Без недокрутов
Блог

У Нины Мозер было все, чтобы стать второй Тутберидзе, но ее супергруппа распалась. Она возвращается с новыми парами и критикует Москвину

Из олимпийского Сочи тренер Нина Мозер возвращалась с триумфом: 4 медали, 3 из которых – золотые, сильнейшая в мире группа и бесконечный кредит доверия от федерации.

За один цикл Мозер, почти не работавшая раньше с топами, создала империю с большим штатом: тренеры, врачи, массажисты, хореографы. В российском фигурном катании именно к ней раньше всех приклеился ярлык «тренера-менеджера» – еще до того, как Плющенко попытался примерить его к Тутберидзе в одном из панчей.

Вопреки ожиданиям, после Сочи группа пошла на спад. Волосожар и Траньков завершили карьеру, Столбову и Климова замучили травмы, а контрольным выстрелом стал необоснованный отказ МОК пригласить Ксению на Олимпиаду-2018. Тарасова и Морозов, внезапно оказавшиеся лидерами сборной, не выдержали давления и в личном турнире Пхенчхана остались четвертыми.

После той Олимпиады Мозер сосредоточилась на административной работе, перепоручила Женю и Володю Максиму Транькову и вставала к бортику только в экстренных случаях. «Я, работая последний месяц с ребятами, каждый день задавала себе вопрос: «Как ты так жила последние восемь лет?» Я так больше не могу и не хочу», – жаловалась тренер.

Сейчас Мозер снова в игре: наняла хореографом Рамиля Мехдиева, создала несколько новых дуэтов и заявила о планах на Олимпиаду-2026.

«Мозер смогла соединить этих спортсменов и вывести российское парное катание туда, где мы уже давно не были»

Десять лет назад Нина Мозер вытянула лотерейный билет. Ей, неплохому юниорскому тренеру, доверили скатывать новый дуэт, созданный специально под Олимпиаду в Сочи: талантливый, но своенравный Максим Траньков и крепкая украинская парница Татьяна Волосожар, чей бывший партнер завершил карьеру.

Все сделали предельно грамотно – Татьяна не стала кататься за Украину на ЧМ-2010, чтобы карантин не помешал ей выступить в новом дуэте уже в следующем году, Мозер через замминистра Юрия Нагорных организовала спортсменке российский паспорт.

Проект оказался невероятно успешным: через год пара взяла серебро ЧМ, хотя с другими партнерами Траньков и Волосожар никогда не поднимались выше 4-го места. Татьяна Тарасова рассыпалась в комплиментах: «Мозер смогла соединить этих спортсменов и вывести российское парное катание туда, где мы уже давно не были».

Перед Олимпиадой к Нине Михайловне перешли еще две пары – перспективные, но нестабильные Столбова / Климов, а также опытные Базарова / Ларионов. После того, как Кавагути / Смирнов выбыли из отбора на Игры из-за травмы партнера, Мозер окончательно замкнула на себе парное катание.

Это нравилось не всем, самым категоричным оказался Олег Васильев: «Я, например, с удовольствием бы работал в Петербурге, если бы было минимальное финансирование, но мне было отказано вообще в каких-либо деньгах. И это при том, что в нашем городе было вообще всего две пары – помимо моей пары Гербольдт – Энберт была еще пара Москвиной Кавагути – Смирнов.

Сегодня 99% всех финансов сосредоточены в одних руках – руках московского тренера Нины Михайловны Мозер. Поэтому она делает, что она хочет, берет спортсменов, которых хочет, приглашает тех тренеров, которые ей нужны, которые ей удобны, она проводит очень серьезную работу с судьями на всех турнирах, где выступают ее спортсмены».

У Мозер были все шансы стать Тутберидзе от парного катания: обе прошли путь от одного перспективного ученика к чемпионской фабрике с мощными результатами и деморализованными конкурентами. Обе создали центры притяжения в своих видах – но на этом сходства заканчиваются.

Этери, став тренером олимпийской чемпионки в тот же год, что и Мозер, после Сочи рванула вперед: в Пхенчхан привезла уже двух учениц, а на Игры в Пекине претендуют минимум шесть. Амбициозность Мозер, напротив, уменьшалась с каждым годом: все ее сочинские дуэты по разным причинам завершили карьеру, а самое длительное сотрудничество – с Тарасовой и Морозовым – прекратила сама тренер, назвав пару неинтересным проектом.

Забияко благодарила Мозер за шанс, Столбова и Базарова – обижались за разрушенную карьеру

У подхода Мозер было неоднозначное свойство: пары на ее катке представляли собой конструктор, элементы которого периодически составляли новые сочетания. Но то, что сработало с Волосожар и Траньковым, оказалось исключением, а не универсальной формулой создания чемпионов.

Первой жертвой перестановок стала Вера Базарова – в группе Мозер она провела всего год. Переход туда изначально не был ее идеей: Вера хотела работать с Олегом Васильевым, который тоже звал их с Юрием Ларионовым. Уже через два месяца после распада, инициированного Ларионовым, тот образовал дуэт с эстонской фигуристкой Натальей Забияко. Вера же, не дождавшись предложений от Мозер, все-таки попала к Васильеву уже с новым партнером – Андреем Депутатом – но через два года завершила карьеру.  

В дуэте Столбова / Климов Мозер тоже сделала ставку на партнера: по словам Ксении, она не собиралась завершать карьеру, но решение приняли за нее. Самому Федору уже было забронировано новое место в команде: Нина Михайловна назвала его гениальным тренером и пообещала дать мощную взрослую пару.

О сильной обиде Столбовой говорит и то, что сейчас она помогает не бывшей наставнице, а Тамаре Москвиной и своему первому партнеру – Артуру Минчуку.

Еще один конфликт у Мозер произошел с Тутберидзе – из-за неаккуратной фразы «Никто не мешал той же Липницкой выиграть Олимпийские игры, если она такая великая». Саму Этери Мозер обвинила в намеренном создании конфликта и демонстрации непрофессионализма, хотя Тутберидзе всего лишь выступила против предложения отправить Аделину Сотникову на Евро без отбора.

Впрочем, у Мозер достаточно лояльных учеников: Наталья Забияко заявила, что перед встречей с Ниной Михайловной думала о завершении карьеры из-за неуживчивого характера предыдущего партнера; Волосожар вступилась за тренера во время скандала из-за высказывания о Липницкой, а Евгения Тарасова признавалась в том, что без Мозер их паре стало намного хуже.

Одна из причин возвращения Мозер – ей категорически не нравятся нынешние русские пары

Мозер любит повторять, что у нее – свое видение фигурного катания. Чужие взгляды она характеризует иронично: «Мозгом наделен каждый, но не все разобрались с инструкцией».

Чаще других Мозер критикует Москвину: в прошлом году уколола ее, намекнув на подпольные тренировки во время карантина, в этом – открыто заявила, что стиль петербургской школы устарел. К Бойковой и Козловскому сразу три претензии: нервные прокаты, отсутствие своего лица и слабая энергетика. А действующих чемпионов мира (Мишину / Галлямова) Нина Михайловна упрекнула в старомодной акробатике и слабом коньке, назвав единственным достоинством пары «вкусненького по эмоциям» Галлямова.

Послушали глубокий разговор с Ниной Мозер: почему из парного катания исчезают ультра-си и что ей не нравится у дуэтов Москвиной

В группе самой Мозер катали как шедевры, так и абсолютно проходные программы. Безусловный успех – победный «Маскарад» Волосожар и Транькова, их постолимпийский эксперимент с «Болливудом», а также «Неизвестный известный» Столбовой / Климова – одна из лучших программ в современном парном катании.

С другой стороны – банальный «Нотр-Дам» для Ксении и Федора, почти полностью дублировавший хореографию их олимпийской «Семейки Адамс», и Candyman Тарасовой / Морозова – последний гвоздь в крышке гроба с их олимпийскими медалями.

Главный вопрос о камбэке Мозер – как и с какими дуэтами она собирается брать пьедесталы. Ее основная пара – Алина Пепелева и Роман Плешков – на ЧР в Челябинске стала девятой, а серебряные призеры юниорского финала Гран-при Диана Мухаметзянова / Илья Миронов и вовсе финишировали последними, после чего распались.

В разные годы взгляды Мозер на ультра-си в парном катании менялись. В начале прошлого цикла она переориентировалась на усложнения: если Максим Траньков сразу заявил, что не собирается рисковать своей женой в четверных выбросах, то другие пары в группе начали биться о новый контент.

Спустя несколько лет стало очевидно, что стратегия не оправдала себя: Тарасовой и Морозову выгоднее оказалось исполнять качественную тройную подкрутку вместо посредственной четверной; Наталья Забияко серьезно травмировалась, разучивая выброс-триксель, а Столбова / Климов так ни разу и не показали заветный четверной выброс, ради работы над которым их даже снимали с ЧМ.

Неожиданный переход в группу Мозер победительницы первенства России среди старшего возраста Елизаветы Осокиной намекает на то, что теперь ставку сделают на прыжки. Осокина исполняет все тройные, причем без проблем с ребрами – а это заявка на параллельный лутц или флип, которые остаются редкостью в парном катании. Анастасия Костюк, которая до перехода в парное катание занималась у Светланы Пановой, тоже владеет полным набором тройных.

***

Два года назад Мозер уже возвращалась из творческого отпуска с многообещающим заявлением, что ее новые пары – Елизавета Жук / Максим Мирошкин и Карина Акопова / Максим Шагалов – станут «десертом тренерской карьеры». Обоих дуэтов уже не существует: Мирошкин закончил, Акопова и Шагалов сменили партнеров, а Жук – еще и страну.

Что получится сейчас?

Фото: РИА Новости/Александр Вильф, Максим Богодвид

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные