Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Без недокрутов

В фигурке мода на переходы: тренеры считают это предательством, спортсмены – спасением

В фигурном катании особые отношения спортсмена и тренера.

Здесь тренер – не просто педагог и мотиватор, а член семьи, который иногда заменяет фигуристу самых близких.

Но бывает, что тесная связь рвется, и спортсмен уходит к другому специалисту. 

«11 лет вместе – и дальше вместе», – говорила Евгения Медведева сразу после Олимпиады про Этери Тутберидзе. Спустя 2 месяца она уехала от нее максимально далеко, а мотивы такого поступка до сих пор разбирают на молекулы.

«Пока мое будущее не определено, но скоро я отправлюсь в тренировочный лагерь за границей. Я хочу двигаться дальше», – это уже Шома Уно, который уезжал с родного катка только в отпуск, а теперь будет учиться фигурному катанию в России.

Почему фигуристы меняют тренеров?

Ревность к одногруппникам и недостаток тренерского внимания

Медведева и Загитова еще не родились, когда разгорелась настоящая драма. В главных ролях – лучший тренер в мужской одиночке Алексей Мишин и два юных ученика: Ягудин и Плющенко. Оба – невероятно талантливые и амбициозные – мечтали об олимпийском золоте.

Принято считать, что Ягудин ушел от Мишина, проиграв борьбу за его внимание, но на самом деле их отношения разладились еще до появления Плющенко на катке в Питере.

Ягудин vs Плющенко. История ненависти в фигурном катании

В группу Мишина Ягудин попал случайно. Его тренера Александра Майорова позвали работать в Швецию, но Леша не мог переехать вместе с ним – денег не было даже на дорогу. Чтобы талантливый парень не пропал, Майоров порекомендовал его Мишину, у которого в молодости занимался сам. Профессор согласился – так Ягудин оказался в группе с будущим олимпийским чемпионом Алексеем Урмановым.

Поначалу Ягудин был в восторге от работы с Урмановым на одном льду. Тот был почти на 7 лет старше – огромная разница в возрасте. Ни о какой конкуренции речи не шло: они просто не пересекались на стартах. Иногда Урманову доверяли проводить тренировки у младших ребят – тогда Ягудин копировал движения лидера группы, стараясь кататься как он.

Все изменили Игры доброй воли-94, куда Ягудина отправили в последний момент – вместо Александра Абта. 

«Я вышел на лед как сплошной клубок нервов и откатал самую ужасную программу в жизни, пропустив два элемента из трех. Мне было настолько стыдно, что хотелось раствориться в воздухе. Произвольная оказалась чуть лучше, но я все равно выглядел новичком среди опытных, которые долго и тщательно готовились к состязанию. В итоге я стал восьмым. Я был подавлен и зол на Мишина, считая его виновником позора. Я чувствовал себя посмешищем и знал, что не скоро забуду это», – рассказывал Ягудин в книге «НаPRолом».

С этого момента Ягудин стал задаваться вопросами, которые раньше казались несущественными. Почему тренер уделяет ему так мало внимания? Считает ли Мишин его перспективным? Как обыграть одногруппников – тех, на которых Алексей раньше смотрел снизу вверх?

Ягудин неожиданно понял: он проигрывает почти все соревнования, на которых выступает вместе с Урмановым. Мысль о том, что победа зависит исключительно от ошибок титулованного тезки, угнетала. Напрягало и то, что новичку в группе доставались турниры без конкуренции, где он без труда брал золото. Новичка звали Женя Плющенко.

Потом Ягудин провалил Олимпиаду-98 – это еще сильнее осложнило их отношения с Мишиным. Следующим ударом стало решение руководства послать на ЧМ-98 вместо Ягудина Плющенко. В защиту Алексея на катке даже составили письмо, подписать которое отказался только Мишин, ограничившийся лаконичным «Пусть решает Федерация». На чемпионат мира в итоге поехали оба – уход Ильи Кулика из спорта освободил одну путевку. А еще место в группе Татьяны Тарасовой.

Ягудин никогда не скрывал, что уходил к Тарасовой не за прыжками – в этом не было равных Мишину – и даже не за постановками. Подкупали трогательное внимание и материнская забота. 

Ягудин бесится от Sports.ru, а мы обожаем его «Зиму». Это лучшее, что было с фигурным катанием

В США Тарасова взяла на себя весь быт Ягудина – кормила, лечила, наняла ему психолога и даже купила собаку за стабилизацию четверного прыжка. Игры-2002 Ягудин покидал с золотом на шее, а его короткая оттуда – лучшее проявление искусства в спорте.

Хотят лучших условий

Есть что-то ужасно романтичное в истории тренировок на замерзшем озере, но получить несовместимую с карьерой травму в таких условиях куда проще, чем вырасти в чемпиона.

Липницкая и Ковтун – из Екатеринбурга, Загитова – из Ижевска, Домнина – из Кирова, Трусова – из Рязани. Им наверняка было тягостно расставаться с друзьями, первым тренером, а иногда и родителями: та же Алина в Москве поселилась с бабушкой. Но ради медалей крупных турниров забываешь о сентиментальности.

Мария Сотскова считалась одной из самых перспективных юниорок. Всегда со штучными программами, в потрясающих платьях, почти безупречная технически: правильные ребра на лутце и флипе, высокие прыжки. 

К первым успехам Машу привела молодой тренер Светлана Панова. Вместе с ученицей они выбивали часы на льду и места в раздевалке – в школе «Снежные барсы» на первом месте всегда был хоккей. Когда Надежда Канаева не смогла прилететь в Москву из США, чтобы поставить Сотсковой программу, Панова договорилась о стажировке ученицы за океаном – и Маша месяц каталась в группе Рафаэля Арутюняна.

Но прекрасные человеческие отношения не могли компенсировать условия для тренировок, которые становились все хуже.

«Количество льда не сократилось, а народа, новичков прибавилось. Кататься на льду с 13-14 детьми – это реально тяжело», – рассказывала Сотскова. Решение уйти в ЦСКА к Буяновой не было спонтанным, но, по признанию Маши, плана на случай отказа у нее не было. Уезжать в США к Арутюняну, с которым ее познакомила Панова, спортсменка считала непорядочным.

После перехода условия улучшились, но появились новые проблемы. Судьи все чаще замечали недокруты на прыжках, специалисты называли ее программы вторичными и снятыми с плеча предыдущей примы в группе – Аделины Сотниковой. Несмотря на это, Маша отобралась на Олимпиаду-2018, но только в эпизодической роли зрителя дуэли Медведевой и Загитовой.

После Пхенчхана карьера Сотсковой пошла на спад. Ее новой страстью стали занятия в ГИТИСе: там Маша учится на балетмейстера. Результат на чемпионате России за год рухнул на 14 позиций – теперь ее нет даже в резерве сборной. Чтобы преодолеть кризис, Сотскова снова сменила тренера – на этот раз на Светлану Соколовскую, результат работы с которой увидим в следующем сезоне.

В поисках нового стиля

В истории танцев на льду канадцы Тесса Виртью и Скотт Моир останутся трехкратными олимпийскими чемпионами (дважды в личке и один раз в команде), которые проиграли четвертое золото – на Играх в Сочи – одногруппникам Мэрил Дэвис и Чарли Уайту.

Болельщики винили неудачную произвольную. Тонкая постановка Тессы и Скотта на музыку Глазунова и Скрябина эмоционально проиграла яркой «Шахерезаде» Мэрил и Чарли. Выдвигались даже конспирологические теории, что их общий тренер Марина Зуева специально подыграла американцам, чтобы золото не ушло в одни руки второй раз подряд.

Зуева на обвинения реагировала спокойно: «Если бы у меня была одна пара – Тесса и Скотт – то программа выглядела бы точно так же. И подготовка была бы такой же, потому что их подготовка никак не зависит от подготовки Мэрил и Чарли».

После Сочи Тесса и Скотт взяли перерыв. Катались в шоу, выступали на ТВ, занимались благотворительностью, но все-таки скучали по льду. И в 2016-м вернулись – правда, уже не к Зуевой.

Переход в группу Мари-Франс Дюбрей и Патриса Лозона казался странной авантюрой. Канадские тренеры вели к золоту французский дуэт Пападакис – Сизерон, побеждавших с космическим отрывом. На их каток в Монреаль стекалось море танцоров – от испанских до американских – поэтому индивидуальный подход никто не гарантировал.

Еще одна сложность: до Олимпиады оставалось два года – нет времени на притирку и адаптацию. Но Тесса и Скотт не рассматривали других вариантов: еще после Сочи они забронировали место у Мари-Франс и Патриса. Тренеры согласились, правда без особой надежды на возвращение пары.

«Боялся, у меня лопнет голова. Я постоянно думал о том, кто они – и кто мы. Они чемпионы одних Олимпийских игр, серебряные призеры других, знают танцы так, как, возможно, их не знает ни один тренер в мире», – вспоминал Лозон.

Виртью и Моир не вернулись к Зуевой – возможно, не избавились от ассоциаций с сочинским поражением. Сами они объясняли переход в Монреаль иначе: хотели делать то, чего раньше не пробовал никто. Измениться. Перезагрузить карьеру. Попробовать новое – что непросто, когда ты на льду больше 20 лет с разными постановками.

Получилось ли у них измениться – вопрос субъективный. Но в Пхенчхане Тесса и Скотт финишировали первыми – редкость для танцев, где стараются не давать два олимпийских золота в одни руки.

Ради тренировок с лучшими

Легко и приятно быть главной звездой в группе, но такой вариант подходит не всем – кого-то прогрессировать заставляет только бешеная конкуренция и борьба за внимание тренера. Отличный пример – команда Тутберидзе, где Липницкая училась у Шелепень, Медведева поглядывала на Липницкую, Загитова – равнялась на Медведеву, а 13-летняя Валиева в восторге от Загитовой.

Кто помогает Тутберидзе: здесь нет топ-фигуристов, но есть артистка Большого и танцор у поп-звезд

Пара Ксения Столбова и Федор Климов были любимыми учениками супругов Великовых, но тренировки в окружении малышей демотивировали фигуристов. Для достижения результата им требовалась ежедневная конкуренция – в спарринг-партнеры Ксения с Федором выбрали Волосожар и Транькова, готовившихся к домашним Играм у Нины Мозер.

Дальше был переезд из Петербурга в Москву, нелепые переломы у обоих, практически случайное – из-за травмы в паре Кавагути-Смирнов – попадание в Сочи-2014, три изумительных проката и два олимпийских подиума.

Дальнейшая история пары – сплошные «если бы». Стали бы чемпионами мира, если бы не пропускали так много стартов? Взяли бы медаль, если бы пустили в Пхенхчан? Остались бы еще на один цикл, если бы не провокационные интервью тренера?

Есть и совсем странные причины переходов:

• Серафиме Саханович пришлось покинуть «Хрустальный» из-за семейных проблем: жизнь в чужом городе оказалась слишком сложной и дорогой;

Сергей Воронов менял тренеров, чтобы снова обрести мотивацию;

Максим Ковтун прощался с Буяновой (и назвал себя скотиной), когда они перестали понимать друг друга.

Иногда фигуристы возвращаются к бывшим наставникам: как Турсынбаева к Тутберидзе, Тараканова к Пановой, Кацалапов к Жулину.

Уход от тренера – всегда правильно?

Смена тренера – не обязательно история со счастливым концом.

Когда Аделина Сотникова прислала Елене Буяновой смску, что больше не придет на каток (названный, кстати, ее именем после победы в Сочи), тренер не слишком удивилась: спортсменку она не видела уже несколько месяцев, а новости о ней узнавала из телевизора. Тревожных звоночков хватало: между катком и светскими мероприятиями Аделина все чаще выбирала второе, согласившись на участие в «Ледниковом периоде» вопреки запрету Буяновой.

«В каких-то вещах она осталась маленьким ребенком. Это вообще свойственно большим спортсменам: они свято уверены в том, что всего добиваются сами».

После расставания с Буяновой Сотникова формально записалась в группу Плющенко – по сути, тренера-новичка. В интервью Евгений настаивал, что это решение – не пиар-акция и не плавный переход из спорта в шоу. Отсутствие Аделины на стартах оправдывалось травмами (старыми и новыми), лишним весом и набором формы.

Но обещания вернуться в спорт до сих пор остаются невыполненными. Наивные и трогательные интервью Сотниковой, в которых она мечтала стать многократной олимпийской чемпионкой и собрать все титулы мира, финализировала фраза «не понимаю, хочется ли мне возвращаться в колею, где сейчас монстры?».

Кажется, Аделина давно знает ответ, но так и не решается его озвучить.

У другой звезды Игр-2014 Юлии Липницкой переход от Тутберидзе к Урманову тоже прошел не слишком гладко. Сначала все шло хорошо: в Сочи Юля спряталась от назойливого внимания прессы и фанатов, плотно занялась ОФП – как говорит спортсменка, мышечный корсет у нее был сформирован очень плохо. Урманов придумывал для нее креативные задания, пригласил для постановки короткой Стефана Ламбьеля, экспериментировал с расстановкой элементов, чтобы снять психологический блок.

Финал получился грустным. У Липницкой обнаружили анорексию (спортсменка подчеркивает, что заболела до смены тренера), со спортом пришлось закончить. Сейчас Юля проводит мастер-классы вместе с Еленой Ильиных и изредка выступает в шоу.

Еще два фигуриста завершили карьеру, проследовав по маршруту Тутберидзе – Буянова. Полина Цурская и Адьян Питкеев – талантливые и перспективные юниоры со слабым здоровьем. Главная боль Адьяна – спина, которая давно не позволяла ему делать четверные и вообще долго сидеть на одном месте. Покинув «Хрустальный», Питкеев катался в ЦСКА, потом решил уйти в танцы, но в итоге занимается менее травматичными вещами – играет на гитаре и тренирует маленьких детей.

Возможно, самый талантливый ученик Тутберидзе: закончил из-за травмы, теперь тренирует и играет трэш-метал

Цурская в 2018-м переходила к Буяновой в приподнятом настроении – в ЦСКА свободнее лед и меньше конкуренции на тренировках: рядом катаются не юниорки с четверными, а подруга Маша Сотскова. Перспективной фигуристке в ЦСКА были рады: с программами Полине помогала Татьяна Тарасова. Сезон получился сложным: Цурская отчаянно боролась с недокрутами, срывала программы даже на второстепенных турнирах и стала 14-й на чемпионате России. Бессмысленность борьбы с собственным здоровьем и бывшими одногруппницами стала настолько очевидной, что Полина выбрала учебу, попрощавшись со спортом.

Всю карьеру у одного тренера – такое возможно?

И таких случаев много. Правда, чаще всего одна смена тренера происходит – в детстве, когда талантливого ребенка замечает именитый наставник и забирает к себе в группу.

Яркий пример – тот же Плющенко. Он пережил с Мишиным 4 Олимпиады, сложную операцию на спине, всеобщую любовь времен Турина и резкий негатив после Сочи. 

«Многие спрашивали меня, не устал ли я кататься. Вот именно, что вместе с Алексеем Николаевичем я никогда не уставал, поскольку каждый раз все было по-новому. Это великий человек, большой мастер фигурного катания, мастер льда и волшебник», – Евгений ни разу не пытался уйти от тренера.

У Мишина в группе есть и другой долгожитель – Лиза Туктамышева. Ее карьера – череда ярких взлетов и затяжных падений. После детских успехов – пропуск Олимпиады в Сочи. За доминированием в сезоне-2015/2016 три года сумбурных прокатов, завершившихся очередным просмотром Игр по телевизору. Такие встряски Лиза вряд ли бы перенесла, будь рядом с ней менее опытный и мудрый тренер.

Удивительно, но раньше Мишин отказывался от мысли учить девчонку. В разговоре с Ягудиным Алексей Николаевич как-то шутил: возьмет к себе женщину, только если она перед этим обследуется у психиатра. Лиза подкупила Мишина прыжковым талантом, ради тренировок у профессора они с мамой несколько лет курсировали по маршруту Глазов – Санкт-Петербург, пока не переехали в Питер окончательно. И снова – не без помощи тренера, который нашел спонсора, выделившего деньги на аренду квартиры.

Михаил Коляда – тоже образец спортивной верности. Максимум, который он себе позволяет, – поставить программу у другого хореографа или съездить на стажировку к Арутюняну. Миша, кстати, несколько раз хотел завершить карьеру – успехи к нему пришли не сразу, а кататься без результатов тяжело.

«Даже собственным детям я уделяла времени меньше, чем Мише. Дома шутили, что у меня три сына: два своих и Миша, причем Миша – любимый», – рассказывала тренер Коляды Валентина Чеботарева.

Результаты фигуриста настолько далеки от потенциала, что о возможном переходе к более опытному наставнику у Михаила спрашивают даже в интервью. Плющенко советует Коляде стажировку у Мишина, солидарна с ним и Тарасова.

При этом Чеботареву сложно назвать собственницей. Маленькую Сашу Степанову она спокойно отдала в танцы, поняв, что там у яркой девочки шансов раскрыться больше, чем в одиночном катании.

Вся жизнь с одним тренером – это и про Аню Погорилую. Их отношения с Анной Царевой не были безоблачными: наоборот, комментаторы затихали, чтобы послушать очередную бурную ссору в кисс-энд-крае. Самая драматичная произошла 2 года назад из-за сорванной произвольной на американском этапе Гран-при.

В 2015-м Аня пыталась уйти к Буяновой – Царева была в курсе. Но в итоге осталась в группе еще на три года – пока не надумала заниматься у Виктории Буцаевой. Впрочем, на соревнованиях с новым тренером Аня так и не показалась из-за критичных проблем со спиной.

***

Мы никогда не узнаем, кто выиграл бы в Солт-Лейк-Сити, не уйди Ягудин от Мишина; как сложились бы судьбы Липницкой, Питкеева и Медведевой, продолжи они карьеру у Тутберидзе; взяли бы Виртью и Моир золото Пхенчхана под руководством Зуевой или нет.

Все, что нам остается – наблюдать.

Фото: РИА Новости/Алексей Филиппов, Владимир Трефилов, Михаил Мокрушин, Асатур Есаянц, Владимир Песня, Максим Богодвид, Александр Вильф; Gettyimages.ru/Matthew Stockman, Doug Pensinger; globallookpress.com/Anke Waelischmiller/SVEN SIMON, Ulrik Pedersen/ZUMAPRESS.com

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+