда до конца матча оставалось лишь добавленное время, я заметила, что несколько ребят спустились с сектора вниз по лестнице – к невысокому заграждению, отделявшему поле от трибун. В ответ на мой вопросительный взгляд Бенджамин сказал:

    - Команда же подойдет поблагодарить.

    И словно подтверждая его слова, отделившись от остальных игроков, беседовавших в центре поля с судьями и соперниками, в нашу сторону пошел Филлип Волльшайд. Остановившись у границы газона, похлопал нам и поднял вверх большие пальцы. Следом подошел Бернд Лено, вышел за пределы поля и подошел к самой перегородке. Отдал кому-то свои перчатки и не спеша зашагал вдоль заграждения по небольшому ряду фанатов, пожимая всем руки.

    Недолго думая, я спустилась вниз и тоже подошла к перегородке. Следом за вратарем подтянулись остальные игроки. Молодняк в лицах Кора, Айдына и Пуша встречали улыбками и какими-то ободряющими словами, пока Штефан Кисслинг, не обращая внимания на попытавшихся его остановить стюардов, перепрыгнул через ограждение и, подойдя под балкон нашего сектора, кинул остававшимся наверху свою майку.

    У кромки поля, переговариваясь с Йенсом Хегелером, словно в нерешительности стоял Мануэль Фридрих. Ему в этом матче, в отсутствии Рольфеса и Бендера, досталась капитанская повязка. Не сказать, что матч ему фантастически удался, но болельщики «Байера» прекрасно знают, что на этого человека невозможно сердиться, даже если он привозит три гола за шесть минут в домашнем матче открытия второго круга Бундеслиги с дортмундской «Боруссией». Хотя бы потому что сложно сердиться на людей, которые из-за любых оплошностей переживают больше всего фан-сектора, вместе взятого.

    - Ману!

    Кто-то из болельщиков манул ему рукой, призывая подойти. И, когда тот подошел, встретил его улыбкой и деланным «бу!».

    Защитник виновато вздохнул и пожал плечами – мол, ну так получилось. Болельщик протянул ему руку и похлопал по плечу.

    24

    Игра закончилась, не закончились, правда, приключения. Надо сказать, что в процессе всего матча меня и Сашу (поскольку мы оказались единственными, кто хорошо говорил и на русском, и на английском) стюарды то и дело просили посчитать весь народ на секторе, узнать, не уезжает ли кто прямо сегодня, и объяснить Паффи, что за всей компанией после матча будет прислан автобус, который развезет их по отелям. Отвлекаться от игры никому не хотелось, немцам не особо хотелось ждать автобуса, но дисциплина у этих людей в крови, так что долго уговаривать не пришлось. Однако, поскольку с организацией в любом постсоветском пространстве всегда феерическая беда, ждать пришлось довольно долго. Скучно никому не было, вот только Паффи выразил обеспокоенность, поскольку как раз ему надо было улетать сегодня вместе с командой. По нашей с Сашей просьбе его выпустили с трибуны, и только потом мы сообразили, что остались вместе со всей этой неспособной нормально коммуницировать компанией практически за сопровождающих и переводчиков.

    Хорошо еще, что наш поезд отходил только в час ночи. Мы успели дождаться машины, с фанфарами выйти с сектора, под охраной из двух милицейских машин прокатиться по городу и завезти большую часть народа в хостел, в котором они остановились. Не могу не добавить, что его адрес очень долго искали как сами постояльцы, так и украинцы, понятия не имеющие, что это вообще за место. Да и просто – представьте себе частный харьковский хостел, далеко даже не третьей степени звездности. Умолчу о том, как отреагировали остальные трое немцев, которые останавливались в других местах, когда автобус свернул с дороги и запрыгал по кочкам и канавам в каких-то жутковатых темных подворотнях, где этот хостел находился.

    Эти трое, разумеется, тоже не знали адреса своих отелей и с грехом пополам вспомнили лишь названия и ближайшие станции метро – неприспособленные европейцы, что бы они без нас делали. По согласованию с милицией и водителем автобуса, мы проводили их к трассе и посадили в такси, двадцать раз переспросив водителя, точно ли он понял, куда их отвезти. Понадеявшись, что они доберутся до места без приключений, мы зашли в Макдональдс с целью подождать там до поезда, и неожиданно встретились с ребятами из первого хостела, зашедшими туда поужинать.

    Взяв у меня ноутбук, Доминик набрал в браузере адрес и открыл какую-то статью.

    - Смотри, я переведу. «Игроки «Байера» также не обошлись без поддержки своих сторонников – около двух десятков неутомимых болельщиков во вторник вылетели из дортмундского аэропорта в Киев, на следующий день на поезде добрались до Харькова и были сегодня на стадионе. В пятницу (снова через Киев) они отправятся домой. Прибыв на место, они также встретились с шестью болельщиками из фан-клуба «Байера» под названием «Russische Pillendreher», которые прибыли на матч из Санкт-Петербурга! Лояльность этих людей не вызывает сомнения».

    - Круто, – засмеялась я. – мы, правда, не из Петербурга, но в общем какая разница? Было здорово, ребят!

    25

    Уже в выходные пришло письмо от Бенджамина, который скинул мне несколько снимков со своего фотоаппарата. На вопрос, как они доехали домой, он рассказал, что их чуть было не высадили с поезда Харьков – Киев за то, что кто-то открыл в салоне пиво – ну конечно, кто мог подумать, что распитие алкогольных напитков может быть разрешено в общественных местах, но запрещено в поезде. Больше всего он удивлялся тому, что на штраф им не выдали квитанцию. Привычные к порядку немцы, да.

    «Мы ко всему этому уже привыкли, но я каждый раз думаю, что у нормального европейского человека наши порядки вызывают по меньшей мере удивление, – написала я в ответ. – Вы в Зинсхайм собираетесь?»

    «Да, уезжаем завтра».

    «Эх, завидую! Передавайте команде привет».

    «Хаха, окей =)».

     

    Закрыв почту, я улыбнулась.

    Каждый выезд – это что-то особенное. В каждом что-то запоминается навсегда.

    Автор
    • Ailin

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы