Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Олег Шатов: «Раньше нас часто возили на завод. Если бы не футбол, я бы там и работал»

    21-летний Олег Шатов, за которого зимой развернулась трансферная бойня ЦСКА и «Анжи», весной отдает передачи Самюэлю Это’О и общается с Кириллом Благовым – о детстве, деньгах и морепродуктах.

    Олег Шатов пробует закрепиться в составе «Анжи». Фото: fc-anji.ru

    Обычная семья – мама и папа каждый день на работе, их ребенок стремительно растет и уже интересуется не только игрой в войнушку на площадке детского сада. Чтобы парень не лазил не пойми где и не спутался с хулиганами из соседнего двора, родители в один прекрасный день отдают его в спортивную секцию и вновь погружаются в работу. В конце 90-х так классический сценарий не обошел стороной семью Шатовых из Нижнего Тагила.

    – Когда пришел на первую тренировку, вокруг было человек сорок и один мяч на всех, – вспоминает Олег. – Мне все равно понравилось, начал постоянно ходить. Потом произошло разделение по возрасту, начали ездить на турниры по области, а зимой перебирались в зал и играли в мини-футбол. В мини-футболе меня и заметили – мы поехали на турнир, где играл ВИЗ, и после него Григорий Викторович Иванов предложил переехать в Екатеринбург.

    Утром Олег тренировался с мини-футбольной командой, потом шел в школу, а вечером его ждал большой футбол. В таком режиме прошло два-три года.

    – У меня самого начал душа лежала к большому футболу, к тому же отец настоял, поэтому выбор был таким, – рассказывает Шатов. – Хотя, как тогда казалось, в мини-футболе у меня перспектив даже больше было.

    - Главное, что дал мини-футбол?

    – Техническое оснащение, способность быстро принимать решения, скорость, резкость. Хотя, мне кажется, это уже ушло. Первые года два было, а потом куда-то делось – так бывает, когда перестаешь развивать и совершенствовать какие-то навыки.

    - Сложнее стало?

    – Да нет. Потерял одно, зато приобрел другое.

    - При этом мини-футбол оставляет изъяны – Андрей Талалаев, например, рассказывал о проблемах со средними и длинными передачами.

    – Да, у меня было такое: все накоротке, под подошву, ближнему. Первое время тяжеловато было, но потом перестроился. К тому же тренеры помогли новыми упражнениями, да я и сам уже понимал, над чем нужно работать.

    Босс «Урала» Григорий Иванов с самого начала связывал с Шатовым особые ожидания и относился к нему буквально с отцовским трепетом. Рассказывая о пути юного полузащитника сегодня, Иванов неизменно использует местоимение «мы».

    – Для меня были созданы все условия, – рассказывает Олег. – Ребята жили в интернате, а мне дали квартиру. Со мной жила женщина Света, она у Иванова в офисе поваром работала, а по совместительству следила за мной, готовила, стирала, где-то с уроками помогала, ну и вообще делала все, чтобы у меня было хорошее воспитание.

    - Товарищи по команде травили из-за этого?

    – Было такое, но я внимания особо не обращал, даже когда меня называли сыном Григория Викторовича. К тому же с парнями всегда у меня собирались, по семь-восемь человек в однокомнатной квартире ночевали, так что все время вместе были.

    - Почему вдруг Иванов так проникся?

    – Не знаю даже. Наверное, где-то по игровым качествам понравился, где-то – по человеческим. Многим ему обязан, конечно. Когда приезжаю в Екатеринбург, обязательно забегаю к нему – недавно вот майку подарил, в которой дебютировал в премьер-лиге.

    - Доставалось от него когда-нибудь?

    – Он очень эмоционально на поражения реагирует, кричит обычно в раздевалке. Первые года два доставалось крепко – молодой, все дела – переживал из-за этого. А потом уже даже где-то начинал смеяться – ну, правда, сколько уже можно кричать на меня?

    - Никогда не было желания ответить?

    – Да там нет шансов – следом в тебя полетит бутылка с водой или бутса. Лучше спокойно промолчать, дать человеку выговориться – через полчаса он остынет, и в раздевалку заходит уже другой человек, который всех подбадривает. К этим его эмоциям уже все на самом деле привыкли, даже новенькие ребята не удивляются, хотя раньше у некоторых глаза на лоб лезли: не понимали, как такое вообще может быть. Его нужно любить таким, какой он есть.

    - Он же еще постоянно на скамейке находится во время игр.

    – Да, наверное, его самый существенный минус. У тебя и так что-то не получается, а тут еще и с бровки кричат – дополнительное ненужное давление. Я и сам в такой ситуации оказывался, даже ответить ему как-то пытался. Несколько раз доходило и до его стычек с главным тренером. Постоянно ему говорили: «Григорий Викторович, идите наверх, посидите спокойно в ложе, попейте кофе, посмотрите футбол оттуда». Но он слишком эмоционален, хочет жить футболом и быть с командой каждую минуту. Он даже заявлен то ли как массажист, то ли как тренер – президентам ведь нельзя находиться на скамейке.

    - Иванов не просил рассказывать о том, что происходит внутри команды, попросту ябедничать в случае чего?

    – Нет, в первую очередь себя не представляю в такой ситуации, я же всегда вместе с коллективом. Да и Григорий Викторович сам никогда бы об этом не попросил. Если он и вызывал к себе, то задавал какие-то общепринятые вопросы, а не требовал что-то о ком-то рассказывать. «Урал» – это такой клуб, где все всегда было честно и открыто, чего бы это ни касалось. С финансами проблем не было, даже во время кризиса все выплачивали вовремя. Если кто-то из игроков становился не нужен, ему сразу же говорили об этом в глаза, а не молча сливали. Просто у президента такие принципы, и он от них никогда не отступал.

    Чтобы играющие в «Урале» парни не отрывались от земли, Иванов регулярно вывозил их на местные заводы на встречи с рабочими.

    – Вот, говорит, посмотрите, как люди 20 тысяч рублей зарабатывают, – вспоминает Олег. – Ездили и на Полевской машиностроительный завод, и на Каменский трубный – было интересно посмотреть, как все устроено. Если бы не футбол, я бы, наверное, тоже пошел на завод работать. В Нижнем Тагиле, например, один из самых больших в стране металлургических комбинатов, еще Уралвагонзавод есть, там танки собирают. А что еще делать? Хотя до восьмого класса я на четыре-пять учился, уже потом только запустил.

    - То есть вы можете представить себя за станком?

    – Если жизнь заставит, все сможешь, я думаю. Когда есть хочешь, идешь и делаешь, а не рассуждаешь, смог бы или нет.

    - А ваши лучшие друзья чем занимаются?

    – Они никак не связаны с футболом, просто наши мамы хорошими подругами были, поэтому мы с пеленок вместе. Сейчас один из них в армии, другой на север поехал на заработки. Я за этих ребят все готов отдать, вот прям серьезно все. Думаю, и они то же самое сделают, случись вдруг чего.

    Сейчас Олег живет в Кратове и совершенно не спешит снимать и уж тем более покупать квартиру в Москве.

    – Я полюбил Екатеринбург, этот город стал мне родным, там я бы и хотел обосноваться, – рассказывает 21-летний футболист. – Не говорю, что Москва плохой город, просто мне нравится, когда все спокойнее. Там мне до родителей сто километров всего, они все равно уже не хотят никуда перебираться из Тагила. Меня все устраивает, поэтому я и взял жилье в Екатеринбурге, есть выходные – я лечу туда.

    - Говорят, там экология не очень.

    – Да ну... Кто говорит? Те, кто не был ни разу? Можно подумать, в Москве лучше.

    Без малого пару лет назад в Екатеринбурге осел один из самых экзотичных легионеров в российском футболе – замбийский хав Лунгу Чисамба, ставший одним из главных героев недавнего Кубка Африки.

    – Первый снег для него был шоком, – рассказывает Шатов. – За ночь поле припорошило, мы вышли на тренировку, начали бросаться снежками, а он сразу за фотоаппаратом побежал. А вообще сам по себе Чисамба очень спокойный, глубоко верующий человек. Его никуда не пригласишь, толком не поболтаешь, вот и получается, что он почти всегда дома. Зато футболист он очень хороший – думаю, со временем все же покинет «Урал», потому что первый дивизион объективно не его уровень.

    - Самый запоминающийся выезд, который настиг вас в первом дивизионе?

    – Владивосток и Хабаровск. Восемь часов в дороге, прилетаешь как сонная муха, только прилег – уже вставать нужно, ехать на игру. Потом едешь в Хабаровск, начинается акклиматизация, состояние соответствующее. Одно радует – из этой поездки везешь с собой икру и другие морепродукты.

    - А если говорить о впечатлениях от городов?

    – Удивился, когда несколько лет назад впервые оказался в Махачкале. Смотрел, и многое не укладывалось в голове, но теперь все заметно преобразилось, город становится лучше, причем это касается всего. Взять болельщиков «Анжи» – раньше, когда я выходил на поле в Махачкале, все свистели, кричали, а теперь культура боления на новом уровне, точно одна из лучших в России.

    - Готовы к тому, чтобы в какой-то момент нужно будет переехать в Махачкалу на постоянной основе?

    – А почему нет? Я не вижу в этом ничего страшного, если будут созданы все необходимые условия.

    - С кем в команде сейчас больше всего общаетесь?

    – Хорошие дружеские отношения у нас с Сеней Логашовым, с Шарифом общаемся. Вообще у нас дружная команда, просто еще только пара месяцев прошла, дальше будет лучше. Нужно еще английский выучить, чтобы с легионерами поближе общаться, через переводчика-то все равно не получится так, как если бы ты говорил с человеком с глазу на глаз.

    - После того, как контракт с «Анжи» был подписан, общались с кем-нибудь из игроков ЦСКА?

    – Когда разминался перед нашим недавним матчем, болтал с Жорой Щенниковым. Он спрашивал, не жалею ли я, а потом пожелал удачи. Да вообще никто из ребят слова плохого не проронил, даже удивился этому, все-таки люди по разному могут реагировать.

    - Слуцкий руку пожал?

    – Нет, мы просто толком и не виделись, если только издалека. Сам я не стал подходить – по этикету же старший должен здороваться. Если бы он сам этого хотел, то без проблем потом протянул бы руку. Но никакой трагедии в этом нет, просто в этот раз так получилось. Думаю, еще будет возможность.

    - Главные цели на ближайшие год-два?

    – В этом сезоне нужно постараться играть как можно больше, закрепиться в основном составе, ну а в будущем уже думать о том, как приносить команде больше пользы.

    - В декабре делать это будет особенно приятно.

    – Ничего страшного. После тех полей, на которых этой весной играли, уже ничем не удивишь. Не думаю, правда, что все эти бои, которые получаются в итоге, доставляют зрителям удовольствие. С другой стороны, в Махачкале отличный газон подготовили, так что не все так плохо.

    Другие интервью Sports.ru с молодыми футболистами:

    Арсений Логашов: «Платил штраф в «Анжи», когда надел не те штаны – нужного цвета не высохли»

    Максим Беляев: «В школе писал рассказы – весь класс требовал продолжения»

    Эмин Махмудов: «Не справился с эффектом «Спартака». Когда пришел в себя, было поздно»

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы